Ассистент

📖 Биография Евгения Остроухова из книги С. П. Твердохлебова — Исторический Черкесск


Вспоминается одна горькая фраза, произнесённая моим ротным: «Настоящий пехотинец знает себе цену». Мы, прибывшие временно в «пехотный» полк, были танкистами. И на фразу капитана ехидно улыбались.

А сказано это им было по поводу того, что пехоту не жалуют славой. «Грязная и зачуханная», она всегда была как бы неподходящим объектом для прессы.

Позже автору пришлось познакомиться со многими пехотинцами той, Отечественной 1941-1945 гг., войны. Как они устали от неё – знали только они сами. Те, кто шёл в разведку боем, кто штурмовал окопы противника, шёл через минные поля, чьего возвращения всегда ждали дома. И им больше всего хотелось когда-нибудь вернуться с этой войны. Окончательно вернуться. Но как раз ради этого приходилось вновь идти в бой. Без почестей и без славы, без должной, мягко говоря, оценки своего труда на грани жизни и смерти.

Но пока в стране есть пехота, страна жива. Это не все понимают, но это так.

20 марта 1992 г. было учреждено высшее почетное звание России Герой Российской Федерации. Это звание присваивается Президентом России за заслуги перед государством и народом, связанные с совершением геройского подвига. Герою РФ вручается знак особого отличия – медаль «Золотая звезда» и грамота о присвоении звания. Медаль представляет собой пятиконечную звезду с гладкими двугранными лучами на лицевой стороне. На оборотной стороне медали расположена надпись «Герой России». Медаль золотая, весом 21,5 грамм. Носится на левой стороне груди над орденами и медалями.

По состоянию на 26 декабря 2013 г. общее число награждённых составляло 1006 человек, из них 460 были награждены посмертно.

Сотни военнослужащих были удостоены звания Героя России за мужество и героизм, проявленные в ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе.
102-й Герой России Евгений Владимирович Остроухов родился 12 мая 1976 г. в г. Усть-Джегута (ныне КЧР) в семье стоматолога и рабочей. Учился в средней школе № 1 (ныне – лицей) г. Усть-Джегута и ТУ-30 г. Черкесска.

В июне 1994 г. Е. Остроухов был призван во внутренние войска МВД РФ. В том же месяце был зачислен в штат 81-го полка, дислоцирующего на тот момент в г. Благодарном Ставропольского края. В ходе подготовки молодого пополнения был отобран и направлен в г. Шахты Ростовской области – в учебный полк, осуществлявший подготовку и выпуск специалистов для подразделений на бронетранспортёрах (БТР).

По окончанию учебного подразделения (октябрь, 1994) вновь был распределён для дальнейшего прохождения службы в 81-й полк оперативного назначения (войсковая часть № 3709) 54-й дивизии оперативного назначения (войсковая часть № 7427) СКВО внутренних войск МВД РФ.

Рядовой Е. Остроухов был назначен на должность наводчика пулемётов БТР в 8-ю мотострелковую роту этого полка.

В декабрьские дни 1994 г. федеральные войска начали широкомасштабные наступательные действия против чеченских бандформирований, устроивших внутренний вооружённый конфликт на территории Северного Кавказа.

Утром 20 декабря (тогда ещё никто не знал, что началась настоящая вой-на), в направлении города Грозного к мосту через реку Сунжу была направ-лена группировка внутренних войск для оказания помощи разведывательному батальону, теснившему крупный отряд боевиков, а затем попавшему в засаду.
21 декабря 81-й полк получил приказ: следуя в первом эшелоне группировки, занять оборону за хребтом и перекрыть развилку дороги у полевого стана в трёх км от Грозного. А если попросту, то полк должен был обеспечивать переправу через реку Терек. Командир части уточнил: «Построить колонну с таким расчётом, чтобы БТРы защитили машину с зенитной установкой».

Когда колонна ползла по пустынным улицам ст. Петропавловской, находящийся в одном из экипажей БТРов рядовой Остроухов, внимательно смотрел через башенную оптику. Ему было видно, как казавшиеся брошенными, дома провожали бронированные машины суровой немотой оконных глазниц. От этой тишины «мёртвой» станицы становилось не по себе.

Очередной поворот. В прицеле мелькнуло осиротевшее здание школы. Евгений даже успел заметить большой школьный глобус, стоявший на подоконнике.
Мимо проплывали дома, пустые заснеженные подворья и проулки. Внимательно всматриваясь через сетку прицела пулемёта, Евгений, как наводчик, должен был в любой момент открыть упреждающий огонь при угрозе нападения на их колонну. А её всё глубже и глубже всасывала в себя безлюдная, угрюмо молчавшая станица. Тупой иглой вдруг кольнуло недоброе предчувствие: сидевший на командирском месте начальник штаба батальона занервничал и, поминая недобрым словом карту, дал команду разворачиваться. Похоже, заблудились.

Чтобы оглядеться, Евгений до боли сжал рукояти приводов. Заманившая вглубь центральная улица упиралась в Дом культуры. Небольшая площадь перед ним была стиснута по бокам оградами школьного двора и сквера. Дальше дороги не было.

Евгению было хорошо видно, как БТРы с зениткой, сразу ставшие неуклюжими, неповоротливыми в узком аппендиксе, огибающем школьный двор, томительно долго выписывали крюк разворота. Наконец, сминая ограду, нащупывая колёсами выход из тесного враждебного пространства, они начали медленно переползать через пятачок перед Домом культуры.

Замыкавшая колонну машина, стала разворачивать на месте и, набирая скорость, устремилась по центральной улице в обратном направлении. За ней, завершив маневр, начали выстраиваться ещё два БТРа. А впереди дописывали крюк на параллельных колеях зенитка и чуть приотставшая от неё головная «коробочка». Ещё чуть-чуть, и...

Никто тогда не знал, что здесь, в центре ст. Петропавловской, боевики генерала Дудаева устроили их колонне засаду. Никто не знал, что до начала их единственного и главного боя оставались считанные секунды...

Именно в тот миг предательская тишина станицы, нарушаемая лишь не-стройным гулом передвижной техники, взорвалась и треснула, расколотая многоголосым рёвом противотанковых труб. Шквальный огонь из стрелкового оружия и гранатомётов со стороны противника по колонне был открыт внезапно. Огненные языки автоматных очередей появились из окон школы, здания поселкового Совета, из расположенного рядом Дома культуры. Ещё минуту назад они были безмолвными. Откуда-то сбоку бил крупнокалиберный пулемёт.

Первым загорелся лишённый прикрытия «Урал» с ЗУ-23-2 (спаренная 23-мм зенитная установка или, как её называют военные, «зушка»). Сержант (старший машины) был убит практически в упор. Водитель, укутанный в жуткий огненный кокон, корчился в адских муках у кабины автомашины.

Из кузова кувырком сыпались оглушённые взрывом солдаты. Они отстреливались, бежали в скверик, к его спасительным деревьям. Успели немногие. На открытом пространстве бандиты безжалостно косили очередями контуженых парней.

Развернуться машинам и бронетехнике на узкой дороге или уйти из-под огня в данной ситуации оказалось очень трудно.

Потом были повреждены ещё два БТРа. «Ещё рывок, пацаны! Раненых не бросать! Вместе прорвёмся!» – подбадривали солдат взводный командир с сержантом.
Не успевшие выпрыгнуть из БТРов раненые сгорали заживо. Оставшиеся исправными другие БТРы стали отходить назад, оставляя личный состав без прикрытия и огневой поддержки.

Тем временем «коробочка», сманеврировавшая в тупике, огрызаясь все-ми стволами, стала прорываться и выходить из-под гранатометного огня. Возможно, сидевший там офицер не видел разгрома на пятачке перед Домом культуры, надеялся, что старший колонны вслед за ним выведет оставшиеся машины. Много ли за спиной разглядишь при задраенных-то люках?

А спасать людей было не на чем. Сводное подразделение в считанные минуты лишилось всех колес.

Получилось так, что подразделение внутренних войск, насчитывающее первоначально около 70 человек, было практически полностью рассеяно. Одна часть личного состава, оставшись без огневой поддержки со стороны боевой техники, которой командовали два офицера, стала с боем пробиваться назад, к основным силам полка. Вторая часть, та, в которой не оставалось ни одного офицера, продолжала вести кровопролитный бой возле школы против группы дудаевских боевиков численностью до 80 человек.

В составе этого бандформирования, как позже выяснилось, были и боевики из числа афганских моджахедов, имеющие огромный опыт ведения партизанской войны…

Ничего этого Остроухов не знал и не видел. Командирский БТР, следующий в колонне первым, вскоре тоже застыл у смятой ограды школьного двора. Он получил повреждение от прямого попадания из гранатомёта. Кумулятивный снаряд впился под днищем между ступицами и перебил механические суставы ходовой части БТРа.

Евгений Остроухов, получив лёгкое ранение в руку, остался в подбитой врагом боевой машине. Спустя некоторое время он уже открыл прицельный огонь по дудаевским боевикам.

Крупнокалиберный пулемёт боевиков он вычислил быстро. КПВТ (14,5-мм крупнокалиберный пулемёт Владимирова танковый) штука серьёзная. Боевики в этом скоро убедились. Женя, как мог, пытался длинными очередями прикрыть отход своих товарищей, и скоро уничтожил их огневую точку.

Вращая ускоренно ручку поворотного механизма башни, он продолжал вести огонь вкруговую. Но потом, когда в очередной раз повернул башню и нажал кнопку электроспуска, КВПТ судорожно поперхнулся и заглох. До заклинивания затвора удалось отстрелять только три коробки...

А палец уже заученным движением скользнул на кнопку электроспуска пулемёта ПКТ (7,62-мм пулемёт Калашникова танковый). И дублирующие очереди опять полетели в направлении боевиков.

Сколько длилась эта перестрелка – Евгений не ведал. Время перестало для него существовать. Оно растворилось в пороховой гари, грохоте стволов и звоне гильз. Казалось, на всем белом свете остались только он, наводчик Остроухов, с упруго долбящими пулемётами, да бандитские огневые точки вокруг БТРа. В какой-то миг при поворотах башни в окружье прицела промелькнули два огромных костра: горела «зушка» и БТР Кабулова. Потом увидел ползущих в разные стороны мальчишек из его полка.

Кашляя, задыхаясь в едком дыму, он будто прикипел к раскалённым пулемётам. Будто превратился в живое продолжение прицела и механизмов управления башенным хозяйством. Его пулемётные очереди били по окнам, по укрытиям, откуда стреляли дудаевские боевики. Перед ним была только одна задача: не давать им, сволочам, высунуться с трубами и стволами — выиграть драгоценные минуты для своих ребят, чтобы они успели отойти с ранеными и где-нибудь закрепились.
А затем, расстреляв последний боекомплект, обречённо смолк и ПКТ. Евгений оторвался от резинового наглазника, оглянулся по сторонам. Внутри БТРа никого не было. По броне продолжали барабанить пули.

В это время бойцы его экипажа, изредка поливая из автоматов огневые точки противника, отползали и тащили на себе тела окровавленных товарищей и раненого в голову майора. К уцелевшему же БТРу ст. лейтенанта Сергея Уткина подползти не могли. Пространство простреливалось боевиками.

Нащупав свой автомат, Женя рванул скобу затворной рамы, а затем вы-полз через боковой люк из бесполезной теперь машины.

Он не стал пытаться добежать до кювета или забора, потому что ещё в БТРе понял — это бессмысленно. Все ребята, пытавшиеся совершить эту попытку, уже лежали мёртвыми: кто на асфальте, кто на мёрзлой земле.

Поняв, что в подбитом БТРе кончились пулемётные патроны, боевики стреляли с удвоенной силой. Они заблокировали проскользнувших к укрытию солдат с двумя лейтенантами, которым лишь к полуночи повезло вы-рваться из этого капкана и околицей, через кладбище, уйти к своим подразделениям. Они прижали к земле свинцовым дождём группу солдат, оставшихся на площади с ранеными.

Женя чуть-чуть замешкался, и сразу же нестерпимой болью обожгло ногу. Стиснув зубы, кое-как забравшись под днище своего безжизненного БТРа, он залёг со своим «Калашниковым» у колеса и стал лихорадочно обозревать панораму боя.

Взгляд на мгновение зафиксировал корму удалявшегося БТРа. Позже ему расскажут: уцелевший БТР вышел из боя порожняком, если не считать спасшегося командира группы, который от собственной боли, а может, в амнезии (ранение в голову, даже касательное – дело нешуточное) забыл о своих подчинённых. Размазывая по лицу кровь, начштаба батальона первым протиснулся за броню БТРа ст. лейтенанта Уткина и в шоке скомандовал водителю: «Вперёд!», после чего «коробочка» с майором резво покинула район засады.

Направив ствол своего «Калашникова» в сторону школы, Евгений стрелял по зафиксированным окнам школы.

Опустошая «рожок» за «рожком», он вёл из автомата прицельный огонь по дудаевцам. Местонахождение многих их них он запомнил, находясь ещё в БТРе. Под пунктирами встречных трассеров, пригибаясь, короткими перебежками пересекали улицу его однополчане. Одни пытались укрыться в здании магазина с зияющими проемами витрин, другие уже укрылись в подвале одного из ближайших зданий, откуда вели бой с боевиками.

Тех, кто мог держать в руках оружие, осталось немного. Они кое-как отвечали на очереди боевиков, но этого пока вполне хватало, чтобы те не приближались.
Ближе к вечеру боевики отошли. Перекликаясь друг с другом, посте-пенно к БТРу стали приближаться уцелевшие бойцы. Прикрывая друг друга скупыми экономными очередями, бойцы волоком стаскивали тела ребят к БТРу Остроухова. Всех — и живых, и мёртвых. Залитые своей и чужой кровью, помогая друг другу, мл. сержанты Вадим Кульчицкий и Санал Хантыев, рядовые Алексей Кузнецов, Дмитрий Гнамм, Андрей Васильченко, Василий Хлебников, Евгений Шпехт укладывали локоть к локтю убитых, собирали у них автоматы и подсумки с магазинами патронов. Они знали, что найти и эвакуировать разбросанных по площади и скверу парней в темноте, да ещё под огнём боевиков, будет труднее, чем в минуты, пока не наступили сумерки.

«Женька, Калабу убили!». Он выполз из-за укрытия и, сжав цевье автомата, пропахал своим телом борозду в неглубоком снежном насте, твердеющем от вечернего мороза. Зафиксировав автомат на плече, Женя поволок обмякшее тело рядового Калабина к силуэту БТРа. Он чуть-чуть не дополз до него, когда почувствовал невыносимую боль в кости ниже колена, а что-то горячее впилось и в бедро…

Пока останавливал ремнём кровотечение, услышал жалобный стон: «Женя, помоги...». «Ты кто?» «Аскольский... Стефан...». Волоча непослушную ногу, Женя пополз с товарищами на зов однополчанина, потом подтащили потерявшего сознание солдата к БТРу. Но было уже поздно. Стефан умер на их руках.

Женя сменил магазин, прижал к плечу приклад «Калашникова». Подводя мушку автомата на силуэты боевиков, подсвеченные горящими машинами, он, вдруг, обмяк. Теряя сознание и последнюю надежду, успел подумать: «Наступает ночь, а спасать их никто не спешит».

А между тем бойцы 81-го полка безуспешно пытались прорваться к сво-им окружённым бойцам. С одного направления – расчёты огнеметчиков на БТРах, с другого – группа спецназа при поддержке танка. Но, встреченные огнём РПГ и крупнокалиберных пулемётов боевиков, спасатели вынуждены были отступить.

Свыше 12 часов вела бой группа сержантов и солдат срочной службы. Не прекращался бой и ночью. Была отбита ещё одна атака дудаевцев.

БТР, эта маленькая крепость на колёсах, под которой ощетинилась ство-лами горстка храбрецов, ещё раз был прошит кумулятивной гранатой боевиков. Когда от детонации взорвался неизрасходованный боекомплект КПВТ, автоматчику Вадиму Кульчицкому раздробило плечо, и он выронил из рук свой автомат. Отключился и Алексей Кузнецов.

Истекали кровью, замерзали, умирали на руках раненые товарищи. Рядо-вые Александр Конин, Александр Савин, Константин Калабин, Сергей Толстоноженко, Алексей Кутырёв, Николай Макаров, Павел Макаров, Евгений Сиротин, Стефан Аскольский, Евгений Шпехт и др. живыми домой не вернулись.

Мл. сержант Хантыев и рядовой Хлебников, пострадавшие чуть меньше других, почти до утра вели неравный бой, защищали себя и обескровленных товарищей. Они продолжали геройский почин Жени Остроухова.

С горсткой бойцов срочной службы в количестве 15-18 человек, среди которых был и Евгений, Хантыев организовал из подвала оборону здания. Многие из них были ранены и контужены. Никто из них никогда раньше на подобной войне не был. Но, попав в хорошо организованную со стороны противника засаду, они не спасовали и не запаниковали.

По ним всё стреляли и стреляли, подступая со всех сторон. Но, солдаты, кто мог, дружно отвечали всеми стволами – отбивались, отвоёвывали драгоценные мгновения передышки.

Несколько боевиков приблизились почти вплотную. Они были без маскировочных халатов, и солдаты решили, что это свои, из тех, которые укрылись в магазине с лейтенантами. Лишь в самый последний момент разгадали уловку. Рядовой Дмитрий Гнамм уложил одного из автомата. Не успели опомниться — граната летит. Упала у самых Димкиных ног. Он успел отшвырнуть её, но тут же рухнул в снег, подкошенный очередью.

И снова наваливалась страшная явь, врываясь автоматным грохотом, рус-ским матом и стонами раненых.

А Женя, коченея от холода и корчась от боли, всё чаще впадал в обморок. С потерянной кровью покидали и последние силы. «Это конец… Заветная граната в кармане… Как бы достать её...»

Мысленно он уже прощался с надеждой остаться в живых. Прощался с молодой женой и крохой сыном. С родителями, братьями и сёстрами. С де-дом, отшагавшим по дорогам Отечественной войны четыре долгих года. Со всеми, кого любил, с кем дружил.

Временами его тормошили чьи-то руки, они били его по щекам, не позволяли провалиться в бессознательный мрак. В забытьи слышал: «Жека, слышь, очнись, братан!» «Не спать, пацаны!» «Всем – не спать! Замёрзнете!».

К исходу ночи огонь врага прекратился. Боясь очутиться в тисках, основные силы дудаевцев покинули станицу. А боевики, оставленные для захвата раненых солдат, так и не смогли сломить сопротивление 19-летних мальчишек.

А на рассвете к группе прорвалась армейская колонна. Очередная попытка прорыва к центру станицы Петропавловской сыграла решающую роль в спасении Жени Остроухова и его однополчан. Впрочем, сам он, к этому моменту потеряв сознание от потери крови, не видел, как к БТРу подошли местные жители. Очнулся, когда в темноте раздались незнакомые голоса: «Эй, солдаты! Не стреляйте, мы мирные жители!» Подошли двое: «Ты не беспокойся, сынок. Сейчас вас перевяжем, отведём в тёплый дом. А дальше сами решайте…». И убедившись в добрых намерениях мирных людей, попросил: «В первую очередь спасайте самых тяжёлых, а мы втроем, – указал на себя, Василия и Санала – в норме, как-нибудь потерпим...».

Те, кто мог ходить, поддерживая, увели. За остальными вскоре пришёл «УАЗик».

Когда журналист торопливо записывал в блокнот сбивчивые, взволнованные рассказы чудом выживших парней о жестоком бое в центре Петропавловской, о подвиге Жени Остроухова, то он, морщась от боли в пробитой пулями ноге, твердил: «При чём тут я! Там все конкретно стреляли».

Не мог ответить Остроухов и на вопрос, сколько времени он защищал раненых товарищей.

За мужество и отвагу проявленные в этом бою многие военнослужащие 81-го полка были представлены к различным наградам. Указом Президента РФ от 31 декабря 1994 г. за мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга рядовому Остроухову Е. В. присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».

Евгений Остроухов и ст. прапорщик В. А. Пономарёв (он был награждён посмертно) стали первыми Героями РФ, получившие это высокое звание в ходе проведения компании по восстановлению конституционного порядка на территории Чеченской Республики в 1994-1996 гг.

Известие о награждении застало Евгения в военном госпитале г. Ростова-на-Дону. Когда медсёстры пришли первыми поздравить его, обиделся даже: «Какой я герой. Просто хотелось выжить и спасти ребят…»

«Золотую Звезду» в Кремле ему вручил Б. Ельцин.

Рассказ о его мужественном поступке попал в книгу «ВВ. Кавказский Крест». Друзья Остроухова говорили, что книжку эту Женя очень берёг. А вот до следующей книги Женя не дожил. «Звезда мужества» – так называется сборник о геройских ребятах, прошедших чеченские кампании. Видели её только журналисты и по роковому стечению обстоятельств именно в тот день, когда стало известно: Герой России Е. Остроухов уже не значился среди живых.

После излечения в военном госпитале служба Е. Остроухова продолжилась. В 1996 г. он окончил курсы по подготовке младшего офицерского состава при Владикавказском высшем военном командном училище внутренних войск МВД РФ, откуда вышел в воинском звании мл. лейтенанта.

Уже офицером Евгений служил в Отдельной дивизии особого назначения ВВ МВД РФ в г. Москве, командовал взводом специального назначения. В 1997 г. был переведён для дальнейшей службы в 101-ю отдельную бригаду оперативного назначения ВВ МВД РФ (войсковая часть № 5594), расположенную в г. Ставрополе (СКО ВВ МВД РФ). В 1998 г. уехал служить на родину в г. Черкесск в отдельный специализированный моторизованный батальон (ОСМБ) ВВ МВ РФ на должность командира патрульного взвода. Затем перевёлся служить в органы милиции – в УВД КЧР.

Евгению пришлось поучаствовать и во второй кампании – контртеррористической операции (КТО) на территории СКР РФ в 1999-2000 гг. С 1999 г. проходил службу в специальном отряде быстрого реагирования (СОБР) Управления по борьбе с организованною преступностью (УБОП) при МВД КЧР. В августе-сентябре 1999 г. в составе сводного отряда милиции участвовал в боях против банд Басаева и Хаттаба на территории Республики Дагестан.

В 2001 г. ст. лейтенант Е. В. Остроухов перевёлся на работу в Подмосковье. Взять такого молодого, весёлого и мужественного парня, кавалера многих медалей да ещё Героя России, не отказался бы любой командир, но Евгений выбрал родной СОБР. Ст. оперуполномоченного УБОП при ГУВД Московской области на работу взяли с радостью, дали две комнаты в обще-житии Долгопрудного, где жили ребята областного СОБРа. Евгений стал обживаться на новом месте. Один. Жена Надежда, 8-летний сын Валентин и 4-летняя Женечка остались в Черкесске. Но со столичной жизнью бравый ст. лейтенант свыкнуться так и не смог.

Несколько лет назад он заочно поступил на учёбу в Ростовский юридический институт МВД России, который закончил по специальности «юриспруденция». «Он никогда не надевал на экзамены или зачеты Звезду Героя»,— рассказывал зам. начальника института Александр Суховеев – «Он не хотел её выставлять. И когда его спрашивали о награде, смущался».

На его счету было несколько командировок в зону проведения КТО на территории СКР РФ.

Последнюю весточку от Евгения Остроухова на его службе в ГУВД Московской области получили в середине августа 2002-го. Ровным почерком на белом листе ст. лейтенант СОБРа просил продлить его пребывание в чечен-ской командировке ещё на три месяца.

А чего удивляться? Сослуживцы Евгения не раз побывали в кавказских зачистках. Иногда жизнь и не туда загонит. К тому же, с женой у него не складывались семейные отношения. Вот и мотался на «войну». Там голова другим занята.

Одна из командировок на Кавказ стала для Евгения последней…

Ст. лейтенант милиции Е. В. Остроухов трагически погиб в ходе проведения специальной операции, по пресечению действий незаконных формирований. 25 августа 2002 г. во время зачистки населённого пункта в чеченском селе Старые Атаги раздался выстрел и упал оперативник Остроухов.

Те, кто был ближе к Евгению, бросились к товарищу, надеясь его спасти, но было уже поздно. Смерть наступила мгновенно. Собравшиеся у тела собровцы несколько минут находились в состоянии шока. Потом погрузили тело в машину и увезли в Ханкалу.

Никакой провокации или подставы со стороны боевиков не было. Е. Остроухов сам произвёл выстрел в правую височную часть из наградного пистолета Макарова. Возможно, сказалось психологическо напряжение, возможно, известие о том, что супруга подала на развод.

Похоронили Героя России на родине – в г. Усть-Джегута.

3 октября в 2012 г. именем Е. Остроухова была названа одна из вновь образованных улиц Усть-Джегуты. Его имя также присвоено детскому саду № 3 «Солнышко», в котором он воспитывался. После минуты молчания в память о Герое России право открыть мемориальную доску предоставили матери Евгения Татьяне Никулиной, зам. атамана БКО Виталию Сергиенко и главе Усть-Джегутинского городского поселения Шамилю Тебуеву. Мемориальную доску освятил отец Александр.

В Черкесске, на доме по адресу: ул. Калантаевского, 4, висит мемориаль-ная доска, которая сообщает, что в 1997-2002 гг. в нём жил Герой России, ст. лейтенант Е. В. Остроухов.

Мемориальная доска Жене висит и в Москве.

Про Женю Остроухова в Черкесске и Усть-Джегуте говорили разную ин-формацию. Большинство – хорошую. Спецназовцы – гордились. Встречались лица, которые считали его чуть ли не «антигероем». Были единицы, у которых к нему возникло чувство неприязни.

Каким бы человеком офицер Остроухов ни был, он защищал нас, нашу Конституцию от бандитского чеченского беспредела. Других у нас тогда не было, потому что «хорошие ребята» сидели дома и делали «бабки» или просто наслаждались жизнью, рассуждая в компании девчонок за стаканом спиртного о том, какие они «крутые» и «бесстрашные».

Е. В. Остроухов был просто солдатом, выполнявшим свой долг. Оказалось – солдатом проигранной войны, солдатом неудачи, хотя и стал Героем России. Его нет с нами. Но осталась боль.

Среди местного населения бытует афоризм будто «Народы Кавказа созданы для войны». Она продолжается и сегодня, к великому сожалению.

«В Черкесске вот девушки бродят по улицам в коротких юбках. Мои знакомые и друзья стреляют по ним «глазками». В кафе или ресторане парочки сидят, обнимаются. На улицах – целуются. И никому нет дела до того, что здесь, на Кавказе другой мир, другая жизнь. Что до сих пор идёт странная война, что погибают ребята, что кто-то погибнет ещё…

Неужели человек, кто бы и откуда он ни был, создан для того, чтобы убивать? Ведь это «философия» бандита и убийцы. Человек рождён для жизни. А солдат – для того, чтобы эту жизнь защищать…».

Эти слова, которые говорил Женя автору весной 2000-го в спортзале УВД на ул. Калантаевского, были записаны на диктофон.

16 октября 2015 г. в городе Усть-Джегута Е. Остроухову был открыт бюст. На церемонии открытия присутствовали руководители республиканского военного комиссариата, сотрудники министерства внутренних дел КЧР, депутаты Народного Собрания КЧР, представители районной власти, духовенства, общественных объединений, призывники осенней призывной кампании, которых торжественно проводили на службу в ряды Вооружённых Сил России.

Право торжественно снять красное покрывало с бюста в знак его открытия было предоставлено главе Усть-Джегутинского района Мурату Лайпанову, военному комиссару республики полковнику Арсену Темирову и сыну героя Валентину Остроухову – курсанту института пограничных войск ФСБ России. На открытие бюста приехал и бывший командир Евгения Остроухова, Геннадий Будаев.