Исторический Черкесск: Энциклопедия: «Партия наш рулевой!» часть 3


▲ Горбачёв боролся не против коммунизма и СССР, а против исторической России и русского духа. И в этой борьбе Запад готов поддерживать кого угодно: нацистов, террористов, хоть дьявола, главное, чтобы всё было направлено против нас. И потому маршируют эсэсовцы по Риге, а бандеровцы – по Киеву.

Несомненно, что разработка плана образца 1989 г. началась и в 2012-м, после того как на пост президента РФ вновь был избран В. Путин. Если в 1980-е годы Вашингтон действовал через Польшу, когда был сколочен профсоюз «Солидарность», финансирование которого шло по каналам ЦРУ и католической церкви, то теперь удар наносился через Украину.

И сегодня дело не в нашей позиции по востоку Украины или по Крыму. Если бы не это, нашли бы другую причину… Посмотрите на нашу тысячелетнюю историю. Только поднимемся, сразу надо Россию немножко подвинуть, поставить на место, затормозить. Это борьба за геополитические интересы.

И всё же, не смотря ни на что, большинство стран в мире являются нашими союзниками. Латинская Америка, например, в последнее 10-летие взяла очень чёткий курс на независимость и левый крен. Вот это-то и напугало США.

Недолгое время нам позволили править Восточной и Центральной Европой. За 45 послевоенных лет мы изготовили, чуть ли не 60 тыс. танков, а потом нам снисходительно разрешили разорить себя в гонке вооружений, потом нас вышибли из завоеванных нами стран пинком под зад!

▲ У коммунистов страны на многое было «табу». А ответов на них не было. Даже сведения о несчастных случаях пересылались наверх по инстанции через первые отделы. А много ли мы слышали о взрывах и потерях на производствах, гибели самолётов и кораблей? А наши потери в войнах в африканских странах, о которых мы узнаём только сейчас? Сколько потеряно жизней!

Многие пожилые люди, проживавшие в стране развитого социализма, в том числе и многие мои старшие коллеги по работе, ехидно злорадствовали по поводу модного лозунга: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме»?

Когда в школе учителя впервые рассказывали о коммунизме, нас, мальчишек, взволновал один простой вопрос: «Если наша основная цель построения коммунизма – «нашего светлого будущего», в том, чтобы воплотить в жизнь лозунг – «Каждому по потребностям и от каждого по способностям!», то, что же это за жизнь будет?»

Выходило, что честные люди будут вставать рано утром и идти на работу, условно говоря «мешки ворочать», надрываясь и гробя своё здоровье, довольствуясь малым, потому что они честные и воспитанные, а другие – хитромудрые, например, с мелкоуголовным воспитанием, ни черта не делая, нигде не обучаясь, и не работая, будут хорошо спать, обжираться чёрной и красной икрой, ездить на хорошей машине, валять дурака и красиво жить – ведь им всё это будет предоставлено по праву. Ведь коммунизм построен для всех! А кто же тогда захочет работать дворником? Или на грязных работах? Или рисковать своей жизнью? Что же за жизнь тогда такая наступит, когда всякое быдло и отрепье, которое презирается нормальными людьми, будет жить красиво, а самые честные, нормальные и добросовестные люди будут скромничать и довольствоваться малым?

Спрашивается – хотели ли мы такой жизни? Нет, такой жизни и такого коммунизма для всех мы не хотели! Хорошо и достойно должен жить тот, кто много работает. Лозунг «кто не работает – тот не ест!» был нам намного ближе и понятней.

Поэтому в идею построения коммунизма, как и веру в Бога, который всегда всем поможет, мы со школьных лет как-то верили слабо. А потом сама жизнь расставила всё по своим местам: с красивой сказкой было покончено в 1990-х годах.

В основные же ценности жизни – здоровье, хорошее образование, хорошую работу и нормальный круг общения людей – в это мы поверили с детства, глядя на окружавших нас людей, которые всего в этой жизни добивались сами – своим умом и трудом.

И это оказалось той самой реальной правдой, подтверждённой годами жизни, без всяких сказок о Боге и коммунизме.

▲ Разные годы жизни у молодого и старшего поколения жителей Черкесска проходили под тяжестью совсем не весёлого вопроса – «почему?».

Почему в стране до сих пор не решен главный принцип социализма – «каждому по труду»? Почему инженер, еле сводил концы с концами, и тут же, рядом, продавец с завскладом шиковали по курортам и заграницам.

Почему в стране следовали одна за другой очевидные глупости про «догоним и перегоним Америку»? Почему на смену вроде бы осуждённому культу личности Сталина тут же пришёл культ личности «великого ленинца» и «великого борца за мир» Никиты Сергеевича, прозываемого в народе «лысым Мыкитой», а позже – и «дорогого и любимого» Леонида Ильича?

Почему в школе говорили об одном, а в жизни все видели другое?

Почему уроки истории и обществоведения, да и других предметов, тексты докладов всевозможных собраний, кандидатских и докторских диссертаций начинались с дежурной фразы: «В свете решений последнего Пленума (съезда)?»

Почему проводилось принудительное выращивание кукурузы чуть ли не в тундре, почему в стране были вырублены почти все виноградники? Почему поздней осенью, когда земля покрывалась инеем или снегом, вдали от школы школьники убирали вместо колхозников картофель, кукурузу и свеклу?

Почему частенько случались перебои с хлебом, маслом и мясом, а потом они, будто по мановению волшебной палочки, быстро прекращались?

Почему во время коммунистических субботников школьники, представители предприятий и организаций убирали на улицах от мусора территории принадлежащие частным лицам, а те, в это же время, сидели на лавочке и, луцкая семечки, над ними посмеивались?

А проведение всевозможных выборов? Не зря же в народе говорили, что при такой системе выборов и орангутанга можно было избрать.

Почему какой-нибудь прораб, с какой-то лукавой ленинской мыслью на высоком челе, мог бросить инженеров, под видом пролетариев, на «оперативный фронт за светлое будущее». Более понятно – копать траншеи. Но потом эти канавы долго-долго оставались не закопанными. И их по городу было много. Этими ямами город перерывали вдоль и поперёк. Но, почему-то не закапывали. Кто рад им был, так это мальчишки. В канавах-окопах, они с удовольствием играли в «войнушку».
Почему беспартийные завидовали партийным и их ненавидели? Почему те и другие пили водки больше, чем её пили при царе?

Почему в трудные минуты русское офицерство не могло, как, например их чилийские коллеги, спасти честь страны, остановить идиотские социальные эксперименты, построить нормальную экономику, придавить болтунов и демонстрантов?

Почему нами командовали полумёртвые Черненки и балаболки Горбачёвы?

И подобных «почему?» можно задавать нескончаемо.

▲ В трудные годы Ленин предлагал очистить партию железной метлой от вредных и негодных элементов: «Пусть партия теряет в количестве. Она выиграет в качестве».

Но КПСС не сокращалась численно, а наоборот, количественно росла. И очень. При Хрущёве бурным потоком устремились в неё «элементы, чуждые ей», а при Брежневе «бездельники, хулиганы, авантюристы, пьяницы и воры», среди которых было много явно враждебных социализму и советской власти людей.

▲ Автор-создатель известного красноармейца Чонкина Владимир Войнович говорил: «Нет такого человека, который, придя во власть, остался бы самим собой». Какая-то доля правды в его выражении есть.

На Руси испокон веков власть любит себя, любимую, и ей глубоко наплевать на тех, кто там, внизу. Заметим, как часто из уст представителей власти любого уровня звучит сверху вниз: «Быдло! Толпа! Чернь!» Ну а с быдлом какой разговор? Обычно короткий. И все дела.

На Западе власть – это посредник между людьми. В России такого никогда не было. Власть всегда собирала с народа только дань. Народ соединялся с властью только в крайних случаях, например, во время войны. В остальное время власть воспринималась народом как аппарат подавления. Это, конечно же, неправильно. Но если люди чувствуют, что власть относится к ним не по-человечески, то это чревато последствиями.

▲ Советская верхушка не пожелала ничего делать для развития своей страны. Она больше не стремилась рисковать, брать на себя ответственность, неизбежно конфликтовать друг с другом и что-то менять. Ей казалось проще договориться с врагом, сдать страну и заняться сладкой приватизацией колоссального советского достояния.

Постепенно в партийной среде стали появляться «чинуши». Отгородившись от трудящихся непробиваемой стеной самовозвеличения и самомнения, исповедуя закон стаи, сознательно присвоив себе, право на многочисленные привилегии (спецпайки, спецсанатории, спецполиклиники, спецтранспорт, спецдачи, спецобслуживание, поездки за границу), партийная номенклатура перестала советоваться с народом, принимать во внимание его мнение.

▲ Исчезновение СССР произошло не из-за того, что не хватало материальных ресурсов, специалистов, технологий или тяжести гонки вооружений. И денег, и мозгов, и золотых рук, и возможностей производить «необходимое» у нас хватало. Даже с лихвой. Главная наша слабость крылась в другом.

Разгадка в идиотской системе, выносившей «наверх» мелкие душонки, которые американцы «раскусили» и использовали в своих целях.

▲ Поскольку нас умом не понять, аршином общим не измерить, а также с учётом 70-летнего железного занавеса, то получилось так, что никто из нас, советских людей, элементарного понятия не имел о том, что представляет собой настоящая капиталистическая жизнь. То, о чём нам вешала пропаганда насчёт этой самой жизни, в одно ухо всегда влетало, в другое вылетало. Не верить всему, что пишут газеты, рассказывают радио и телевидение, было нашей массовой, устойчивой и непреходящей привычкой.

«Мы, как древние люди, узнаём всё с языка да на собственной спине или гибели товарища, в которой каждый немного виноват нашей необязательностью, шутливым отношением к серьёзному делу, обладающему такой будущностью и красотой» – говорил русский лётчик Евграф Николаевич Крутень.

А всё началось с партийной номенклатуры.

В определённые дни для неё, местных начальников (чиновников, руководителей торговли и отделов образования и т д.) и их детей организовывались закрытые кинопросмотры «запретных» западных кинолент, которые не показывали в обычных «синематографах». Номенклатура и будущие герои смутного времени млели от картин западного потребления. Им очень хотелось жить так же сладко, как живёт высший класс в Европе и Америке. Дряхлеющий советский строй не мог предложить им альтернативного стиля жизни.

Потом появились видеомагнитофоны, и советские начальники стали смотреть голливудские фильмы дома. Особой популярностью пользовались «Греческая смаковница», «Эммануэль»…

Год за годом западный кинематограф соблазнял советскую номенклатуру картинами сладкой жизни. Тысячи сыночков и дочек партийной элиты, презирая свою страну, бесились с жиру, впадали в экстаз при виде картинок Запада, мечтали о тряпках, магнитофонах и «тачках».

Что ещё возмущало. Футболку с американским звёздно-полосатым флагом в своей родной стране купить было намного проще, чем вещь с символами Советского Союза. Были футболки с эмблемами Олимпиады-80, «Картинг», «Хоккей», с крокодилом Геной и Чебурашкой – со всем чем угодно, но только не с гордой надписью «СССР». Возмущало: куда смотрит власть? Почему не воспитывает патриотизма?

Конечно, были и другие – порядочные. Но эти патриоты и бойцы за светлое будущее оказались не в большинстве и не у главного пульта управления страной.

▲ Партийные боссы из КПСС решили окончательно, что они хотят жить как миллионеры на Западе. Даже самые лучшие спецраспределители и спецпайки стали казаться им нищебродскими.

Ещё бы! Какой-то захудалый миллионер, скажем, во Франции, по уровню жизни легко обходил первого секретаря Московского горкома. И его за миллионы (которые, скажем прямо, и на Западе далеко не все наживают честным путём) никто не сажал и никто не преследовал. А тут ещё «громила из КГБ» товарищ Андропов, который своими попытками хоть как-то умерить аппетиты этих самых боссов, погрязших в коррупции и теневой экономике, напугал последних возвращением времён Сталина. Возвращением времён, когда за миллионный счёт в Швейцарском банке могли не только посадить в тюрьму, но и поставить к стенке.

Герои западного кино смогли привить советским правящим кругам стойкое убеждение в том, что СССР – безнадёжно больная страна, неспособная ни на что стоящее. Что всё лучшее делается в странах заходящего солнца, что только там могут создавать передовые технологии и так далее.

▲ Американцы нащупали самое уязвимое звено – советскую высшую бюрократию – и ударили по ней так сильно, как только смогли. В «войне нервов» американцы прочувствовали, просчитали, обнаружили их слабые точки, и умело на них воздействовали. Короче говоря – развернули психически-экономически-информационно-военную атаку.

Американцы сумели обеспечить одну вещь: постоянное «долбление» мозгов советской аристократии. Они, как и гитлеровцы били по психике. Причём десятилетия. И удары наносились именно по башкам руководства СССР.

Брежнев и ему подобные лидеры СССР были уже глубокими старцами с ослабленной волей, трясущимися от немощи коленками и вечными мыслями о том, как бы не умереть завтра. Их ум, поражённый склерозом, утратил гибкость и смелость.

▲ Превратившись в «нефтяное болото», хотя и могли сделать подобное с американцами, мы « прохлопали» ушами. Зачем делать что-то самим? Продадим нефть и купим всё, что надо. Итальянские химические установки, немецкие станки, американские трубопрокатчики, финские холодильники, австрийские сапоги, японские автомобили – и так далее, и тому подобное. Кстати, развитие компьютеров в СССР, вопреки бредням о борьбе Сталина с «лженаукой кибернетикой», убили при Брежневе, перейдя на слепое копирование ЭВМ компании IВМ. Сказались и многие другие факторы. Американская система обладала намного более сильными «мозговыми центрами» и сетью сбора информации.

В итоге многочисленная рать начальников СССР решила стать «5-й колонной» Запада и за сдачу страны получила возможность приватизировать её богатства.
Выбрав себе нового, невероятно умного и хитрого генсека в лице Горбачёва, они и реализовали план легализации своих теневых капиталов и дележа национального достояния народа СССР. При этом им в итоге достались и виллы, и яхты, и даже красотки под пальмами.

▲ Известны два пути: делать что-то лучше, чем делали предшественники, или занизить предшественников. Если предшественников изобразить плохими и маленькими, то сами они вроде бы будут выглядеть, чуть ли не великими. Многие наши политические деятели пошли этим путём.

Власть же, как рыба, тухла с головы – с партийной головки. Потому что было показное благополучие, фальшивое единодушие, показной энтузиазм и идейность. Многие руководители партийных, советских, комсомольских и хозяйственных организаций нередко превращали собрания, активы, пленумы и конференции в парад, в место для самовосхваления, в силу чего недостатки в работе не вскрывались и не подвергались критике.

▲ Партийного работника высшего звена всегда рассматривали как «швеца, жнеца и на дуде игреца». Его «бросали» на выполнение самых разных заданий. И хотя он часто не имел профессионального образования в порученной ему сфере, он был профессиональным организатором, наделённым огромной властью. В течение десятилетий партработник высшего звена мог в принципе рассчитывать на занятие любой должности, вплоть до министра, председателя комитета или посла.
До последнего времени самым большим преимуществом, коим обладали партработники высокого уровня, была возможность приказывать, никак не отвечая за результаты своих приказов. Если результат был удачным, партийный начальник пожинал соответствующие плоды: ордена или медали, продвижение по службе и прочие удовольствия. В случае неудачи рубили голову непосредственному исполнителю, который «не справился».

▲ Партийные руководители судили обо всём, исходя из собственного опыта, из своего понимания вещей. Они пытались уложить всё, с чем сталкивались, в ложе своих представлений, и если для этого необходимо отрубить ногу, руку или голову, что ж, так тому и быть. Они указывали художникам, что и как рисовать, писателям и журналистам – о чём и как писать.

Правда, в брежневском Советском Союзе было написано немало глубоких, содержательных книг, но они не увидели свет (если не считать «самиздата»). Ну, не находилось у нас проблем! У нас было общество победившего социализма – и об этом, собственно, следовало писать, снимать кино, сочинять музыку. В результате наш театр, наша литература, наши кино и телевидение понесли серьёзный урон. Как, впрочем, и наши мозги.

Разве это не абсурд, когда министром культуры страны назначали профессиональную ткачиху, а председателем Госкино – человека, чьё знакомство с кинопромышленностью и киноискусством ограничивалось лишь любительским просмотром кинофильмов?

▲ «Своя рука владыка» и высокие оклады, иные блага – непременный признак номенклатурной власти «от Москвы до самых до окраин». Она, эта власть, крепко держалась за свои привилегии! Не потому, что она получала большую зарплату. Она прекрасно понимала: уйди она с этой должности, сколько бы денег ни заработала, таких привилегий иметь не будет. Во многих регионах этих привилегий было даже значительно больше, чем в Москве. Кое-где процветало самое настоящее байство и княжество. Жила она, по слухам, так богато, как цари и императоры не жили.

▲ Не было слышно, чтобы кто-то из высших номенклатурных работников, за исключением некоторых, когда-нибудь покупал что-то прилюдно в магазине или на рынке, ехал в автобусе или троллейбусе, беседовал с прохожими, занимался вместе с людьми спортом, ходил в кино, на концерт, сам по себе, просто так.

У народа же возрастала зависть и неприязнь к тем, кто проносился по улицам города в чёрной «Волге» или «ЗИЛе», иногда в сопровождении автомобиля поменьше, наполненного охранниками.

В основном народ видел своих вдохновителей побед только на центральной трибуне города, в президиуме во время проведения торжественных мероприятий, да при сопровождении официальных лиц.

▲ Многие жители Черкесска (и взрослые, и дети) знали фамилии и должности членов Политбюро ЦК КПСС. Они существовали для всех издавна. Ещё со школьных лет. На портретах, которые люди носили на демонстрациях. На портретах, которые вывешивали шеренгой на окнах второго этажа Дома Советов: все в одинаково чёрных костюмах, одинаковых галстуках. Разница была в золотых звёздочках Героев – были с одной, были с двумя. Только у Хрущёва и Брежнева было в два раза больше.

Годами члены Политбюро пребывали в документальных фильмах, которые обязательно демонстрировались перед показом любого художественного кинофильма, на экранах телевизоров, неизменно благожелательные и строгие, они тоже шеренгой появлялись в президиуме, вместе начинали аплодировать, вместе кончали. Пользовались ли они авторитетом, как Сталин? Нет. Что знал простой народ о конкретных их делах, лично о них, об их характерах, взглядах, пристрастиях? Ничего. Про их жён, друзей, детей – тоже.

▲ Что касается партийного работника низшего звена, то для него ситуация вообще выглядела иной. Партработника низшего звена назначали руководителем предприятия или организации, на советской или профсоюзной работе. Это объяснялось просто: партработник (особенно окончивший ВПШ, а не какой-нибудь вуз) на самом деле не являлся специалистом. Он умел только одно: управлять тем, что поручала ему партия, и так, как хочет партия.

Многие местные должностные партработники стремились сохранить свои вотчины, в которых они, скрытые от глаз центральных властей, безнаказанно хозяйничали. Их психология стала проникаться бюрократическим духом и раболепием перед властью, стремление занять более высокие посты, позволяющие «роскошно жить».
Начав свою деятельность с комсомола, и окончив Высшую партийную школу, многие из них в хозяйственных вопросах разбирались постольку поскольку. Как, например, сторож сельпо в идеях Карла Либкнехта и Розы Люксембург. Практически, никакой помощи промышленным предприятиям они не оказывали. Но, как бытует мнение, если ты вошёл в синдром номенклатурных работников, то без разницы, чем заниматься – святыми ликами или курировать вопросами промышленности, раз партия сказала: «Надо!».

На предприятия после развала СССР они не возвратились. Так и не показали трудящимся, не на словах – на деле, как нужно руководить рабочим коллективом в трудные для государства времена. Все рассосались по созданным заранее коммерческим структурам.

▲ В своём большинстве партийный аппарат на местах был безликим и бесчувственным, он, как современный радар, способен был только отловить и зарегистрировать малейшее проявление инакомыслия и свободомыслия. Да и управлять-то, если честно, многие из них умели престранным образом. Как правило, они только мешали людям работать.

Во всём мире фермеры и крестьяне сажали, выращивали и собирали урожай с того, что считали нужным, и тогда, когда считали это нужным. Но только не в Советском Союзе, где партия указывала председателю колхоза или совхоза, что сажать, когда сажать и когда собирать урожай. И это не бред. Морозы, жара, снег, дождь, стихия – это тоже не вопрос. Приказали сажать такого-то числа – и баста! Сажай! Приказали сажать кукурузу там, где она не может расти? Сажай! А не будешь сажать – тебя посадят.

В такой ситуации руководитель хозяйства имел три возможности. Наиболее смелые и независимые посылали партийное начальство на три буквы, что было сопряжено с большим риском, вплоть до тюрьмы или расстрела. Партработник не мог позволить, чтобы какой-то колхозник оказался прав, а он – нет. Лучше сгноить его, упрятать за решётку, чем допустить, чтобы он добился выдающегося результата и тем самым нанёс удар по престижу партработника.

Более осторожный хозяйственник отвечал: «Есть!» Потом возвращался в колхоз и поступал так, как считал нужным.

Наконец, председатель колхоза или директор совхоза, которым не раз давали по башке, которым было уже всё равно, говорили «ну и х.. с вами!, что в переводе на русский язык означало «хрен с вами» и выполняли указания. И потом все удивлялись тому, какое тяжёлое положение царило в сельском хозяйстве, как оно вообще функционировало. Как впрочем, и всё остальное…

▲ Другая серьёзная ошибка партии – в решении национального вопроса.

Что было в Российской империи – понятно. Как и любая другая, она эксплуатировала свои колонии без зазрения совести. Несомненно, местным князьям доставались некоторые признаки власти, а на деле она была целиком и полностью в руках царя и Русской Православной Церкви. Поскольку православие являлось государственной религией, то только православный мог считаться русским. Подобная политика привела к тому, что этнические меньшинства Российской империи лишились своей самобытности. По сути дела они ликвидировались также свирепо, как, например, индейцы в Америке. Между советской национальной политикой и царской, нет ничего общего кроме одного: сохранения контроля. Ленин и в самом деле стремился к созданию федерации равных народов и народностей, однако эта затея не то, что провалилась – к её реализации даже не приступали.

Было множество факторов, которые за годы Советской власти привели к обострению межнациональной розни. И главная среди них – осуществление автономизации страны.

Национальной розни способствовали также просчёты и ошибки, особенно в области экономики. Разве русские виноваты в том, что жили в такой системе? Они не виноваты в том, что Госплан и прочие бюрократические инстанции, управляемые партией, развивали промышленность именно там, где не хватало рабочих рук. Национализм, наблюдаемый в стране, имел много причин. Одна из них – и это бесспорно – полное непонимание руководителями из Москвы традиций и культур «нацменских» этносов Советского Союза.

Разве это не абсурд, когда у нас всех людей делят по национальности – «по крови», что лишний раз разделяет, а не объединяет их. Правильнее, наверное, будет, если национальность человека будет зависеть только от него самого, от того, кем он сам себя чувствует.

Высшее русское партийное руководство, безусловно, повинно и в высокомерии, в том, что вело себя как колонисты. Например, выучить язык того народа, на земле которого находились и им руководили, они не считали нужным. Всё это и другое и привело к развалу СССР.

Собственно СССР и развалился во многом из-за того, что большевики таки не разрешили национальной проблемы. Равно как и не искоренили антисемитизм. На каждом шагу утверждалось, например, что все многочисленные нации и народности Советского Союза живут в единой, дружной семье. Но как только рухнул «Союз нерушимый», так всюду и заполыхали национальные ссоры, конфликты и войны.

▲ Ещё одной из причин деградации, а потом и распада СССР, была система государственной лжи (политической, идеологической, экономической). По официальным данным Следственного комитета, ежегодные потери России от коррупционного преступления составляют 40 млрд. рублей («АиФ, 2015-36, с. 4). Создаётся впечатление, что существует категория лиц, которые имеют лицензию и на воровство, и на обман.

На стадионах мы видели сильнейших, в храмах – лики святейших, а по ТВ чуть ли не ежедневно в идентичных передачах трёх центральных каналов – пошлейших, глупейших, жаднейших, подлейших.

▲ Лихо, спрятав этот процесс за дымовой завесой «перестройки», к 1991 году золото партии, а заодно и западные кредиты, полученные «хитрым Мишей» под эту завесу, партийные деятели разного уровня поделили между собой.

Дело оставалось за малым. Надо было сменить режим и распустить всех бывших партийцев (теперь уже будущих олигархов во власти) по своим наделам. Причём требовалось это сделать так, чтобы в условиях демократического беспредела становления новых государств, во-первых – никто и не подумал отнимать полученное и менять сложившийся порядок вещей, а во-вторых ещё и показать западным кредиторам кукиш, сказав что отдавать сразу мы ничего не будем, а отдадим когда деньги появятся (лет через 10-15, да и то не мы). Также надо было в корне пресечь потуги кого-либо найти следы огромных сумм денег, которые были переведены на Западные счета.

«Для этого необходимо было спровоцировать некое преступное действо со стороны обделённых при дележе членов КПСС (причём специально обделённых), которое напугало бы всех и в стране и в мире призраком восставшего коммунизма, от которого за годы «перестройки» все уже успели отвыкнуть. Это действо, в свою очередь, стало бы предлогом для развала СССР, который (имеется в виду развал) и погрузил бы бывшую территорию Союза в пучину беспредела становления новых государств. А все вышеперечисленное вместе прекрасно позволило замести следы невиданного в истории человечества отмыва ворованных средств на международном уроне».

Всё описанное и было с блеском проделано на глазах у всего мирового сообщества. А свобода и крах – это так. Для отвода глаз.

Недавно прочитал: «Многие партийный функционеры, отъевшие свиноподобную ряшку, неотличимую от морд других таких же партийных функционеров, научились и любили произносить ключевые партийные слова «социализм» и «коммунизм», так как это было принято в их среде: «социализьм», «коммунизьм».
Ожиревшая «на авоськах» партийная номенклатура пропила, прожрала, профукала, заболтала великое дело».

Что можно сказать против этого?

«Клянусь родному ленинскому ЦК, лично Л. И. Брежневу…» – заверяли народ и коммунистов наши партийные лидеры. Не успели оглянуться, как они уже клялись в Америке. «Клянусь всем, что мы не допустим возрождения чудовища коммунизма» – говорил Б. Ельцин.

▲ Безропотно сдав власть, представители партийной номенклатуры, многие без таланта, тут же исхитрились заполнить первые ряды криминальных «рыночников» и продажного чиновничества.

«Новые русские» – это не лицо русского народа, а искусственно вскормленная нечестным путём каста. Зачастую не без помощи криминальной ситуации.
Нынешняя коррупция не упала к нам с неба и не завезена «проклятыми буржуинами». Она была запрограммирована бесконтрольностью и безответственностью партийной номенклатуры, её бездушием к людям.

Наши экономисты придумали удобную для жуликов теорию: все в истории первоначальные капиталы были накоплены нечестным путём. Мол, поначалу – да, нечестно. Но потом… Да, нет же, это не так! Достаточно посмотреть историю российских предпринимателей – Демидовых, Мамонтовых, Морозовых, Прохоровых. Они богатели вместе со страной.

▲ Расплата за всё это наступила в 1991 г. Когда преданная своим генсеком партия рухнула как карточный домик, народ не вышел защищать свой родной Центральный Комитет КПСС и СССР. Не состоялось ни одного массового митинга. И булыжник как своё оружие пролетариат не использовал.

Это была величайшая трагедия в истории человечества. Она затронула не только нашу страну, но и её многочисленных друзей во всём мире.
Достаточно вспомнить: за этим последовали события в Югославии, Ираке, Ливии, Сирии. И конца этому государственному терроризму не видать.

▲ Одной из причин крушения СССР, стало то, что на одной земле стало тесно двум властолюбцам – всесоюзному (что касается Горбачева, то он просто оказался недостоин исторической миссии, выпавшей на его долю; вспомним, как себя вёл Луис Корвалан, когда в 1973 году совершился переворот в Чили) и всероссийскому.

Горбачёв продекламировал: «Дозволено всё, что не запрещено». Ельцин, как всегда, пошёл дальше: «Берите суверенитеты, сколько можете». И рвали власть хищные стаи, лидеры национальных элит, предвкушая сладость суверенитета и её прибамбасов.

Остальное было делом техники поднаторевших в закулисных играх партийных аппаратчиков. Обрубленную с запада и юга сверхдержаву списали за ненадобностью как уценённый хозинвентарь.

«Превращение России из мировой сверхдержавы в нищую страну – одно из самых любопытных событий в истории человечества. Это крушение произошло в мирное время всего за несколько лет. По темпам и масштабу этот крах не имеет в мировой истории прецедентов» – писал американский журналист русского происхождения Пол Хлебников.

А если бы те же Анпилов, Бабурин, Жириновский, Невзоров, Немцов, Новодворская, Старовойтова, Терехов, Явлинский, Якунин (впрочем, Вы сами можете продолжить этот список так называемых радикальных политиков) взяли бы в одночасье и отказались от своих непомерных претензий на власть и популярность, у нас в стране через год-другой, наверное, наступила бы первая фаза коммунизма.

Но она никогда не наступит, ибо наши «крутые», жирующие на общественных катаклизмах, никогда не откажутся от своей «борьбы», своих кормушек, даже если ради этого вновь придётся чужую кровь проливать.

Почин же сделала Москва. Сепаратисты с ханскими и княжескими амбициями первыми не посмели бы. А безмолвный народ (один друг меня как-то поправил – «безмозглый»), которого за всю историю государств и российского, и советского никогда ни о чём не спрашивали, доверчиво на миг принял болотный огонёк псевдодемократии за свет «звезды пленительного счастья».

▲ В советские времена был как-то автор в гостях у второго секретаря одного из райкомов партии КЧАО. И чёрт дёрнул меня спросить (молодой был, нахальный): «А почему у мусульман распространено обрезание?». – «Всяк народ по-своему с ума сходит. Вот вы, русские, яйца красите». – «А как у вас сейчас с обрезаниями?» Его сын как-то напрягся, но секретарь ничуть не растерялся. «Да, – говорит, был у нас действительно такой предрассудок. Но сейчас нет, сейчас у нас никого уже, конечно, не обрезают». Ну и хорошо.

Горцы очень гостеприимны: выпили по второй, по третьей – за прекрасную Карачаево-Черкесию, за дружбу народов. А я не унимался: «Так как, – говорю, – у вас всё-таки в районе с обрезаниями?» «Бывают – нехотя признался партийный идеолог, – бывают, но в далёких аулах. Боремся с этим предрассудком».

Сколько мы ещё тостов подняли за дружбу народов, я и на утро вспомнить не мог, но, уже перед самым прощанием, опять спросил: «Так как всё-таки с обрезаниями-то?» Секретарь, направляясь к своей «Волге», промолвил: «Ты нигде и никогда не увидишь необрезанного горца. Вот так. Нигде и никогда!»

Нынче всё изменилось! В советские времена партийные органы сурово наказывали тех молодых коммунистов, чьих детей крестили в церкви. Хотя всё происходило без их ведома, без их личного присутствия. «Таинство крещения» совершали родственники, относящиеся к старому поколению. Верующая тёща, например, посещала церковь с ребёнком в то время, когда коммунист находился на работе.

Как о «таинстве крещения» узнавало партийное руководство, остаётся только догадываться. Но дело – в другом. Сегодня многие из «бывших партократов», которые «воспитывали» тех коммунистов, и даже предлагали исключить их из партии, сами ходят открыто в церковь, крестятся и совершают молитвы. По их виду можно подумать, что туда они ходят чуть ли не с самого детства.

Основная масса коммунистов была воспитана в духе атеизма и была противниками религии, которая заставляла их отказаться от главного человеческого качества, а именно – от разума и любопытства, способности сомневаться и задавать вопросы. Ведь религия всегда требует только одного: «веры» и беспрекословного подчинения.

Если боги камни создавать не могут, если они допускают несправедливость и горе по отношению к людям, то они не всесильные. Поэтому, в утверждение, не допускающее возражений, о всесилии Бога, они не верили и не хотели верить.

Верили только в здравый смысл, подтверждённый опытом, накопленным мировой цивилизацией при открытии физических законов. Однако это не мешало многим из них верить в 10 заповедей, верить в то, что добро бессмертно и способно существовать и передаваться от человека к человеку в каком-то другом, пока не изученном пространстве.