Исторический Черкесск: Энциклопедия: «Партия наш рулевой!»


▲ У мальчишек и девчонок, родившихся в самом конце 1980-х – начале1990-х, жизнь была уже иная, чем у поколения ребят, родившихся на десяток лет ранее. Они уже не захватили последние советские годы, когда их отцы и деды повторяли часто непонятное слово «перестройка».

Это поколение, «перепрыгнувшее» в четвёртый класс, чью школьную форму заменили юбки-плессировки и джинсы «мальвины», ещё хорошо помнит телепередачу «Будильник». Оно писало письма в «Пионерскую правду» и «Мурзилку», мечтало поехать на программу «Звёздный час». Кого-то из этих ребят бабушки заставляли пить воду, заряженную через телевидение экстрасенсом первой половины 1990-х гг. Аланом Чумаком, хотя, всё это, конечно же, бред.

В школьные годы эти дети уже не брали в библиотеке книжку «Ленин и дети» для урока внеклассного чтения и не давали «честное октябрятское», держась за звёздочку на своей груди. Не были они и комсомольцами.

Жизнь же их отцов и дедов в советские времена была тесно связана с именем Владимира Ильича Ульянова (Ленина), который в течение шести лет, сложных для молодой страны Советов, был руководителем нашего государства. Тогда стоял вопрос: быть нам или не быть.

Несомненно, благодаря Ленину, Россия тогда выстояла. Об этом надо помнить, и это надо ценить. В конце концов, Ленин основатель коммунистической партии России, которая существует и ныне.

▲ В центре города Черкесска с 1924 г. всегда, за исключением нескольких месяцев германской оккупации (1942), стояли памятники основателю советского государства. После смерти вождя рядом с Николаевским собором появился деревянный памятник Ильичу. В 1937 г. в сквере города Сулимова стоял бронзовый памятник Ленину (скульптор В. Козлов), дальнейшая судьба которого не известна. В конце 1930-х годов в городском сквере появился «крытый гипсовый памятник», который стоял до оккупации города немцами.

В 1950-е годы уже другой гипсовый памятник Ленину (скульптор Макаров) стоял неподалеку от Сталина: напротив Дома Советов. В 1968 г. он был перенесён на территорию ГПТУ-17. Второй стоял – возле административного корпуса завода «Молот», третий, установленный в 1949 г., – в зале почтамта (скульптор Молохов).
Ныне в Черкесске, перед зданием Дома Правительства, на площади, названный именем Ленина, рядом с которой проходит главная магистраль города – проспект, также названный его именем, стоит бронзовый памятник вождю мирового пролетариата, автор которого скульптор З. В. Виленский.

Со своего пьедестала, установленного в апреле 1969 г., Ильич смотрит на идущих по площади горожан. Он – свидетель, участник проходящих на главной площади Черкесска демонстраций, митингов, манифестаций, спортивных и культурных мероприятий.

У постамента почти всегда пламенеют гвоздики. Цветы Ленину – добрая, волнующая традиция жителей Черкесска. Сюда, после заключения брачного союза, наносят свой первый визит молодожёны. Цветы Ильичу приносят также ветераны партии, пионеры, гости города.

Два гранитных памятника Ленину находятся возле предприятий. Первый – рядом со зданием заводоуправления ОАО «ЧЗРТИ», второй (скульптор И. Кербель) – в запущенном, неухоженном месте: напротив бывшего здания банка ОАО «ЧХПО» им. З. С. Цахилова. Коммунистам города, наверное, уже пора подумать о переносе его в более приличное место.

Гипсовые памятники Ильичу стоят: на привокзальной площади, на территории ДРСУ № 3 и перед учебным корпусом бывшего ГПТУ № 17.

▲ Ленина возвеличили после смерти. Превратили в святого, чтобы у народа хоть какая-нибудь вера была. Перед большевиками стояла задача: побороть озверение советских людей. Вернуть им душу человеческую. Для этого им внушалось, что Ленин «сильный и добрый». Но был ли он добрым? Пётр Бернгардович Струве сказал о Ленине: «Это думающая гильотина!»

▲ Почему-то вспомнилась тяжба за вынос из Мавзолея тела Ленина. Вспомните, как быстро был решён вопрос по Сталину. Одну из двух мумий быстро вынесли, быстро (и тайно) закопали у Кремлёвской стены. Кстати, к Сталину народ относился более лояльно, чем к Ленину. За Ильича под танки вроде не бросались. А теперь коммунисты волнуются – ну как же, народ не поймёт выноса Ленина! Народ и не заметит. Как и тот раз.

И, наверное, ничего плохого не было, если бы в любое время (суток или года) любому человеку можно было бы свободно подойти к могиле, поклониться вождю или положить цветы. Как это принято у христиан.

▲ За что я люблю свою Россию так это за то, что при всеобщем идиотизме и неразберихе, в ней можно сделать всё что угодно. Даже не предсказуемое. В нашей стране скучно никогда не бывает.

В нынешние времена из истории нашей страны пытаются вычеркнуть не только И. В. Сталина, но и В. И. Ленина. Он постоянно подвергается резкой и непримиримой критике со стороны «правых», то слегка осторожной со стороны «левых».

Стараются больно «бить» народ и различными сенсациями об Ильиче.

В информацию о том, что у В. И. Ульянова был брат-близнец Сергей, однажды чуть не поверил и автор. Ну, уж очень хороши были в Интернете 22 фотографии, предоставленные жителем Башкортостана Рашидом Волигамси. А вот тексты под ними мне не понравились. Особенно под последней: «Умер Сергей Ильич на Кубе, в 1965 году, так и не пережив смещения Н.С. Хрущева, которого искренне любил и поддерживал». Но я-то хорошо знаю, что Хрущёва сняли в октябре 1964-го. И фамилия Волигамси смущала. Что-то не то… А потом прочитал фамилию справа налево, и получил – Исмагилов.

А сайтов с этими фотографиями – сотни. После долгих поисков – нашёл! Оказывается, это был розыгрыш. А преподнёс его, действительно Р. Исмагилов (р.1968) – художник, фотограф и архитектор, прекраснейшим образом владеющий ФотоШопом и «поставивший на уши», наверное, половину населения планеты. А многие люди до сих пор не знают, что это розыгрыш, верят этим фотографиям, комментируют, склоняют по падежам коммунистов, что те «скрывали от народа такую правду».

▲ В 2013 г. на сайте «Правда России» появилась информация экспертов-криминалистов из учреждения «Центр независимой экспертизы на автомобильном транспорте» (ЦНЭАТ, г. Самара), которым руководил Антон Николаевич Колмыков.

Со своей сенсационной версией этот энтузиаст расследования политических интриг времён революций 1905-1917 гг. и Гражданской войны в России и СССР решил доказать в суде, что его земляк В. И. Ульянов времён 1890-1895 гг. и В. Ленин времён 1917-1924 гг. – это совершенно разные люди. В статье «Юридическая ответственность за фальсификацию истории» (сайт http://www.cneat.ru/lenin.html) эксперт с 90% вероятностью считает, что в Мавзолее находится труп террориста-революционера, лидера социалистической партии США Бориса Исаевича Рейнштейна.

Заключение эксперта № 180 от 12 июня 2010 г. было размещено и в международной научной сети (http://cdn.scipeople.com/materials/10175/zak-lenin.pdf).
26 июня 2013 г. со своими доказательствами Колмыков выступил на заседании Госдумы РФ.

При миссии Красного Креста (миссия Рута), которую возглавлял профессиональный разведчик У. Б. Томпсон, состояли три секретаря-переводчика: Александр Гомберг (литературный агент Троцкого в период его пребывания в США), капитан Иловайский (большевик) и лидер соцпартии США Борис Рейнштейн, который числился переводчиком у группы офицеров армии США. Его-то, который и есть «настоящий Ленин», в мае 1917 г. госдепарламент США на контрактной основе привлек к работе.

Одним из ближайших советников Керенского стал Р. Робинс. Британский атташе Нокс доносил, что влияние этого человека на министра-председателя «чрезвычайно растёт» и он внушает Керенскому «очень опасные идеи». Томпсон в своих мемуарах также отмечал, что миссия «осуществляла свою деятельность» через Давида Соскиса – секретаря и помощника Керенского (по «совпадению» открывшему в эти же месяцы весьма крупный счёт в американском «Нейшнл Сити банке»).

Ещё одним очень близким доверенным лицом Керенского стал Сомерсет Моэм – будущий великий писатель, а в то время секретный агент британской МИ-6, подчинявшийся резиденту в США Вайсману.

Стоит ли удивляться, что при таких советниках министр-председатель Керенский принимал худшие из решений и фактически упустил власть, доставшуюся большевикам почти без борьбы?

Свершившаяся революция, конечно же, принесла выгоду не русским рабочим и крестьянам, а в первую очередь крупным западным капиталистам. Они наживались на вывозе из России золота, произведений искусства, зерна, сырья. В 1920-е годы они активно ринулись подминать рынки и экономику молодой Страны Советов, получая в концессии (договор, заключаемый государством с иностранной компанией о передаче прав на эксплуатацию – С.Т.) её промышленные предприятия и месторождения полезных ископаемых.

Из российских «буржуев» многие практически не пострадали. Они заблаговременно перевели свои капиталы за границу и сами обосновались там со всеми удобствами.

Например, дядя Троцкого – Животовский – перебрался в Стокгольм и вместе с профессионалами-разведчиками Олафом Ашбергом, Сиднеем Рейли и др. занимался реализацией награбленных ценностей, которые вывозили на Запад его племянник и прочие зарубежные эмиссары в советском правительстве.

Оказалось, что «русский бунт, бессмысленный и беспощадный» на самом-то деле был бессмысленным и беспощадным только для русских. А для тех, кто его организовал, он оказался очень даже осмысленным и полезным.

Но вернёмся к версии эксперта-криминалиста Колмыкова. Ведь его сенсационное заключение при желании можно легко перепроверить. Рукописи и дела, в которых участвовал помощник адвоката В. Ульянов, должны сохраниться в архивах. А свои подписи на них он, несомненно, ставил.

Есть и ДНК его родственников – Ульяновых. Уже давно бы провели экспертизу по ДНК и по другим показателям, но, видимо, это сопряжено с определёнными сложностями. У всех же есть и дети, и другие уязвимые места. А защиты у людей в нашем государстве нет.

Самарцы молодцы, что в названии организации указан автомобильный транспорт. Это вполне объяснимо. Никто не позволит открыть независимую организацию по проведению экспертиз для проверки подлинности официальной версии истории.

Если Лжепётр и Лжедмитрий – не совсем легенды, то и Лжеленины вполне реальны. Не секрет, что частные лаборатории преуспели в создании клонов и мировое закулисье часто использует подмены неугодных лидеров.

В 1895 г. жандармы составили словесный портрет Владимира Ульянова. «Рост 166,7 см, телосложение среднее, наружность производит впечатление приятное, волосы на голове и бровях русые, прямые, глаза карие, средней величины, лоб высокий».

Александр Куприн, встречавшийся с Лениным в 1918 г., написал: «Маленького роста, широкоплеч и сухощав. Есть скуластость и разрез глаз вверх... Купол черепа обширен и высок... Остатки волос на висках, а также борода и усы свидетельствуют, что в молодости он был отчаянно, огненно, красно-рыж. В глазах поразил меня цвет их райков (глазной радужницы).

В Парижском зоологическом саду, увидев золото-красные глаза обезьяны-лемура, я сказал себе удовлетворенно: вот, наконец-то я нашел цвет ленинских глаз»…
Уезжая после успешно проведённого октябрьского переворота обратно в Америку, У. Томпсон оставил Ленину в качестве секретаря Б. Рейнштейна.

Народ Петрограда знал, что вместе с Троцким весь период с 1917 г., включая 1920 г., действовал «немецкий шпион» Николай Ленин, прибывший в Россию в апреле 1917 года. Главным у большевиков всегда был «Николай Ленин», принимавший участие в событиях 1917 г. (его описывал Джон Рид в книге «10 дней, которые потрясли мир»). На него патриоты непрерывно охотились, и, по всей видимости, убили в июне 1918 г.

К октябрю 1920 г. нашли похожего на Николая Ленина (Владимира Ульянова) нового Ленина «с прищуром». Им стал Борис Рейнштейн. «Его потом год показывали и отправили на «больничный покой совсем с концами». Лишь 7 ноября 1920 г. в статье М. Горького «Горький Ленину» публика впервые узнала, что Ленин, это «Владимир Ильич».

Написание «Владимир Ильич Ульянов (Ленин)» стали использовать позже 1924 года, чтобы свалить всё на русских.

Эксперты-криминалисты провели тотальный поиск фотографий и выборку тех, которые пригодны для проведения сравнительного исследования с точки зрения судебной портретной экспертизы. Были взяты фотографии В. Ульянова за 1890, 1895, 1917 гг. и В. Ленина за 1923 и 1924 гг. При попытке найти фотографии В. Ульянова в 1917-1920 гг., Колмыков обнаружил, что их практически нет.

Успехом Колмыкова явилось то, что в кадре кинохроники 1918 г. он нашёл необходимый ракурс, и начал проводить портретную экспертизу. При проведении сравнительного исследования, им было обнаружено различие по общему признаку – различна асимметрия левой и правой части лица. Это позволяло сделать ему вывод о том, что Владимир Ленин 1920 года и Владимир Ульянов 1895 года это разные лица.

«Если проанализировать все известные фотографии В. И. Ленина, которые представлены в фотоальбоме ЦК КПСС, то обращает на себя внимание то, что на массовых мероприятиях (1919-1923 гг. – С.Т.) запечатлён не Ульянов» (см. http://fotolenin.narod.ru/).

В. И. Ульянов не является тем человеком, который известен под именем Николай Ленин в 1917-1918 гг. и не является тем человеком, который запечатлён перед звукозаписывающим аппаратом и позже похоронен под именем В. И. Ленин. Потом пришлось фальсифицировать массу фотографий и саму историю партии.

Ветераны партии неоднократно сообщали в ЦК на то, что «Ленин на Ленина в 1917 году не похож», на что получали ответ, что это «Ленин в гриме». «Проведённая экспертиза не подтверждает, а категорически опровергает данную версию» – сообщает Колмыков. «Роль В. Ульянова заключалась в том, чтобы неизвестный человек на трибуне мог себя называть русским именем, т. е., заслуга В. Ульянова в деле революции лишь в том, что он оказался похож на одного из русскоговорящих лидеров «оккупационного режима». Это же позволяет и сегодня всю вину за революцию и геноцид народов России списывать на русских. Не должно быть ни у кого сомнений в том, что самарский юрист Ульянов В. И. не виновен в геноциде народов России и беспорядках в мировом масштабе. Он сам пострадавший и как погиб, где похоронен пока не известно».

Следующий вопрос: «А кто был похоронен в Мавзолее в 1924 года под именем «В. И. Ленин»?» Криминалист снова провёл криминалистическую (портретную) экспертизу по частным признакам строения ушной раковины.

Заключение Колмыкова: В. Ленин это не В. Ульянов, а очевидно является лидером партии лейбористов-социалистов США Борисом Рейнштейном – гражданином США, проживавшим в Чикаго. В партии его знали как «аптекарь из Буффало» и очевидно его под именем Ленина положили в Мавзолей.

Колмыков сразу начал искать Рейнштейна, как только эту фамилию обнаружил. Он «пробивал» всех из миссии Рута, проработал биографию Рейнштейна и всю соцпартию США. Рейнштейн – не двойник Ленина. Это и есть Ленин, который пользовался документами В. Ульянова. Именно Рейнштейна и похоронили в Мавзолее.
Внук Бориса Рейнштейна, секретаря Ленина, – Рональд – сегодня федеральный судья в США и разбирает кассации по уголовным делам.

«Вот Вам внук и его ухо! Второе такое ухо на одну фамилию часто не бывает. Встречайте, знакомьтесь – внук В. И. Ленина» – констатировал криминалист Колмыков.
Ныне в книжном шкафу автора стоит небольшой бронзовый бюст Ленина, рядом – настольная медаль с его барельефом. Для автора – они память о советских временах, о СССР, о его членстве в КПСС. Однако, ознакомившись с версией А. Колмыкова, автор был шокирован. Потом не поленился поискать информацию о Рейнштейне.

Справка. Террорист-революционер Борис Исаевич Рейнштейн (англ. Boris Reinstein) родился в 1866 г. в Могилёве. С 1884 г. участвовал в работе народовольческих кружков в Ростове-на-Дону и Екатеринодаре. В 1866 г. эмигрировал в Швейцарию. Перевел на русский язык ряд произведений Маркса и транспортировал нелегальную литературу в Россию. Принимал участие в подготовке покушения на Александра III. В марте 1889 г. после взрыва при опытах с метанием бомб (около Цюриха) перешел на типографскую работу.

В 1890-1892 гг. жил во Франции, занимался переводом и издательством революционной литературы, изучал технику производства взрывчатых веществ. В 1890 г. был приговорён парижским судом к 2 годам тюрьмы по подозрению в террористической работе. После 9 месяцев заключения выслан из Франции, поселился в США. 25 лет был связан с Социалистической трудовой партией Америки (СТПА). Выдвигался СТПА на пост вице-губернатора штата Нью-Йорк в 1904 г. (на пост губернатора выдвигался Даниэль Де Леон) и в 1916 г. (на пост губернатора выдвигался Иеремия Кроули). В июне 1917-го вернулся в Россию в качестве переводчика миссии Американского Красного Креста, примкнул к меньшевикам-интернацио-налистам, с декабря – комиссар отдела международной пропаганды мировой революции Наркомата иностранных дел. Став в 1918 г. членом РКП (б), входил в англо-американскую группу РКП (б), участвовал в подготовительной работе по созданию Коминтерна. Был представителем СТПА во 2-м Интернационале. В 1919 г. – политработник в штабе Южного фронта, затем инструктор по профдвижению в МГ СПС. В 1920-1922 гг. – зав. англо-американским отделом Профинтерна. Летом 1922 г. приезжал в США, затем вернулся в Советскую Россию. В 1923-1935 гг. работал в Исполкоме Коминтерна. Умер в 1947 г., похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве..

▲ Основная масса людей, родившихся в СССР, любила свою страну – «этот чудовищный Советский Союз», как без зазрения совести утверждают ныне западные идеологи. Они забыли, кто спас их от нацизма и от уничтожения. К сожалению, российские «иваны, не помнящие родства», вторят им в восторге самооплевания.
Послевоенное поколение успело поклясться «родной Коммунистической партии».

Когда учились в младших классах – были октябрятами и носили на груди красный значок-звёздочку с изображением юного Володи Ульянова. Школьниками-второклассниками страстно мечтали о пионерском галстуке. В ту пору ещё не было чётких правил приёма в пионерский отряд. Принимали и с 9, и с 10, и с 11 лет. А до того изволь томиться в октябрятах.

Дав Торжественное обещание пионера Советского Союза – носили пионерский значок и красный галстук, о котором в школе учили стихи:
Как повяжешь галстук, береги его:

Он ведь с Красным знаменем цвета одного.

Галстук стал олицетворением пионерии. И берегли его как святыню. Всего-то красная материя, а какая была в ней притягательная и воодушевляющая сила!
Став комсомольцами, носили комсомольский значок с изображением Ильича. Те, кто стали членами КПСС, носили на груди партийный билет. И те, и другие, на политзанятиях или в Университете марксизма-ленинизма изучали труды Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина.

Участвуя в обязательных в те времена комсомольских и партийных собраниях, родители нынешних менеджеров, банкиров и бизнесменов дружно клеймили «звериный оскал империализма», митинговали в поддержку «свободной Кубы» и возносили хвалу «дорогому Леониду Ильичу».

▲ О партии коммунистов и её членах можно говорить много. И хорошего. И не очень.

Сегодня определённые лица, даже среди тех, кто пришёл к власти, и их поклонники, с ядовитой иронией не устают повторять, что октябрьский переворот 1917-го, совершённый большевиками, был ошибкой, а рабочие и крестьяне, ставшие у штурвала политики и экономики, довели страну «до ручки». Но самое главное, утверждают они, что при этом погибло много людей.

Если так рассуждать, тогда и церковь надо закрыть. Ведь под её знаменем совершались варварские крестовые походы, на кострах сжигались сотни тысяч людей, уничтожались целые цивилизации и многое другое. Разве это отменяет христианскую идею? Вряд ли. Она существует более двух тысяч лет.

В 1905-м слово «патриот» было самым браным в устах революционеров. Первая русская революция сопровождалась великим глумлением над национальными чувствами русского народа.

1917-й был мазан тем же миром. Что и говорить, тогда мы попали в глубокую яму, из которой выбраться было не так-то легко… И крови напрасно было пролито много! И людские потери были большие: сначала до октябрьского переворота, позже в Гражданской войне – со стороны белых и со стороны красных!

▲ К катастрофе России в 1917-м приложила руку не только Америка. В Февральской революции активно поучаствовали дипломаты и спецслужбы Англии и Франции.
Заговорщики, готовившие Февральский переворот, были связаны с послами этих держав Бьюкененом и Палеологом. Николая II обманом вынудили отречься и обманом же подсунули ему на подпись список правительства (якобы от лица Думы, которая этот вопрос никогда не рассматривала).

«Легитимность» новой власти обеспечила отнюдь не всенародная поддержка – её обеспечило мгновенное признание со стороны Запада. Уже 22 марта США признали Временное правительство, а 24 марта последовало признание Англии, Франции, Италии.

И уж если коснуться версии о неготовности русского народа к демократии по западным образцам, то она выдаёт полную некомпетентность авторов. Временное правительство было куда, более диктаторским, чем царское: оно сделало то, на что не решался Николай II, – распустило Государственную Думу. Кучка заговорщиков, дорвавшихся до власти, сосредоточила в своих руках и законодательную, и исполнительную, и верховную власть. И сама в узком кругу решала, кого допустить в свою среду, кого отправить в отставку. Но таких вопиющих нарушений демократии иностранцы упорно «не замечали».

▲ Кроме официальных представителей иностранных держав действовали и иные. Например, в Россию прибыла американская миссия Красного Креста (миссия Рута). Дело вроде бы хорошее, благородное. Но состав её был довольно странным: из 24 членов миссии лишь 7 имели какое-то отношение к медицине. Остальные – представители банков, крупных промышленных компаний и профессиональные разведчики.

Возглавил миссию банкир Вильям (Уильям) Бойс Томпсон, один из директоров Федеральной резервной системы США, его заместителем был американский кадровый разведчик полковник Рэймонд Робинс. При миссии состоял и Джон Рид, не только журналист и автор известной книги «10 дней, которые потрясли мир», но, оказывается, и шпион.

Д. Рид «оказывал услуги» правительству США ещё в мексиканскую революцию, в 1915 г. арестовывался русской контрразведкой, при нём нашли улики о связях с сепаратистами, но под давлением Госдепартамента и посольства его пришлось отпустить. Потом он курировал турне по Америке Коллонтай. Его ранняя смерть (урна с его прахом замурована в стене московского Кремля), несомненно, связана с какой-то тайной, как и запрет его книги в СССР в 1930-егг.

Для организации и проведения мероприятий по захвату России, был развернут оперативный штаб на базе военной миссии США в России. Этот штаб действовал в Санкт-Петербурге в течение всего 1917 года. Будущая оккупационная администрация формировалась из русскоговорящих американцев.

▲ Февральская (ныне некоторые учёные называют её «масонской») революция 1917-го в России была весьма похожа на современные «оранжевые» и иные события во многих странах, планируемые и поддерживаемые извне, восторженно подхватываемые либеральными недоумками, многие из которых и сами могут погибнуть впоследствии в кровавой каше вместе с тысячами своих соотечественников. Пример тому, события, произошедшие в нынешние времена в Таджикистане, Грузии, Украине…

А ведь была держава с её историей, народом, территорией от Балтийского моря до Тихого океана, национальными интересами, достоянием предков и потомков. Историки Карамзин, Ключевской, Соловьёв и Костомаров хорошо описали историю наших предков, пробивавших путь к Балтике и Черноморью. Свой вклад в историю Кавказа внесли горские народы, донские и кубанские казаки.

▲ У нас была старая хорошая аристократия. Был – оказывается – совсем недурной государственный аппарат. Были учёные, военные, писатели, художники, композиторы. Была хорошая, хотя и болтливая интеллигенция. Были профессиональные мастеровые, с широкой душой, несравненно более развитые, чем европейские. Были стойкие, терпеливые, сообразительные мужики. Были превосходнейшие солдаты, моряки и казаки.

▲ Беда наша заключалась в том, что тогда наши предки не хотели понимать, что Россия была сказочной, неописуемо богатой страной. Да-да, мы были богатыми! И землёю, и недрами её, и душой человеческой. У нас был необыкновенно дешёвый хлеб и ещё дешевле труд. Завтрашнего дня никто не боялся. Полагались на Бога и соседскую жалость.

Но ничего из этих сокровищ наши предки не любили, не берегли, не уважали и не ценили. Не уважали и Отечества, вспоминая о нём только в скверной похабной поговорке. Помните? «Наплевать! Нечего стесняться в родном отечестве!».

И все они были подобны тому здоровенному бородатому парню, стоящему у собора с милостыней: «Зачем я буду трудиться, если есть жалостливые дураки».

▲ Предыдущим поколениям был памятен «агитпроповский» образ с плакатов советских времён – человек с ружьём, с отбойным молотком, с мастерком, с серпом, или девушка с веслом, со снопом, иногда с циркулем или логарифмической линейкой. В постсоветское время, покинувшая страну «белая кость», их, поставленных во многих городах на высокий пьедестал (как королей или полководцев), назовёт пренебрежительно «совком», как бы в отместку за «наглость» занимать столь «благородные» места.

Но не так уж прост наш «простой» человек.

Нет человека, который не помнил бы день своего рождения, независимо от того, в какой семье он появился на свет – семье интеллигента, домохозяйки, военного или бомжа. Сам факт рождения – бесспорная истина.

Но рождаются не только люди. Рождаются и государства.

▲ То, что произошло 25 октября (7 ноября по новому стилю) 1917 г. – результат социальных, политических и экономических преобразований в обществе. При отсутствии полиции, в России начался «криминальный беспредел», а ближе к осени появился лозунг «о необходимости в стране твёрдой руки».

Под этим лозунгом планово произошла передача власти большевикам, о чём было объявлено на пресс-конференции 9 ноября. Сам же праздник назначили в день рождения Бронштейна (Троцкого) – 7 ноября. Многих смутило название «большевики» – на самом деле они проиграли выборы. Их было меньшинство.

Когда Николай II отрёкся, Россия пошла под откос. Образовалась ситуация, когда «верхи» уже не могли управлять, «низы» же не хотели жить в бесправии и нищете. Да, был заговор. Но судьбу России решил не он. К власти пришли Советы, потому что людям надоело горбатиться на разных михельсонов и леснеров.

▲ Кого уничтожили в революцию? Императорскую фамилию, офицеров, чиновников, духовенство, дворян, купцов, промышленников, интеллигенцию зажиточных крестьян, квалифицированных рабочих, казачество…

«Отрубили русскую голову и приставили к немощному телу еврейскую» – как то сказал один историк-учёный по ТВ, рассказывая о события тех лет. «Потом её возненавидели….»

Откуда черпала свои силы партия большевиков Ленина? Не из дворянства, духовенства, купечества, крестьян или рабочих – они были в разброде. Была среда, где тысячелетиями культивировалась солидарность, где все за одного, один за всех, уже хотя бы по тому одному, что тысячелетиями их каждого порознь и всех вместе презирали и ненавидели… Этой средой оказалось еврейство.

▲ Еврейское мещанство вытеснило русскую аристократию и интеллигенцию. Позже потомки русских обывателей всё же пробились наверх. Они изображали из себя послушных слуг еврейства. До поры… Пришло время, когда они свалили все беды на евреев. И тогда пострадала русская интеллигенция.

Евреи сделали русских злобными. Они как бы заключили эту злобу в некий сосуд. А потом постоянно его открывали и натравливали на кого следует… Что стоит только одна речь большевика Троцкого, произнесённая им в 1919 году в Киеве! Она стала законом для многочисленных последователей и противников троцкизма: «Кого можно – уничтожить, а остальных прижать так, чтобы они мечтали о смерти, чтобы жизнь была хуже смерти» (ЦГАОР, ф.5974, оп.1, ед. хр. 31, л.2).

▲ Надо отдать должное и большевикам. Не они сменили самодержавие, но они сохранили государство практически в границах Российской империи, кроме Польши, Финляндии и Балтии, и не дали Гражданской войне перерасти в многолетнюю смуту.

Применив террор, диктатура пролетариата (а ведь, если честно, в России никогда не было пролетариата – русский пролетариат был выдуман Западом и высосан из пальца всевозможными «писаками») уничтожила предпринимателей и истинных хозяев страны. А когда стали жить хуже, все вдруг поняли, что эти люди, способные вести дела, были редки и ценны.

Для проведения в жизнь диктатуры пролетариата большевиками был использован тот момент, когда страна находилась в состоянии упада и безвластия, голода, повальных болезней, истребительной войны.

Так родилось первое в мире государство трудового народа, образовалась первая на планете Страна Советов.

▲ Баталпашинская… Время было хмурое. Станичники беспокойно оглядывались. «Товарищ, винтовку держи, не трусь! Пальнём-ка пулей в Святую Русь!» – звал тогда один из поэтов. Все, без исключения, баталпашинцы перестали без крайней нужды высовывать свой нос на улицу. Каждый сидел за зашторенными окнами.
Местами прошитые пулями и снарядами, некоторые дома напоминали распоротое брюхо – передних стен не было, обугленные балки, как внутренности, какие-то лохмотья. Беспорядок ужаснейший. Дикие песни, пьяные морды, ругань вперемежку с матом… Все спешили… Ужасно спешили уехать. Куда? Не на фронт… И все были здоровы, то есть не раненые, одетые, и даже весьма щеголевато, у всех были тёплые вещи, шубы… И они спешили… нет, они не спешили… они «драпали»…
О том, как по хатам ходили мародёры, как умирали сыпнотифозные, вповалку, в беспамятстве, в бреду, как женщины искали вшей, трещавших под их ногтями, – долго помнили многие старожилы.

И это всё – Гражданская война.

Теория большевизма, как и вся социалистическая теория, осталась для казаков и крестьян станицы Баталпашинской непонятной. А вот практическая программа имела глубокий, простой и легко усвояемый смысл.

…Их было трое: седой старик, молодая женщина-казачка и между ними юный, без кокарды и погон, но в офицерской шинели, человек. Они только что благополучно перешли вброд Кубань. На мосту стоял пост, и он не гарантировал безопасность.

Опасность миновала. И юный офицер говорил женщине страстно, даже с лёгкой самодовольной усмешкой: «Ты пойми меня правильно, сестричка. Они меня, само собою, разумеется, не тронут… Я никогда для них ничего плохого не сделал. Я никогда не льстил им, но никогда не позволял несправедливости. В Хопёрском полку многие сочувствующие Советской власти казаки верили мне, потому что я действительно делил с ними все лишения, любил их и верил в них… В их бесхитростную душу… Недаром же и сам я из Баталпашинки, да и предки наши с тобой из хопёрских казаков…»

И в это время их остановили трое красноармейцев. Все с винтовками и с револьвером у пояса. Один из них, по всей видимости, старший, сказал так просто, будто пригласил на кружку пива: «Пойдём-ка вот сюда…».

Он взял юношу, как берут маленьких детей, за руку и сказал женщине, которая, как перепуганный ребёнок, вцепилась в своего спутника: «Позвольте, госпожа!»
И старик, и она, покорились. Застыв на месте, они смотрели, как красноармеец спустился с юношей вниз, поставил его у насыпи. Видели, как просто поднял красноармеец руку с чем-то чёрным и блеснувшим.

Они не слышали звука. Нет, действительно, они не слышали… Но увидели только профиль молодого офицера и запомнили его позу навеки вечные. Он стоял покорно, товарищески улыбался. Он не верил, да и не мог поверить, чтобы так… Чтобы вот так нелепо… И без всякой вины… За одну только чистую веру в народную душу… Всего в какой-то мили от родного дома…

Но старик, вояка ещё с турками, сразу же поверил. Не мог не поверить, потому что офицер падал, хватался руками за воздух. Но ими не за что было ухватиться. Хватался, будто шалил, и растерянно и горько улыбался. А в это время из его шинели выползла тоненькая ярко-красная змейка, поползла по серому сукну и стала капать на белый снег.

Старик, седой, сгорбленный, которому, казалось, не страшна уже смерть и устами которого должна говорить лишь одна скорбь, вдруг не выдержал, и закричал: «Опомнитесь, ироды! Где же ваша справедливость?»

А женщина, как тигрица, бросилась вниз по круче к убийце, вцепилась ему в грудь, и прошептала подавленно, без слёз, но внятно и таинственно, точно заклиная: «Сволочи, проклятые!» И повторяла глухо, не женским, грубым голосом: «Сволочи…».

И сделалось лицо женщины старым, острым и тёмным, как у ведьмы, которая никогда не полюбит, не поверит, не простит…

Красноармеец ощерил по-собачьи зубы, оттолкнул её и проворчал, ткнув пальцем в сторону ещё вздрагивающего трупа: «Ступай…Возьми…» И добавил два матерных слова, думая, что это не сестра, а любовница убитого.

Постоял… Отвернувшись, стал укладывать револьвер в кобуру. А сверху, над обрывом в жутком оцепенении стояли баталпашинцы и молчали, как глухонемые.
После таких пережитых случаев – трудно собрать мысли. Явь казалась безумием, мечты о красивой жизни – лживым сном, а сны… Даже они стали будничными и реально-грубыми. Даже в них не было отдыха и утешения.

▲ Не трудовой люд, а всякого рода босяки, нищие, пропойцы, попрошайки, монастырские бродяги, типы, уклоняющиеся любыми способами от воинской службы, дезертиры, бывшие денщики, освобождённые каторжники, воры и убийцы и прочие сидельцы из тюрем, содержанцы, вымогатели, странники, постоянные жильцы ночлежек, трактирные «шестёрки», короче говоря, все прочие бывшие отбросы и негодяи – все, кто не хотел честно трудиться, – легко, охотно и быстро приняли к исполнению лозунг, брошенный Лениным: «Мир хижинам, война дворцам!», «Грабь награбленное!», «Смерть буржуям и капиталистам!», «Вся власть пролетариату!».
Похожими на них людьми, чьи сволочные души не меняются, даже если пройдёт много-много лет, быстро пополнялись и ряды большевиков. Ибо лозунги большевиков пахли наживой, властью, местью, весельем грабежа, безнаказанностью убийства, пьяными «разгульными красными денёчками», дурманящим запахом свежей крови.

Захватив власть под видом восставшего пролетариата, большевики тут же стали потрясать весь мир зрелищами насилия, разрушения, пожара и крови.

▲ Автору запомнился разговор «по душам» со старой баталпашинской казачкой о казачестве и становлении Советской власти в станице Баталпашинской. Убеждая её в правильной деятельности представителей Советской власти, сказал: «Бабуль, ну ты, пожалуйста, вспомни, сколько раньше, после свержения царя, в Баталпашинской было всяких разбойников, бандитов и жуликов!». «Верно, верно, сынок, конца-края им не было. Попили нашей кровушки!»

«Ну вот, а потом наступило новое время, и их не стало. Куда же это жульё девалось?» – хотел примерами доказать ей, какую работу проделала Советская власть по борьбе с бандитизмом. «Так все в комиссары пошли, сынок, все в комиссары…» Я чуть не поперхнулся. «А станичные проститутки сделались жёнами комиссаров…» – добавила старуха.

▲ Большевики тогда решили, что голод и страх – самые больные места, которыми человека можно было гнать куда угодно. Это было равносильно тому, что если перед мордой голодной клячи повесить на длинной палке недосягаемый клочок сена, и в то же время, не переставая, лупить её кнутом по спине и бокам, то она побежит вдвое скорее. А потом пусть хоть сдохнет!

«…А если нам и придётся уйти, то раньше мы вырвем с корнем все остатки буржуазного прошлого, оставив вместо России холодную тишину кладбища» – это сказал Ленин, которого посадила на всероссийский престол маленькая кучка, человек в триста, никем не уполномоченных людей, в лице Петроградского Совета солдатских и рабочих депутатов, также никем не уполномоченного выражать волю всей великой России.

▲ В сентябре 1917-го Троцкий повторил его слова «Мы, большевики, поставим в конце Невского у Адмиралтейской площади громадную гильотину и отсечём головы всем тем, кто не пойдёт с нами за нами…».

Кучка демагогов во главе с Троцким, постоянно изрыгала: «Испепелить…», «Разрушить до основания и разбросать камни…». «Предать смерти до третьего поколения…», «Залить кровью и свинцом…», «Обескровить…», «Додушить…».

И станичники вскоре поняли, что это не пустые слова. Делай всё что хочешь! Кормись разбоем! Убийство и кровь не только не смущали большевиков, они их радовали. Убивайте, грабьте, берите, насилуйте, уничтожайте – всё ваше, всё принадлежит вам.

▲ Конечно, каждому правительству, даже самому дружному, стойкому и умному, свойственно делать ошибки и затем их исправлять. Это баталпашинцы понимали. Но, всё же, в первые три-четыре года после установления Советской власти им были непонятны многие действия Советского правительства и, особенно, большевиков.

Для удержания власти они – большевики – старались как физически, так и морально подорвать силу народа, привить ему вирус подозрительности, поддерживать обстановку страха, лжи и доносительства. Они задушили русскую свободу и вернули Россию к самым тёмным временам бесправия, полицейского режима, пыток и казней.

У храбрых и честных русских солдат они – большевики – выбили представление о Родине, оплевав, осмеяв, растоптав это имя. «Воевать не будем, а мира не признаём»… Они заключили позорный Брестский мир с Германией, который сами же называли «похабным», и впустили германские полки разорять Русскую землю. Отдав Новороссию в составе девяти российских губерний, они вместе с немцами устроили «самостийную» Украину, где сразу же началась вакханалия и беспорядки.

▲ Вся в стыде, позоре и крови Русская армия торопливо разлагалась, а сама Россия потеряла лик и имя. В один миг оказалось, что дорогая кровь была пролита понапрасну и впустую, а материнская скорбь и слёзы были выкрикнуты и вылиты в пустое пространство.

В Выборге, Кронштадте и Севастополе пьяные матросы устраивали бессмысленные, кровавые бойни офицеров. Их за это публично и торжественно стали величать «красой и гордостью революции».

Многие демобилизованные солдаты, вися на крышах вагонов и буферах, потерявшие всякое человеческое достоинство, озверелыми стадами ринулись с фронтов домой – в Россию. Как раз в то время большевики подкинули им подлейший лозунг «грабь награбленное».

И начались страшные денёчки, когда пьяные и безнаказанные хамы громили квартиры, убивали среди бела дня безоружных мужчин, женщин и детей, торговали на тесных толкучках всем, начиная от часов и статуэток, кончая солдатским обмундированием и казённым оружием.

Тогда-то и возникло белое движение. Оккупированную белыми территорию народ стал называть «Деникией» или государством «царя Антона».

▲ «Позор! Долой смертную казнь!» (хотя в прифронтовой полосе она допускалась) кричали они – большевики, – а сами каждый месяц печатали в газетах сообщения о количестве расстрелянных. Действующие под началом новоявленных «большевиков» карательные органы считали, что самым надёжным средством слепого повиновения людей правящей клике, будет уничтожение людей.

Для этой цели они призвали наёмных китайцев и латышей. На улицах и в тюремных застенках чекистские палачи пытали, запугивали и расстреливали тысячи ни в чём не виновных русских людей. Исходили из целесообразности, во имя высокой цели, «для пользы большинства».

▲ Слово «Отечество» как бы совершенно выпало из терминологии тогдашних большевиков. Во имя Интернационала они охаяли Родину, будто она слепой, смешной предрассудок, но, начав войну с Польшей, завопили о чести и доблести России, о седых кремлёвских стенах, об истории Отечества и о патриотизме.

▲ Они – большевики – провозгласили: «Свобода печати стеснена!» и, едва укрепившись во власти, тут же в 1918-м уничтожили все газеты, журналы и книги «всяческих оттенков». Оставили только свои средства информации, нужные им для пропаганды.

▲ Они – большевики – запретили курение табака как вредное для здоровья, но выдавали махорку не только всем красноармейцам РККА, но и гражданским в виде премии за усиленную работу.

▲ Они – большевики – отменили пресловутую паспортную систему. Но потребовали от гражданина предъявления, во всех случаях жизни, такого количества всяких удостоверений личности, свидетельств, мандатов, пропусков, разрешений, ручательств и фотокарточек, что у каждого гражданина все карманы были набиты этими бумажками. К ним была добавлена ещё и введённая в жизнь трудовая книжка.

▲ Они – большевики – сорвали с царского офицерства и генералитета погоны, кокарды и ордена, но тут же установили орден Красного Знамени, награждали отличившихся бойцов РККА крадеными часами и красными шароварами.

▲ Они – большевики – разрушили царские памятники, дворцы, здания, запретив упоминание всех царских особ, и, одновременно, называли своими именами тысячи населённых пунктов, улиц, предприятий.

▲ В городах Советской России начался голод. В деревню двинулись рабочие продовольственные отряды. Они изымали хлеб, создавали комитеты бедноты, помогали осуществлять передел помещичьих и кулацких земель, а заодно прижимали и середняков. Крестьяне отвечали мятежами. Диктатура пролетариата с ними не церемонилась. Для классово опасных лиц – дворянства, духовенства, кулаков и части интеллигенции – тут же строились концентрационные лагеря…

▲ Они – большевики – прекращали и разрешали по двадцать раз в году свободную торговлю, открывали и закрывали городские рынки. Так же бестолково поступили с правом проезда по железной дороге и с переменой места жительства.

В большинстве своём необразованные, мелочные и слепые, они призывали граждан к счастливому, свободному и лёгкому труду, привлекли наёмных поэтов в стихах и прозе воспевать этот священный труд, а сами с помощью винтовок заставили голодных рабочих работать по 10 часов подряд.

▲ Они – большевики – уничтожили всяческие права собственности и наследства. А для лучшего закрепления этого закона вселяли в чужие дома «трудящийся пролетариат», а прежних хозяев вышвыривали на улицу. Но прошло два года, и они предложили бывшим собственникам выкупить свои бывшие, ныне разорённые и загаженные дома.

▲ Они – большевики – объявили свободу совести и чуть ли не в тот же день подвергли неслыханному гонению Церковь и её служителей. Храмы были превращены в кинематографы и склады, алтари – в отхожие места, престолы – в эстрады шутов. Иконы были поруганы и обворованы, ризницы – разграблены.
Аресты, обыски, оскорбления и принудительные работы священники Баталпашинского отдела принимали спокойно, без жалоб, без просьб о пощаде, а смерть у церковной стены встречали кротко и величественно.

Частенько, в разгар торговли, баталпашинский базар оцеплялся красноармейцами. И начиналась реквизиция товара. Как у продавцов, так и у покупателей. Конфискации подлежали бумажники, часы, перстни, золотые обручальные кольца, драгоценные камни…

▲ Советская власть умышленно держала население больших населённых пунктов в голоде. Недостаток съестных припасов был на руку большевикам. Праздник – если давали восьмушку хлеба. Или фунт мерзлого, чёрного, наполовину гнилого картофеля. Или два фунта жмыхов.

По исследованиям питательных частей в жмыхах было по весу: в конопляных – 1/100, в льняных – 1/200, в подсолнечных – 0. И эти гадости рубили, толкли, смешивали с картофельными очистками, пекли… и ели.

Не голодом, а постоянным недоеданием довели большевики основную массу людей до полного отупения, до помрачения разума и потери воли. Сотни людей умирали ежедневно не от голода, а от изнурения и изнеможения. Просто потухали, как та свеча…

Ради чего же были все эти неслыханные страдания?

Ленин дал ясный ответ: «Первая и основная наша победа не только военная и даже вовсе не военная победа, – это есть победа на деле той международной солидарности трудящихся, во имя которой мы всю революцию начинали, указывая на которую мы говорили, что, как бы много ни пришлось нам испытать, все эти жертвы сторицей окупятся развитием международной революции, которая неизбежна…».

▲ Уже при жизни Ленина, стало ясно, что мировая революция – это вздор, утопия. Чувствовал ситуацию в России и сам Ильич. Поэтому срочно принял решение об отказе от «развёрстки» – дани на население деревни, и о «повороте» к НЭПу. В то новое историческое время с воздушным недолговечным именем НЭП, на свет вылезли нафталиновые шубы и битые молью соболя, заблестели на шеях старые «бранзулетки»…

Это было последним средством спасти партийную диктатуру. О спасении погибающего народа думать было некогда.

▲ Что интересно – каждый новый политический руководитель нашего государства и его окружение, став у власти, как бы заново испытывали род опьянения величием задач, возложенных на них историей.

Ленинская гвардия верила в то, что она зачинает революцию, которая вот-вот грядёт во всём мире. Сталинское поколение руководителей страны верило в близкое торжество социализма в нашей стране и ещё в полутора десятках окрестных стран.

Хрущёвское поколение политиков ещё донашивало веру в скорое пришествие коммунизма, который мнился как всеобщее благополучие и мир.

Брежневское Политбюро оправдывало подавление инакомыслия, привилегии и коррупцию могуществом супергосударства, вооружённого термоядерным оружием, которое могло вмешаться в любое событие в мире. При этом человеческие жертвы во внимание не принимались.

И так продолжать можно ещё долго. Горбачёв, например, своей политикой полностью развалил не только сельское хозяйство страны, но и СССР, а добила его политическая клика «демократов» Ельцина.

Теперь, когда после исторического залпа «Авроры» прошло несколько десятков лет, ясно даже младенцу – мирового пожара революции не будет никогда. От него осталось только лицемерие, ложь режима, разбазаривание средств, отнимаемых от народа и бросаемых чужеземным авантюристам для разжигания идеи мирового коммунистического пожара.

▲ Долгие годы многие наши партийные боссы содержали на народные деньги в капиталистических странах многочисленные коммунистические партии и все их газеты. А молодые, развивающие африканские, азиатские и американские государства, попользовавшись нашими денежками, потом посылали нас подальше.

Догма о построении всемирного коммунистического государства практически мертва. Подтверждение тому – кровавые события в Венгрии (1956), которые, аукнулись такими же событиями в Чехословакии (1968), позже – в Польше, Германии, на азиатской части бывшего СССР, на Кавказе и Украине.

Революции и революционные выступления разных масштабов происходили в то время в Китае. Мексике, Польше, Индии, Турции, Монголии и других странах. Такова была эпоха. Был выбор: либо находить способы развития, либо смириться с проигрышем, со своей второстепенной ролью.

▲ Конечно, было бы чудом, если бы первая попытка практического применения коммунистического учения прошла идеально. Но это не повод для отмены самой идеи. Нашла ведь ныне идея социализма практическое применение во многих «не социалистических» странах Европы, таких как Германия, Италия, Франция, Финляндия, Швеция. Там уже давно поняли, что чем меньше в стране бедных, тем богаче становится государство.

▲ Во времена строительства «социализма», когда все мы наблюдали свою жизнь и сравнивали её с жизнью людей в других современных странах, за границей неустанно поражались нашим постоянным «заморочкам». А они возникали всегда и везде, даже там, где их не должно было быть ни под каким видом.

▲ Вместе с тем, люди, которые критикуют октябрьский переворот и социализм – говорят не всю правду. Они забывают о всенародном энтузиазме первых пятилеток, о нечеловеческих усилиях в противостоянии с матёрым, вышколенным немецким нацизмом, о героике миллионов людей на послевоенном восстановлении народного хозяйства.

В период с НЭПа до Отечественной войны СССР вырос до роли одной из индустриальных сверхдержав мира – это же факт! И хребет Гитлеру вместе с Красной армией мы сломали под Красным Знаменем. Поднявшись из руин, наша страна первой вышла в Космос, а очаровательная застенчивая улыбка Юрия Гагарина покорила весь мир.

Если бы не произошли октябрьские события и не сложился бы советский строй в России, Запад разгромил и захватил бы этот регион уже давным-давно. Россия стала бы колонией и была бы растащена на кусочки.

▲ Народ честно нёс свою ношу трудной, теперь уже необратимой, советской истории. Но многое ему не забыть. И головокружение от насильственной коллективизации. И «сталинский порядок», который в стране обеспечивали сотни тысяч тюремщиков – судьи, следователи, конвоиры, охранники, члены расстрельных команд. И все государственные и общественные структуры, насыщенные доносчиками, и страх «сказать лишнее», царивший не только на работе, но и дома. И боязнь обнаружить в семейной истории следы своего «позорного» буржуазного прошлого. И времена, когда за гроши приходилось горбатиться «на стройках коммунизма» и десятилетиями жить в бараках ради «победы коммунизма» в Азии и Африке. И депортацию целых народов. И перекосы во всей политике.

Не надо забывать трагедию поручика Голицына и корнета Оболенского. О них поют теперь повсюду. Но надо помнить и того паренька, что упал «там, вдали за рекой, где погасли огни»? Победа в той схватке была у тех, за кем пошёл народ.

▲ Сведения о деятельности партийной, комсомольской и пионерской организациях города Черкесска, КЧАО и КЧР имеются во многих главах Т.1 и Т.2 книги. Так же во многих местах упомянуты и фамилии активных членов этих организаций, внесших своей деятельностью определённый вклад в жизнь города Черкесска.

И всё же, несмотря на это, автор решил познакомить читателя и с некоторыми другими известными ему сведениями. Это ведь наша История, а её надо знать и любить.