Ассистент

Исторический Черкесск: Энциклопедия: Владимир Александрович Джанибеков


Влади́мир Алекса́ндрович Джанибе́ков, урождённый Кры́син (род. 13 мая 1942, посёлок Искандер, Южно-Казахстанская область, Казахская ССР) — лётчик-космонавт СССР (1978), дважды Герой Советского Союза (1978, 1981), генерал-майор авиации (1985). Общая продолжительность полётов — 145 суток 15 часов 58 минут 35 секунд. Общая продолжительность 2 выходов в открытый космос — 8 часов 34 минуты. Командир корабля во всех пяти своих полётах, по состоянию на 2015 за 30 лет этот рекорд лишь однажды повторён, но не превзойдён.

«Эффект Джанибекова» не являлся открытием, а всего лишь демонстрацией, которая наиболее эффектна в условиях невесомости.

Для Володи с пяти лет любимым занятием стало рисование. Когда он подрос, то, как и все мальчишки, стал мечтать о небе, о самолётах. У родителей были свои заботы: частые выезды по тревоге, ремонт боевой техники, починка одежды, разные медицинские дела. Но, случались и праздники. Самый главный – День Военно-Воздушного флота 18 августа. В этот день на аэродроме творилось что-то невообразимое, в воздухе самолёты выписывали фигуры высшего пилотажа, а на земле – музыка, цветы и холодный сладкий лимонад.

В 1949-1953 гг. Володя учился в различных школах в Ташкенте. В 1953 г. благодаря счастливой случайности (туда принимали в основном детей-сирот – С.Т.) он перевёлся из 50-й средней школы в Ташкентское суворовское училище Пограничных войск Министерства госбезопасности СССР, в котором учился по 1958 г.
В училище Володя пришёл со своим фотоаппаратом «Комсомолец», купленным мамой на сэкономленные деньги, поэтому в училище он был назначен старшим по фотолаборатории. У него был ключ от мастерской, где по ночам можно было читать литературу по технологии стекла, о волновых свойствах света. В суворовском училище была большая библиотека. Как-то Владимиру попала в руки знаменитая «Оптика» Ньютона. С того времени и началось серьёзное увлечение физикой и астрономией. После первого запуска искусственного спутника земли Володя увлёкся и ракетами. Любимые книги и фильмы – о космонавтике и авиации. После книги Навашина «Телескоп любителя своими руками» смастерил свой телескоп. Понимая, что и математика – его стихия, принимал участие во всех олимпиадах по математике, физике и астрономии.

В училище начался первый этап становления характера юноши. Влади-мир в те годы, образно говоря, «сам себя сделал». Учился он на «отлично». Правда, первые два года учёбы в училище, по своим спортивным достижениям «тянул взвод назад» Начал серьёзно заниматься спортом. Постепенно стал сильным, выносливым.
После расформирования училища во время хрущёвского сокращения армии Владимир вернулся в СШ № 50 города Ташкента, которую в 1960 г. окончил с золотой медалью. В школе азартно увлекался спортом. Играл за сборную команду школы в баскетбол, волейбол и гандбол. Стал рекордсменом по штанге среди юниоров, а позже – чемпионом Узбекистана в полутяжёлом весе среди юношей.

В газете «Ленинское знамя» была опубликована информация, что в 1957 г. прибывший из Азии Володя Крысин поступил в 8 класс СШ № 9 города Черкесска. Проучившись в ней полтора месяца, Володя затем перевёлся в СШ № 8, которую окончил в 1960 г. Это – миф, который не соответствует действительности. Автор лично проверял его в архивах СШ № 8 и № 9 в 1980-е гг.

После школы Володя хотел стать астрономом или военным лётчиком, но тут произошла реформа в армии. Намечалось значительное сокращение авиационных частей, поэтому разнарядок в лётные училища не было.

Тогда он решил поступать в МГУ им. Ломоносова. Но в Москве его под-стерегла неудача. Все экзамены сдал на «отлично», а по физике получил «хорошо». Одного недобранного бала как раз и не хватило, чтобы пройти по конкурсу. Зато полученные оценки открывали дорогу на астрофизическое отделение физического факультета Ленинградского госуниверситета, куда Володю тут же пригласили. Он поехал, не особенно разобравшись, какое место в программе факультета занимает любимая им астрономия. Когда уже стал учиться, выяснилось, что его будущая специальность земная – предстоит ему управлять электронно-вычислительными машинами. А это не входило в его жизненные планы.

Как бывшего суворовца в университете его сразу же «вычислили» и назначили ответственным по линии ДОСААФ. В городском аэроклубе предложили создать парашютную секцию при университете, куда сразу же набралось до 50 волонтёров. В аэроклубе была своя жизнь, интересная и задорная. В общем, авиация Володю переманила окончательно. К тому времени столько было удивительных открытий в космосе, а в авиации уже летали на сверхзвуковых самолётах.
Сдав в университете экзамены за первый семестр учебы, Володя прие-хал в Черкесск к родителям с уже оформившимся решением стать военным летчиком. Мать после его новостей – в слёзы. Родители его не поняли, и об авиации и слышать не хотели. Тем более что накануне его прибытия домой на его улице прошли похороны курсанта из Ейского училища.

В 1961 г. Володя блестяще сдает экзамены в Ейское высшее военное авиационное училище лётчиков (ВВАУЛ). Позже училищу присвоили имя космонавта В. М. Комарова, а ныне оно является филиалом Военно-Воздушной академии им. Ю. А. Гагарина. Это училище (факультет «Бое-вое применение и эксплуатация самолётов») Владимир окончил с отличием в 1965 г. по специальности «лётчик-инженер» 29 октября 1965 г. он стал военным летчиком 3-го класса
По окончании курса наук в лётном училище, Володя Крысин предложил руку и сердце Лилии Мунировне Джанибековой (р. 1942). С 15-летней школьницей из 9-й школы курсант лётного училища познакомился во время приезда в Черкесск к родителям. Он уже тогда отличался от сверстников добротой, мягкостью, открытостью и честностью и покорил сердце Лили.

Родословная Лилии идёт от хана Золотой Орды Джанибека, сына хана Узбека. В ХIХ веке потомки ханов стали просвещенцами, основателями ногайской письменности и литературы.

Абдул-Хамид Шаршембиевич Джанибеков (1879-1955) был фольклори-стом, просветителем, писателем, ученым-лингвистом, историком и этногра-фом.
Его старший сын Энвер (1910-1985), долгое время находился на пар-тийно-советской работе (был секретарем Черкесского обкома партии), работал редактором областной газеты «Ленин йолы», директором Карачаево-Черкесского НИИИЯЛЭ. Он кавалер ордена Трудового Красного Знамени и пяти медалей. Был внештатным инспектором областного КНК.

Сыновья Мунир (историк) и Гаяз (филолог) помогали отцу в его научной работе. Гаяз был участником Великой Отечественной войны. Он, комсорг гв. десантного батальона, кавалер ордена Отечественной войны I ст. и медали «За отвагу», погиб весной 1944 г. при освобождении г. Севастополя.

Старшая дочь Роза (1925-1992), к. и. н., была секретарем обкома партии, долгое время руководила Карачаево-Черкесским НИИ истории, филологии и экономики, после выхода на пенсию преподавала в Черкесском филиале Ставропольского политехнического института.

Весомый вклад в собирание и публикацию ногайского фольклора внесла и дочь Софья (р. 1928), к. ф. н., которая принимала активное участие в издании «Русско-ногайского словаря» (М., 1956) и «Ногайско-русского сло-варя» (М., 1963), «Грамматики ногайского языка» и др.

Младшая дочь, Клара, к. п. н., долгое время работала в Москве, во Всероссийском научно-исследовательском институте национальных языков.

Отец Лилии – Мунир Джанибеков, самый дорогой для неё человек, погиб в 1956 г. Будучи отцом двух дочерей, он оказался последним мужчиной в этой династии.

Молодожёны пришли к соглашению, чтобы Владимир Александрович, взял фамилию жены и тем самым продолжил род Джанибековых.

Владимир спросил у родителей, не будут ли они возражать, если он примет фамилию жены. Так урождённый Крысин после свадьбы стал Джанибековым.

С 4 декабря 1965 г. Владимир Джанибеков служил лётчиком-инструк-тором (с 8 июня 1968 года – ст. летчиком-инструктором, 31 декабря 1969 г. стал военным летчиком 2-го класса) в 963-м Краснознамённом учебном авиационном (истребительном) полку в г. Таганроге, в котором проходили лётную подготовку курсанты Ейского ВВАУЛ.

Полк существовал с 22 февраля 1946 г. по 1 ноября 1994 г. и базировался на аэродроме, который сегодня именуется «Таганрог-Центральный» (не путать с аэродромом «Южный», куда приземляются известные на весь мир гидросамолёты БЕ-200 – С.Т.).

Джанибеков летал на СУ-7Б, это была новейшая по тем временам совре-менная техника. Он постоянно расширял и пополнял свой теоретический и практический опыт. Его задача была не только научить курсантов летать, но и обучить их боевому применению самолётов, стрелять, бомбить, ходить скрытно по маршруту, выходить точно на цель.

Общий налёт лётчика-инструктора Джанибекова составил более 1000 часов, он освоил пилотирование самолётов Як-12, Як-18а, УТИ МиГ-15, МиГ-17, МиГ-21У, Су-7У, Су-7Б, Су-7БМ, Л-29, Л-39 и Ту-134.

Работа, в общем, устраивала, нравилась. Но мечта о космосе не оставляла.

В 1970 г. Владимир стал членом КПСС. В том же году сбылась его заветная мечта. В Таганрог в 963-й полк приехал лётчик-космонавт номер два Герман Титов для отбора инструкторов на свою программу. Ему нужны были аккуратисты, у кого «чистенькая» техника пилотирования.

Вскоре Владимира повесткой вызвали в ростовский госпиталь на меди-цинское обследование, а там проблема – избыточный вес. Лишних 8 кг. Неделю он пил одну воду, бегал, как мог. Тренировался. За неделю по-худел до веса 75 кг.

Из нескольких сотен человек, прошедших медицинский осмотр, в отряд космонавтов были отобраны только 8 человек. Позже в космосе из них по-бывали только четверо (Береговой, Романенко, Попов и Джанибеков – С.Т.).

Так, в пятом наборе, 27 апреля 1970 г. приказом Главкома ВВС № 505 капитан Джанибеков был зачислен в отряд советских космонавтов ЦПК ВВС на должность слушателя-космонавта и стал обитателем Звёздного го-родка. В рамках общекосмической подготовки с мая 1970 г. он прошёл также полный курс подготовки к космическим полётам на космических кораблях типа «Союз» и орбитальной станции (ОС) типа «Союз». По завершении этой подготовки 15 июня 1972 г. Владимир был назначен космонавтом 1-го отдела 1-го управления.

В июле-декабре 1972 г. проходил подготовку в составе группы космонавтов по программе «Спираль» (изделие «50»). С декабря 1972 по май 1973 г. проходил подготовку в группе космонавтов по советско-американской программе ЭПАС. С мая 1973 по ноябрь 1974 г. проходил подготовку по программе ЭПАС в качестве командира 3-го (резервного) экипажа для первого испытательного полёта, вместе с Борисом Андреевым. В июле 1973 г. проходил подготовку в США вместе с американскими астронавтами в Космическом центре им. Л. Джонсона.

30 апреля 1974 г. Владимир был назначен космонавтом 3-го отдела про-граммы ЭПАС 1-го управления. С декабря 1974 по июнь 1975 г. проходил подготовку в качестве командира 4-го экипажа КК «Союз-19» по программе ЭПАС, вместе с Борисом Андреевым.

Восемь лет Владимир Джанибеков ожидал своего полёта в космос. В течение этих лет он был участником программ «Союз-Аполлон», «Спираль», «Буран». В 1970-е гг. модной была марсианская проблематика, поэтому не он один мечтал о длительном полёте на Марс. А пока надо было осваивать ближний космос на станциях «Салют», учиться жить и работать на орбите.

К тому времени уже было ясно, что простых полётов не бывает.

Имя 36-летнего Владимира Александровича мир узнал, когда он, в составе третьего экипажа, вместе с Б. Д. Андреевым готовился к совместному советско-американскому полёту. Для космонавта того времени он считался очень молодым (сейчас этот возраст становится почти нормой). Поэтому опытный и уже летавший бортинженер Олег Макаров относился к нему с недоверием – мальчишка, мол. Поэтому Джанибекову пришлось доказывать, что он чего-то стоит, да и сам Владимир долго присматривал-ся к Макарову, так как он первоначально готовился к полёту с Петром Колодиным.

Летом 1975 г. с южного полигона Байконур (ранее он назывался Тюра-Там), имевшего почтовый адрес «Москва-400» (у северного полигона «Плисецк» почтовый адрес был «Ленинград-300»), навстречу с «Аполлоном» ушёл советский космический корабль «Союз-19» с Алексеем Леоновым и Валерием Кубасовым на борту.
После полёта Гагарина досужие журналисты из полигона сделали космодром. Аэродром, космодром – место, откуда взлетают и куда возвращаются. К сожалению, на «космодром» Байконур вернулся пока всего лишь один аппарат – многоразовый космический корабль «Буран». Так что полигон в Казахстане сегодня не совсем обоснованно называют космодромом.

Владимир остался на земле, но не знал, что уже через несколько часов ему придётся занять место космонавта на макете. Дело в том, что на американском корабле заклинило стыковой узел, а на советском отказал один из блоков цветной телекамеры. Владимир Джанибеков на земле разобрался в причинах неполадок, «проиграл» все ремонтные операции и предложил товарищам оптимальный вариант возвращения камеры в строй.

С 30 марта 1976 г. Владимир стал командиром группы международных космических программ.

С сентября 1975 по 20 сентября 1977 г. Владимир проходил подготовку в качестве командира первой экспедиции посещения (ЭП-1) ДОС «Салют-6», вместе с Петром Колодиным. В ходе подготовки отрабатывал действия в открытом космосе. В сентябре экипаж был переформирован. В октябре-декаб-ре 1977 г. проходил подготовку к полету по той же программе вместе с Олегом Макаровым.

В. А. Джанибеков совершил 5 космических полётов.

Свой 1-й полёт (34-й в СССР) – с 10.01.1978 по 16.01.1978 (5 суток 22 часа 59 мин. 58 сек) – в качестве командира экипажа космического корабля «Союз-27» совместно с космонавтом О. Г. Макаровым. В этом полёте впервые в истории космонавтики на околоземной орбите был создан пилотируемый научно-исследовательский комплекс, состоящий из орбитальной станции «Салют-6» и двух космических кораблей «Союз-26» (космонавты Ю. В. Романенко и Г. М. Гречко) и «Союз-27»; объединённый экипаж комплекса проводил научно-технические и медико-биологические исследования и эксперименты. С целью определения динамических характеристик сложного космического комплекса и величин, действующих на его конструкцию нагрузок проведён эксперимент «Резонанс», результаты которого имели важное значение для проектирования перспективных орбитальных космических систем.

На Землю Джанибеков и Макаров возвратились на «Союзе-26».

24 января 1978 г. Джанибекову было присвоено воинское звание полковник, 25 января он стал космонавтом 3-го класса.

30 января 1979 г. Владимир Александрович был назначен командиром группы авиационно-космических систем (программа «Буран»).

С 20 ноября 1978 по 18 мая 1979 г. проходил подготовку в качестве ко-мандира 2-го (дублирующего) советско-венгерского экипажа экспедиции посещения ДОС «Салют-6», вместе с Бела Мадьяри (ВНР). Полёт был отложен из-за аварии корректирующей тормозной двигательной установки на КК «Союз-33», в связи с чем, с 3 сентября 1979 по 12 мая 1980 г. проходил подготовку в режиме поддержания тренированности. Во время старта ТК «Союз-36» 26 мая 1980 г. Владимир был дублером командира корабля.

С 1 октября 1980 по 6 марта 1981 г. Джанибеков готовился в качестве командира основного советско-монгольского экипажа посещения ДОС «Салют-6», вместе с Жугдэрдэмидийном Гуррагчей (МНР).

2-й полёт (48-й в СССР) – с 22.03. по 30.03.1981 (7 суток 20 час. 42 ми-н.) – в качестве командира международного экипажа совместно с космонавтом-исследователем гражданином Монгольской Народной Республики Жугдэрдэмидийном Гуррагчей на космическом корабле «Союз-39» и орбитальной станции «Салют-6» по программе 10-й экспедиции. Позывной: «Памир-1». В. Джанибеков стал космонавтом 2-го класса (01.04.1981).

10 января 1982 г. Владимир заменил отстраненного по болезни Юрия Малышева и продолжил подготовку в качестве командира основного экипажа по советско-французской программе, вместе с Александром Иванченковым и Жан-Лу Кретьеном.

3-й полёт (51-й в СССР) – с 24.06. по 02.07.1982 (7 суток 20 час. 42 мин. 03 сек) – в качестве командира международного экипажа совместно с французским космонавтом Жан-Лу Кретьеном на корабле «Союз Т-6» и орбитальной станции «Салют-7» с А. Иванченковым. Позывной Владимира: «Памир-1».
8 июля 1982 г. Джанибеков стал космонавтом 1-го класса. С апреля по октябрь 1983 г. готовился в качестве командира 3-го (резервного) экипажа по программе 3-й основной экспедиции на ОС «Салют-7», вместе с Мусой Манаровым, с 19 ноября 1983 г. стал зам. командира отряда космонавтов ЦПК.

С 26 декабря 1983 по 4 июля 1984 г. Джанибеков проходил подготовку в качестве командира основного экипажа по программе экспедиции посещения ДОС «Салют-7», вместе со Светланой Савицкой и Игорем Волком.

4-й полёт (57-й в СССР) – с 17.07. по 29.07.1984 (11 суток 19 час. 14 мин. 36 сек) – в качестве командира экипажа совместно с космонавтами И. П. Волком и С. Е. Савицкой на корабле «Союз Т-12» и орбитальной станции «Салют-7». Предстояло испытание универсального инструмента в открытом космосе и полёт Светланы Савицкой. Задача Владимира – обеспечить выход женщины в открытый космос.

25 июля, в течение 3 час. 35 мин., В. Джанибеков и С. Савицкая находи-лись в открытом космосе. Они проводили испытания универсальной руч-ной электронно-лучевой установки, предназначенной для резки, сварки, пайки металлов и нанесения металлических покрытий. Это были 53-й и 54-й по счёту выходы космонавтов планеты (16-й и 17-й выход советских космонавтов) и первый в мире выход женщины в открытый космос. Позывной Владимира: «Памир-1».

С 18 марта по 22 мая 1985 г. В. Джанибеков проходил подготовку в качестве командира основного экипажа по программе спасения ДОС «Салют-7» и первого этапа 4-й основной экспедиции (ЭО-4), вместе с Виктором Савиных.

5-й полёт (58-й в СССР) – с 06. 06 по 26.09.1985 (112 суток 3 час. 12 мин. 06 сек) – на этот раз командир экипажа дважды Герой Советского Союза В. Джанибеков летал совместно с борт-инженером, Героем Советского Союза В. П. Савиных. На околоземной орбите действовал научный комплекс – состыкованные воедино орбитальная космическая станция «Салют-7», космический корабль «Союз Т-13» и транспортный корабль «Прогресс-24». Тогда «Салют-7» и жизни космонавтам от катастрофы спасли тренажёры Новочеркасского секретного особого конструкторского технического бюро «Орбита».

5-й полёт Джанибекова в Космос считается самым сложным в истории российской космонавтики. Кстати, после четырёх полётов Владимир Александрович уже и не надеялся снова полететь. В отряде космонавтов даже начал больше заниматься административными делами. Но случилась не-штатная экстремальная ситуация – станции угрожала гибель.

Руководители полётов решили так: «Можно послать молодого, подготовленного, но если корабль не состыкуется с орбитальной станцией, нас спросят: а почему вы не послали самого опытного?». Самым опытным космонавтом посчитали Владимира: в его практике были 4 стыковки, в том числе одна ручная, работа в открытом космосе.

После сбоя основного оборудования командной радиолинии и выдачи неверных команд из ЦУПа, станция «Салют-7», вследствие сбоя по электропитанию, перешла в полностью неуправляемый полёт. Надо было попробовать спасти уникальный объект, потому как стоимость его была сопоставима с годовым бюджетом Узбекистана того времени (Джанибеков знал эти цифры доподлинно, так как к тому времени был депутатом Верховного Совета УзССР). Для восстановления контроля над станцией была отправлена экспедиция на модифицированном под эти цели корабле «Союз Т-13» в составе Джанибекова и Савиных.

Джанибекову предстояло подойти к станции и состыковать с ней свой корабль. Задача эта считалась почти невыполнимой – по всем нормативам в сложившихся условиях стыковка просто не могла быть осуществлена.

С корабля была снята система автоматической стыковки и кресло третье-го космонавта, были улучшены средства визуального наблюдения для осуществления ручной стыковки, установлен лазерный дальномер и размещены дополнительные запасы воды, питания и кислорода. Подвод корабля к станции был осуществлён при участии наземных и космических средств системы ПРО, что доказало, в том числе, принципиальную возможность взаимодействия с любыми космическими объектами.

После переход на борт станции космонавты обнаружили, что ни света, ни отопления на ней нет, вентиляторы не работали, отсутствовало воздухо- и водообеспечение. Экипаж в нечеловеческих условиях провёл демонтаж вышедшего из строя оборудования, восстановил работоспособности станции, а затем приступил к комплексу исследований и экспериментов.

2 августа в течение 5 час. 00 мин. В. Савиных и В. Джанибеков находились в открытом космосе при установке двух дополнительных секций на третью основную панель солнечной батареи станции «Салют-3». Это были 63-й и 64-й выходы космонавтов земли (18-й и 19-й советских) в открытый космос. Суммарное пребывание космонавта Джанибекова в течение двух выходов в открытый космос составило 8 час. 34 мин.

И когда всё удалось, Джанибеков, наплевав на секретность, в открытом эфире на весь мир поблагодарил инженеров из Новочеркасского КБ «Орбита». Ведь это на их тренажёре он часами отрабатывал такую экстремальную стыковку. Правда, официально об этом у нас опять же из-за секретности не сообщали. Как и том, что, пока не включилось питание. Джанибекову пришлось находиться на станции в жутком холоде, сидя в телогрейке и ушанке.

За успешное выполнение задач этого полёта 27 сентября 1985 г. В. А. Джанибекову было присвоено воинское звание генерал-майора авиации.

Интересно отметить, что второй пилот Савиных за этот полёт получил вторую звезду Героя, а командиру Джанибекову звезду не дали, потому что у него уже были две. Трижды Героев среди космонавтов не бывает.

Ему, 43-му летчику-космонавту СССР и 86 космонавту мира, удалось побывать в космосе пять раз в общей сложности 145 суток 15 час. 58 мин. 35 сек.

Ему – генерал-майору, дважды Герою Советского Союза (1978, 1981), Герою Монгольской Народной Республики, кавалеру пяти орденов Ленина (1978, 1981, 1982, 1984, 1985), ордена Дружбы (1996), ордена Красной звезды (1976), ордена «За службу Родине в Вооружённых силах СССР» III ст., медали «За заслуги в освоении космоса» (2011), ордена Государственного Знамени ВНР, командору французского ордена Почётного Легиона, доверили побывать столько раз в космосе только из-за постоянного пребывания в форме, что позволяло его быстро подключать к незапланированным работам.

Причём все — в качестве командира корабля. Это непревзойдённый пока мировой рекорд. Даже летавшие 6 и 7 раз астронавты и космонавты этот рекорд не превзошли, а повторил его один лишь Джеймс Уэзерби, но в шестом полёте, поскольку в первом он не был командиром. Рекорд был повторён лишь через 17 лет. Большее число полётов среди отечественных космонавтов (6) совершил один Сергей Крикалёв, но уже в России, а не в СССР.

Из космоса Владимиру Александровичу удалось увидеть всю беззащит-ность Земли и ущерб, нанесённый ей современной цивилизацией. Его стараниями при Центре подготовки космонавтов был создан специальный экологический отдел, который он возглавлял некоторое время.

В 1985-1988 гг. он был командиром отряда космонавтов в Центре подготовки космонавтов (ЦПК) им. Ю. А. Гагарина, с 1988 г. – начальник Управления теоретической и научно-исследовательской подготовки ЦПК.

Известно великое множество научных гипотез о так называемом конце света. Утверждения различных учёных о смене земных полюсов бытуют уже ни одно десятилетие. Но, несмотря на то, что многие из них имеют стройные теоретические доказательства, казалось, что, ни одну из этих ги-потез нельзя проверить экспериментальным путем.

Из истории, а особенно новейшей истории науки, известны яркие приме-ры, когда в процессе испытаний и экспериментов учёные сталкивались с явлениями, идущими вразрез со всеми ранее признанными научными теориями. Именно к таким неожиданностям относится открытие, сделанное советским космонавтом Владимиром Джанибековым во время своего 5-го полёта на корабле «Союз Т-13» и орбитальной станции «Салют-7».

Он обратил внимание на эффект, необъяснимый с точки зрения современной механики и аэродинамики. Виновницей открытия стала обычная гайка. Наблюдая за её полетом в пространстве кабины, космонавт заметил странные особенности её поведения. Оказалось, что при движении в невесомости вращающееся тело через строго определенные промежутки времени меняет ось вращения, совершая переворот на 180 градусов. При этом центр масс тела продолжает равномерное и прямолинейное движение. Ещё тогда космонавт предположил то, что подобные «странности поведения» реальны и для всей нашей планеты, и для каждой из её сфер в отдельности. А значит, можно не только говорить о реальности пресловутых концов света, но и по-новому представить трагедии прошлых и предстоящих глобальных катастроф на Земле, которая, как всякое физическое тело, подчиняется общим природным законам.

«Эффект Джанибекова» не являлся открытием, а всего лишь демонстрацией, которая наиболее эффектна в условиях невесомости. Сложное вращение математически было описано впервые в теореме вращения Леонардa Эйлера в 1775 г.

Почему же об этом эффекте долго умалчивалось? Дело в том, что обнаруженный эффект позволил отбросить в сторону все ранее выдвинутые гипотезы и подойти к проблеме совсем с иных позиций. Ситуация уникальная – экспериментальное доказательство появилось раньше, чем была выдвинута сама гипотеза. Для создания надёжной теоретической базы российские учёные вынуждены были пересмотреть ряд законов классической и квантовой механики. Над доказательствами работал большой коллектив специалистов из Института проблем механики, Научно-технического центра ядерной и радиационной безопасности и Международного научно-технического центра полезных нагрузок космических объектов. Ушло на это более 10 лет. И все 10 лет учёные отслеживали, не заметят ли подобного эффекта зарубежные астронавты. Но иностранцы, вероятно, гаек в космосе не закручивают, благодаря чему мы не только имеем приоритеты в открытии этой научной проблемы, но и почти на два десятилетия опережаем весь мир в её изучении.

Какое-то время считалось, что феномен имеет лишь научный интерес. И лишь с того момента, когда удалось теоретически доказать его закономер-ность, открытие обрело свое практическое значение. Было доказано, что изменения оси вращения Земли являются не загадочными гипотезами археологии и геологии, а закономерными событиями в истории планеты. Изучение проблемы помогает рассчитывать оптимальные временные рамки стартов и полётов космических кораблей. Стала более понятной природа таких катаклизмов, как тайфуны, ураганы, потопы и наводнения, связанные с глобальными смещениями атмосферы и гидросферы планеты. Открытие эффекта Джанибекова послужило толчком к развитию абсолютно новой области науки, которая занимается псевдоквантовыми процессами, то есть квантовыми процессами, которые происходят в макромире. Учёные всегда говорят о каких-то непонятных скачках, если речь заходит о квантовых процессах.

24 июня 1986 г. В. А. Джанибеков был отчислен из отряда космонавтов.

С 24 июня 1986 по 24 марта 1988 г. он служил зам. начальника 1-го управления ЦПК по подготовке космонавтов, с 20 июля 1988 по 7 августа 1997 г. – начальником этого управления.

В 1991-1998 гг. В. А. Джанибеков предпринял несколько попыток совершить кругосветный беспосадочный перелет на воздушном шаре в составе американо-российского экипажа.

В декабре 1995 г. В. Джанибеков баллотировался на выборах в Государственную Думу РФ II созыва по общефедеральному избирательному списку (3-е место в списке) политического блока «Общее дело» Ирины Хакамады, но избран не был, т. к. блок не смог преодолеть 5% избирательный барьер.

После выполнения второго полёта в космос и присвоения Владимиру Джанибекову звания дважды Героя Советского Союза в центре Ташкента на проспекте Космонавтов в 1984 г. в честь летчика-космонавта был установлен памятник-бюст.

7 августа 1997 г. приказом МО РФ В. А. Джанибеков был уволен в запас по достижении предельного возраста в соответствии с указом Президента РФ от 6 августа 1997 г. Исключен из списков части 9 сентября 1997 г. приказом начальника ЦПК № 337.

С 1 мая 1997 г. В. А. Джанибеков по совместительству является профессором-консультантом кафедры космической физики и экологии радиофизического факультета Томского государственного университета, с 27.04.2011 ему присвоено звание «Почётный доктор ТГУ».

После выхода в отставку из ВС продолжил работу в РГНИИ ЦПК в качестве ст. научного сотрудника, работал в коммерческой компании по внедрению новых технологий в области оптических линий связи, в международном научно-техническом центре полезных нагрузок космических объектов.

Был депутатом Верховного Совета Узбекской ССР 11-го созыва (1985-1990), членом КПСС (1970-1991).

Является председателем совета директоров Федерального фонда экологических технологий. Возглавляет фонд «Дети XXI века». В настоящее время курирует создание в Москве Культурно-делового центра им. Ю. А. Гагарина (2008). Президент попечительского совета Российского общества дружбы и сотрудничества с Республикой Непал. Спортсменам-лучникам В. Джанибеков был известен как председатель Всесоюзной федерации стрельбы из лука.

Он — Почётный гражданин городов: Гагарин, Калуга, Черкесск (Россия), Аркалык (Казахстан), Хьюстон (США). Его имя носит муниципальная общеобразовательная школа № 13 в г. Щелково. Его именем названа малая планета № 3170.

Владимир Джанибеков несколько раз бывал радушным гостем Черкесска. Первый раз встреча жителей Черкесска с В. А. Джанибековым про-изошла 18 июля 1978 г. в Зелёном театре парка и культуры «Зелёный остров», после его полёта в космос.

Вечер открыла секретарь горкома КПСС С. Д. Абитова. После выступления гостя, его приветствовали воспитанники Дворца пионеров и школьников им. Ю. А. Гагарина, второй секретарь горкома ВЛКСМ Николай Кучеров, комиссар студенческого строительного отряда «Надежда» Черкесского филиала Ставропольского политехнического института Светлана Плешкова, художник Анатолий Калантаевский, подаривший космонавту его портрет, и другие. В заключение вечера председатель исполкома городского Совета народных депутатов В. И. Филиппов вручил космонавту диплом о присвоении ему звания «Почётный гражданин города Черкесска».

Дом Джанибековых в Звёздном городке всегда был полон друзей. Одной семьёй они жили с космонавтом Андрияном Николаевым. Во время подготовки к полёту в космос у них, со своей семьёй, жил космонавт из Франции Жан-Луи Кретьен, общая стена разделяла их с венгерским космонавтом.

Окончив после школы Ставропольское музыкальное училище и Саратовскую консерваторию, Лилия Мунировна отдала более 40 лет любимой работе. Сначала вела уроки сольфеджио в детской музыкальной школе, позже – хор в Монинской вечерней детской музыкальной школе высшей категории. Сегодня эта школа, является муниципальным образовательным учреждением дополнительного образования детей Щёл-ковского муниципального района Московской области.

Несмотря на то, что её жизнь была наполнена житейскими заботами и воспитанием двух дочерей, Лиля находила отдушину для лирики.

В изданном первом (позже появились ещё два) поэтическом сборке «Лю-бовь моя – вселенная моя!», конечно же, были строки посвящённые мужу:

Ты весь – беспокойство, желанье, стремление,
Каких-то безумных идей наважденье.
А я ручеёк. Буду тихо журчать,
И жизни росток в колыбели качать.

Старшая дочь космонавта Инна Владимировна (р. 1969) стала биологом-антропологом. Вот уже около 10 лет вместе с мужем она преподает курс наук в Йельском университете США. Младшая Ольга Владимировна (р. 1974) стала художником. Видимо, эти качества она унаследовала от отца. Её дочь Элина, по согласию зятя, носит фамилию Джанибековых.

К сожалению, супружеские отношения между Владимиром и Лилией не сохранились. Жизнь внесла свои коррективы, и они расстались.

Ныне супругой Владимира является Геворкян Татьяна Алексеевна – со-трудница Мемориального музея космонавтики.

В апреле 1985 г., поблагодарив за высокое доверие, космонавт Владимир Джанибеков дал согласие на зачисление его организатором экскурсий в штат Черкесского бюро путешествий и экскурсий. Выполнение обязанностей организатора было возложено на коллектив бюро, а заработная плата, которая начислялась В. А. Джанибекову, перечислялась в Фонд мира.

Космонавта В. А. Джанибекова знают в Москве ещё и как талантливого художника. Он иллюстрировал все три поэтических сборника жены Лилии и научно-фантастическую книгу Юрия Глазкова.

Многим филателистам известны его графические почтовые миниатюры (советские №№ 5007, 5008, 5109, 5110 по Каталогу почтовых марок СССР и американские космические марки, открытки, конверты и оттиски почтовых штампов), которые он неоднократно готовил в соавторстве с художником Германом Комлевым для Министерства связи СССР. К 20-летию первого полёта человека в космос они подготовили серию миниатюр, приуроченных к юбилейным событиям истории освоения космоса.

Основной темой Джанибекова является, естественно, космос, в его карти-нах преобладает фантастика. Иногда Владимир Александрович рисует грибные места в Подмосковье, горные виды в Узбекистане, волнующие пейзажи родной земли. Но самая любимая тема – человек. В разных ситуациях. Работы свои выполнял маслом и графически. У космонавта есть своя художественная мастерская, он участвовал во многих художественных выставках.

Его картины выставлены в Музее космонавтики, находятся в фондах многих музеев России. США, Германии, Узбекистана, Украины и неоднократно выставлялись на вернисажах в нашей стране и за рубежом.