Ассистент

Исторический Черкесск: Энциклопедия: Боевые действия на Северном Кавказе


▲ Успехи, достигнутые Красной армией в зимнем наступлении 1941 г. под Москвой, вселяли надежду, что разгромить гитлеровцев можно уже в скором времени. Настроение у горожан заметно повысилось. Но вот пришла весна, наступило лето 1942-го, которое особой радости им не принесло. 
К апрелю 1942 г. численность действующей Красной армии была не только восстановлена, но и выросла. На 10 фронтах воевали 48 общевойсковых армий и 3 оперативных группы, в которые входили 293 стрелковые и 34 кавалерийские дивизии, 121 стрелковая танковая бригада и 56 отдельных танковых бригад.Количество же немецких дивизий на Восточном фронте весной 1942 года возросло до 183, а на юге – до 68. 
▲ В мае-июне 1942-го «полководец» с маршальскими звёздами Тимошенко и член Военного совета Хрущёв позорно проиграли операцию южнее Харькова, где потеряли 230 тыс. погибших и пленённых красноармейцев, а 80 тыс. получили ранения. Фон Клейсту достались 775 советских танков, более 500 орудий и миномётов. Крах наступления и прорыв противника вызвали холодную ярость Сталина. И Жуков, и Василевский были против наступления наших войск в этом районе, однако командование Юго-Западного фронта проявило настойчивость и упрямо отстаивало свой план. И вот результат – две армии оказались в котле и были почти полностью уничтожены. Врагу снова открылся путь на Москву и Кавказ.
Генерал-лейтенанта И. Баграмяна тогда могли расстрелять. Никто не знает, почему Сталин простил своего генерала. Но факт остаётся фактом. Иван Христофорович остался жив и в апреле 1945-го командовал 1-м Прибалтийским фронтом, который совместно с 3-м Белорусским фронтом маршала Василевского осуществил удачное сражение по захвату важнейшей вражеской цитадели – города-крепости Кёнигсберга. Крепость, считавшаяся неприступной, сдалась на четвёртые сутки. И в этом штурме принимала участие и 2-я гвардейская Таманская СД – оборонявшая и освобождавшая Черкесск от врага.
Русских солдат немцы в плен поначалу даже не брали – торопились вперёд. Как стадо животных, по дороге бежали отступающие красноармейцы, избежавшие окружения, а немцы на танках и БТРах, машинах, мотоциклах обгоняли это бегущее воинство, крича: «Рус, уходи! Бан фрай!» (дорогу давай!). Наши пленные, которых собирали уже тыловые части Вермахта, испытали позор военного поражения за ошибки бездарного вое-начальника. 
Харьков был, пожалуй, последним заметным успехом германской армии на Восточном фронте. Трагедию под Харьковом, после чего немцы прорвались на Кавказ, потом скрывали от народа. О ней историки будут застенчиво помалкивать долгие годы.
▲ В июне 1942-го завершилась провалом и Керченская операция. Зам. наркома обороны, глава ГПУ Красной армии, яростный обличитель «врагов народа» (на чём, кстати, и выдвинулся), «самодур и безумец Лев Мехлис, решил, что раз умеет подписывать расстрельные списки, то научится командовать армиями». Всю зиму 1941-1942 гг. гнал он на Керченском полуострове войска Крымского фронта в бессмысленные и кровавые наступления. Потери – колоссальные: полмиллиона убитых наших солдат! 
А потом, за 10 дней, Манштейн разгромил войска трёх армий Крымского фронта, имевших двукратное над ним превосходство. Немцы захватили 170 тыс. пленных, 1133 орудия и 258 танков, хотя наши армии стояли на фронте узкой полосой (всего лишь 16 км), а каждая дивизия занимала по фронту 600-700 метров. Такая насыщенность войсками – ред-кость.
▲ 28 марта в Растенбурге в ставке Гитлера обсуждался немецкий план летней кампании. Гитлер собрал на совещание только узкий круг командования Вермахта: кроме Кейтеля, Йодля и Гальдера были приглашены высокие чины, представлявшие все виды вооружённых сил. Первоначально этот план должен был называться «Зигфрид», но Гитлер не захотел более использовать имена героев германского эпоса в качестве названий своих военных операций, поскольку это обязывало его ко многому. Изложенный в директиве немецкого командования № 45 от 23 июля 1942 г. «О продолжении операции «Брауншвейг», план по захвату Кавказа получил кодовое название «Эдельвейс».
▲ С 28 марта при Черкесском областном комитете Российского общества Красного креста (ул. Калинина, 18) открылись полугодичные курсы медсестёр.
▲ Чем ближе подходили гитлеровские войска к Ростову н/Д, тем появлялась большая вероятность наступления противника на Северный Кавказ с севера. По указанию СВГ были приняты срочные меры по организации обороны.
3 апреля 1942 г. приказом командующего войсками Северо-Кавказского ВО территория округа была разделена на 11 боевых участков. 1-й участок был образован с центром в городе Сальске, 2-й – Краснодаре, 3-й – Ворошиловске (ныне Ставрополь), 4-й – Армавире, 5-й – Черкесске, 6-й – Пятигорске, 7-й – Нальчике, 8-й – Будённовске, 9-й – Моздоке, 10-й – Орджоникидзе (ныне Владикавказ), 11-й – Грозном. Оборона каждого из этих участков была возложена на соответствующие соединения, части и военно-учебные заведения, расположенные в границах участков.
▲ 5 апреля 1942 г. ЦК ВКП (б) принял Решение о сокращении тиражей, объёмов и периодичности газет. Оно коснулось и местных газет.
▲ 6 апреля начальник местной ПВО, председатель Черкесского горисполкома Н. Сорокин издал приказ № 6/4, в котором обязал все предприятия, учреждения, школы и жилые дома с наступлением темноты «тщательно и полностью соблюдать светомаскировку». Проезд по городу автомашин без соблюдения светомаскировки также был запрещён. 
▲ 9 апреля в Черкесске проводилось опробование работы оборудования содового завода. Были получены первые 400 кг каустической соды. По разработанному проекту завод должен был ежегодно выпускать 600 тн каустической соды и 96 тн кальцинированной соды. 
▲ С огромным воодушевлением трудящиеся Черкесской АО встретили закон о выпуске Государственного военного займа. Рабочие заводов «Мо-лот», цементного завода, «АВТОТРАНС» и других предприятий и учреждений города Черкесска подписались на заём в размере месячного оклада. Инженер Мудрый подписался на сумму 900 руб. В течение двух дней (15 и 16 апреля 1942 г.) сумма подписки на Государственный военный заем 1942 г. по Черкесску составила 1,5 млн. рублей. Рабочие и служащие районов Черкесской АО и г. Черкесска дали взаймы государству 2,2 млн. рублей.
▲ По состоянию на 12 апреля в Черкесске состояли на учёте 42 первичных партийных организации.
▲ 17 апреля Черкесским горисполкомом был издан приказ № 17/4 по приведению щелей и убежищ в состояние полной боевой готовности.
▲ В апреле 1942 г. из Черкесска более 120 комсомолок были направлены тремя группами в 734-й артиллерийско-зенитный полк войск ПВО. Первые 48 девушек-добровольцев отправились из Черкесска 12 апреля. 
▲ Ввиду «многочисленных давлений трудящихся о желательности объявления в 1942 г. 1 и 2 мая рабочими днями, в связи с военной обстановкой, требующей от всех трудящихся напряжённого труда на оборону страны», СНК Союза ССР и ЦК ВКП (б) объявили 1 и 2 мая рабочими днями.
▲ 20 мая 1942 г. состоялась III Черкесская городская комсомольская отчётно-выборная конференция. С отчётным докладом выступил секретарь ГК Борис Романов. В этот же день был образован Северо-Кавказский фронт (СКФ). 
▲ 24 мая состоялся воскресник по благоустройству и очистке городских улиц, в котором принимали участие 26 предприятий Черкесска. Тогда же силами школ в центральном сквере начали рыть окопы.
▲ Несмотря на военное время, в 1942 г. Черкесску на благоустройство улиц было выделено 222 тыс. руб.
▲ Летом 1942 г. в Черкесске успешно функционировали артели «Пяти-летка» (ул. Сталина, 27), им. «Красных партизан», им. «20-й годовщина Октября», «Красный металлист» (ул. Набережная, 13), «Кожзавод», «Псау Чешо», «Советский быт» (ул. Набережная, 10), «Наше достижение», а также тарная мастерская крайпотребсоюза (ул. Калинина, 37), Черкесский филиал Пятигорской автошколы (ул. Пушкинская, 83), хозяйственный магазин (ул. Первомайская, 48). Вместе с крупными предприятиями города они выпускали продукцию для фронта.
▲ К июлю 1942 г. на Северном Кавказе было построено около 100 тыс. оборонительных сооружений, вырыто 660 км противотанковых рвов и 1939 км ходов-сообщений.
▲ Битва за Кавказ в истории Великой Отечественной войны стоит в од-ном ряду с крупнейшими сражениями – столь велико было значение нашего региона. Кроме блокады Ленинграда, ни одно из сражений войны не было столь продолжительно. К тому же путь к Берлину начался на Волге и на Кавказе. 
▲ Нам сейчас кажется, что Кавказ – исконно наш. Но были времена, когда Британская империя претендовала на него и мечтала выдавить Россию оттуда. Это было не только в Первую мировую, но и в Гражданскую. Это планировалось в 1940-м.
В 1939 г. Англия и Франция отозвали из СССР своих послов, а в январе 1940 г. разработали план войны против нашей страны, который предусматривал военные действия в Финляндии и непосредственное вторжение на Кавказ и на Украину, захват северных и дальневосточных портов, бомбардировку нефтяных промыслов Баку. Всего планировалось задействовать до 100 дивизий и вовлечь в антисоветскую коалицию Югославию, Румынию, Грецию и Турцию. Германия, с которой Франция и Англия вели так называемую «странную войну», была поставлена в списке их противников на второе место.
Ударив по кавказской нефти, западные страны одновременно наносили бы непоправимый ущерб и Сталину, и Гитлеру, который частично питался кавказской нефтью. Для бомбардировки Батуми и Грозного Франция выделила пять эскадрилий бомбардировщиков «Мартин Мериленд», а Англия (для бомбардировки Баку и Грозного) – четыре эскадрильи бомбардировщиков «Бристоль Бленхейм» и эскадрилью одномоторных «Виккерс Уэллсли». Нанесение удара планировалось с аэродромов Ирана. И только нападение весной 1940 г. Германии на Францию окончательно положило конец англо-французским планам нападения на СССР. Гитлер реально спас нас от англо-французских бомбардировок.
▲ Первая реальная угроза стабильности советского Кавказа появилась не в 1942-м, а в 1941 г. И появилась она не с запада, а с юга, став результатом противоречий между Великобританией и Германией на Ближнем и Среднем Востоке.
Летом 1941 г. нацистская Германия имела уже готовые планы превратить Северный Иран в плацдарм для вторжения в СССР. Не без участия Абвера (германская армейская разведка – С.Т.) в Иран было заслано значительное число вооружённых агентов.
Для удара по советскому Кавказу с юга в этот период германское командование готовило в Иране «пятую колонну». В неё были привлечены азербайджанские эмигрантские группы, состоявшие из всевозможных отщепенцев, представителей националистических слоёв, разгромленных при установлении власти большевиков в Азербайджане в 1920 г. 
В районе Тебриза, Джульфы и других узловых пунктов Северного Ирана размещались крупные немецкие склады оружия и боеприпасов.Однако германскому командованию не удалось осуществить свой специальный план «операции через Анатолию», так как все усилия оно вынуждено было направить на подготовку агрессии против СССР.
В 1920-е годы Персия могла стать шестнадцатой республикой СССР. С июня 1920 по сентябрь 1921 г. на территории Персии существовала Гилянская советская республика, в которой на руководящие посты КРАСНЫЕ назначили местных «товарищей» вроде Кучек-хана-Мирзы. Но когда персидское направление осталось без должного внимания КРАСНЫХ, выгодной ситуацией воспользовался местный бай Реза-шах-Пехлеви, ставший впоследствии шахом Ирана. Он и его сотоварищи прелестями коллективного хозяйства и восторгами Красного Террора тогда как-то не прониклись и через весьма непродолжительное время «краснопузых» из страны выгнали. Когда на территории Персии произошло последнее столкновение БЕЛЫХ и КРАСНЫХ казаков, Гиляндская советская республика пала.
В 1932 г. Персия стала Ираном, но её позиция к СССР осталась прежней. После начала войны, советское правительство трижды предупреждало правительство Ирана о враждебной деятельности немецкой агентуры на территории Ирана, но меры к пресечению её деятельности приняты не были. И тогда СССР принял меры сам.
25 августа 1941 г., через два месяца после начала войны, войска Красной армии силами трёх армий Закавказского фронта с боями вторглись в нейтральный Иран (официально он заявил об этом 26 июня) и вступили в Северный Иран со стороны Закавказья и через Туркменскую ССР. Одновременно в южную часть Ирана вступили английские и индийские войска. 17 сентября советские и английские войска вступили в Тегеран.
Север отошёл СССР, а юг – Англии. Об этом эпизоде нашей истории мало кто знает, а большинство учёных мужей на данную тему вообще предпочитают не рассуждать. Официальная версия нападения СССР на Иран такова: а вдруг бы Иран достался немцам! 
▲ Провалив идею «блицкрига», в 1942 г. Гитлер отказался от идеи захвата Москвы. В январе в беседе с японским послом Гитлер заявил, что намереваясь выйти к нефти Ирана и Ирака, он решил наступать на южном фронте.
На Нюрнбергском процессе фельдмаршал Паулюс сообщил следствию, что на совещании, состоявшемся 1 июня 1942 г. в районе Полтавы, в штабе группы армий «Юг», Гитлер заявил: «Моя основная мысль – занять область Кавказа, возможно основательнее разбив русские силы... Если я не получу нефть Майкопа и Грозного, я должен ликвидировать войну». 
Направление главного было выбрано им для того, чтобы ударить по материальной основе вооружённых сил Красной армии, лишить СССР донецкого промышленного района, кубанской и ставропольской житниц, кавказской нефти.
Фюрер планировал заправлять свою армию только топливом Кавказа. Советские танки использовали дизельное топливо, которое для немецкой бронетехники не годилось. Зачастую германским танковым дивизиям приходилось простаивать по нескольку дней в ожидании горючего. Грузовики немцев, перевозившие топливо, также не поспевали, потому что у них, в свою очередь, оно тоже было на исходе. 
▲ Чтобы скрыть свой план и дезинформировать наше военное командование, гитлеровское руководство разработало специальную операцию, под названием «Кремль». Целью этой операции было создание видимости подготовки крупного наступления на западном направлении и захвата Москвы. 
Немцам удалось ввести Сталина в заблуждение, несмотря на то, что начальник Генштаба А. М. Василевский неоднократно предупреждал вождя о том, что бросок немцев на юг это не второстепенная операция, а основная. 
Даже вопреки информации советской разведки и Черчилля (союзники были в курсе немецких планов), Сталин был убёждён, что летом 1942-го немцы предпримут повторную попытку овладеть Москвой. 
Укрепив Западное и Северо-Западное направления, генералитет сильно ослабил Юго-Западное и Южное направление, чем воспользовался враг. Если бы резервы Главнокомандования были заранее переброшены с московского направления для занятия оборонительных позиций в тылу фронтов юго-западного направления, немцы вряд ли дошли до Сталинграда и Кавказа. 
▲ Генштаб сухопутных войск пытался переубедить фюрера не дробить силы и не наносить удар по Кавказу раньше, чем будет покончено со Ста-линградом. Однако Гитлер генералов не послушал и на операцию по захвату Кавказа выделил только два месяца. К 25 июля 1942 г. он собирался захватить Ростов н/Д, а затем, обойдя ГКХ с запада и востока, одновременно преодолев его с севера через перевалы, он планировал совершить церемониальный марш по Закавказским республикам СССР и 5 сентября завершить его парадом победы в Баку. 
В конце сентября намечалось дальнейшее наступление на Северо-Западный Иран с целью овладения перевалами Ревандуз и Ханага на ирано-иракской границе. Конечная цель – Багдад и захват иракской нефти с созданием замкнутого европейско-североафриканского бастиона для дальнейшего ведения войны.
После захвата Кавказа Германия намерена была вовлечь в войну Турцию, которая сосредоточила у границ СССР 26 дивизий, а затем совместными силами вырваться на просторы Среднего и Ближнего Востока, Малой Азии, Северной Африки и Индии.
▲ 4 июля в Черкесской областной конторе связи была создана дружина самообороны и общественной охраны всех средств связи.
▲ Для выполнения своих задач немецкая группа армий «Юг» была разделена на две части. Меньшая из них – группа армий «Б» (в составе 2-й и 6-й немецкий армий, а также 2-й венгерской армии) должна была овладеть Сталинградом и заблокировать перешеек между Доном и Волгой.
Для захвата Кавказа и дальнейшего расширения агрессии в странах Ближнего и Среднего Востока немецкое командование планировало группу армий «А» – отборные танковые и горно-егерские войска, прошедшие специальную подготовку для боевых действий в высокогорных районах и южных пустынях. 
Группа армий «А» была создана на основании директивы Гитлера «О ведении войны на Востоке», изданной в апреле 1942 г., а её рабочий штаб был создан к 6 мая 1942 г. В период формирования (апрель-май) штаб в целях маскировки носил условное наименование «штаб Антон».
▲ 22 мая 1942 г. рабочий штаб группы армий «А» прибыл в Полтаву и поступил в подчинение командующего группой армий «Юг» генерал-фельдмаршала Морица Альбрехта Франца-Фридриха Фёдора фон Бока (1880-1945), бывшего командующего группы армий «Центр» во время вторжения в СССР, штаб которого дислоцировался также в Полтаве. Здесь он получил новое условное название – «Береговой штаб Азов» и 7 июля принял командование над 11-й армией и 8-й итальянской армией. 9 июля «Береговой штаб Азова» стал называться группой армий «А».
▲ Во второй половине июля обстановка на южном крыле советско-германского фронта резко ухудшилась. Оставлен Донбасс. Противник прорвал оборону наших войск на широком фронте в междуречье Дона и Северного Донца и пытался окружить соединения Южного фронта на подступах к Ростову н/Д, однако это осуществить ему не удалось.
▲ 16 июля 1942-го военное руководство Рейха и Гитлер переехали на Украину, ближе к войскам. Штаб Гальдера разместился на окраине Винницы, а Гитлер со своим окружением расположился в 15 км от города, в не-большом лесу близ деревни Стрижавка. Оборудованный блокгаузами и бараками лесной лагерь назвали Вервольфом, что обозначало «Оборотень».
И именно в этот день было опубликовано постановление ГКО о введении для воинов Красной армии отличительных знаков о числе ранений – тёмно-красные (лёгкое ранение) и золотистые (тяжёлое ранение) нашивки. В войну многие раненые воины носили эти нашивки, действительно гордились ими, не меньше, чем другими наградами. Но, начиная с 1980-х годов, увидеть нашивки на груди ветеранов можно было редко. Не носили их. Почему? То ли не подходили они для штатского костюма, то ли проявлялась излишняя скромность. А ведь память о пролитой в боях за Родину крови священна!
▲ Все считали, что лето 1942-го будет светлее, чем лето 1941-го, но оно – оказалось самым отчаянным временем войны для СССР.
Именно тогда в «Вервольфе» тыкал в оперативную карту пальцем с обгрызенным ногтем человек с костистым лицом, нависающей чёлкой и выкрикивал непривычные арийскому уху слова «Черкессек», «Хотьютау», «Эльбрюс». 
И где-то, на закрытой для пассажиров московской станции метро «Кировская» (считалось, что вождь неотступно находился в Кремле, хотя на самом деле он жил и работал в тоннеле метро, в бункере под станцией «Кировская» – С.Т.), с резким грузинским акцентом, медленно, нарочито спокойно произносил эти же названия невысокий человек в кителе. 
С громадным опозданием он, наконец, осознал свой промах в оценке стратегических планов врага, и решил заняться вплотную делами на юге страны.
▲ 23 июля 1942 г. Гитлер выдал главному идеологу нацизма, министру по делам восточных территорий Альфреду Розенбергу директиву о введении в действие Генерального плана «Ост». В ней было сказано:
«Славяне должны работать на нас, а в случае, если они нам больше не нужны, пусть умирают. Прививки и охрана здоровья для них излишни. Славянская плодовитость нежелательна…образование опасно. Достаточно, если они будут уметь считать до ста…. Каждый образованный человек – это наш будущий враг. Следует отбросить все сентиментальные возражения. Нужно управлять этим народом с железной решимостью… Говоря по-военному, мы должны убивать от трёх до четырёх миллионов русских в год».
По проекту Розенберга Кавказ предполагалось разделить на пять рейхскомиссариатов: «Азербайджан», «Грузия», «Кавказские горы», «Кубань», «Ставрополь». Планировалось также создать два хаупткомиссариата (главные комиссариаты): «Армения» и «Калмыкия». Территориальное деление преследовало цель добиться национальной разрознённости народов Кавказа. 
▲ Во второй половине июля обстановка на южном крыле Советско-германского фронта резко ухудшилась. Огненный вал войны четыре раза прокатился по Ростовской области. К исходу 15 июля противник прорвал оборону наших войск на широком фронте в междуречье Дона и Северного Донца и создал угрозу Сталинграду и Северному Кавказу. Противник вновь пытался окружить соединения Южного фронта на подступах к Ростову н/Д, однако осуществить ему это не удалось.
▲ Ситуация на юге России летом 1942 г. повторяла в точности обстановку 1941 г. Опять враг наседал. Опять в Красной армии развалилось управление войсками и связь, действовали противоречащие друг другу приказы. Казалось, конец. Но опять на подступах к Сталинграду и Кавказу, на первый план выходили молодые волевые лейтенанты – «кубари» (лейтенантские знаки отличия – квадратики в петлицах). На «кубарях» Красная армия продержалась и тогда, в 1941-м.В двадцатых числах июля наши войска вырвались из-под охватывающего удара. Ростов н/Д переходил из рук в руки, но, 24 июля – на 398 день войны, оставив его, наши войска отошли за Дон. 
25 июля 1942 г. командование нацистской Германии приступило к осуществ-лению плана «Эдельвейс». Противник рассчитывал окружить и уничтожить со-ветские войска между Доном и Кубанью, чтобы открыть беспрепятственный путь своим бронированным армадам на Северный Кавказ и Закавказье.Началась великая битва на Волге и битва за Кавказ. 
▲ Осознавая нависшую над Британской империей опасность, в августе 1942 г. из Лондона в Москву спешно прилетел премьер-министр У. Черчилль, сменивший в 1940-м Н. Чемберлена. Он понимал, что Гитлер, овладев Кавказом, прорвётся в Иран, а потом в Индию – «главный алмаз британской короны», где встретится с войсками японского императора. Принятый 15 августа в Кремле Сталиным, Черчилль умолял его остановить немцев на Кавка-зе. По его словам, Сталин посмотрел на карту и сказал с абсолютной уверен-ностью: «Мы остановим их. Дальше гор они не уйдут…».
Вскоре столь катастрофическое положение на Советско-германском фронте вызвало у наших союзников потерю веры в способность Красной армии устоять против врага. Черчилль требовал от Сталина согласия на ввод английских войск на Кавказ. Правительство Англии даже подготовило на этот счёт план «Вельвет», по которому должны ввести в советское Закавказье английские войска. 
▲ К началу боевых действий в немецкую группу армий «А», личный состав которой составлял 467 тыс. 935 солдат и офицеров, входили следующие армей-ские подразделения:
1-я танковая армия («северное крыло»), состоящая из 11 дивизий, под командованием генерал-полковника Эвальда фон Клейста. В ней были самые отборные кадровые танковые дивизии. Гордостью армии были 3-я танковая дивизия СС «Мертвая голова», которой командовали поочередно генерал-майоры Брайт и Бестгофен, 13-я генерал-майора Герра и 23-я генерала фон Макка. Целью этой армии был захват городов Кавказских Минеральных Вод, Нальчика, Орджоникидзе, Грозного, Махачкалы и Баку. В неё входили армейские корпуса: 44-й под командованием генерала артиллерии Де-Ангелиса и 52-й – генерала Отто, а также танковые корпуса: 3-й под командованием генерала танковых войск Эберхарда Августа фон Макензена, 40-й и 57-й под командованием генерала танковых войск Кирхнера. В состав 1ТА входили также 14-й моторизованный и итальянский подвиж-ной корпуса, 14-я и 16-я танковые дивизии, 60-я и «Адольф Гитлер» моторизо-ванные дивизии, 198-я пехотная и ряд других дивизий и полков.
В 57ТК входила знаменитая 5-я моторизованная дивизия СС «Викинг» под командованием генерал-майора Штейнера, состоящая из полков «Westland», «Nordland» и «Deutschland». 
17-я полевая армия («южное крыло») под командованием генерал-полковника Рихарда Руоффа. Армия состояла из 5-го армейского корпуса генерал-лейтенанта Ветцеля, XLIX (49-го) горнострелкового корпуса генерала горных войск Рудольфа Конрада и особых групп. В них входили 15 дивизий, пехотная и кавалерийская бригады. Целью этой армии был захват Черноморского побережья Кавказа от Анапы до Поти, а затем – Тбилиси и Батуми;
3-я румынская армия генерал-полковника Думитреску (она участвовала ограниченными силами в составе 5-й, 6-й и 9-й кавалерийских дивизий, 2-й и 3-й ГСД и 19-й пехотной); 
Кавалерийская и пехотная бригады.
По состоянию на 1 августа 1942 г., общая численность войск группы армий «А», предназначенной для выполнения операции «Эдельвейс» составляла: офи-церов – 12 719, чиновников – 3898, унтер-офицеров – 72 817 и рядовых 387 502.
▲ Действия войск группы армий «А» поддерживал также 4-й воздушный флот (до 1000 самолётов), которым командовал «первый ас» Германии генерал-полковник Рихтгофен. 16 февраля 1943 г., когда группа армий «А» была разгромлена и отступала, он был произведён в генерал-фельдмаршалы.
С 13 июля в группу армий «А» была передана часть сил 4-й танковой армии (3 танковые дивизии) генерал-полковника Германа Гота. Однако 30 июля нач. штаба оперативного руководства Вермахта генерал Альфред Йодль на совещании у Гитлера заявил, что «судьба Кавказа решится под Сталинградом». Настаивая на том, что «необходима передача сил из группы армий «А» в группу армий «Б», он добился, чтобы 4ТА полностью была снята с Кавказского направления и направлена под Сталинград. 
11-я армия генерал-полковника Эриха фон Манштейна (15 дивизий) находилась в это время в Крыму и готовилась нанести удар с Керченского полуострова.Первоначально планировалось и участие 8-й итальянской армии, но она обосновалась на Среднем Дону.
▲ С 26 июня до 9 сентября 1942 г. группой армий «А» командовал гене-рал-фельдмаршал Вильгельм Зигмунд Лист (1880–1971). После него временно командовал начальник штаба генерал фон Грейфенберг (осенью он посетил Черкесск), затем руководство перешло в руки генерал-полковника (с 1943 г. – генерал-фельдмаршал) Пауля Людвига Эвальда фон Клейста (1881–1954), потомка нескольких поколений прусских генералов. Кстати, в начале ноября 1942-го он тоже посетил Черкесск.
▲ «Центром» группы немецких армий «А» являлся XLIX (49-й) горнострелковый корпус, сформированный в 1940 г. Этот корпус, которым с 19 декабря 1941 г. по 1 мая 1944 г. командовал генерал горнострелковых войск Рудольф Конрад, вошёл в состав армий для ведения боевых операций на высокогорных участках Кавказа. В корпусе были сосредоточены лучшие альпийские дивизии Германии: 1-я и 4-я горнострелковые, 97-я (204-й и 207-й егерские полки, 81-й артиллерийский полк) и 101-я (228-й и 229-й егерские полки, 85-й артиллерийский полк) горно-егерские, 128-я пехотная дивизия генерала пехоты Отто Реттига.      
В конце июня 1942 г. все части 49-го ГСК по численности были доведены до штатного состояния, дивизии получили по два легких артиллерийских дивизиона (с горными пушками). Был пополнен конский состав. Егерские дивизии получили и новую символику – два дубовых листика с желудем между ними для ношения на кепи и рукавах тужурок и шинелей.
С 11 августа до 9 сентября 1942 г. штаб 49-го ГСК размещался в Черкесске, а когда началась перетасовка немецких войск, штаб был перемещён в Майкоп. Нацистские газеты и журналы отводили много места пропаганде военного альпинизма. «Взбираться на горы – дело мужское, быть альпийским стрелком – сама мужская их всех профессий» – такие изречения у нацистов были в моде.
▲ Необходимо уточнить, что горнострелковые войска Вермахта, не являлись частями СС (в СС были собственные горно-стрелковые части), потому что формировались не по партийному принципу принадлежности к НСДАП, а по территориально-спортивному. В этот элитный спецназ принимали только уроженцев горных районов Баварии и Тироля, а также спортсменов-альпинистов. 
Альпийские стрелки – отнюдь не охранные части, не ландсвер и не фолькс-штурм, а военнослужащие Вермахта, которые пользовались ОСОБЫМИ правами по отношению к прочим военным в прифронтовой полосе. Подчинялись они непосредственно командованию соединений и объединений Вермахта. В карательных акциях не участвовали, но часто выполняли функции войсковой разведки, принимали активное участие в боевых операциях под Сочи, на перевалах Западного Кавказа от Эльбруса до Красной поляны.
▲ Элитная 1-я горнострелковая дивизия, которая носила неофициальное название «Edelweiβ» («Эдельвейс»). «Эдельвейс» в переводе с немецкого языка – благородно-белый. Это же название было также кодовым названием операции гитлеровцев, цель которой – захватить Кавказ. Каждому офицеру отборной альпийской дивизии «Эдельвейс» Гитлер обещал дачу на Черноморском побережье.
Для начало стоит напомнить, что дивизии «Эдельвейс» номинально не существовала. Это жаргонное название 1-й ГСД Вермахта. Никакого собственного названия официально дивизия не имела. Но, как знак отличия от всех остальных горнострелковых частей, именно она стала первой носить на кепи горный альпийский цветок эдельвейс. Этот цветок был изображён и на её знамени. По этой причине 1-я ГСД и была прозвана дивизией «Эдельвейс».
В последствие горное кепи оказалось очень удобным и практичным, в результате его стали носить и пехотинцы, и танкисты и все кому не лень. Стоит сказать, что к таким проявлениям «моды» в Вермахте вне парадов закрывали глаза. Даже офицеры позволяли себе вольности: например, вытаскивали пружины из фуражек. И именно в этот момент все горнострелковые подразделения (а они существовали и в Вермахте, и в СС), чтобы отличаться одели на свои кепи так же не утвержденный официально знак в виде цветка эдельвейса.
▲ Штаб дивизии «Эдельвейс» также обосновался в Черкесске. С 1 марта 1938 года по 25 октября 1940 г. дивизией командовал генерал-майор Людвиг Кюблер, после него, до 1 января 1942 г., дивизией командовал генерал-майор Хуберт (Губерт) Ланц (1896-1982). В прошлом опытный альпинист, Ланц много раз покорял сложные альпийские, гималайские и кавказские высокогорные вершины и перевалы. С 22 февраля 1943 г. по 8 мая 1945 г. Ланц командовал XXII ГСК, который был сформирован в Греции и действовал на Балканах и в Венгрии.
С 1 января по 1 декабря 1942 г. дивизией «Эдельвейс» командовал генерал-лейтенант Роберт Мартинек, после него – генерал-лейтенанты Вальтер Штеттнер Риттер фон Граберхофен (с 1 декабря 1942 г. до 10 октября 1944 г.), Йозеф Кюблер (с 10 октября 1944 г. до 10 марта 1945 г.) и Август Виттман (с 10 марта до 8 мая 1945 г.). Непосредственно перед окончанием войны дивизия была переименована в 1-ю народно-горнострелковую дивизию (Volks-Gebirgs-Division) и вела бои в юго-восточной Австрии, где сдалась советским войскам.
▲ Сформированная в апреле 1938 г. в Гармиш-Партенкирхене (Бавария), 1-я ГСД была гордостью армии Рейха. Её основные части: 98-й (командир – майор Залмингер) и 99-й (командир – полковник Кресс) горнострелковые полки, 79-й горно-вьючный артиллерийский полк, 54-й противотанковый батальон, 54-й горный сапёрный батальон, 54-й горный батальон связи и отдельные высокогорные альпинистские батальоны (командиры – опытные альпинисты: майор Бауэр, хауптман Грот, хауптман Хиршфельд). 
Первоначально в составе дивизии имелся ещё один горнострелковый полк с порядковым номером 100. Однако в 1940 г. на его базе была сформирована 5-я ГСД, которая с марта 1942 г. до конца 1943 г. воевала в районе Волхова на Ленинградском фронте.
Репортёры кинохроники снимали «снежных барсов» среди голубых лед-ников и альпийских снегов Швейцарии, во французских Альпах. В составе 14-й армии дивизия «Эдельвейс» вторглась в Польшу. Отлично себя она зарекомендовала также в боевых действиях на территории Бельгии, Голландии, Люксембурга, Югославии, Греции. 
Летом 1941-го дивизия приняла участие в боях в районе Киева, Сталино, при форсировании Днепра. Весной 1942 г. дивизия сражалась в составе 1-й ТА в районе Донца, а летом находилась в арьергарде наступавших на Кавказ войск. 
▲ Фотографии альпийских стрелков печатались в самых престижных журналах Германии рядом с кинозвёздами, конструкторами танков и самолётов. Кроме альпийского цветка, солдаты 1-й ГСД носили особый знак – чёрное перо на кепи. Это были лучшие спортсмены горных районов Баварии. Гитлер верил, что они прорвутся через перевалы Кавказа и спустятся к лазурному Чёрному морю.
▲ С «эдельвейсами» соперничали солдаты 4-й горнострелковой дивизии «Enzian» («Горевчанка») генерал-лейтенанта Карла Эглзеера, который командовал дивизией с 25 октября 1940 г. по 21 октября 1942 г. После него бразды командования переходили к генерал-лейтенанту Герману Крессу (до 11 августа 1943 г.), Юлиусу Брауну (до 7 июня 1944 г.), Фридриху Брейту (с 1 июля 1944 г. до 23 февраля 1945 г. и с 6 апреля по 8 мая 1945 г.), генерал-майору Роберту Бадеру (с 23 февраля до 6 апреля 1945 г.). 
Сформированная в 1940 г., дивизия состояла из баварцев, вюртембержцев и тирольцев, для которых альпинизм и скалолазание были любимым занятием, а отвесные скалы и бездонные пропасти – родной стихией. 
▲ 4-я ГСД тоже дралась во Франции и в Югославии. Дивизия с отличием действовала в горах Кавказа, участвовала в отражении десанта в Новороссийске, отступая, вела бои в Венгрии, Чехословакии и Австрии и была боеспособной до последних дней войны, прекратив сопротивление 9 мая 1945 г.
Основные подразделения дивизии: 13-й (командир – майор Отт) и 91-й (командир – майор Шульц) горнострелковые полки, 94-й горно-вьючный артиллерийский полк, 94-й самокатный батальон, 94-й горный противотанковый дивизион, 94-й горный сапёрный батальон, 94-й горный батальон связи. 
▲ Весь личный состав 1-й и 4-й дивизий имел специальное обмундирование и снаряжение: суконные штаны, фланелевое бельё, шерстяные носки, свитеры, чёрные очки, спальные мешки, палатки, термосы, лыжи, высокогорные ботинки с шипами, альпенштоки, ледорубы, карабины и верёвки, скальные и ледовые крючья, скальные молотки и обвязки… Было предусмотрено всё, до мелочей.
▲ С начала войны и до 28 июня 1942 г. 97-я и 101-я горно-егерские дивизии, с численностью по 10,9 тыс. чел., считались обычными пехотными. Вступив в предгорья Кавказа, оба соединения получили альпийское снаряжение и пополнили 49-й ГСК. В корпус входили также 2-я (генерал Фильченеску) и 3-я ГСД румын.
▲ Один из руководящих сотрудников гл. штаба Вермахта, бывший гитлеровский генерал Б. Мюллер-Гиллебранд в трёхтомнике «Сухопутная армия Германии. 1933-1945» (издательство «Иностранная литература» и Воениздат Минобороны, 1989) указал, что численность 1-й ГСД превышала 23 тыс. чел. 
В отличие от других, подобных ей, она имела мощное вооружение: 462 пулемёта, более 250 миномётов и пушек, включая 150-мм тяжёлые гаубицы.
▲ 4-я ГСД немцев в своих подразделениях насчитывала чуть более 17 тыс. чел. (офицеров – 459, чиновников – 85. унтер-офицеров – 2128, рядовых солдат – 14516). В дивизии насчитывалось (в единицах): 150-мм тяжёлых гаубиц – 8; 105-мм горных пушек – 16; 75-мм пушек – 12; 37-мм пушек – 12; 81-мм миномётов – 36; 50-мм миномётов – 66, станковых пулемётов – 72, ручных пулемётов – 275). 
▲ Основная масса горных стрелков была вооружена 7,92-мм карабинами «Kar 98k» (kurz, то есть короткий) системы Маузера – главным стрелковым и самым смертельным оружием Третьего Рейха. Некоторые егеря имели карабин, укомплектованный оптическим прицелом, а для ближнего боя, для поражения с короткой дистанции – пистолет-пулемёт МР-38/40 или МР-40, модель II (конструктор Х. Фольмер, изготовитель фирма «ЭРМА») и MG, что для пехоты было редкостью.В СССР их называли ошибочно «Шмайссером», хотя Х. Шмайссер не был конструктором данных моделей. Его детище – МР-41.
▲ Многие советские авторы заявляют, что у немцев было много автоматического оружия, а наши солдаты шли в атаку с винтовкой прошлого века. Но всё обстояло наоборот. Автоматов в стрелковой дивизии Красной армии было больше, чем у немцев, – 1204 против 386. По приказу Сталина ещё в 1940 г. были разработаны новейшие образцы, а в 1941 г. началось массовое производство самозарядных винтовок СВТ-38 и СВТ-40.
Лично же сам Гитлер любил карабин, с которым воевал ещё в Первую мировую, и был против автоматов. И только столкнувшись с массовым применением Красной Армии автоматических винтовок, немцы в 1942 г. развернули собственное производство такого оружия, в т. ч. пистолетов-пулемётов МР-38 и МР-40. 
Все стрелки имели стандартный штык в чёрных штыковых ножнах. 
Для доставки продовольствия, обмундирования и боеприпасов, эвакуации погибших и раненых, обе дивизии с успехом применяли переносные канатные подъёмники (их остатки ещё можно встретить на многих перевалах) и животных (мулы, ослы, лошади).
▲ Полевая куртка образца 1936 г. шилась из качественной шерстяной ткани цвета фельдграу (зеленовато-серого цвета – С.Т.). Брюки у рядового горного стрелка были из ткани так называемого «каменно-серого» цвета, который позже, из соображений экономии, был также заменён тканью цвета фельдграу. Брюки заправлены в сапоги обычного покроя. Чёрный кожаный ремень был снабжён алюминиевой бляхой, на ремне – тройные подсумки с боеприпасами.
▲ Головные уборы, которые носили горные стрелки, были стандартными для солдат всех родов войск.
Отличительным признаком головных уборов горных стрелков (Schirmmütze) был кант светло-зелёного прикладного цвета. Таким кантом обшивался край донца и верхний и нижний край околыша фуражек. Между орлом со свастикой и национальной эмблемой на тулье фуражки и национальной кокардой на околыше прикалывалось небольшое металлическое изображение эдельвейса без стебля. На пилотках с левой стороны колпака вышивалось белой металлической нитью или прикалывалось отштампованное из цинкового сплава изображение эдельвейса со стеблем. 
Ношение значка утверждено приказом в мае 1939 г. Все горные стрелки без различия чина, имели нарукавный знак, который вышивался машинным способом шерстяной нитью.
Одним из головных уборов, положенных горным егерям, было горное кепи (Bergmütze). По сути, оно копировало кепи австрийских горных частей периода Первой мировой войны. Горные кепи изготовлялись из шерстяной или трикотажной ткани фельдграу и имели матерчатый козырёк и отвороты-наушники, которые в холодную погоду можно было опустить и застегнуть под подбородком, прикрыв уши и затылок. Поднятые отвороты застёгивались на две небольшие пуговица над козырьком.По фронту горного кепи размещался орёл со свастикой над кокардой. На поднятом отвороте слева крепилось металлическое изображение эдельвейса со стеблём.Для горных кепи выпускались специальные белые чехлы, которые использовались как камуфляж в зимнее время.
▲ В резерве немецких войск группы армий «А» находились также засекреченные части под командованием генерала Гельмута Фельми – так называемый «африканский» корпус «zbV» (zur besonderen Verwendung – «Для особого назначения») или, неофициально, «Соединение F». Переходы они совершали только ночью, и ни в какие бои не вступали. Многие из солдат этого подразделения походили скорее на арабов, нежели на уроженцев Германии. И организовано это подразделение было по принципу «всё своё ношу с собой». На рукавах мундиров солдаты носили удивительную эмблему: овальный венок, внутри которого была изображена склонённая пальма, а также восходящее солнце над жёлтым песком пустыни и чёрная свастика.
В Черкесске «Соединение F» замечено не было. Свои активные действия оно планировало начинать только после того, как армия Клейста выполнит свою задачу – преодолеет оборону Кавказских перевалов и овладеет Закавказьем. Подразделение должно было двинуться дальше – в поход на Иран и в Индию. Но не вышло. Когда немцам стало совсем худо под Сталинградом, «Соединение F» было брошено туда и исчезло в великой битве.
▲ Офицеры и генералы воинских частей противника были снабжены специальным «Справочником-путеводителем по Кавказу», изданным в Лейпциге. В приложении к этому пособию были указаны районы вторжения: «Баку – нефтяные фонтаны; Грозный – лучший в мире бензин; Кабарда – молибден; Северная Осетия – цинк; Зангезур – медь».
▲ 22 мая 1942 г. в советских газетах были опубликованы указы – о введении гвардейского звания и значка. Для воинов гвардейских соединений были установлены воинские звания от «гвардии красноармеец» до «гвардии генерал-полковник». Так с этого дня обозначалось в служебных удостоверениях и других документах. Первоначально эти звания планировалось присваивать навечно. Но так не получилось. Если, например, гвардейца переводили в негвардейскую часть, приставка «гвардии» исчезала». Автор был знаком с некоторыми ветеранами, на груди у которых были ордена и медали, но отсутствовали гвардейские знаки, хотя это почётное звание им было когда-то присвоено.
▲ После того, как 5 декабря войска Западного фронта перешли в наступление и разгромили немцев под Москвой, возобновили наступление и войска ЮФ. В декабре 1941 г. была попытка освободить Таганрог, оккупированный немцами 17 октября 1941 г., не она удалось. 
С января 1942 г. в составе вновь сформированного 3-го гв. СК 56-й Армии, которая входила в Южный фронт, к боевым действиям северо-восточнее Таганрога, на рубеже р. Миус, приступила знаменитая 2-я гв. СД, прибывшая из Старого Оскола. Наступая в авангарде, в начале марта 1942 г. 2-я гв. СД вместе с бригадой морской пехоты совершила вторую попытку освобождения города Таганрога. Гвардейцам удалось выйти к реке Миус, но дальше прорваться не смогли. 
Так как вражеские войска перешли в наступление, а части Южного фронта вынуждены были отходить, в середине июля, совершив 200-километровый марш, 2-я гв. СД заняла оборону на р. Северский Донец. 
Наши армии сражались в оборонительных боях, зачастую в окружении. Юго-Западный и Южный фронты не смогли отразить продвижение противника главным образом потому, что их командование было лишено связи с частями и само было несколько дезорганизовано. 
Когда между Северо-Кавказским и Южным фронтами образовалась брешь, гитлеровское командование незамедлительно ею воспользовалось. Этот прорыв Вермахта фактически привёл к оккупации значительной части Северного Кавказа.
▲ Всего в годы войны на фронтах действовало 70 общевойсковых армии Сухопутных войск Красной армии. Одна из них – 37А – была сформирована 8 августа 1941 г. на Юго-Западном фронте, на базе Киевского укрепленного района и резервов Ставки ВГК. Первоначально в неё входили 147-я, 171-я, 175-я, 206-я, 284-я и 295-я СД. Командующим этой армии был назначен 40-летний генерал-майор Андрей Андреевич Власов (1901–1946).
В 1941 году 37А участвовала в Киевской оборонительной операции. 10 августа армия предприняла контрудар на рубеже Шуляны – Мышеловка – Корчеватое и успешно держала оборону до 15 сентября, пока танковые клинья немцев не соединились в районе Лохвицы и четыре армии (5А, 21А, 26А и 37А) не оказались в котле.
В конце сентября 1941 г., после выхода части войск из окружения, 37А была расформирована. Власов стал командующим 20-й армией, затем – 2-й Ударной армией. Попав в июле 1942 г. в окружение, сдавшись в плен немцам, он стал председателем созданного немцами «Комитета освобождения народов России» и командующим так называемой «Русской освободительной армией» (РОА). 
▲ Вторично 37А, была сформирована в ноябре 1941 г. на ЮФ для прикрытия ростовского направления. В её состав первоначально вошли 51-я, 96-я, 99-я, 216-я, 253-я и 295-я СД (она обороняла и освобождала Черкесск). 29 ноября 1941 г. 37А приняла участие в освобождении Ростова-на-Дону. 
После вторичной сдачи Ростова н/Д, к 25 июля 1942 г., отойдя за реку Дон, армия держала оборону по её южному берегу от Константиновской до Богаевской, в полосе шириной до 65 км. Личный состав 37А насчитывал около 17 тыс. человек.
▲ К концу дня 28 июля войска ЮФ оказались неспособными сдержать натиск превосходящих сил врага и продолжали откатываться на юг. И тогда СВГ решила объединить усилия всех войск, находящихся на Северном Кав-казе. С этой целью решением от 28 июля Южный и Северо-Кавказский фронты преобразовались в один – СКФ, командующим которого стал С. М. Будённый. 
▲ В состав СКФ, вновь созданного в предгорьях Кавказа, вошли следующие армейские соединения: 9А (командующий генерал-майор Ф. А. Пархоменко), 12А (генерал-майор А. А. Гречко), 18А (генерал-лейтенант Ф. В. Камков), 24А (генерал-майор В. Н. Марцинкевич), 37А (генерал-майор П. М. Козлов), 44А (генерал-майор А. А. Хрящев), 47А (генерал-майор Г. П. Котов), 51А (генерал-майор Т. К. Коломиец), 56А (генерал-майор А. И. Рыжов), 58А (генерал-майор В. А. Хоменко), а также 1-й отдельный СК (полковник М. М. Шаповалов, 17-й кавалерийский корпус (генерал-майор Н. Я. Кириченко). Черноморский флот (вице-адмирал Ф С. Октябрьский), Азовская (контр-адмирал С. Г. Горшков) и Каспийская (контр-адмирал Ф. С. Седельников) военные флотилии, Новороссийская военно-морская база.
За всю войну, пожалуй, не было столь трудного положения в стране, как в конце лета и осенью 1942 г. Тогда против Вермахта сражались все вышеуказанные общевойсковые армии плюс 46А. Однако 9А и 24А вскоре были отведены в тыл на переформирование. В составе оставшихся армий насчитывалось 23 стрелковых и 5 кавалерийских дивизий, а также 9 стрелковых бригад. 
Бронетанковые войска фронта имели 74 исправных танка и 11 бронемашин. В состав военно-воздушных сил СКФ входили 4-я (командующий генерал-майор авиации К. А. Вершинин) и 5-я (генерал-лейтенант авиации С. К. Горюнов) воздушные армии, в которых насчитывалось 230 исправных самолётов всех систем. 
Черноморский флот, Новороссийская военно-морская база, Азовская и Каспийская военные флотилии и вели бои на воде. Резерва в распоряжении СКФ не было.
▲ Действуя в составе 11-го гв. СК (генерал И. Л. Хижняк) 37А СКФ, под нажимом превосходящих сил противника, 2-я гв. СД вынуждена была отойти на южный берег Манычского канала. Но и здесь части дивизии не смогли сдержать натиск врага и после упорных боёв отошли на Ворошиловск, а затем на рубеж Невинномысск-Успенское-Черкесск. 
▲ О битве за Кавказ написано много и по-разному. После Харькова немцы ощутили полную свободу действий на юге СССР. Соотношение сил изменилось в пользу противника. Это обеспечило ему осуществить прорыв к Сталинграду и на Кавказ. 
Маршал Советского Союза А. А. Гречко в книге «Битва за Кавказ» (М., 1973, с. 52) указывает следующие цифры: начав наступление на Кавказ в июле 1942 г., в группе армий «А» гитлеровцы имели 1130 танков, 4540 орудий и миномётов, до 1000 самолётов и 167 тыс. солдат и офицеров. Против войск СКФ гитлеровское командование сосредоточило 13 пехотных, 5 танковых, 4 моторизованные и 3 кавалерийские дивизии. Кроме того, в воевавшем самостоятельно 49-м ГСК имелось две альпийские (1-я и 4-я) и две легкопехотные (егерские) дивизии. 
Возникает вопрос: почему при таком огромном количестве техники (только танков и орудий вместе – 5670 единиц) в дивизиях противника было всего 167 тыс. человек? Всё просто. Эта цифра абсурдна и приведена издателями для спекуляции при сопоставлении с численностью войск Красной армии. Это нужно было, чтобы резко уменьшить кратность соотношения сил сторон и оправдать сталинский приказ № 227 «Ни шагу назад!».
По немецким документам, численность в 29 дивизиях, входящих в состав группы армий «А» генерал-фельдмаршала В. Листа и наступавших на Кавказ 1 августа 1942 г., составляла 467 тыс. 935 чел. Таким образом, действительная численность «кавказской армии» оккупантов в наших источниках приуменьшена втрое. Случай редкостный. Обычно силы противника, чтобы оправдать неудачи, преувеличивают, здесь же сознательно пошли на явный подлог, резко уменьшая силы врага.
▲ К началу битвы за Кавказ на фронте длиной в 320 км оборонялись наши обескровленные в предыдущих боях армии, имевшие всего 112 тыс. солдат и офицеров. Численность большинства стрелковых дивизий не превышала 2,5-3 тыс. человек.
Нацистские войска превосходили нас по артиллерии вдвое, по самолётам в 4,3 раза, по танкам (первоначально) в 13,3 раза. Позже главные силы немецкой 1ТА ушли под Ростов н/Д, чтобы прикрывать его от ударов наших войск. На территории предгорных районов Черкесии подразделения Вермахта воспользовались несколькими десятков танков. В 37А их вообще не было.
▲ Девушкам-зенитчицам, которые были призваны из Черкесска, после боёв на Северском Донце, в Донбассе и Ростове н/Д, летом 1942-го пришлось защи-щать небо и над родным городом. Их батареи стояли как раз в том месте, где в 1970-е годы находилось здание кинотеатра «Комсомолец». После наступления немцев полк был поставлен на защиту Грозненского неба. Одна из этих зенитчиц, Анна Ивановна Савоськина (девичья – Подсвирова), в 2010 г. проживала в Черкесске. 
▲ В первый месяц летнего наступления немецкому командованию удалось добиться значительных территориальных успехов. Всякое отступление тяжело. Но вдвойне – после битвы за Москву, после того, как людям начало казаться – всё, уж теперь-то мы дадим немцам жару. Но в 1942 г. гитлеровская армада ещё не была так измотана, а мы ещё не были готовы к наступлению. Много причин, и объективных, и субъективных, привели к летнему отступлению. Лучше, чем это описал писатель Михаил Шолохов в своём романе «Они сражались за Родину», об этом пока нигде не рассказано.
Красная армия отступала на восток и юг, отдавая врагу города и сёла. Пятигорск, Ессентуки, Кисловодск, Черкесск и Теберда из нашего тыла, из городов-госпиталей превратились во временно оккупированную врагом территорию. Измотанным в боях солдатам, сержантам и офицерам Красной армии удалось остановить наступление врага, не допустить его к нефти Грозного и Баку, не пропустить через горные перевалы к Чёрному морю. И было в этих боях не меньше героического, чем в наступлении. Дивизиям, полкам и батальонам Красной армии удалось продержаться ровно столько, сколько это было необходимо для подготовки ответного удара. 
Путь к Берлину начался на Волге и на Кавказе! Это правда. Но не вся. 
Говоря о Победе, нам необходимо знать и помнить о том, с чего она начиналась. 
▲ С 25 июля 1942 г. по 9 октября 1943 г. на равнинах Северного Кавказа и горных перевалах ГКХ, в Азовском и Чёрном море, в небе Кубани шли кровопролитные бои. Ровно 422 дня и ночи. 
За это время 65-ю советскими стрелковыми и кавалерийскими дивизиями, участвовавшими в битве за Кавказ, командовали 173 человека (в званиях от подполковника до генерал-майора), и только 18(!) командиров дивизий возглавляли свои соединения от начала до конца. В иных за этот короткий срок они сменялись по 5-7 раз. 
▲ Во входящих в Донскую группу 12А, 51А и 37А сложилось критическое положение. На отдельных участках фронта отступление превратилось в паническое бегство. А в это время гитлеровские войска двигались по донским и кубанским степям тремя огромными потоками. 
Из Ростова н/Д, вдоль железной дороги Батайск-Тихорецкая-Краснодар, быстро продвигалась 17-я ПА генерал-полковника Руоффа, состоявшая из отборных пехотных и моторизованных дивизий. На Армавир шёл 3ТК генерала фон Макензена, входивший в состав 1ТА Клейста (впоследствии Клейст, приняв командование всей «кавказской армией», сдал Макензену 1ТА). Вдоль Манычского канала, через Сальск, в направлении на Ворошиловск (ныне Ставрополь) и минераловодскую группу, двигался 40ТК, за ним – всячески восхваляемый нацистской прессой 49-й ГСК генерала пехоты Рудольфа Конрада, 52-й армейский корпус и 2-я румынская ГСД.
▲ 27 июля 1942 г. на заседании бюро Орджоникидзевского крайкома партии было принято постановление об эвакуации материальных средств и скота, а 1 августа – постановление об эвакуации из «некоторых районов края населения, продовольствия, оборудования, сырья, материалов». 
Ни Карачаевская АО, ни Черкесская АО в число «некоторых районов» не входили. А ведь они, расположенные на стыке Орджоникидзевского и Краснодарского края, в центре Северного Кавказа, имели кратчайшие выходы через горные перевалы в Закавказье, что и определило их важное оперативное значение в планах немцев на лето 1942 г.
▲ К августу обстановка на юге страны резко ухудшилась. После сдачи врагу Донбасса и Ростов-на-Дону, третий день подряд, в сводках СИБ кроме Воронежа фигурировали Цимлянская и Новочеркасск. Бои шли и в районе Клетской, а это уже Сталинградская область, которая объявлена на военном положении. Был создан Сталинградский фронт.
▲ 2 августа в связи с приближением войск Вермахта аппарат Орджоникидзевского крайкома ВКП (б) был переведён из Ворошиловска в Пятигорск, а чуть позже – в дагестанский город Кизляр.
▲ 3 августа 1942 г. с севера, со стороны Сальска, к городу Ворошиловску подходила передовая группировка немецкой 1ТА. По данным нашей разведки в ее составе было «...свыше 200 танков, танкеток и большое количество бронемашин, около 1 тысячи мотоциклистов, до 300 грузовых автомашин с войсками…». Ставрополь был сдан врагу практически без серьезного сопротивления. 
Немецкие источники этот эпизод трактуют следующим образом: «Передо-вые части 3-й танковой дивизии 3 августа достигли города Ворошиловска. Силы русских в этом населенном пункте не ожидали появления немцев, и после непродолжительных боев к 16 часам город находился уже в руках наступавших солдат Вермахта. Контратака русских была успешно отра-жена».
▲ Боевые действия войск СКФ в конце июля – начале августа протекали в чрезвычайно сложных условиях. Отступление советских войск по территории Кубани шло столь стремительно, что со 2 по 9 августа штаб фронта вынужден был четырежды сменить место своей дислокации (Краснодар, Ново-Кубанск, Белореченская и Хадыженская). Позже он перебрался в село Георгиевское и, наконец, остановился в районе Туапсе. 
После сдачи Краснодара, Кропоткина и Армавира, на всём пространстве от рек Урух и Терек до Кубани, вести бои с наступавшим противником было некому, если не считать небольшую группу войск Донской оперативной группы генерала Р. Я. Малиновского, которая прикрывала Ставропольское направление.
О ситуации, сложившейся на этом фронте можно судить по телеграмме, направленной И. Сталиным С. Будённому: «ГКО крайне недоволен тем, что от Вас нет регулярной информации о положении на фронте. О потерях территории СКФ мы узнаём не от Вас, а от немцев. У нас получается впечатление, что Вы, охваченные паникой, отступаете без пути и неизвестно, когда наступит конец Вашему отступлению». 
Тяготы отступления и панические настроения так захлестнули войска, что привели к растерянности даже часть командного состава. В таких условиях СКФ не избежал печальной участи иметь своего «Власова». Им оказался ко-мандир 1-го отдельного СК генерал М. Шаповалов. 12 августа 1942 г. он добровольно перешел к немцам и затем активно сотрудничал с ними. Уже через два дня после М. Шаповалов написал листовку-обращение к солдатам и офицерам Красной армии с призывом сдаваться в плен.