Ассистент

Исторический Черкесск: Энциклопедия: Горбачёвские «гласность», «ускорение» и «перестройка». Прощай, Советский Союз! часть 3


▲ Восхождение А. Яковлева, например, началось не по политической линии, а по линии внешнеэкономических связей. Почти 10 лет Александр Николаевич работал послом СССР в Канаде. Он не был американским шпионом в обычном смысле этого слова. К тому времени, когда Горбачёв стал генеральным секретарём, Яковлев был в СССР одним из важнейших агентов американского влияния. Он был очень одарённым и умным человеком, на два порядка умнее и талантливее Горбачёва. Впрочем, его хозяева за океаном тоже не были дураками и бездарями. Они обладали хорошим представлением о том, что творилось тогда в политических верхах СССР. До Ю. Андропова дошла информация о «шашнях» Яковлева с американцами и его вернули из Оттавы в Москву с распоряжением «следить, и в ЦК КПСС не пускать». В 1984 г. умер Андропов, и всем стало не до Яковлева. Когда Горбачёв ещё был в команде Черненко, то умный и обаятельный Яковлев произвёл на него очень сильное впечатление. 
Благодаря докладу Яковлева, Советскому Союзу был навязан комплекс страны, которая всем за всё должна платить и каяться перед всем миром только за один факт своего существования. Вскоре после этого доклада начались русские погромы в республиках Прибалтики, в Молдавии и на Западной Украине. В 1988 году уже пролилась кровь в Сумгаите. Спустя некоторое время всё советское Закавказье погрузилось в атмосферу взаимного геноцида. Потом очередь дошла и до Северного Кавказа. «Спасибо» за всё это Яковлеву. Сегодня известно, что накануне распада СССР он активно разъезжал по всем союзным республикам и разжигал там экстремистские настроения. Накануне крушения Берлинской стены он ездил в ГДР и в ФРГ.
▲ Работающий в Госкомимуществе (ныне он возглавляет в РФ нанатехнологии) Анатолий Чубайс, чьим именем ныне по всей России кличут бродячих собак, стал отцом российского капитализма, создал новый класс миллиардеров-олигархов. Это он однажды преспокойно сказал своему коллеге по работе В. Полеванову: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет 30 миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом – новые вырастут» (Советская Россия, 23.12.2000). Русские бабы, мол, нарожают… 
Академик Ж. Алферов, помнится, сказал так: «Мы ждали «социализм с человеческим лицом, а получили мурло Чубайса…»
▲ Госсекретарь Г. Бурбулис, «серый кардинал Кремля», единственный кто имел право входить в кабинет Ельцина без доклада, в 1991 г. распорядился на стапелях главной ремонтной базы ВМФ (г. Комсомольск-на Амуре) резать по кускам новенькие подводные лодки.
▲ Все вышеуказанные «агенты влияния» проходили подготовку в подрывных организациях типа некого исследовательского американского центра доктора Крибла, задача которого заключалась во всемерном способствовании развалу СССР. С помощью своих представительств этот центр с ноября 1989 по март 1992 года провёл около полусотни «учебных конференций» в крупных городах СССР:
ЦРУ резко расширил сферу своих операций. Подготовка «агентов влияния» была поставлена на поток. Миллиарды долларов на оплату предателей поступали в нашу страну через различные посреднические структуры (Общественный комитет российских реформ, американская ассоциация «Национальный вклад в демократию», центр Крибла, разные фонды и комиссии). И затея американцев не прошла бесследно.
▲ Круг этих революционеров поначалу был очень узок, но твёрдая поддержка Горбачёва делала их уверенными в себе. Чиновники (преимущественно из партийного аппарата, науки и культуры), с которыми приходилось работать ЦРУ, обрели чувство безнаказанности, внушаемое им высокой поддержкой. Более того, заурядные предатели и изменники в новом свете «перестройки» были представлены как борцы за идею.
Получив от руководства КГБ досье, содержащие сведения о разветвленной сети злоумышленников против государства, Горбачев запретил КГБ предпринимать какие-либо меры по пресечению преступных посягательств. Более того, он всеми силами прикрывал и выгораживал «крестного отца» «агентов влияния» А. Н. Яковлева, несмотря на то, что характер сведений о нём, поступавших из разведывательных источников, не позволял сомневаться в истинной подоплеке его деятельности.Таким образом, в СССР была сформирована «5-я колонна» изменников Родины, существовавшая в составе Межрегиональной депутатской группы и «Демократической России».
▲ Лишь в 1991 г. на так называемом «закрытом» заседании Верховного Совета, документ под многократным грифом «секретно» о так называемых «агентах влияния» отвадился через 14 лет обнародовать Владимир Крючков. Скорее всего, эта информация и подтолкнула влиятельных лиц ускорить переворот.
Невольно вспомнилось выступление Ю. В. Андропова на Пленуме ЦК КПСС 27 апреля 1973 г. Он привёл слова сотрудника американской разведки, одного из руководителей «Комитета «Радио Свобода»: «Мы не в состоянии захватить Кремль, но мы можем воспитать людей, которые могут это сделать, и подготовить условия, при которых это станет возможным».
Государство убивали, находясь в здравом уме и твёрдой памяти, первые лица страны и их ближайшие соратники – аналогов такому событию в истории человечества нет. Не будем утверждать, были ли они агентами, но то, что их действия, в конечном счёте, совпали с планами западных спецслужб и политиков, – очевидно.
▲ Многих своих «агентов влияния», советников, соратников и собутыльников, бывших рядом с ним в переломные дни августа 1991-го и октября 1993-го, Ельцин позже предал и изгнал из своего окружения. Список велик: Геннадий Бурбулис, Егор Гайдар и Виктор Черномырдин, Павел Грачёв, Александр Лебедь и Константин Кобец, Александр Коржаков, Михаил Барсуков, Борис Березовский… Никто из официальных «преемников» также не выдержал испытание (Виктор Черномырдин, Евгений Примаков, Сергей Степашин, Борис Немцов, Владимир Рушайло).
▲ В СССР особое звучание тема «агентов влияния» получила в конце 1980-х начале 1990-х годов. Сейчас уже ни для кого не секрет, что крушение Советского Союза произошло во многом благодаря активной деятельности агентуры влияния, действовавшей в самых верхних эшелонах советского руководства. В этом плане весьма характерно выступление руководителя политической разведки США в Европе, будущего директора ЦРУ, американского генерала А. Даллеса на одном из секретных заседаний в начале 1945 года:
«Посеяв в России хаос, – говорил Аллен Даллес (1893-1969), – мы незаметно подменим их ценности на фальшивые… Как? Мы найдём своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России. 
Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа. Окончательного, необратимого угасания его самосознания.
Литература, театры, кино – всё будет изображать, и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать, и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства – словом, всякой безнравственности.
В управлении государством мы создадим хаос, неразбериху. Будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. 
Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель…
Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу – всё это мы будем ловко и незаметно культивировать, всё это расцветёт махровым цветом. 
И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратив в посмешище, найдём способ их оболгать и объявить отбросами общества…».
В 1972 г. эту доктрину разложения советского общества изнутри модернизировал Киссинджер. Уверен, что многие жители Черкесска не знают, что ещё с конца Второй мировой у американцев есть так называемый закон о порабощённых народах, которому присягает каждый президент. А речь там о том, чтобы разделить нас не только по народам, но и по землям – Кавказ, Сибирь, Урал, Казакию.
▲ Никогда у Горбачёва бы не получилось ничего развалить, если бы наши советские люди сами не купились на красивые фантики, доступные джинсы и прочие заграничные побрякушки. Опираться можно только на то, что оказывает сопротивление. Когда главной опорой оказался руководитель без собственных решений, империя рухнула. За событиями следил весь мир. 
Свершилось то, о чём ещё в 1950 г. писал И. Солоневич: «После СССР нам будут предлагать очень многое. И все будут врать в свою лавочку. Будет много кандидатов: в министры и вожди, в партийные лидеры и военные диктаторы. Будут ставленники банков и ставленники трестов – не наших. Будут ставленники одних иностранцев и ставленники других. И все будут говорить, прежде всего, о свободах: самая многообещающая и самая ни к чему не обязывающая тема для вранья... В общем – будет всякое. И на всякого «мудреца» найдётся немало простаков... Постарайтесь не попасть в их число. Это – не так просто, как кажется».А мы – попали... 
▲ Историки утверждают, что Россия никогда не была единой. Власть и общество всегда были враждебны друг другу. В ней существовало, по меньшей мере, три России: одна воевала с внешними врагами и администрировала, вторая кормила государство, третья постоянно уходила из-под нестерпимого давления власти и бунтовала.
Провалы политики Николая II, Горбачёва и Ельцина, пытавшихся резко сменить механизм власти, произошли потому, что они не понимали всех культурных взаимоотношений, происходящих в стране, и ожидали, что быстрая демократизация отношений власти и элит сделает Россию подобной Америке или Великобритании. Но как только элиты получали власть, страна начинала расползаться. 
▲ СССР как государственное образование оказался крайне невыгодным для России, хотя сам диктат Москвы всеми республиками воспринимался как диктат России, как диктат русских. Националисты всех мастей заявляли: мы кормим Союз. В то же время уровень жизни в России, самой богатой страны мира, был значительно ниже, чем, например, в Прибалтике. Известно даже, что из прибалтийских республик стремились сделать «витрину» социализма. 
▲ Ни для кого ведь не секрет, что на протяжении последних сорока пяти послевоенных лет Россия (тогда РСФСР) была, в буквальном смысле, донором почти всех союзных республик (за исключением Белоруссии и Украины). Система как бы под них была устроена, туда уходил больший кусок общесоюзного пирога. 
Скажем, Новосибирская или Свердловская области по своим ресурсным потенциалам, по территории, по населению превосходили многие европейские страны, вместе взятые, коим от Центра очень мало или вообще ничего не перепадало. Но те же крошечные республики Прибалтики Союз дотировал на полную катушку.Уровень зарплат и других социальных выплат в большинстве союзных республик был на 30-45 % выше, чем в РСФСР. Официальные нормативы жилой площади в РСФСР были меньше, чем для Прибалтики, Закавказья, Западной Украины, столичных городов республик Средней Азии, Северного Кавказа. Примечательно и то, что квартплата в РСФСР всегда была выше, нежели в большинстве других союзных республик.
К моменту выхода из Союза практически все сёла Прибалтики, Западной Украины и Закавказья были газифицированы. А вот в России и сегодня тысячи даже подмосковных сёл ждут, когда к ним придёт газ. А что уж говорить о российской глубинке.
И в результате у россиян накапливалось внутреннее недовольство из-за явной несправедливости распределения материальных ценностей. 
▲ «Была страна…» – часто поёт по эфиру Маша Распутина. Да, у нас была самая великая, самая прекрасная, самая светлая, самая добрая и самая сильная страна в мире. Она простиралась от ледяных покровов Полюса мира до ледяных покровов Крыши мира, от зелёных Карпатских гор до вечно ревущего Тихого океана, от Мурманска до Мукдена и от Памира до Ямала, от хлебных степей до алмазных тундр. Страну создавали тысячелетия – или много тысячелетий. Она жила и цвела, погибая и возрождаясь, меняя знаки имена и письмена, веры и поверья. Приходили чужаки, люди и нелюди. С одной целью: поработить. Но всегда это она, наша Страна, в конце концов брала их в полон, делая чужих людей своими, а нелюдей – людьми.
Много-много тысячелетий народ Страны питал силу свою спасительным и сверхчеловеческим незнанием того, что есть «моё» и что есть «твоё». Этим отличался он от всех других народов земли.
Хопёрские казаки, передавая из поколения в поколения завет предков, говаривали, что Земля Божья и Государева, а так ничья. Последнее пребывало всегда, и в этом была сила народа и его путь в будущее.
Так было до тех пор, пока не прознали мы про «твоё» и «моё», про то, что земля не Божья и не Государева и её можно продать чужакам. И понял народ, что Страны больше нет, что она не здесь, на земле, а «там за облаками», как пели в своей песне ребята из ВИА «Самоцветы».
На бесконечном заседании Верховного Совета выясняли, кто виноват и что делать? В столице появились призывы первых дней «вешать красных на фонарях». Но после того как тросами под гул разнузданной толпы своротили «польского еврея Железного Феликса» (Ф. Э. Дзержинского – С.Т.), страсти стали рассеиваться. Говорили, что памятник специально отдали на растерзание – чтобы эти не пошли рвать живых.
Одни коммунисты говорили, что государство надо сохранять. А вот партию с её всё и всех давящей идеологией упразднить надо. Другие же в ответ спокойно объясняли, что стоит только рухнуть партии, и даже идеологии партийной, рухнет всё – страны не станет.
▲ Конечно, даже если бы не Ельцин, то «распад могучей сверхдержавы» произошёл бы сам по себе. КПСС себя изжила и не могла держать в узде союзные государства. Все хотели свободы, и они её получили без особых потрясений.
Издавна известно, что если достоинство нации не ущемлено, если она не видит поработителей и обидчиков, национальный вопрос не существует. Так человек забывает, что у него есть сердце, если оно не болит. Но в союзных республиках зрело недовольство. Бюрократический гнёт становился в вину русским. А чего было ждать, если зачёркивалась великая история, создавшая великое государство, которые вульгарные историки-учёные столько лет называли «тюрьмой народов»?А потом всякие народности, вошедшие в союз Российской Империи и унаследовавшие СССР, охватил смерч запоздалого национализма, и они начали вопить: «Колонизаторы, вон с Украины!», «Вон из Крыма!», «Вон из Грузии!», «Вон из Прибалтики!», «Вон из Кавказа!», «Вон из Казахстана!», Узбекистана! Татарии! Сибири! Вон, колонизаторы, из всех 14 республик. «Мы оставим вам только 15-ю республику, Российскую, и то в пределах Московии, набегами из которой вы захватили полсвета».
Но, кто дал право Ельцину перекраивать границы, переиначивать историю, лишать отечества миллионы и миллионы людей, превратившихся в мгновение в бесправных русскоязычных мигрантов и гонимых беженцев?
▲ Теперь всем ясно: никто не стал богаче от раздела великой страны. Наоборот, бед и горя все хлебнули предостаточно. 
С созданием нового российского государства в стране началась настоящая вакханалия. Россия была отброшена в своём территориальном развитии на 350 лет назад! С каждым столетием границы России только расширялись. Горбачев и Ельцин стали первыми за всю историю правителями, не только не расширившими границы державы, но и «беззвучно смирившимися с потерей части важнейших территорий и большинства колоний». 
Эти шустрые и бодрые передовые ребята, изнывающие от скуки, возрадовались и занялись с рвением экспериментировать, то есть делать в отдельности жизнь каждого национального народа невыносимой.
Бывшие советские республики пустились в свободное плавание. Каждая сама по себе. Независимость давалась им разной ценой. Но по счетам платили все. И платили дорого: военными конфликтами, межнациональными столкновениями, общей неустроенностью. Мучительнее всего, по живому, рвались человеческие связи. Была неразбериха и боль.
У нас уже нет среднеазиатского хлопка, казахстанского угля, украинской пшеницы и сала, белорусского мяса и молока, азербайджанской нефти, молдавских вин и армянского коньяка. Нам уже не принадлежат отстроенные нами же прибалтийские морские порты и крупные спортивные объекты. Кроме этого руководители прибалтийских стран требуют от России сумасшедших штрафов «за оккупацию» и территориальных уступок, грозя вторжением и войной. И в почёте у них ныне бывшие нацисты, а не бывшие советские фронтовики.
На враждебный нам путь стало и руководство соседствующей с КЧР Грузией, которую тогда возглавлял Саакашвили. 
Сегодня уже мало кто вспоминает, что самой яркой жемчужиной в ожерелье советских республик считалась в те, уже почти баснословные, годы именно Советская Грузия. Грузию любила вся советская страна, которая восхищалась горным озером Рица и Ново-Афонской пещерой, любила загорать и купаться на черноморском побережье в Гаграх и на Пицунде. У многих в голове до сих пор витают песни ВИА «Орэро» в исполнении Вахтанга Кикабидзе и Нани Брегвадзе, а Песню «Тбилисо» пела вся страна. Да и сама Грузия казалась тогда советскому народу этакой «прекрасной и ветреной любовницей», которой многое было позволено. И ещё, как-то так сложилось, что Грузии позволяли то, что не позволяли другим республикам. Позволяли едва прикрытую частную собственность. Позволяли творить необычную живопись и кино. Позволяли говорить то, что думают и чего не думают.
Но мало кто догадывался, а если догадывался, то молчал, что, как это часто бывает в таких случаях, «любовница» тайно ненавидела своих «обожателей и содержателей». И не просто ненавидела – презирала. Ведь если бы внимательно вслушаться, что говорили грузинские экскурсоводы ещё в советские времена, уже тогда надо было насторожиться: «Мы приняли христианство не в Х веке, а в III, и наши цари – Багратиды происходили от самого царя Давида. Мы, грузины, наследники Израиля. Наша летопись «Картлис Цховреба» чётко об этом говорит». Газета «Молодёжь Грузии» (№12, 1990) писала: «Грузины – древний семитский (еврейский) народ, предки которого жили в долине Евфрата…». Так это было или не так, на самом деле Грузия была сестрой Польши, самой близкой и родной сестрой.
После трагических военных событий в Южной Осетии, либералы обрушились с нападками на российский народ, который, радуясь победе Российской армии, якобы «оболванен» и нуждается в промывке мозгов. 
А ведь любой народ всегда хочет видеть свою страну и свою армию победившими, а не побеждёнными. Это в природе народов. И желать от них, чтобы они порицали свою победу, просто неумно.
Ныне в Москве не переводят грузинских поэтов и писателей, тамошние кинокартины (если они есть) никому в России не ведомы. Стало явным, что интерес к малому и бедному государству ныне пропал для нас так же, как и интерес к предавшей Россию Болгарии. То же, самое, произошло и с избалованными республиками Прибалтики. Никому теперь не нужны их бедные курорты, так и писатели, ранее постоянно издаваемые в России. А заводы по производству радиоприёмников они развалили сами.
В 2014-м напичканная националистами Украина, во главе с молдаванином Петром Порошенко, начала настоящую войну со своим народом в Донбассе и настропалило украинский народ на проведение активной агрессивной политики в отношении к России.
▲ Каковы же были последствия «победы демократии» в августе 1991-го?
По сей день вся наша отважная журналистика и политологи подчёркнуто от этих вопросов отворачиваются. А ведь после прошедших двадцати пяти с лишним лет легко оценить достижения победившей в нашей стране демократии. Достаточно посмотреть, как изменилось потребление мяса, рыбы, яиц; производство тракторов и комбайнов; строительство школ, больниц и детсадов. Увы, об этом говорить не принято. 
А проведение всевозможных выборов? Не зря же в народе говорили, что при такой системе выборов и орангутанга можно было избрать.
▲ В конце октября 1991 г. на V съезде народных депутатов РСФСР президент России Б. Н. Ельцин заявил о необходимости решительного реформирования экономики. Правительство провозгласило программу радикальных рыночных реформ, цель которой состояла в уничтожении старой плановой системы и командных методов руководства экономикой, переход к свободному рынку, который регулируется объективными экономическими законами.
Однако «1991 год стал не только реваншем антисоветчиков, это был ещё и классовый реванш. С большевистской прямотой и классовой ненавистью к народу («быдлу»). Пошёл вон, мужик! – баре «вернулись»! (правда, баре больше похожи на воровитых приказчиков, а барыни в лучшем случае на злословящих кухарок, в худшем – на матерящихся проституток, но это детали: баре-то у нас, извиняйте, - советского замеса, а барыни – из дунек, которых пустили в Европу, точнее, они суть продукты разложения советского общества» – писал журналист в тот год.