Исторический Черкесск: Энциклопедия: Гражданская война. И пошёл брат на брата


В семнадцатом же тяжкие загадки
Ты, добрая, распутать не сумела:
С какою целью и за чьи порядки
Твоих сынов столкнули в смертной схватке,
Разбив народ на «красных» и на «белых».

Э. А. АСАДОВ, «России» (1993)

И не смолкнет грохот битв по всем просторам южной степи,
Средь золотых великолепий конями вытоптанных жнитв.
И там и здесь между рядами звучит один и тот же глас:
«Кто не за нас – тот против нас.
Нет безразличных: правда с нами».
А я стою один меж них в ревущем пламене и дыме
И всеми силами своими молюсь за тех и за других.

М. А. ВОЛОШИН, «Гражданская война» (1919)

«Да где ж воны теперича твои, казаки? Казаки друг дружку
в гражданску порубали: как будто хто накусикал, Господи!
А после хто от голода, а хто где...»

(Из разговора между казачками)


6 (19) января 1918 г. в Петрограде большевиками было разогнано Всероссийское учредительное собрание. А уже весной на Юге России, Севере и Западе, Востоке всё с большей силой разгоралась Гражданская война. Официальной датой её начала считают 14 марта 1918 г, но крупномасштабная Гражданская война началась чуть позже. 
Если бы большевиков и вовсе не было, то Гражданская война полыхала бы с не меньшим размахом, поскольку недовольных политических организаций было много: от эсеров до монархистов. Кстати планы социальных преобразований у эсеров были намного круче, чем у большевиков. А уничтожение офицерства в Русской армии демократические партии начали ещё зимой-весной 1917-го, когда большевики в Россию ещё не прибыли.
Гражданская война стала периодом вооружённой борьбы за государственную власть между теми, кто защищал возникшую новую Советскую власть («КРАСНОЕ движение») и теми, кто выступал за её ликвидацию («БЕЛОЕ движение»).
В разгар войны народ России был расколот примерно пополам. Среди КРАСНЫХ наряду с рабочими, крестьянами имелись представители интеллигенции, буржуазии и даже дворянства. Подобную картину можно было наблюдать и у БЕЛЫХ. Значит, не по классовому признаку.
Вся Россия размежевалась на два основных военных лагеря: КРАСНЫХ, возглавляемых большевиками и принявших их власть, и БЕЛЫХ, объявивших смертельную войну новому режиму и возглавляемых бывшими царскими генералами. 
Даже цвет российского офицерства разделился между КРАСНЫМИ и БЕЛЫМИ пополам. При этом офицеры, за редкими исключениями, вовсе не становились на «классовую позицию» большевиков и не вступали в партию. Они выбрали КРАСНЫХ как выразителей определённого цивилизационного пути, который принципиально расходился с тем, по которому пошли БЕЛЫЕ.
Сегодня упрямые архивные факты говорят о том, что многие большевики, особенно Ленин, в 1918 г. не хотели Гражданской войны. Вспомним организацию в России ряда геологических экспедиций, создание 33 НИИ, начало строительства сети электростанций, развитие культурной программы. Если бы большевики считали Гражданскую войну неизбежной, они бы, безусловно, не начинали таких дел. 
Решение о Гражданской войне было принято на Западе и реализовано в виде интервенции. Именно вокруг интервентов в лице американцев, англичан, немцев, турок, французов и чехов начала группироваться отечественная контрреволюция.
Сотрудничество стран Запада с БЕЛЫМИ в борьбе с КРАСНЫМИ было обусловлено стремлением расчленить территорию России на сферы влияния, взять под свой контроль ресурсы страны, ослабить Россию как будущего политического и экономического конкурента, предотвратить распространение коммунистических идей и мировой революции.
Правительство президента США Вильсона разрабатывая условия мира между Германией и Россией, считало, что «Россию никак нельзя было оставить нерасчленённой» ибо «она слишком велика и слишком гомогенна для нашей безопасности». Янки рассчитывали окончательно решить «русский вопрос» при помощи расчленения России на «самостоятельные области», подвластные США. Американские правители объявили Россию «более не существующей» и потребовали не только выделения Польши, Финляндии, Литвы, Латвии и Эстонии из состава бывшей Российской империи, но также отделения от России Украины, Сибири, Кавказа и других территорий. При этом «ни одна область не должна быть настолько самостоятельной, чтобы образовать сильное государство».
Всего в походе против России приняло участие 14 иностранных государств: Великобритания (включая Австралию, Канаду, Индию), Франция, США, Германия, Австро-Венгрия, Турция, Италия, Румыния, Греция, Польша, Финляндия, Япония, Китай, Сербия. Это была самая широкая за всю историю военная коалиция, направленная против России.
Парадокс, если не трагедия, состоит в том, что именно правые эсеры, подстрекаемые Троцким, стали организаторами и действующей силой «демократической контрреволюции». 
Открытую вооружённую борьбу с Советской властью они начали 25 мая 1918 года с помощью чехословацкого корпуса, вступившего в Самару и части которого растянулись по железнодорожной линии от Пензы до Владивостока, начали мятеж. При поддержке чехов в Самаре было создано правоэсеровское правительство – Комитет Учредительного собрания. Вскоре антисоветские восстания начались на Урале в Ижевске и Златоусте, активизировались уральские белоказаки Толстова, оживились разбитые большевиками оренбургские казаки Дутова. Деникин двинулся на Северный Кавказ. Краснов атаковал КРАСНЫХ с юга. В начале августа из взятой Казани был увезен золотой запас Советской республики. 
Поначалу у БЕЛЫХ был такой огромный перевес над КРАСНЫМИ, что они овладели практически всей территорией России за исключением маленького пятачка в центре. А вот Программы «обустройства России» у них не было! А только бессвязный набор идей, уже опробованных и отвергнутых обществом. При том, выраженный смутно. У них просто было нежелание подчиняться приказам захвативших власть большевикам, нежелание выполнять их программы, нежелание жить по провозглашённым ими законам, нежелание признать их власть законной.
На 10 фронтах, а фактически это был единый антисоветский фронт, рус-ские воевали против русских. По накалу страстей Гражданская война в России была сходна с войнами этническими и религиозными и продолжалась она до 4 июня 1926 года 
И нет сомнения в том, что на многих фронтах, с любой стороны, принимал участие кто-либо из баталпашинцев. Сколько было среди наших земляков менявших БЕЛУЮ ленту на папахе на КРАСНУЮ ленту, и наоборот, одному Богу известно. Большинство из них довольно долго так и не могли сориентироваться: «куда несёт нас рок событий».
В этой кровавой бойне приняли участие и хопёрские казаки. На стороне БЕЛЫХ воевали:
1-й Хопёрский казачий полк первого формирования, который вошёл после реорганизации отряда А. Г. Шкуро в состав 2-й Кубанской казачьей дивизии полковника С. Г. Улагая;1-й Хопёрский казачий полк второго формирования, который вошёл в Кубанскую Партизанскую отдельную бригаду, а затем в Кавказскую конную (1-ю Кавказскую казачью) дивизию;2-й Хопёрский казачий полк первого формирования (лето 1918 г.), который вошёл вместе с 1-м Хопёрским полком во 2-ю Кубанскую казачью дивизию. В начале 1919 г. 1-й и 2-й Хопёрские полки первого формирования были объединены с одноимёнными полками в составе Кубанской Партизанской отдельной бригады, переименованной позднее в Кавказскую (1-ю Кавказскую казачью) дивизию;2-й Хопёрский казачий полк второго формирования, который входил в Кубанскую Партизанскую отдельную бригаду, позднее – Кавказскую конную (1-ю Кавказскую казачью) дивизию. В середине ноября (ст. ст.) 1919-го 1-й и 2-Хопёрские полки были сведены в Сводно-Хопёрский полк под командованием полковника Ф. И. Елисеева (6-ти сотенного состава и с 16-ю пулемётами).1-й дивизион составили казаки 1-го Хопёрского (1-я, 2-я, 3-я сотни), 2-й – казаки 2-го Хопёрского (4-я, 5-я и 6-я сотни) полков.19 мая 1920 г. 1-й и 2-й Хопёрские казачьи полки было приказано считать расформированными.
На германском фронте там всё было более или менее понятно: русские убивали немцев, немцы – русских (что само по себе, конечно, тоже плохо). Здесь же, на Гражданской войне, ожесточение доходило до крайности. Обе стороны без видимого внешнего успеха переламывали силы друг друга. Пришлось убивать своих. Часто – без суда и следствия. И гибли в этой войне в каждом большом и маленьком городе бывшей Великой империи люди всякие – военные и гражданские, молодые и старые, умные и не очень.
Пожарища, трупы, «нетактичное поведение» при обысках, ненависть в глазах пленных, испуг в глазах детей, проклятия сквозь зубы вслед.Отсутствие газет, недостаток продовольствия, нехватка патронов. Бои, засады, погони, разбитые дороги, грязь, трупы. Всё это было и в станице Баталпашинской.
«Утром выйдешь на базар, а на виселице новый человек висит, – вспоминала М. И. Курочкина. Каждое утро их меняли, как афиши на столбе…». Не пытаясь выгородить КРАСНЫХ и уличить БЕЛЫХ, тем более что в долгой истории революции и Гражданской войны они не раз менялись ролями, попытаемся разобраться в сложившейся ситуации.
Обе стороны, и БЕЛЫЕ, и КРАСНЫЕ, проявили большое рвение, подбрасывая поленья в полыхающий костёр братоубийства. При этом каждая сторона считала себя абсолютно правой.      
КРАСНЫЕ бились за то, чтобы не было бедных и богатых. Чтобы вторые не наживались за счёт первых, эксплуатируя «законным» порядком труд рабочих и крестьян. КРАСНЫЕ бились за то, чтобы все были равны от рождения. Чтобы не было привилегированных сословий и сословий униженных и оскорблённых. Чтобы все были грамотными и могли выбирать работу по вкусу. Чтобы привилегии и отличия выдавались не по закону рождения, а только за заслуги перед Отечеством. 
КРАСНЫЕ воевали, чтобы построить великое государство, пусть деспотичное, но с равенством всех граждан. Цели, которые ставили КРАСНЫЕ перед собой, были великими и, потому они считали, что, правда, на их стороне.
С не меньшим ожесточением воевали и противоположная сторона. 
БЕЛЫЕ бились за великую Россию. Дав ей ещё в юности присягу на верность, они вели за собой своих солдат и казаков. Их генералы, люди в основном образованные и интеллигентные, были более информированы, чем народные массы, и они знали, что переворот в Петрограде сделали «еврейские мозги, латышские стрелки и русская глупость». 
БЕЛЫЕ располагали информацией о том, что большевики получили тайную поддержку от Западного капитала, который видел в намечавшейся большевиками революционной буре средство и способ заменить элитный правящий слой России своими людьми. Знали и то, что правительство кайзеровской Германии оказало большевикам и их вождю В. И. Ульянову (Ленину) тайную поддержку в организации октябрьского переворота.
БЕЛЫЕ знали, что более двух сотен реэмигрантов-социалистов во главе с Лениным не без помощи Генштаба Германии тайком прибыли в Петроград, а из США в Россию, через Тихий океан пароходами, были доставлены дополнительно ещё около трёх сотен агентов, многие из которых стали комиссарами.
БЕЛЫЕ знали, что комиссары совершили подготовленный международной еврейской мафией октябрьский переворот 1917 г. с целью захвата национального богатства русского народа и уничтожения его самого. Захват власти они свершили лишь для того, чтобы стать владыками русского народа.
БЕЛЫЕ знали, что не Будённый командовал Конармией, а Чапаев – дивизией. Фактическими командирами этих воинских соединений были «свои» – комиссары. Именно они с тайным злорадством уничтожали цвет России, цвет русской нации: Зиновьев в Петрограде организовал массовые расстрелы офицеров и всех «не своих». Тухачевский бесчинствовал в Кронштадте и на Тамбовщине, где травил газом мирное население, уничтожал в качестве заложников деревни с детьми и стариками. Комиссар Аронский зверствовал в Ярославле, комиссар Блюмкин – на Украине… 
БЕЛЫЕ знали, что у большевистских вождей русские фамилии только с первого вида, на самом же деле эти фамилии ложные и эти вожди не русские. Из 556 человек занимавших высшие партийные и государственные должности в только что созданной республике Советов 448 были евреи; остальные – латыши, поляки, армяне и другие. Русских практически не было. 
БЕЛЫЕ не верили председателю Совнаркома РСФСР Ульянову (Ленину), у которого отец был калмык, а мать еврейка (в девичестве – Бланк), всю жизнь, натаскивающая своих сынов на революцию и терроризм, на разложение России. 
БЕЛЫЕ не верили также председателю ВЦИК Свердлову, председателю Высшего экономического совета Ларину (Лурье), а также народным комиссарам Сталину (Джугашвили), Цхакая, Чичерину (по матери Мейендорф), Троцкому (Бронштейну), Шлихтеру, Кауфману, Ландеру, Лилине-Книгиссен, Шпицбергу, Луначарскому (Миндельштаму-Байлиху), Анвельту, Зиновьеву (Радомысльскому), Рошаль, Цвиллингу, Юдовскому, Гуковскому, Володарскому (Гольдштейну), Урицкому, Штейнбергу, Шегинштейну и многим другим.
БЕЛЫЕ знали, что в 1918 г. руководство Советской России переводило на счета швейцарских банков «значительные денежные средства», и что многие обитатели Кремля, имея заграничные паспорта, готовы были в любой «неудобный» момент покинуть Россию.
БЕЛЫЕ знали, если ты русский, если ты образован, к тому же, дворянин – ты уже не жилец на этом свете. Абсолютное большинство расстрелянных в 1918 году людей – это интеллигенция. Потом, с большим отрывом, после них шли расстрелянные крестьяне (они ненавидели Троцкого). Потом преступные элементы, буржуазия, священники, купцы. 
Дворян и интеллигенцию буквально вышвыривали с российской земли только потому, что их происхождение при новой власти было объявлено преступным. Их лишали гражданских и имущественных прав, только за то, что они принадлежали к дворянскому сословию. Их дома и личные вещи подвергались конфискации, могилы их предков осквернялись и уничтожались, женщины подвергались насилию. 
БЕЛЫЕ не были согласны с текстом Интернационала («Разрушим всё до основанья, а затем…»), в приходе к власти большевиков они видели крушение великой Российской империи, которую их предки строили тысячу лет.
БЕЛЫЕ знали, что большевики-троцкисты вытравили из народного сознания всё позитивное, закрасили глубоким чёрным цветом всю тысячелетнюю историю Российской империи. Их героями стали насильники и убийцы (Разин, Пугачёв, Болотников, террористы «Народной воли», «декабристы» и др.).
БЕЛЫЕ знали, что огромную роль в утверждении коммунистической власти играют отряды наёмников – латышей, китайцев, пленных венгров и немцев, ничем не связанных с населением Центральной России.
БЕЛЫЕ считали 1918-й годом национального позора России. Большевики предложили аннексию части русских территорий в обмен на то, что Антанта сдаст БЕЛУЮ армию на милость КРАСНОЙ. Он торговали завоеваниями Петра Великого на Балтике, подписали в марте позорный Брест-Литовский мир с Германией. 
ТАК НА ЧЬЕЙ ЖЕ СТОРОНЕ БЫЛА ПРАВДА – НА СТОРОНЕ КРАСНЫХ ИЛИ БЕЛЫХ? НА ЭТОТ ВОПРОС НЕТ ОТВЕТА, ПОТОМУ ЧТО И У КРАСНЫХ, И У БЕЛЫХ БЫЛА СВОЯ ПРАВДА. В ЭТОМ И СОСТОИТ ТРАГЕДИЯ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В РОССИИ...
Сейчас необъективно и очень назойливо рекламируются и превозносятся БЕЛЫЕ, куда меньше – ЗЕЛЁНЫЕ и поливаются грязью – КРАСНЫЕ.
Сегодня БЕЛЫХ представляют как корнетов и поручиков, вставших «за веру, Царя и Отечество» и в свободную от боёв минуту со слезами на глазах певших «Боже, царя храни!». Но это же не так.
Война БЕЛЫХ против Советского государства не имела целью реставрировать Российскую империю в виде монархии. Как сказал С. Кара-Мурза «против большевиков стояли березовские и собчаки начала века вместе с кровавым мясником Б. Савинковым. 
БЕЛЫЕ вовсе не были патриотами, которые хотели спасти царя-батюшку и Русь-матушку от злых большевиков-марксистов, агентов еврейского социализма. Во всех созданных БЕЛЫМИ правительствах верховодили деятели политического масонства России, которые были непримиримыми врагами монархии и активными организаторами Февральской революции. 
Нынешние сторонники БЕЛЫХ совершают большую ошибку, отрывая их от иностранной интервенции. Без западных поставок вооружения, снаряжения, одежды и продуктов БЕЛОЙ армии просто не могло бы образоваться. 
Сами организаторы БЕЛОГО движения считали свою роль в Гражданской войне вспомогательной, а единственно возможной «спасительницей России» считали военную силу Антанты и считали, что именно Запад займётся «обустройством» России. При этом и БЕЛЫЕ офицеры, и вся масса российской «белой кости», которая мечтала о приходе немцев или французов, прекрасно знали об отношении Запада к России. 
Вспомним «Белую гвардию» (или, скорее, «Дни Турбиных») М. Булгакова. И офицеры, и юнкера расстреливали из винтовок и пулемётов украинских и русских крестьян и солдат, доведённых господами до гражданской войны,… служа немцам и их марионетке-гетману. И вот эти-то офицеры ныне даны нам как образец чести и патриотизма?!
Конечно, почти половина БЕЛЫХ офицеров перешла в РККА, но это у Булгакова – за сценой. РККА – это уже «не дни Турбинных».
Сегодня у нас чуть ли не национальным героем делают Деникина – за то, что он не стал помогать Гитлеру и желал победы Красной Армии. Но ведь это на склоне лет, когда он был не у дел. А тогда Деникин был практическим носителем «БЕЛОГО идеала». Он сознательно работал против российской государственности на Запад, у которого находился в безусловном подчинении.
КРАСНЫЕ, которые воспринимались как общая многонациональная армия трудящихся России, стояли на страже русских национальных интересов, а её РККА всё больше воспринималась как сила, восстанавливающая государственность и суверенитет России.
БЕЛЫЕ же воспринимались стоящими на страже интересов Запада. Но национальная политика БЕЛЫХ быстро кончилась полным крахом, и поэтому они проиграли войну.
Народ не желал идти под знамёна БЕЛЫХ. Основным контингентом Добровольческой армии были бывшие офицеры царской армии, юнкера и гимназисты. Из низших классов добровольно к БЕЛЫМ шли только отдельные группы казаков, рыбаков астраханской дельты и др., которые из-за каких-то своих проблем поссорились с Советской властью.
Население национальных областей, увидели в 1919 г. войска БЕЛЫХ, в той же форме, с тем же знаменем, что и войска карателей 1905-1907 гг.
Потому латышские стрелки были несгибаемыми врагами БЕЛЫХ, потому что каратели в такой же форме жестоко подавили латышских батраков, выступивших протии немецких баронов-землевладельцев. Такие явления наблюдались и на Кавказе. Все социальные и национальные группы, которые стали объектом подавления и репрессий после революции 1905-1907 г., выступили в Гражданской войне как противники БЕЛЫХ.
БЕЛАЯ армия действовала в России как армия завоевателей, и везде её продвижение сопровождалось «волной восставших низов». Низы отвергли БЕЛЫХ в целом, а не по мелочам и не из-за жестокостей и казней. КРАСНЫМ крестьяне сопротивлялись намного слабее, чем БЕЛЫМ. Под конец все силы у БЕЛЫХ уходили на борьбу за самообеспечение: поиск пропитания и фуража в деревнях – и война закончилась. Для боёв не осталось сил.
Большинство граждан России сделали свой выбор в пользу КРАСНЫХ, то есть большевиков. Как это происходило, хорошо описано Борисом Пастернаком в книге «Доктор Живаго», Алексеем Толстым – «Хмурое утро», Даниилом Граниным – «Зубр», Михаилом Шолоховым – «Тихий Дон» 
Зачастую, то был выбор без выбора, молчаливое согласие с властью, которая удерживала Москву и Петроград – всегдашние символы России. Не последнюю роль сыграло включение в новую Россию Украины и Белоруссии, походы на Кавказ и в Среднюю Азию и особенно война с Польшей. Власть, которая готова воевать за то, что прежде было Российской империей, уже заслуживала уважения у народа – пусть даже она была и большевистской.
Донская и Кубанская земля, Северный Кавказ – это без преувеличения ось мировой истории ХХ века. Из фронтов Первой мировой войны многие казаки вернулись домой с «трёхлинейками», а то и с «максимами». В «хозяйстве» всё это пригодилось.
Книги и кинофильмы с детства прививали нам какое-то плакатное представление о Гражданской войне. Будто бы ничего и не было, кроме Чапа-ева, лихо скачущего на тачанке с пулемётным треском. Белогвардейцы в них были жестокими и коварными, красноармейцы, наоборот, – героями, показывающими настоящий пример для подражания. Однако БЕЛЫЕ казаки не опускались до провокаций, чтобы возбудить среди мирного населения ненависть против КРАСНЫХ. Наряжались в белогвардейскую форму, надевали погоны и устраивали массовые расстрелы приветствовавших их крестьян КРАСНЫЕ казаки.
Ненависть и ярость низов (в основном крестьянства) и верхушки БЕЛЫХ была взаимной. Об этом писали и А. Деникин («Очерки русской смуты») и А. Колчак (в своих письмах). Этой ненависти к простонародью не было и в помине у КРАСНЫХ, которых видели крестьяне у Чапаева или Щорса. Они были «той же расы». Это и решило исход войны.
Зачем КРАСНЫЕ и БЕЛЫЕ с таким ожесточением убивали друг друга? Ведь это невиданная народная трагедия! Возникает и другой вопрос: одни лишь большевики и царская армия в этом виноваты? Нет и нет!
Что интересно, за весь период Гражданской войны в СССР ни БЕЛЫЕ, ни КРАСНЫЕ не разрушили, ни одного участка железной дороги, не порвали ни одной линии телеграфа, не взорвали ни одного моста. В городах они не воевали – только в поле. Это была особая война, где противоборствующие стороны понимали: они борются друг с другом, а не для того, чтобы разрушить свою страну!
Победа БЕЛЫХ, даже если бы им в первые месяцы удалось задушить Советскую власть, означала бы длительную тлеющую, со вспышками, Гражданскую войну. Белое движение было отвергнуто крестьянами и рабочими, составляющими более 90 % населения России, а крестьяне в то время и умели, и обладали возможностями для сопротивления длительного и упорного. Рано или поздно, но они «сожрали» бы БЕЛЫХ, как за два месяца сожрали Колчака в Сибири без помощи РККА. Но до этого Россия была бы обескровлена несравненно больше, чем при организованном устранении БЕЛЫХ Рабоче-крестьянской Красной армией.Ораторы, митинги, атаки, обстрелы, конные лавы, падающие люди, лазареты, облепленные мешочниками поезда, беспризорные дети, расстрелы и виселицы, опустевшие города и обезлюдевшие деревни – всё это и другое промелькнуло за четыре года человеческих жизней, которые в Гражданскую войну стоили дешевле патрона.
В 1920 г. в Москве был издан «Спутник красноармейца», в котором одна из глав (с. 186) называлась «Что читать красноармейцу». Вот имена всех рекомендуемых авторов: Володарский, Горлов, Дикштейн, Жорес, Зиновьев, Искк, Каутский, Кий, Коллонтай, Королькевич, Кричевский, Кунов, Лассаль (Вольфзон), Лафарг, К. Либкнехт, В. Либкнехт, Лилина, Браун Лили, Лурье, Маркс, Менгер, Меринг, Радек (Собельсон), Раковский, Троцкий, Эйснер, Энгельс. 
Так и хочется спросить, что могли знать о жизни русского человека немцы Лассаль и Энгельс, француз Лафарг, еврей Маркс, жившие в XIX веке? Почему они, вдруг, сделались учителями красноармейцев в войне русских против русских?
В течение 1918-1922 гг. в РККА от всех причин погибло 939755 красноармейцев и командиров. Значительная, если не большая часть их, не во время боя и репрессий – от тифа. Точных данных о потерях БЕЛЫХ нет, но они намного меньше. 
Подавляющее большинство граждан, ставших жертвами революции (более 9/10) погибло не от «красной» или «белой» пули, а от хаоса, от слома жизнеустройства. Прежде всего, слома государства и хозяйства.
Давно поросли бурьяном братские могилы участников Гражданской войны со стороны КРАСНЫХ. Ещё раньше та же участь постигла братские могилы их противников: БЕЛЫХ и ЗЕЛЁНЫХ. 
Но наша память о них не должна порасти бурьяном, потому что и КРАСНЫЕ, и БЕЛЫЕ, и ЗЕЛЁНЫЕ – наши предки. Это наше прошлое, это прошлое России.Даже те БЕЛЫЕ, которые воевали на стороне КРАСНЫХ. Безусловно, большинство бывших офицеров не были сторонниками Ленина и Троцкого. Недаром Ленин советовал к каждому офицеру приставлять по два «рукастых» комиссара с заряженными револьверами. Других офицеров Советская власть не имела.Но ведь КРАСНЫЕ тоже часть нашего прошлого, причём, весьма значи-тельная. Об этом нам тоже нужно помнить. 
Прадед по материнской линии уроженки города Черкесска, ведущего инженера-проектировщика Ларисы Николаевны Криворотовой (род. 1948), писарь Хопёрского казачьего полка Щербаков Василий Матвеевич, когда ему было 55 лет, в 1918 г. отомстил за своего сына и застрелил атамана станицы Баталпашинской. Старший сын Василия Матвеевича офицер-артиллерист Иван Щербаков воевал с генералом Баратовым против турок, а средний – двухметрового роста Пётр Щербаков в Гражданскую войну воевал под командованием генерала Шкуро. А потом ему надоело воевать – бросил всё, и фронтовых друзей, и оружие, но на пути домой, в родную Баталпашинку, был расстрелян КРАСНЫМИ в Армавире. Третий сын Павел учился на священника в Ставрополе, но не выучился – погиб в бою против красноармейцев Балахонова. 
▲ Казачьи районы Дона и Кубани стали крупным очагом сопротивления Советской власти. Их атаманы А. Каледин и А. Филимонов, узнав о случившемся в Петрограде государственном перевороте, немедленно мобилизовали все имевшиеся у них силы, повсюду разослали телеграммы о поддержке Временного правительства и приняли «на себя всю полноту исполнительской государственной власти» в Донской и Кубанской области. Донцы пригласили Временное правительство в Новочеркасск, как в «более спокойное место», для «организации борьбы с большевиками». Вскоре туда прибыли освобождённые в Быхове из-под ареста генералом Н. Н. Духониным генералы Л. Г. Корнилов и А. И. Деникин, а также генералы М. В. Алексеев, А. С. Лукомский. Вслед за ними стали съезжаться известные политические деятели свергнутого режима: П. В. Милюков, М. В. Родзянко, А. И. Шинкарев. А. И. Гучков. Б. В. Савинков и др. 
13(26) октября 1917 г. в противовес ВРК большевиков, находящемуся в Ростове-на-Дону, генерал Каледин заявил о создании в Новочеркасске Войскового правительства, и принял меры по пресечению возможного выступления большевиков, заняв 2 декабря Ростов-на-Дону.
▲ Известие об Октябрьском перевороте и захвате большевиками власти в Петрограде, большинством казаков, проживающих в станицах Кубанского казачьего войска, было встречено настороженно или резко отрицательно. Они были сыты, богаты и надеялись извлечь пользу и из «белого», и из «красного» движения. Но КРАСНЫЕ у них ещё не были. Казаки ещё не знали, что когда те придут, то они возьмут всё. Казаки отдадут даже последнее с проклятиями в душе, но беспрекословно. БЕЛЫМ же, пока, ни за какие деньги они не давали ни еды, ни сапог, ни одежды. Что касается вооружения, то его можно было добыть только в бою у КРАСНЫХ. Лошадей крали. И это не считалось воровством, это было лихостью. Кубанские казаки тем временем сдавали КРАСНЫМ оружие. Они считали, что таким способом можно откупиться и спастись. Позже с этим оружием в станицы вступали карательные отряды, а уходили с обозами награбленного добра.
▲ Вся Гражданская война – процесс расслоения в первую очередь казачества. По одиночке, и даже группами, иногда во главе с офицерами, шарахались казаки Хопёрских казачьих полков от БЕЛЫХ к КРАСНЫМ и обратно. На два противоположных, непримиримых, яростно враждовавших между собой лагеря, раскалывались и семьи. Отец воевал с сыном. Брат с братом. Накопившаяся за годы ярость, усиленная классовой ненавистью и упрямством тех, кто верил, что всё должно быть именно так, а не иначе, – вырвалась наружу. 
Бóльшая часть баталпашинцев, как копна сена в степи, раздёргалась ветрами революции. 
И несло эти клочья по выгоревшему миру, пока не прибивало, кого к лагерю контрреволюции, кого – к противоположному лагерю. Из 10 казаков станицы Баталпашинской 2 были богаты, 6 считались середняками, но по среднероссийским меркам походили на кулаков, 2 казака были бедны. Причём один из них, из кожи лез, чтобы «выйти в люди». Но не везло ему – то падеж скота, то неурожай, то работники хилые. А другой сдавал свою казачью, по закону положенную ему землю в аренду, и жил на арендную плату. Хозяйства он не имел (почему и считался бедняком), однако в лаковых сапогах гулял по Баталпашинке и, крепенько выпив, громко кричал о попирании казачьих прав, засилье хохлов и москалей, на прочие злободневные темы. 
Когда началась Гражданская война, два богатых казака сразу же ушли под знамёна БЕЛОЙ армии. Один из бедняков, немного поколебавшись, переметнулся к КРАСНЫМ, второй побывал в обоих лагерях несколько раз. Лозунг его был: «Грабь!». Вся сложность была с 6 середняками. Достаток свой они имели благодаря упорному, окропленному кровавым пóтом труду. Но достаток был «всем достаткам достаток», и такие вещи, как продразвёрстка, хлебная монополия и реквизиции, встречались 6 казаками Баталпашинки в штыки. 
Были среди них и такие казаки, что попали в эту бело-зелёную компанию как кур в ощип, обагрили свои руки братской кровью, да так и не сумели или не смогли вернуться к мирному хлебопашеству. Таким нечего было терять, кроме собственной жизни. Не нужна была им ни «единая неделимая Россия» Деникина, ни «Совдепия» Ленина. Они мечтали о чудной и вольной стране с белыми хатками, где живут одни казаки. Кубанские, донские, терские. Живут по своим освящённым веками казацким законам. И нет среди них ни хохлов, ни кацапов, ни прочих иногородцев. Нет ни богатых, ни бедных, а есть братья и сёстры из одной дружной великой семьи, во главе которой был батько-атаман, избранный самими казаками…
Эта мечта для многих казалась высокой и справедливой целью, за которую можно было отдать и кровь свою, и жизнь. Даже барон Пётр Николаевич Врангель (1978–1928) обещал кубанскому генералу Сергею Улагаю, уроженцу г. Баталпашинска, создать казачье государство после того, как будет одержана победа над большевиками. Но генералы удрали за границу, бросив своих воинов бесславно погибать на землях Баталпашинского отдела.
В январе 1918 г. революционные волнения в Баталпашинском отделе возросли. Расшаталась атаманская власть. Атаман отдела войсковой старшина Бальбуциев, сдав должность полковнику К. Я. Удовенко, уехал в отпуск и в Баталпашинской больше не появлялся. Потом сбежал и. о. атамана отдела есаул Лисицын, которого заменил полковник Косякин.
▲ В январе 1918 года в статье «Как организовать соревнование?» Ленин предлагал «расстрел на месте одного из десяти виновных в тунеядстве» (Полное собрание сочинений В. И. Ленина, 5-е издание, т. 35, с. 35, 36, 190, 203, 204).
▲ 25 января (7 февраля) 1918 г. СНК принял декрет «О введении в Российской Республике западноевропейского календаря». В. И. Ленин подписал Декрет о переходе на новый (григорианский) календарь – по нему сразу же после четверга 31 января наступил четверг 14 февраля 1918 г. Но в Баталпашинской по-прежнему пользовались старым (юлианским) календарём.
▲ В чём различие старого и нового стиля календаря? В юлианском календаре, введённом римским императором Юлием Цезарем в 45 году нашей эры, год (то есть время полного оборота Земли вокруг Солнца) был подсчитан не вполне точно, с превышением на 11 минут 14 секунд. За полторы тысячи лет, несмотря на поправку в три дня, сделанную в XIII веке, эта разница составила 10 суток. Поэтому в 1582 году римский папа Григорий XIII приказал выбросить из календаря эти 10 суток; григорианский календарь («новый стиль») был введён в большинстве стран Западной Европы, а затем и Америки. Однако Россия не согласилась с поправкой, сделанной главой католической церкви, и продолжала придерживаться юлианского календаря. Новый стиль в России ввела Советская власть в феврале 1918 года, когда разница в календарях достигла уже 13 суток. Тем самым летоисчисление страны было приобщено к общеевропейскому и американскому.Русская православная церковь реформы не признала и до сих пор продолжает жить по юлианскому календарю.
Итак, разница между календарями в XX и XXI веках составляет 13 дней, в XIX веке она равнялась 12 дням, в XVIII – 11. С 1 марта 2100 года разница между старым и новым стилем достигнет уже 14 дней.
▲ 1-5 (14-18) февраля 1918 г. в Армавире проходил 1-й Кубанский съезд Советов. Он признал власть Совета Народных Комиссаров, принял ряд постановлений в духе декретов II Всероссийского съезда Советов, избрал Кубанский областной (центральный) исполнительный комитет Советов рабочих, крестьянских, казачьих и горских депутатов из 25 человек (в основном – большевиков). Председателем облисполкома был избран Ян Полуян, членами облисполкома от Баталпашинского отдела стали И. П. Борисенко (зам. председателя) и И. П. Пузырев (комиссар труда), от горцев Кубани – Мос Шовгенов (комиссар по горским делам).
▲ На территории Баталпашинского отдела революционную работу проводил посланец петроградского пролетариата рабочий А. Палетайнен. 
▲ Борьба за установление Советской власти в Баталпашинском отделе Кубанской области носила весьма упорный характер. Это объясняется тем, что здесь были сосредоточены крупные антисоветские силы в лице казачьего кулачества и офицерства. Только в станице Баталпашинской проживало несколько сотен казачьих офицеров, более 30 полковников и войсковых старшин. Их поддерживали горские богачи и нахлынувшие из Центральной России контрреволюционеры и другие ярые враги Советской власти во главе с бывшим председателем Совета Министров Временного правительства князем Львовым. 
▲ Вернувшиеся с фронта солдаты и революционно настроенные иногородние организовали в Баталпашинской подпольный ревком. На тайных собраниях, созываемых в домах Павла Худоярова, Абрама Писаренко, Андрея Калиниченко, Пантелея Залепухина и Иллариона Дорофеева, шла речь о захвате власти и создании революционного отряда. Наиболее активное участие здесь принимали Т. Беседин, И. Четвертной, П. Окружко, Я. Чайка, С. Селезнёв, Г. Чучулин, А. Марчихин, А. Бобыренко, Новиков и другие.
▲ В феврале 1918 г. в Баталпашинской размещались местная и кадровая команда казачьего полка, четыре пластунских пехотных батальона, подразделения 6-го, 12-го и 18-го пехотных полков, а также 1-го, 2-го, 3-го, 4-го и 5-го сводных кавалерийских полков, прибывших с фронтов Первой мировой войны. 
▲ Чтобы удержаться у власти, господствующие классы принимали самые отчаянные попытки. 7 (20) февраля 1918 г., в противовес 1-му Кубанскому областному съезду Советов, реакционная казачья верхушка Баталпашинского отдела решила созвать свой бессословный съезд представителей от населённых пунктов. Она хотела объединить все реакционные силы Отдела, по типу Учредительного собрания избрать «на демократической основе» атамана и закрепить его власть. В работе съезда решили принять участие и большевики, рассчитывавшие превратить бессословный съезд не для избрания атамана, а в съезд Советов, на котором провозгласить Советскую власть в Баталпашинском отделе. 
На съезд в Баталпашинскую президиум Кубанского облисполкома послал из Армавира близко стоявшего к большевикам левого эсера, зав. облОНО Макеева (руководитель), большевиков Пузырёва, Лифарева, Гречуху и казака И. С. Бугрия. 
Делегатами от трудового народа на съезд прибыли Алексей Бобыренко, Таукан Алиев, Тит Беседин, Магомет Батчаев, Афанасий Баранов, Даут Гутякулов, Афанасий Доценко, Василий Кандыбин, Асламбек Калмыков, Иван Кравцов, Григорий Крячко, Мансуров, Михаил Мельников, Никита Мищенко, Григорий Пономаренко, Иван Пузырёв, Степан Савин, Фёдор Садовенко, Семён Сотниченко, Муталиб Урусов, Саид Халилов, Умар Чапаров, Григорий Чучулин, Нану Шовгенов и другие.
▲ Съезд начал работу в три часа дня в доме отставного полковника Свидина, предоставленном им станичникам под общественные собрания. Располагался он на северо-восточном углу улиц Коммерческой и Училищной. Ведущее место на съезде заняла большевистская фракция, вокруг которой объединились представители рабочих, крестьян и демократической интеллигенции.
▲ В небольшом зале «было тесно и душно: пахло дымком едкой махорки – самосада, выращенного курильщиками на своих огородах, овчиной от шуб и дегтем от кирзовых сапог. Атмосфера станичной сходки, где все говорили сразу и каждый о своём, вскоре наполнила весь дом сплошным гулом, как на растревоженном пчёльнике».
Исполняющий обязанности атамана Отдела есаул Лисицын попросил старшего в чине войскового старшину Абашкина открыть съезд. Тщательно отбирая делегатов, он рассчитывал иметь на съезде большинство, которое поддержало бы его позицию. В первую очередь расчёт был на присутствующих в зале меньшевиков, возглавляемых учителем местной гимназии Туровым, и на мелкобуржуазную партию эсеров (социалистов-революционеров), руководителем которой был адвокат А. Белоусов. 
Но не дремали и большевики. Благодаря большой разъяснительной работе, проведённой ими в период подготовки к созыву съезда и на самóм съезде, контрреволюционеры оказались в изоляции.
Несмотря на протесты и угрозы со стороны казачьего офицерства и местных богачей, президиум съезда был избран большевистский. В него вошли Макеев, который единодушно был избран председателем, а также Пузырёв, Беседин, Халилов, Гутякулов, Мельников, Пономаренко, Бобыренко, Исмаил Байкулов, Таукан Алиев, Иван Тимофеев. Сам Абашкин в состав президиума не попал.
Слово для доклада о международном и внутреннем положении страны было предоставлено Макееву. Он подверг обстоятельной критике сомнение казачьей верхушки по поводу «Где гарантии того, что обещания большевиков могут быть исполнены? ...Решение земельного вопроса – дело Учредительного собрания», а затем поразил интеллигенцию и общественность станицы Баталпашинской могучей эрудицией и большевистской направленностью. Макеев раскрыл значение социалистической революции, сущность Советской власти и призвал делегатов к претворению в жизнь решений 1-го Кубанского областного съезда Советов. В притихший зал летели взволнованные слова: «Свершилось, дорогие товарищи! Свершилось то, за что боролись лучшие люди России, за что гнили они в царских тюрьмах, гибли на каторжных работах. Царь и Временное правительство свергнуто, но это лишь начало. Надо двигать революцию дальше, до полной победы народной власти!» 
▲ Среди делегатов съезда большевики развернули большую разъясни-тельную работу. К установлению Советской власти в Отделе призывали Саид Халилов, Михаил Мельников, Даут Гутякулов, Григорий Чучулин, Илья Марченко, Тит Беседин, Таукан Алиев, Николай Фисенко, Магомет Санглибаев, Григорий Пономаренко, Асланбек Калмыков, Василий Кандыбин, Семён Сотниченко, Яков Чайка, Асхад Дзыба, Гиго Дзасохов и другие революционеры. 
Представители местных богатеев, эсеры и меньшевики пытались затушевать впечатление от выступлений большевиков, призывали «всецело под-держать власть атамана Кубанской области», но присутствовавшие де-легаты к их речам не прислушались. В результате острой борьбы большевики одержали победу: съезд выразил недоверие атаману Баталпашинского отдела и подавляющим числом голосов проголосовал за признание Советской власти. 
▲ Видя сложившуюся не в их пользу ситуацию, контрреволюционеры решили прибегнуть к насильственным действиям. После перерыва к дому, где заседал съезд, подъехал отряд конных казаков и занял все входы в здание. Осуществлявшая охрану съезда немногочисленная группа под руководством матроса Ещенко (позже, в отряде Балахонова, он был председателем военно-революционного трибунала) противостоять превосходящим в несколько раз силам противника не смогла. Ворвавшись внутрь здания, станичный атаман Ренсков с группой казачьих офицеров приказал большевикам и сочувствующим им делегатам освободить помещение. Когда те отказались, по сигналу атамана казаки стали прикладами выталкивать их из зала.
▲ Со стороны контрреволюционеров была попытка ареста членов президиума, но осуществить свой план им не удалось: во-первых, Пузырёв, Макеев, Пономаренко и другие большевики были вооружены, а во-вторых, уж очень популярны они были в народе, чтобы открыто, среди белого дня применить против них оружие.
▲ Работа 1-го съезда Советов Баталпашинского отдела была продолжена в другом здании – в помещении кинематографа, снятом в аренду заезжим предпринимателем у купца Безродного. В тот же день состоялись выборы отдельского исполкома Совета рабочих, казачьих, крестьянских, солдатских и горских депутатов. Первым его председателем стал Александр Афанасьевич Чайка. 
Поздно вечером на Соборной площади, возле парадного входа в дом купца Радченко, большевики провели митинг, на который пригласили жителей станицы. На втором этаже этого здания находилась женская гимназия. Здесь же проживал и купец Илья Рядченко, которому принадлежал балкон. Став на ступеньки, расположенные с восточной стороны здания под балконом, Макеев от имени и по поручению 1-го отдельского съезда Советов рассказал о его работе. Свою речь он завершил провозглашением в станице Баталпашинской и на территории Баталпашинского отдела Советской власти. 
Бурей оваций встретили слова Макеева собравшиеся на митинг рабочие мельниц, крупорушек, маслобоен, ещё принадлежавших местным богачам, ремесленники, батраки, иногородние, казаки, падкие на всякие зрелища молодицы. Затем выступил бывший батрак солдат Олейников Николай Акимович, казаки Ерёмин, Кравцов и Овчаров. 
В советское время экскурсоводы г. Черкесска сообщали экскурсантам, что А. Г. Макеев провозгласил Советскую власть с балкона здания. Но этот факт недостоверен и старожилами не подтвердился (посягнуть на частную собственность, зайти в чужую квартиру, тогда было большим риском – не церемонясь, застрелили бы – С.Т.). Таким образом, 7(20) февраля 1918 г. стало днём провозглашения Советской власти в станице Баталпашинской и на территории Баталпашинского отдела, то есть на территории нынешней Карачаево-Черкесии.
Поздно вечером делегаты съезда разошлись по квартирам. Макеев, Кандыбин, Пузырёв и другие делегаты пошли ночевать в гостиницу армавирского армянина Ченчемирова.
▲ Потерпев поражение в дискуссионной борьбе на съезде, контрреволюционеры взялись за оружие. В ночь на 8 (21) февраля, разбившись на мелкие отряды, они учинили расправу над делегатами съезда и сторонниками Советской власти.
У себя в хате, расположенной на окраине станицы, на глазах у жены и детей, был убит, вернувшийся с турецкого фронта, кавалер двух солдатских Георгиевских крестов казак Ледовской, который поддерживал большевиков.
Около 4 часов утра, когда вся станица спала глубоким сном, к гостинице, крадучись, со всех сторон подбирались казаки, предводительствуемые офицерами. Это была первая группа, в которой были казачьи офицеры Брянцев Яков Савельевич, Брянцев Михаил Терентьевич, Рябых, Зеленский, есаул Шевченко, Попытаев, Ткачёв, Синьков, станичный атаман Ренсков, казаки Шевченко Михаил, Попитаев Илья Андреевич, Калаушин, Цветков Сергей, Логунов Михаил, Фисенко Александр, Рябых Фёдор, сын кулака Кучеров Захар и другие. Вскоре гостиница Ченчемирова была полностью окружёна.
▲ Ворвавшись внутрь гостиницы, разъярённые казаки стали чинить расправу над беззащитными делегатами отдельского съезда и членами исполкома, которые спали в отдельных номерах. В числе первых был смертельно ранен Макеев. Ворвавшись в его номер, бандиты вывели Александра Гордеевича за порог гостиницы, где есаул Павлов, который первым выступил на съезде после доклада Макеева, выстрелил ему в рот. Бывший комиссар отряда Балахонова И. С. Четвертной в газете «Красная Черкессия», № 50 от 04.04.1937, упоминал фамилии и других убийц Макеева: Шевченко, Булавинова, Брянцева, Лагунева, кулаков Синьковых. 
▲ Одновременно с первой, вторая группа казаков во главе с офицером Остроуховым Егором Ивановичем направилась к Баталпашинскому станичному Совету рабочих, солдатских и казачьих депутатов, который находился на первом этаже дома Радченко, где сорвала вывеску и красный флаг, выбросила на улицу и сожгла всю документацию Совета, разграбила его кассу. К погрому присоединились полковники Обухов, Мешуриков, Брянцев, торговцы Хавшановы, Безродные, Калаушины, Подсвирова, Рядченко, священник Пётр Фёдоров.
▲ Немногим делегатам, в их числе Пузырёву и Кандыбину, удалось через окно гостиницы выпрыгнуть во двор и на санях уйти от белоказаков к Кубани. Здесь, неподалеку от моста, делегаты съезда собрались в группу. На нескольких санях они решили уходить из Баталпашинской в сторону Отрадной. Однако мост через Кубань оказался перекрытым казачьей конной заставой. Решив перейти Кубань вброд, делегаты, прячась в кустарнике, направили обоз вниз по течению реки, к перекату. За аулом Дударуковским Пузырёв и его товарищи по хрупкому льду переправились на левый берег Кубани и взяли направление на станицу Отрадную. Там уже была провозглашена Советская власть, которая имела сильную опору среди железнодорожников, промышленных рабочих и иногородней бедноты.
На передних санях лежал закутанный в несколько бурок, присыпанных снегом, Макеев. По бокам у него пристроились провизор аптеки Андрей Кравченко и станичный фельдшер Степан Шаганов. Они сопровождали раненого от Баталпашинской до Отрадной, но довести Макеева живым им не удалось. Неподалеку от аула Мансуровского в Смертной балке (так её прозвали местные жители потому, что в ней часто случались грабежи и убийства запоздалых путников), так и не придя в сознание, на руках у товарищей Макеев на рассвете скончался.
▲ Делегаты 1-го съезда Советов Баталпашинского отдела, прибыв в Отрадную и похоронив там Макеева, продолжили работу съезда в здании, в котором в 60-е годы XX века размещалась начальная школа № 24. Съезд Советов, заклеймив позором убийц Макеева, просил переименовать Баталпашинский отдел в Отрадненский, а станицу Баталпашинскую – в Макеевскую. 
▲ Съезд избрал Временный исполком отдельского Совета во главе с большевистски настроенным левым эсером, отрадненским казаком Т. Бесединым (в мае он стал большевиком), крупным организатором, популярным среди казачьей бедноты отдела. Секретарями были избраны баталпашинский казак Иван Кравцов и казак Павел Борисенко. 
В состав исполкома вошли Григорий Балацкий, Алексей Бобыренко, Георгий Голев, Даут Гутякулов, Василий Кандыбин, Иван Тендит, Михаил Мельников, Николай Фисенко, Иван Борисенко, Иммолат Хубиев, Яков Чайка, Афанасий Баранов.
▲ Выстрел в Макеева, казалось, послужил сигналом к мятежу. В те дни в Баталпашинской были убиты многие активные активисты и сторонники Советской власти. Делегаты съезда, революционно настроенные солдаты, рабочие, иногородние уходили группами и в одиночку в станицы Отрадную и Невинномысскую.После разгона съезда в Баталпашинской стало ясно, что казачья верхушка, тесно связанная с Кубанским войсковым правительством и другими контрреволюционными организациями, без боя свою власть большевикам не уступит, хотя в начале февраля 1918 г. большая часть Кубанской области была советизирована.
▲ 22 февраля 1918 г. Кубанский облисполком рассмотрел на своём заседании вопрос о положении в Баталпашинском отделе. Заслушав доклад И. С. Бугрия, облисполком принял решение «Об изолировании станицы Баталпашинской от жизни области». 
Были приняты также решения о переименовании Баталпашинского отдела в Отрадненский, станицы Баталпашинской – в Макеевскую, о соблюдении недельного траура в память о Макееве, о вручении ультиматума казачьим верхам Баталпашинской с требованием выдачи контрреволюционеров и убийц Макева – есаулов Павлова и Шевченко, корнета Брянцева (племянника станичного атамана), офицеров Зеленского и Попытаева, казаков – братьев Поповых: Сидора, Александра, Василия и Романа, Ивана Бондарева, А. Фисенко, «как подлежащих суду областного военного трибунала». 
Фактически же центр Отдела продолжал именоваться по-старому, то есть станицей Баталпашинской, а сам отдел назывался Отрадненским только до сентября 1918 г. 
▲ Для руководства вооружёнными революционными силами в Невинномысской был образован ВРК, который возглавил бывший матрос Черноморского флота Григорий Пономаренко. Комитет осуществлял формирование на территории Баталпашинского отдела красногвардейских отрядов, а позже, и слияние их в один – 2-й Кубанский военно-революционный отряд (КВРО). Он был создан для разгрома контрреволюции и организации Советской власти на территории Батал-пашинского (Отрадненского) отдела. 
После подписания Брестского мира со всех фронтов Первой мировой войны в Россию возвращались демобилизованные солдаты. Вместе с ними в родные места возвращался и подпоручик Балахонов. В феврале 1918 г., на железнодорожной станции Невинномысской, куда стали стекаться добровольцы, чтобы объединиться для борьбы с классовым врагом, Якову было предложено возглавить небольшой отряд для охраны тыла Армавира, в котором была установлена Советская власть. Столкнувшись с некомпетентной деятельностью Кубанского ВРК, игнорированием традиций казачьего общества и осуществлявшимся произволом, казачество Кубанской области выразило своё недовольство Советской властью. Вскоре территория бывшего Кубанского Казачьего Войска стала главным очагом организации белогвардейских отрядов и частей для подавления Советской власти на Северном Кавказе. 
Постепенно в станице Невинномысской собралось около 3 тыс. добровольцев, которые вошли во 2-й КВРО, созданный для разгрома контрреволюции и восстановления Советской власти на территории Баталпашинского (Отрадненского) отдела Кубанской области. По рекомендации ВРК, командиром 3-тысячного отряда был назначен 26-летний сын иногороднего баталпашинского колесника Я. Ф. Балахонов.
Помощником командира отряда был избран бедняк села Казьминского, бывший фельдфебель Г. Занченко, командиром пулемётного подразделения – В. Гончаров, артиллерийского – Г. Дронов, кавалерийского – лихой конник, уроженец станицы Баталпашинской, в прошлом подпрапорщик царской армии А. Чайка, комиссаром – электрик из худесского рудника «Эльбрус» Г. Чучулин. 
▲ Поздно вечером 8 (21) февраля 1918 г. во дворах шорника Фёдора Писаренко, Худоярова и Доценко, стали собираться люди. Сюда, в Баталпашинскую, на Сучий переулок (ныне ул. Революционная), прибыли бывшие солдаты, ремесленники, батраки и бедняки, сочувствующие Советской власти. Братья Писаренко (Иван, Максим, Фёдор, Дмитрий и Григорий) вместе со своим отцом Абрамом, братья Доценко (Евдоким, Афанасий, Николай) вместе со своим отцом Андреем и тремя зятьями, молодожены Иван и Мария Мартыненко, солдатка Марфа Мелашова, Николай Лапин и его братья, братья Селезнёвы (Сергей, Яков, Никита), братья Дорофеевы, Тикуновы, Колесниковы, Федьковы, Чесноковы, Архаровы, Воловиковы, Федьковы, Чайки, Воскобойниковы, Рязанцевы, бедняки Занченко, Окружко, Семён и Василий Анисимовы, столяр Иван Четвертной, бывший прапорщик Семён Пронников, бывший солдат Александр Замятин, кожевник Даниил Павлюк, матрос Иван Ещенко, рабочий типографии Иван Тендит, печник Василий Шокур, плотник Антон Сысоев, Бубыренко, Иван Чаплинский, Худояров, черкес Корней Шанев, члены семьи Якушевых и многие другие мужчины из Баталпашинской, способные носить и применять оружие, решили войти в состав отряда Якова Балахонова. Глубокой ночью они покинули Баталпашинскую и тайком направились на север в сторону Отрадной и Невинномысской. Эти люди, численностью более трёхсот человек, стали ядром 2-го КВРО. 
▲ 8 (21) февраля 1918 г. генерал Л. Г. Корнилов (1870–1918) с малочисленной Добровольческой армией (свыше 3,5 тыс. чел.) выступил из Ростова-на-Дону в поход на Кубань. БЕЛЫЕ не взяли Екатеринодар, но потеряли своего командующего. Сменивший его генерал А. И. Деникин (1872–1947) временно отвёл армию от Екатеринодара. 
Генерал Алексеев – канцелярский военный, профессор военных наук, но он не обладал тем, чем должен обладать военачальник. Он равнодушно относился к нуждам солдат, но был честный, любил Россию, хотя монархистом не был.
Генерала Корнилова в полном смысле все называли КРАСНЫМ. В своих речах он неоднократно подчёркивал своё пролетарское происхождение. Он же, надев красный бант, арестовал Императрицу и детей. И он тоже любил Россию и жертвовал для неё всем, включая свою жизнь. Но он не был монархистом, как и его последователь генерал Деникин – представитель либеральной розовой интеллигенции. 
Добровольческая армия отступила в район донских станиц Мечетинская - Егорлыкская - Гуляй-Борисовка. Здесь она остановилась на отдых и переформирование. Когда была взята Новодмитриевская, произошло соединение «добровольцев» с кубанским отрядом Покровского. Армия, получив так не хватавшую ей конницу, переформировалась. Пройдя за два с половиной месяца расстояние в 1200 км, обогнув длинной петлёй степную равнину Кубанской области, проникнув даже в горные аулы Северного Кавказа, в ходе похода они похоронили около 4 сотен своих однополчан, и привезли с собой более полутора тысяч раненых. В начале мая «добровольцы» вернулись на оккупированный немцами Дон. Во время отхода в Новочеркасск, тяжелораненым делали смертельные уколы морфия, чтобы избавить их от неизбежных мучений плена. В белоэмигрантской исторической литературе этот поход был оценён как образец изначальной чистоты идеала Белого движения.
▲ Среди читателей часто бытует мнение, что в среде офицеров ДА были какие-то «оккупанты». Не в пример КРАСНЫМ, у которых было много наёмников, за три года боевых действий на фронте в БЕЛОЙ армии не было ни одного француза, или англичанина, ни какого-либо другого солдата чужестранной армии. Они были только глубоко в тылу.
▲ Первое время офицеры в ДА занимали должности, которые насмешливо назывались «военные корреспонденты» у которых не было никаких обязанностей. То есть они ждали, когда кого-нибудь убьют или ранят, чтобы занять его должность. Многие офицеры исполняли солдатские должности.
▲ Инициатором создания Баталпашинского красногвардейского отряда стала семья кузнеца Абрама Писаренко. Двое его сынов – Иван и Григорий, которому было всего пятнадцать лет, погибли в Астраханских песках при отступлении XI Армии. Дмитрия повесили шкуровцы в Баталпашинской, и лишь Федор прожил лихолетье. Старший из братьев – Максим (1887–1958) – командовал эскадроном в отряде Балахонова, был участником штурма Перекопа и разгрома войск генерала Врангеля в Крыму. В 1923 г. его наградили именными часами, на которых было выгравировано: «Стойкому защитнику пролетарской революции от РВС СССР». Пришлось воевать ему и в Отечественную войну.
▲ 60-летний баталпашинский бондарь Пётр Яковлевич Якушев вступил в Баталпашинский отряд с 6 своими сыновьями Филиппом, Георгием, Иваном, Фёдором, Прокофием, Никифором (ему было 14 лет) и снохой Феодосией – женой Георгия. Самый старший сын Филипп погиб при ликвидации белогвардейских банд в горах Карачая в 1920 г.
Георгий прошёл всю Гражданскую войну с отрядом Балахонова, где одной из сестёр милосердия была его жена. Являясь инвалидом, он, кавалер ордена Ленина и боевых наград, длительное время работал в киносети Черкесска. 
В 1919 г., будучи раненым, утонул в Кубани Фёдор. Никифор прошел Гражданскую и Отечественную войны, брал штурмом Берлин. Вместе с ним воевал сын Ивана – Василий. В боях с нацистами погибли сын Филиппа – Василий и сын Георгия – Борис. В годы Отечественной в рядах защитников Родины из этой семьи сражались 3 брата и 9 внуков. Пятеро – погибли. 
После Гражданской войны семья Георгия взяла на воспитание 6-летнюю сироту Шуру Трушину, позже им подкинули и Фёдора. В 1924 г. Якушевы взяли в Баталпашинском детдоме третьего ребёнка – Борю Дергелёва. Во время Отечественной войны курсант Орджоникидзевского военного училища Дергелёв погиб в боях на Северном Кавказе. После освобождения Черкесска от оккупантов семья Георгия вновь взяла из детдома ребёнка – 5-летнюю Нину Чапурину, вывезенную из осаждённого Ленинграда. Она выросла, вышла замуж, жила вместе с Якушевыми в одном доме. Феодосия Андреевна, жена Георгия Петровича, умерла в 1961 г. за неделю до рождения внучки. 
▲ Формирование 3-тысячного 2-го КВРО завершилось к 1 марта 1918 г. В состав отряда вошли солдаты-фронтовики, рабочие местных предприятий и железной дороги, иногородние из Баталпашинской, Невинномысской, Ольгинской, Отрадной, Сторожевой, Удобной и Попутной, крестьяне из сёл Казьминского, Ивановского и Богословского, горцы, казачья беднота. 
В результате захвата двух, проходивших через Невинномысскую, военных эшелонов экспедиционного отряда (39-я пехотная дивизии, 19-й Кавказского СП) генерала Баратова, отозванного с турецкого фронта для поддержки Кубанского контрреволюционного правительства, у 2-го КВРО появилось 12 полевых и горных пушек, 20 станковых и ручных пулеметов, большое количество боеприпасов.
Деньги на содержание отряда местный ревком изыскал на месте за счет контрибуции, наложенной на богачей станицы Лапина, Баранова, Малюкова, Савичева и др. Объем контрибуции устанавливался произвольно.
▲ В начале марта отряд Балахонова подавил контрреволюционный белоказачий мятеж в ст. Отрадной, после чего двинулся на ст. Беломечетскую. Неподалеку от ногайского аула Мансуровского (ныне а. Адиль-Халк) отряд Балахонова впервые столкнулся в бою с объединёнными силами контрреволюции. Численно превосходя красноармейцев, уверенные в своей победе, полковники Косякин, Васильев, Толмачев, есаул Рябых и другие опытные офицеры Хопёрских казачьих полков, неожиданно потерпели со своими воинскими подразделениями поражение и, преследуемые кавалеристами Афанасия Чайки, едва спаслись бегством.
▲ К рассвету 15 марта 1918 г. подразделения 2-го КВРО неожиданно вышли с северной стороны к сильно укреплённым позициям БЕЛЫХ у ст. Баталпашинской. Белые встретили красногвардейцев шквальным огнём. Не успели отряды развернуться, как на них с криками «Ура! Бей босяков-большевиков!» бросились белоказаки. Ружейным огнём наступавшие были отброшены, а красногвардейцы стали тщательно готовиться к решающему штурму станицы. 
Через 6 часов исход боя решила артиллерия, отобранная у генерала Баратова. Ею командовал Фёдор Субботин. Это и решило исход боя. Белые дрогнули. В стане противника началась паника. После десяти залпов, проведённых красногвардейцами из орудий, казаки послали с белым флагом парламентёров – юриста станицы Потапова, местных богатеев Чуйкина и Амеличева, которые заявили, что готовы признать Советскую власть, сдать оружие и уплатить контрибуцию на содержание отряда Балахонова. 
▲ Тёплым солнечным утром тремя колоннами балахоновцы входили в станицу Баталпашинскую. Первая (штаб, музыкальная команда и артиллерия) – по ул. Мостовой (ныне ул. Первомайская), вторая – по ул. Кавказской, третья – по ул. Тургеневской. В центре станицы, возле Николаевского собора, отряды по колокольному звону сошлись на митинг, на котором было распущено управление атамана и вновь провозглашена Советская власть. 
На митинге выступили И. Пузырёв, Я. Балахонов и Г. Чучулин, который накануне наступления был назначен комиссаром отряда. 
Председателем Баталпашинского станичного Совета, вместо станичного атамана вахмистра Якова Брянцева, был избран казак из Воровсколесской большевик Алексей Яковлевич Бобыренко, а его заместителем – А. Разбитов. 
Позже Бобыренко стал секретарём Баталпашинского станичного РКП (б) и председателем революционного комитета (ревкома) Баталпашинской. В 1919 г. при отступлении XI Армии он умер от сыпного тифа в Астраханских песках.
После митинга 75-летний полковник в отставке Свидин передал Балахонову в дар позолоченную кавказскую шашку в ножнах с дорогой отделкой, кинжал и винтовку. Седой полковник никогда не занимался политикой, но в знак преклонения перед воинской доблестью, смелостью и храбростью вручил Балахонову подарки. Свой дом и сад он отдал новой власти, а себе оставил только флигель на Кубани, где собирался спокойно провести остаток свой жизни.
▲ При наступлении на Баталпашинскую погибли рядовой Горбачёв Кузьма, командир взвода Горбачёв Михаил, пулемётчик рядовой Доценко Николай Нестерович.
▲ После освобождения Баталпашинской от контрреволюционеров Баталпашинский отдельский ревком вручил 3-й бригаде Балахонова подарок – комплект серебряных инструментов для духового оркестра, ранее принадлежавший 2-му Хопёрскому казачьему полку и хранившийся в Николаевском соборе. 
▲ Перед приходом красногвардейцев в Баталпашинскую на Соборной площади был казнён бывший командир полка Михаил Елистратович Сахно, отказавшийся воевать против КРАСНЫХ. При возвращении с фронта воинский эшелон, начальником которого он являлся, на железнодорожной станции Невинномысская был разоружен красногвардейцами 2-го КВРО. Все офицеры, в их числе и полковник Сахно, дали Балахонову честное слово, что они не будут поднимать оружие против Советской власти, после чего были лично им отпущены. 
Возвратившись в Баталпашинскую, Сахно отказался вести боевые действия против балахоновцев, заявив: «Я не трус. Мои одностаничники – сослуживцы по турецкому фронту, могут это засвидетельствовать. Борьбу же с большевиками считаю бесполезной. За ними стоит народ. А воевать с народом бессмысленно».По указанию атамана отдела полковника Косякина военно-полевой суд в составе полковника Бреуса, войскового старшины Рябых и есаула Синькова приговорил Сахно к расстрелу. Мотивировка: «за отказ от борьбы с взбунтовавшимися пришельцами из России и отдельными казаками, что поддались босяцкой агитации, за измену Кубанскому казачеству». 
Однако Косякин написал в левом верхнем углу приговора, разлинованного и исписанного химическим карандашом, следующее заключение: «Утверждаю. Поправка: пулю сберечь, повесить всенародно. В назидание другим. Атаман отдела, войсковой старшина Косякин». Сахно вешали трижды, и каждый раз верёвка обрывалась. Несмотря на то, что по существующей традиции столпившиеся вокруг казаки потребовали помилования Сахно, Рябых разрядил в потерявшего сознание седого казачьего полковника свой наган. Командир пластунского батальона есаул Калемин, также приговорённый к повешению, был спасён красногвардейцами Балахонова.
▲ В конце марта 1918 г., после взятия Баталпашинской, в ст. Бекешевскую (в это время там находился Шкуро – С.Т.) с целью проведения разведки отправилась небольшая группа балахоновцев. Красногвардейцам удалось похитить главных контрреволюционеров – бывшего председателя Совета Министров при Временном правительстве Керенского князя Львова, членов правительства князя Шаховского и генерала Радко Димитрова, полковника Толмачева и есаула Рябых. Эту операцию успешно провели комиссар Баталпашинского красногвардейского отряда Григорий Пономаренко, командир конного отряда Афанасий Чайка, Яков Чайка (однофамилец Афанасия), уроженец аула Учкулан Аубекир Аджиев и трое бойцов. Арестованных контр-революционеров привезли сначала в Баталпашинскую, где их допрашивали Балахонов, Чучулин, Ещенко, Нецветайлов и Чайка, а затем сдали в штаб Красной Армии, находящийся в Пятигорске, где осенью 1918 г. контрреволюционеры были расстреляны.
▲ Григорий Елисеевич Пономаренко (1889–1948) – первый военный комиссар Баталпашинского отдела, избранный в апреле 1918 года на отдельском съезде Советов, был сначала левым эсером, в 1920 году стал большевиком. 
О его деятельности в дни свершения Октябрьской революции красноречиво говорит такой факт, что после свержения самодержавия матросы Черноморского флота, выбирая делегатов на I Всероссийский съезд Советов, одной из первых назвали фамилию бывшего украинского крестьянина-батрака Пономаренко. В годы Гражданской войны во многих станицах Баталпашинского отдела БЕЛЫМИ были развешены листовки, в которых Шкуро обещал за головы Григория Пономаренко и Якова Балахонова по 10 тыс. рублей. 
Во время отхода XI Армии на Астрахань Пономаренко руководил крупным отрядом красногвардейцев, который даже в тяжёлых условиях отступления продолжал наносить удары по врагу. В годы первой пятилетки Пономаренко работал в аппарате Северо-Кавказского крайкома партии, заведовал отделом и возглавлял краевой архив. Он основатель Северо-Кавказского краевого музея революции (1929 г.). Позже, по рекомендации Н. К. Крупской, был направлен на работу в Народный комиссариат просвещения РСФСР, где целиком отдался порученному делу. В 1941 г. Пономаренко вступил в народное ополчение по защите города Москвы от приближающегося врага, но тяжёлая болезнь вывела его из строя бойцов-ополченцев и надолго приковала к больничной койке. Сказались тяжёлые раны, полученные в Гражданскую войну. Похоронен Григорий Елисеевич в Москве. 
▲ Уроженец Баталпашинской Афанасий Алексеевич Чайка (р. 1889) – участник трёх войн: Первой мировой, Гражданской и Великой Отечествен-ной. Он был начальником кавалерийского отряда СД, командиром 1-го от-дельного кавалерийского полка XI армии (с июня 1920 г.), членом Военной коллегии Баталпашинского отдела. Воевал против басмачей в Средней Азии и махновцев на Украине, а потом в отряде легендарного Ковпака пускал под откосы эшелоны Вермахта. В 1970-е годы он проживал в Кисловодске и в праздничные дни надевал любимую гимнастёрку, на которой отсвечивали золотом и серебром четыре солдатских Георгиевских креста, ордена Ленина и Красного Знамени, многочисленные медали, знак «50 лет в КПСС».
▲ 29 марта 1918 г. Советская власть была провозглашена на всём Северном Кавказе. Одна часть казаков-фронтовиков, уверенная, что мир с Советской властью установлен, «приняла Советы» и разошлась по домам к своим хозяйствам. Другая часть казаков-фронтовиков (пожалуй, бóльшая) расходилась по хатам, ошеломлённая политическими событиями в России, не понимая их и не желая понимать, не учитывая ближайшего будущего. Эти казаки бессознательно проводили политику нейтралитета в Гражданской войне.
Приказ о введении Советской власти поступил в станицу вместе с другими декретами от новых властей. Но станичники некоторое время упорно отказывались вводить Советскую власть. Когда шла пропаганда против Советской власти «агитаторы» промашки не давали. Раскрыв рты, слушали ошалевшие станичники, что большевики непременно хотят казаков расказачить, всю землю у них отобрать и отдать петроградским рабочим, баб сделать общественными, а казаков выселить в Сибирь. Все церкви будут переделаны на театры, на иконы будут налоги: на Спасителя – 250 руб., а на Богородицу – 200. Лишь после ряда категорических требований баталпашинцы решили подчиниться.
Весной 1918 г. германское командование нарушило условия Брест-Литовского мирного договора. На Дон надвигалась волна немецкого нашествия. РККА с боями отходила на восток и юг. Впереди них катилась орда дезертиров, анархистов и бандитов. Грабежи и бесчинства этих элементов, прозванных в народе «чёртовой свадьбой», дала возможность БЕЛЫМ воспрянуть духом. Положение Советской власти на Северном Кавказе к концу лета стало критическим.
▲ Большую роль в укреплении Советской власти в Баталпашинском (Отрадненском) отделе сыграл II съезд Советов, состоявшийся в апреле 1918 г. в станице Отрадной. Несмотря на отчаянное сопротивление эсеров, съезд решил немедленно конфисковать частновладельческие (помещичьи), казённые, монастырские земли и передать их трудовому иногороднему крестьянству, горской и казачьей бедноте. Состав избранного на съезде Баталпашинского (Отрадненского) отдельского исполкома в основном был большевистским. Несколько левых эсеров, бывших членами исполкома, в большевистскую партию вступили в 1919-1920 гг.
Председателем исполкома вновь был избран 32-летний казак Тит Беседин, ставший 27 мая членом РКП (б), его заместителями – Михаил Мельников (большевик, военный фельдшер), Кучук Чапаров и Николай Фисенко. Военным комиссаром стал Григорий Пономаренко, комиссаром земледелия – казак Афанасий Баранов, комиссаром народного образования – станичный учитель Аввакум Малахиевич Ефремовский, комиссарами народного хозяйства – бывший рабочий из Армавира Григорий Балацкий и Иммолат Хубиев, комиссаром продовольствия – большевик, болгарин Георгий Голев, комиссаром по охране внутреннего порядка и командиром красногвардейского отряда – казак из станицы Прочноокопской Александр Марчихин. Земельную комиссию возглавил большевик-казак из станицы Беломечетской Константин Гречко.
Членами исполкома были избраны А. Белобровский, А. Бобыренко, И. Борисенко, Д. Гутякулов, С. Сотниченко и Я. Чайка.
В мае 1918 г. по заданию ревкома Семён Сотниченко (ум. 1957) был направлен в аулы, расположенные в долине Большого Зеленчука. В них он должен был организовать Советскую власть. В ауле Тазартуковском (ныне Бесленей) во время митинга его схватили белобандиты полковника Кравченко и приговорили к смертной казни. Предупреждённый жителями аула о случившемся, партизанский отряд Мефодия Чередниченко разгромил белобандитов и спас Сотниченко. Рискуя своей жизнью, Семён продолжал настойчиво бороться за Советскую власть.
▲ В течение апреля-июня 1918 г. земельный комитет Баталпашинского (Отрадненского) отдела конфисковал и распределил среди крестьян горской, казачьей бедноты и иногородних земли, принадлежавшие раньше местным богатеям Макеевым, Мамонтовым, Касаевым, Крымшамхаловым. 
▲ Декретом СНК от 4 мая 1918 г. был учреждён Северо-Кавказский ВО. В него вошли Ставропольская, Дагестанская и Черноморская губернии, области войск Донского, Кубанского, Терского. Военно-окружное управление расположилось в городе Ставрополе.
С мая 1918 г. председателем Екатеринодарского комитета РКП (б) стал В. Крайний (настоящее имя и фамилия Моисей Израилевич Шнейдерман, 1898-1918). С июля он стал председателем Северо-Кавказского крайкома РКП (б), зам. председателя ЦИК Северо-Кавказской социалистической республики и членом РВС Северо-Кавказской Красной Армии. 21 октября его расстрелял в Пятигорске врид. командующего 11-й Армией И. Л. Сорокин.
▲ В Баталпашинской сотни раз с гиком проносились конники, свистели клинки, багровели булыжники от человеческой крови. Когда в станице менялась власть, вдоль основных её улиц стояли женщины с вёдрами, в которых была вода. Они поили водой и БЕЛЫХ, и КРАСНЫХ. Или, наоборот. Как правило, и те, и другие наступали друг другу на пятки. И у тех, и у других воевали свои станичники. 
Генерал П. Краснов в своих мемуарах отметил, что «трагизм смерти за Веру, Царя и Отечество заключался в том, что всё тело ещё здоро´во и сильно´, не истощено ни болезнью, ни старостью, молодое и сильное, оно не готово к смерти, не хочет умирать, и только рана влечёт его в могилу, и потому так трудно этому молодому и здоровому человеку умирать». 
▲ Были ли шансы у БЕЛЫХ победить в Гражданской войне? Крайне со-мнительно. БЕЛАЯ Россия занимала территорию в 16-18 губерний с населением в 42 млн. человек. На протяжении огромного фронта в 1150 километров у БЕЛЫХ было всего 48400 штыков и 22100 сабель. Они уповали, что народ сам очнётся и разберёт, на чью сторону вставать. А народ ждал, кто победит.
▲ Нелепо и смешно считать, будто КРАСНЫЕ победили лишь благодаря «превосходству в военной силе» или «железной дисциплине». Для гражданской войны эти категории не имеют никакого значения. Когда нет фиксированной линии фронта, когда противники являются уроженцами одной страны – никакая «железная дисциплина» не способна влиять на ход событий. Причина была в другом – у большевиков были идеи способные овладеть массами. Как позже оказалось, они были ошибочными, неправильными, лицемерными, ложными, маскировавшими их истинные намерения. А у их противников, всех, вместе взятых, и таковых идей не нашлось. Иными словами, от большевиков слишком многие рассчитывали получить пользу, которой не увидели у БЕЛЫХ. 
«Чрезвычайки» и комиссары – дело десятое. Иностранные державы – «интервенты» – преследовали свои мимолётные, шкурные интересы, не имевшие ничего общего с реальной борьбой против большевизма.
▲ Имеющие большую практику большевики объявили всем волю, независимость и суверенитет. Основная масса рабочих и крестьян, солдат и казаков в лозунгах большевиков увидела шанс стать равноправными классами в обществе. Они хотели завоевать для своих детей гарантированные права на труд и на отдых, на образование в молодости и достойную жизнь в старости. Во всех национальных окраинах большевики получили союзников, а затем поставили их под свой твёрдый каблук.
БЕЛЫЕ же выступали за целостность Российской империи, сбор Учредительного собрания, выработку конституции, а потом – как уже законный парламент решит. Поэтому правда, за которую бились КРАСНЫЕ, привлекла основную часть народа, и поэтому БЕЛЫЕ были обречены на гибель. В результате КРАСНЫЕ победили, а БЕЛЫЕ проиграли.
Сразу после Октября 1917-го большинство рядовых казаков либо поддерживали большевистское правительство, либо хранили нейтралитет, но постепенно многие казаки стали переходить под знамёна БЕЛОЙ армии. Этому способствовало жестокое по отношению к казачьему населению поведение большевистских комиссаров, проводивших массовые реквизиции и расстрелы. Этому способствовали и призывы к сопротивлению казачьих атаманов-генералов, сохранявших верность присяге, данной в царской армии. 
▲ К зиме 1919 г. Л. Д. Троцкому удалось создать боеспособную регулярную РККА, в которой его «железной рукой» была введена жёсткая дисциплина. Сейчас доподлинно известно, что дисциплина в РККА времён Гражданской войны держалась на беспощадных расстрелах, заградительных отрядах из ЧОНовцев (латышские стрелки) и заложничестве (не будешь воевать – расстреляют твою семью). А соотношение численного состава БЕЛЫХ и КРАСНЫХ было 1:25. Если бы люди знали, что ждёт их в последующие годы, то, наверное, встали бы все как один на сторону БЕЛОЙ Добровольческой армии.
В это же время, в движении БЕЛЫХ, наоборот, не было единства и сплочения. Одни из них были за восстановление монархии, другие хотели видеть будущую Россию республикой. Но иллюзии БЕЛОГО офицерства и сторонников восстановления монархии вскоре были рассеяны.
В ночь с 16 на 17 июля 1918 г. в Екатеринбурге (Урал) в подвале Ипатьевского дома вместе с женой, детьми, врачом и слугами бывший император, дворянин Романов был зверски убит. Приказ об их убийстве исходил от председателя ВЦИК Свердлова, а исполнителями стали комиссары Юровский, Белобородов и Войков. Позже были уничтожены около 130 человек близких и дальних родственников русского царя и его жены. Крупская не зря сказала: «…были нами расстреляны».
«Отец просит передать всем тем, кто ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за него, так как он всех простил и за всех молится, и чтобы не мстили за себя, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчас в мире, будет ещё сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь…» – оставила потомкам напутствие расстрелянная царевна Ольга Николаевна Романова.
Можно по-разному относиться к последнему российскому самодержцу, вполне справедливо считая его посредственным государственным деятелем, приведшим 300-летнюю монархию к сокрушительной катастрофе. Но при всём при этом он обладал многими приятными человеческими качествами, и умение нравиться окружающим его людям, несомненно, было одним из них.
Расстрел царской семьи стал непонятным многим россиянам. Ну почему вся царская семья так послушно пошла в подвал Ипатьевского дома? Россияне не знали о том, что и царь, и Юровский были профессиональными фотографами, оба участвовали на многих российских и международных выставках. Тогда, в Екатеринбурге, Юровский сказал Николаю II: «На Западе говорят, что вас расстреляли, мы хотим всех вместе сфотографировать, поэтому спуститесь…». 
Что касается захоронений в соборе Петропавловской крепости, где находятся «предположительные» останки, то здесь имеется много вопросов. Правительственная комиссия во главе с Немцовым созвала генетиков, которые установили, что по ДНК это – почти Романовы, и тогда комиссия спешно выдала справку о смерти Николая II… Но президент Центра по расследованию обстоятельств гибели членов семьи Дома Романовых профессор Вадим Винер выступил против этого заключения. Например, рост погибшей Анастасии оказался почему-то на 13 см больше. Возникли сомнения и в отношении самого императора. Дело в том, что после покушения на Николая II в Японии, когда ему нанесли два очень сильных удара, на голове остались рубцы. А на том черепе, который был представлен, никаких рубцов не было. В молодости Николай сломал ногу, когда катался на лошади. А здесь нога оказалась полностью целой, без костной мозоли. Да и анализ зубов подтвердил несоответствие.
Вопрос: почему же совпадала ДНК? После покушения на царей, Романовы заводили себе двойников, в том числе находящихся с ними в каком-то родстве, потому и схожих. Одной из таких семей были Филатовы – четыре дочери и сын. Всего было семь семей двойников.
Ну и ещё. Обратим внимание, что в «расстрельную команду» входили люди, которые лично не знали императорскую семью – венгры, латыши, двое русских, и другие интернационалисты.
Белогвардейский следователь Соколов, проводивший расследование, когда Колчак взял Екатеринбург, в своей книге писал, что среди трупов в Ипатьевском доме не были обнаружены дети императора Настя и Алексей.
Писатель, историк, журналист-международник Лоллий Петрович Замойский (1929-2004), член Межрегионального общественного благотворительного христианского фонда великой княжны Анастасии Романовой, ещё в 2002 году сообщил, что после двухгодичного процесса об идентификации личности этой женщины в Грузии (она жила в Тбилиси), после проведения 22 экспертиз, было доказано, что она осталась жива. Из сохранившихся воспоминаний (на 250 с.) известно, что ночью перед расстрелом её вывел за руку друг семьи, который работал, кстати, и на большевиков. После этого её переправляли на Юг России через Пермь, Крым, в Грузию, где в этот период хозяйничали немцы. В 1919 немцы ушли, а она осталась, и дальнейшая её судьба затерялась.
Так ли или иначе, но Анастасия пережила всех своих опекунов. Люди, которые знали секрет, умерли, видимо, не успев его передать другим… На многое могло бы пролить свет обращение к западным архивам – в первую очередь французским и немецким. Так что нас ещё ожидает много сенсационных открытий. 
Историкам известно, что наследнице и хранительнице, хранящихся в зарубежных банках семи государств романовских средств ещё со времён Павла I, был выдан российский паспорт на имя Анастасии Николаевны Романовой. Известно, что она приезжала в Москву, где надеялась встретиться с Президентом России и выступить в Государственной Думе, с целью отдать всё наследство легитимному правительству России.
А ведь только в Америке нашего золота хранилось с наросшими процентами примерно 400 миллиардов долларов. Контакт с этими банками был, и там знали, что Анастасия, которая знала номера всех спецхранов, жива. И эти банки не отказывались передать нам эти деньги после того, как всё будет утверждено юридически.В 1918 году командующий Черноморским флотом вице-адмирал Александр Васильевич Колчак по сговору с представителями Антанты прибыл в Омск и возглавил так называемую Уфимскую директорию. Это известно. Известно и то, как Советское правительство прошляпило в Казани весь золотой запас России. Тот эшелон с золотом многим тогда не давал покоя. По предательству командующего войсками Антанты в Сибири французского генерала М. Жаннена, Колчак был арестован, передан местным властям в Иркутске и расстрелян. 
Золотой эшелон – 18 вагонов, содержащих 5143 ящика и 1678 мешков с золотом и другими драгоценностями, получил Ленин. Часть золотого запаса России, говорят, успел истратить Колчак. Конечно, не в личных целях – адмирал был человеком исключительной честности. Клад в 700 кг где-то в Сибири до сих пор ищут. А еще золото, приблизительно на 19 млн. рублей, было присвоено и осело где-то за бугром.
▲ Затянувшаяся бессмысленная Гражданская война надоела казакам. Одни из них потянулись домой, другие переходили на сторону РККА (здесь сыграла свою роль агитация о всеобщем прощении казаков).
После октябрьского переворота в России началось строительство государства, декларирующего «свободу, равенство и братство». Но на деле безжалостно (с первых дней существования и в течение многих последующих десятков лет) это государство перемалывало судьбы миллионов своих граждан. 
О том «заботились» мощные карательные ведомства: ВЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД и органы, исполняющие их волю, – бесконечные комиссии и коллегии, «особые совещания», «двойки», «тройки», «чрезвычайки» во главе которых в большинстве случаев стояли дикие и жестокие, а подчас и ненормальные люди. 
Созданная ЧК первоначально сводилась к защите главного штаба революции в Петрограде. 20 декабря 1917 г. Дзержинский уговорил Ленина расширить компетенцию ЧК, включив в неё борьбу с контрреволюцией и с саботажем.
Пробыв у власти три месяца, в феврале 1918-го большевики письменно дали ЧК право расстреливать своих жертв без санкции свыше, без обвинения, без суда. Власть над жизнью или смертью любого гражданина воодушевила ЧК: она стала шириться как грибковое заболевание. 
Из горстки петроградских партийных работников, солдат и матросов ЧК разрослась за 2 года и стала армией из 20 тыс. вооруженных мужчин и женщин очень пёстрого происхождения, объединённых лишь убеждённостью в собственной правоте и чувством безнаказанности. Оружия от царской России им досталось много. К тому же перед войной из Западной Европы царская армия получила огромную партию кожаных курток для лётчиков, и она вся досталась людям Дзержинского (тифозная вошь, унёсшая сотни тысяч жизней, предпочитала шерстяную шинель красноармейцев).
Дзержинский и его два грозных заместителя, латышы Екабс (Яков) Петерс и Мартиньш (Мартын) Лацис, зря искали людей «с горячим сердцем, с холодной головой и чистыми руками». Ленин был прав, замечая, что «на каждого порядочного приходится девять мерзавцев».
▲ Вплоть до середины 1930-х годов в ЧК и ОГПУ русские составляли меньшинство. Война между ЧК и русской буржуазией не была ни классовой, ни чисто политической. Её можно считать как конфликт еврейских интернационалистов с русской национальной культурой. 
Большинство евреев-интернационалистов не знали ни идиша, ни иврита, и воспитание у них было русское, но образ жизни и ценности – европейские. Просто они не могли простить страшные погромы, которым подвергалось еврейское население и при царизме и в годы Гражданской войны.
▲ В Баталпашинском отделе своей ЧК первое время не было. Отдел обслуживала Лабинская отдельская ЧК, которая была создана 23 марта 1918 г. и находилась в Армавире. Временное правительство Керенского освободило тысячи арестантов, бандитов и психопатов. Некоторые из таких каторжников начали убивать неугодных людей по приказам новой большевистской власти. Для острастки чекисты часто выдумывали белогвардейские заговоры. Работы было много, чекисты переутомлялись (средний следователь вёл не меньше ста дел).
В официальных органах стали печататься отчёты о том, что целые группы лиц по простому подозрению были расстреляны по распоряжению не органов власти, а партийных большевистских организаций. Расстреливали аристократов, представителей духовенства, интеллигентов, купцов, предпринимателей, дворян, чиновников, офицеров, казаков, непокорных рабочих и крестьян. Истребляли «биоматериал» – молодых и красивых русских девушек (особенно бывших гимназисток), которые могли бы родить красивых русских людей.
Во многих станицах Баталпашинского отдела следами «работы» чекистов оставались трупы замученных хопёрцев. Казачки часами ходили, искали отцов и мужей, и многих из них не узнавали… 
▲ С началом Гражданской войны и растаскиванием России на части, экономическая жизнь в Баталпашинской стала складываться всё хуже. Недавно поражавшее изобилие всех благ исчезло, как по злому волшебству. Товарообмен прекратился, помимо всяких «национализаций». С каждым днём становилось меньше сырья, топлива, хлеба и больше войны. Дороговизна – невероятная. Даже продовольственное дело стало сводиться к военному. Тем, кто, жаловался на дороговизну хлеба, большевики советовали взять винтовку и идти за хлебом к казакам.
Погром, разразившийся во всех городах России, не минул и станицу Баталпашинскую. В административном центре Отдела собрались солдаты и казаки, которые раньше шли умирать на фронт без сапог и без оружия, пока в тылу офицеры пили спиртное. Много было мастеровых и крестьян, у которых на хлеб или водку зарплаты не хватало. И это население было готово грабить, бить, убивать любого эксплуататора или власть имущего. 
В станице были и офицеры. Они не поддерживали ни БЕЛЫХ, ни КРАСНЫХ. Но репрессиям подверглись и они.
▲ Не менее тяжким оказался в станице моральный и духовный гнёт. Все газеты, кроме большевистской «Известиях Советов народных депутатов», были закрыты. Вся духовная жизнь была взята под подозрение. Суровость политических репрессий заставляла прятаться всех, кто не был с большевиками. В результате они вынуждены были выбирать в общей Гражданской войне тот или иной фронт борьбы, которых на Руси в то время насчитывалось около пятидесяти Демобилизованным солдатам, казакам и офицерам некуда было податься, чтобы найти применение своим силам. 
А фронты требовали всё большее количество людей. Война стала единственным ремеслом, единственным спасением от голода для многих баталпашинцев. Только дальше разрушая свою страну и убивая своих сограждан можно было зарабатывать деньги. В КРАСНУЮ Армию поступить было совсем просто. Но не особенно сложно было поступить и в БЕЛУЮ Армию.
Сопоставляя действия БЕЛЫХ и КРАСНЫХ, невольно приходит мысль: где та грань, отделяющая разумную строгость, даже суровость, от ненужной жестокости? А был ли путь, метод, система мер, которые смогли бы предотвратить ту бессмысленную войну без многочисленных жертв? Однозначного ответа на эти вопросы нет до сих пор. Потому, что тогда стоял только один вопрос: КТО КОГО?
Кто виноват во всём этом? Большевики? Но ведь вся Россия восторгалась перед казаком Крючковым, заколовшим лихо несколько австрийцев. Что же удивляться, что теперь «казаки Крючковы» скакали по всей стране, убивая налево и направо. 
За четыре долгих года Первой мировой войны народ научился, и ненавидеть, и разрушать, и убивать. «Выбора не дано: смертная казнь тому, кто не хочет сражаться за землю и волю» – так, кажется, говорили при царе? И гнали людей убивать и даже заставляли их при этом улыбаться. Вот они и сражались теперь по-своему за землю и волю с тем противником, который более понятен и ненавистен и близок им. Иногда даже не за землю и волю, а просто за золотой портсигар или перстень, за женщину или квартиру. Но разве тут большая разница?
И террор, и массовые казни, испытанные ещё во Французской революции, появились в России лишь после того, как старый режим объявил войну «Совдепии». В свою очередь, Красный Террор, насилие над населением России со стороны большевиков ожесточили враждующие стороны и привели к Гражданской войне.
▲ Смешно смотреть кинокартины, в которых изображается БЕЛАЯ армия – веселящаяся, дамы в бальных платьях, офицеры в мундирах с эполетами. С аксельбантами, блестящие! Да почитайте же дневники БЕЛЫХ офицеров! На самом деле ДА в это время представляла собой довольно печальное, но героическое явление. Одеты были, кто как попало. Кто в шароварах, кто в сапогах, а вместо шинели – куртка инженера путей сообщения. Ведь в форме пробраться на Юг было не возможно – сразу бы КРАСНЫЕ расстреляли. Императорская армия снабжалась интендантскими службами, получала продукты и всё необходимое, а ДА кормилась от «благодарного населения», так как никакого налаженного снабжения у неё было. А там, на Юге, естественно, у армии для формы средств не было… Если в Первую мировую войну за офицерскую квартиру платили деньгами, даже если ночевали на сеновале, то в Гражданскую об этом никакой речи не могло быть.В большинстве случаев РККА наседала на своего противника. БЕЛЫХ был один против ста КРАСНЫХ. На протяжении огромного фронта в 1150 км у БЕЛЫХ было всего 48400 штыков и 22100 сабель. Они уповали, что народ сам очнётся и разберёт, на чью сторону вставать. А народ ждал, кто победит.
На Северном Кавказе действовали 11-я и 12-я Армии Кавказского КРАСНОГО фронта Они были сформированы из демобилизованных солдат старой Русской Кавказской Армии, оказавшихся закупоренными на Северном Кавказе. Их общая численность достигала 150 тыс., но из них на боевом фронте было только 60 тыс., в обозах и тыловых гарнизонах – 30 тыс., больных 40 тыс., дезертиров – 20 тыс. человек.
▲ Ядро ДА, состояло из четырёх дивизий: Корниловской, Марковской, Алексеевской и Дроздовской. Было также два конных полка: 1-й Алексеев-ский и 2-й Дроздовский. Все вышеназванные дивизии получили название «цветные войска», и большевики довольно-таки побаивались их, когда против них стоял какой-нибудь «цветной» полк. 
▲ Золотых офицерских погон старой армии на офицерах не было. Они носили матерчатые погоны с таким же количеством звёздочек, которые со-ответствовали чину. И только были разные цвета. У корниловцев были погоны пополам – красные и чёрные. Это означало «Смерть или свобода». Марковская дивизия носила чёрные погоны с белым кантом, что символически означало траур по России. Дроздовцы носили малиновые погоны, с чёрным кантом. Цветами Алексеевского полка был белый и голубой – в память цветов студенческой и гимназической формы, которую носило не столь давно большинство его солдат и офицеров. Этот партизанский генерала Алексеева пехотный полк, развёрнутый впоследствии в дивизию, был сформирован в 1918 г.
Цветные погоны носили только старые добровольцы, которые участвовали в освобождении от большевиков Кавказа. Все остальные офицеры, в том числе и те которые переходили из РККА, носили обыкновенные офицерские погоны
▲ Северный Кавказ являлся обособленным театром военных действий, в котором развивалась борьба местных сил. С занятием германскими интервентами и БЕЛЫМИ Ростова-на-Дону (8 мая 1918 г.), а затем и Батайска (30 мая 1918 г.), образовался Ростово-Батайский, а позже Доно-Кубанский фронт. 
Подразделения РККА после ожесточённых боёв вынуждены были отойти на левый берег Дона. Войска фронта располагались от Егорлыкской до Ейска и были подчинены командованию Северо-Кавказской Красной Армии. Состав этих войск, насчитывающих в начале июня 1918 г. 30 тыс. бойцов, был довольно пёстрым. Революционные части фронта вели борьбу против объединившихся немцев и белоказаков, а на правом берегу у ст. Егорлыкской – против деникинцев.
▲ К лету 1918 года, на Северном Кавказе, на Дону, в других районах России, развернулись кулацкие и казачьи мятежи. Даже по неполным данным сводок ВЧК, за вторую половину 1918 года, в 32 губерниях Советской России произошли 258 восстаний. Крестьянская война против власти стала важнейшим фактором Гражданской войны.
Используя эти мятежи, ДА генерала Деникина, не желая действовать совместно с донцами, поддерживающими германскую политику, в конце июня вновь начала наступление на Кубань. 
Перед началом 2-го Кубанского похода 9 (22) июня в состав армии входили: 1-я (генерал-лейтенанта С. Л. Маркова, с 25 июня генерала Б. И. Казановича), 2-я (генерал-майора А. А. Боровского) и 3-я (полковника М. Г. Дроздовского) смешанные (пехота, конница и артиллерия) дивизии, 1-я Конная дивизия генерала от кавалерии И. Г. Эрдели (затем Врангеля), 1-я Кубанская казачья бригада, позже дивизия, генерала В. Л. Покровского и два пластунских батальона — всего до 9 тыс. штыков и сабель, 3 бронеавтомобиля и 24 орудия. 
▲ Летом 1918-го столица Кубани была взята белогвардейскими войсками. 
В июле были сформированы 2-я Кубанская казачья дивизия генерала С. Г. Улагая и Кубанская казачья бригада А. Г. Шкуро. В этом составе, имея теперь в абсолютном большинстве молодых, сильных офицеров и казаков с высокой боевой выучкой, ДА вступила в активную борьбу с Советской властью. Наступала она в трёх направлениях: на Екатеринодар, Кавказскую и Ставрополь.
2-й Кубанский поход ДА начала наступлением на станицу Торговую, в дальнейшем начала продвижение на ст. Тихорецкую, заняв её обходом с севера, и Екатеринодар, отрезала Северный Кавказ от ближайшего сообщения с революционным центром через город Царицын.
Во время 2-го Кубанского похода опять было много крови, жестокости, мести. Пленных по-прежнему ни КРАСНЫЕ, ни БЕЛЫЕ не брали. Это потом обе стороны будут привлекать на свою сторону бойцов, будут обращать их в свою веру, во всяком случае, использовать их на фронте. Но тогда – некуда было брать. Расстреливали после каждого боя.
▲ В июле-сентябре деникинцы нанесли тяжелое поражение войскам советской Северо-Кавказской республики. Они захватили бо´льшую часть Кубани и стали продвигаться в сторону Армавира и Ставрополя. 18 июля БЕЛЫЕ захватили ст. Кавказскую, 21 июля – Ставрополь, 27 июля – Армавир. БЕЛЫЕ угрожали всей ж/д линии Ростов-Минеральные-Воды.
Казаки полковника Шкуро рыскали в юго-восточной части Баталпашинского (Отрадненского) отдела. Активизировали свои действия все антисоветские элементы. Создавалась угроза существованию Советской власти на Кубани. Под знамёна белогвардейцев встала и верхушка казачества Баталпашинского отдела. 
▲ По состоянию на 6 июня в Баталпашинской находился отряд красноармейцев под командованием большевика Морозова.
▲ В начале июня 1918 г. 2-й Кубанский красногвардейский отряд был реорганизован во 2-й Кубанский революционный полк и включён в состав регулярной Красной Армии. В конце июня этот полк был преобразован в 9-ю колонну Северо-Кавказской Армии.
▲ Плечом к плечу с героями Гражданской войны Балахоновым и Кочубеем прошёл свой боевой путь уроженец станицы Баталпашинской Иван Воскобойников. В 1916 г. он окончил Тифлисскую школу прапорщиков и вскоре командовал ротой на русско-австрийском фронте. Будучи начальником штаба 2-го Кубанского красногвардейского отряда, он лично разрабатывал планы боевых операций, которые провёл отряд по Кубани и в степях Ставрополья в тяжёлом 1918-м. Позже Иван участвовал в ликвидации улагаевского десанта и войск барона Врангеля, бандитизма на Северном Кавказе и Тереке.
▲ В отряде Балахонова было немало юных защитников Октября, которые были родом из Баталпашинской. Вместе с взрослыми воевали: Миша Дергилёв, Клим Липендин, Гриша Пупынин, Ваня Милованов, Яша Спиридонов, Проня Якушев, Саша Калинин, Яша Альвинский, Федя Лапин и многие другие. Первые трое сначала были разведчиками, а затем их зачислили в музыкальную команду.
После окончания Гражданской войны Михаил Алексеевич Дергилёв прокладывал железную дорогу, связывающую станицы Невинномысскую и Баталпашинкую. Был рабочим-путейцем. В звании ст. лейтенанта, кавалер ордена Отечественной войны, танкист Дергилёв вернулся домой. Ранения и контузия сказались на его здоровье. В 1965 г. он ослеп и три года жил в сплошной тьме. После успешной операции снова вернулся к активной жизни.
Клим Андреевич Липендин сражался с врагом под Севастополем, был тяжело ранен: осколком снаряда ему выбило глаз. В преддверии 50-летия Великого Октября Липендин вместе с Дергилёвым принимал активное участие в воспитательной работе с молодёжью. 
Гриша Пупынин, самый рослый из подростков Баталпашинской, во время отступления XI Армии погиб в бою под Кизляром. Там же погиб первый командир и наставник ребят, командир эскадрона баталпашинец Михаил Мараховский. 
В июне, во время подавления контрреволюционного мятежа в станице Бекешевской, в бою погибли пулемётчики из станицы Баталпашинской Григорий Мамцов и Телепнёв. Сражавшийся вместе с братьями Андреем и Григорием, 15-летний баталпашинец Саша Дищенко огнём из своей винтовки не дал белогвардейцам захватить пулемёт. Не хуже взрослых бойцов дрался Саша под Курсавкой, отстаивал от беляков Георгиевск, Моздок, Кизляр. 
В январе 1919 г. Саша заболел тифом. Его закалённый организм преодолел эту страшную болезнь. Но, ещё не окрепнув, как следует, он пошёл вместе с XI Армией через Астраханские степи, наотрез отказавшись оставаться у белых. Этот переход оказался ему не под силу. 
В феврале Саша Дищенко вместе с Ваней Миловановым погиб в песках. 
▲ Балахоновцы Егор Григорьевич Лондарев и Сергей Селезнёв, надев на себя белогвардейскую форму, часто приезжали в Баталпашинскую для сбора разведывательных данных. Во время выполнения одного из заданий они были разоблачены одним из офицеров Шкуро. Красные разведчики были повешены на «Маслах» в октябре 1918 г.
▲ В отряде у Балахонова одним из разведчиков был баталпашинец по фамилии Генерал. В прошлом опытный московский революционер, он совершил неудачное покушение на московского губернатора, после чего долгое время скрывался в Киево-Печерском монастыре, где работал маляром. Позже он перебрался на Кавказ – в ст. Баталпашинскую, где тоже работал маляром. 
▲ 12 июня 1918 года в РККА был объявлен призыв всех мужчин 1893–1897 годов рождения. В её ряды привлекли тысячи толковых военных специалистов в возрасте до 40 лет из «старой» царской армии. Агитировали убеждением, но чаще угрозой террора их семьям. На командные же должности ставились только те генералы и старшие офицеры, семьи которых находились на территории контролируемой Советской властью и были её заложниками.
С апреля 1919 г. в РККА были призваны мужчины 1886-1890 годов рождения. Было поставлено в строй около 30 тыс. офицеров, около 65 тыс. унтер-офицеров и 1,2 млн. рядовых бывшей царской армии. 
▲ В июне из Отрадной в Баталпашинскую был переведён отдельский исполнительный комитет и его отделы. Бывшая резиденция атамана Баталпашинского отдела и центр контрреволюции стала политическим и админи-стративным отдельским центром диктатуры пролетариата.
На праздник Святой троицы, почти одновременно по сигналу тайного бело-казачьего центра во многих станицах Кубани и Терека произошло так называемое «троицкое» общеказачье восстание.
▲ Гражданская война выдвинула своих героев, кумиров народной толпы. Жадный до наживы кубанский казак боготворил тех вождей, которые добычей считали не только оружие и снаряды, но и имущество магазинов и кооперативных лавок занятых городов и сёл, которые налагали на жителей контрибуции, взыскивали их и делились полученными деньгами с казаками. Такими вождями были генералы Покровский и Шкуро. Они нравились кубанцам, нравились баталпашинцам, и отвечали партизанскому духу ДА.
«К сожалению, генерал Покровский, полковник Шкуро, да и многие другие из старших войсковых начальников не пожелали или не сумели положить необходимый предел в первое время неизбежному злу, не провели резко и непреклонно грань дозволенного и недозволенного, и в истории нашей борьбы это зло стало чревато последствиями» – отозвался о «кумирах» генерал П. Врангель – «Особенно непозволительно вёл себя Шкуро... Партизаны полковника Шкуро представляли собой не воинскую часть, а типичную вольницу Стеньки Разина. Сплошь и рядом ночью после попойки партизан, Шкуро со своими «волками» нёсся по улицам города с песнями, гиком и выстрелами».
▲ 21 июня 1918 г. в дивизию Шкуро влился пятитысячный отряд годных к бою казаков – два конных полка (1-й Лабинский и 1-й Хопёрский) и два пластунских батальона того же наименования (около 4 тыс. шашек и одной тыс. винтовок). Все люди имели хорошее вооружение, как холодное, так и огнестрельное. При отряде насчитывалось 10 пулемётов, но патронов было мало. Командный состав состоял в основном из вахмистров и урядников, офицеров было мало. Общая численность дивизии Шкуро достигла более 10 тыс. человек.
▲ 24 июня 1918 г. во время отвлечённой атаки, брошенный в тыл красноармейцев 1-й Лабинский полк (командир есаул Козликин) дошёл до станицы Баталпашинской и, ворвавшись в неё ночью, достиг Соборной площади, где открыл стрельбу. Находившиеся в Баталпашинской красноармейцы бежали в панике к мосту через Кубань, оставив на произвол судьбы всю свою артиллерию и обоз. Устроив погоню, лабинцы изрубили 1,5 тысячи красноармейцев. Из-за нераспорядительности Козликина, артиллерия со снарядами осталась в станице. В Баталпашинской также не была осуществлена массовая мобилизации казаков. Об этом случае Шкуро часто вспоминал и жалел, что не смог пополнить свои войска ценными трофеями.
▲ 25 июля 1918 г. в местных «Известиях Советов народных депутатов» была опубликована заметка следующего содержания: «При революционном трибунале Отрадненского (Баталпашинского) отдела учреждается коллегия лиц, посвящающих себя правозаступничеству как в форме общественного обвинения, так и общественной защиты. Названная коллегия образуется путём свободной записи всех лиц, желающих оказать помощь Революционному правосудию и представивших рекомендации местных Совдепов, почему Революционный трибунал предлагает всем желающим заняться сим, заявить Революционному трибуналу. Запись производится в помещении трибунала – дом женской гимназии по Тюремной улице – ежедневно».
▲ 25 июля 1918 г. «Известия Советов народных депутатов Отрадного отдела» (№ 7) известили, что «20 июля 1918 г. согласно постановления ЦИК СКР пост Главкома войсками Северного Кавказа упразднён, его функции переданы в оперативный отдел военного комиссариата, … Мельникову, он же военный руководитель т. Лёва и друг председателей общеармейского комитета.
Командующий Ростовским фронтом тов. Сорокин назначен командующим Доно-Кубанским фронтом (политкомиссар Петренко), командующим Ставропольским фронтом назначен Чистов (Красников), начальником обороны Екатерининского района – Озеров, команд. Таманским фронтом Рогачёв (Ермаков), команд. Терским фронтом – Беленкович. 
Приказ подписал военный комиссар Северо-Кавказской Республики А. Турецкий».
▲ Летом 1918 г. в районе Баталпашинской действовали банды белогвардейских офицеров Бязрова, Галоева, Маслова, Нагубного, Марченко, Васильева, Андреева и Павлова. 
▲ По приказу Ставки ДА в начале июля 1918 г. Шкуро стал командующим войсками города Ставрополя и, одновременно, оставался начальником конной дивизии, переименованной во 2-ю Кубанскую казачью дивизию. Но хорошо приспособленные для набегов, 1-й и 2-й Хопёрские, 2-й Кубанский и 1-й Лабинский конные полки дивизии были мало пригодны для длительного боя. 
▲ В полках дивизий Шкуро всегда было мало патронов, и финансовая комиссия скупала их у местного населения по цене 10 руб. за каждый патрон. Это имело и свои хорошие стороны: казаки приучались дорожить каждой пулей и открывали огонь лишь с дистанции постоянного прицела (400 шагов), стрельба их приобрела чрезвычайную меткость и выдержанность. Сравнивая результаты своего огня с беспорядочной стрельбой и почти безвредной пальбой красноармейцев, казаки вырабатывали в себе уверенность в собственной силе и стойкости. 
Однако, «ввиду маневренного характера войны, драться приходилось преимущественно кавалерии, которая за отсутствием боеприпасов, при мало-мальски подходящем случае атаковала в конном строю, и, притом, не только кавалерию противника, которая обыкновенно не принимала удара, но и красноармейскую пехоту, масса которой полегла под казачьими шашками, особенно при преследовании». 
▲ На исторический V Всероссийский съезд Советов (июль 1918 г.), который принял ряд важных решений и утвердил первую Советскую Конституцию – Конституцию РСФСР, Баталпашинский (Отрадненский) отдел делегировал Тита Беседина, Даута Гутякулова, Михаила Владимировича Мельникова (зам. председателя отдельского исполкома – С.Т.), Ивана Пузырёва, Афанасия Баранова, Спиридона Савина, Иммолата Хубиева, Мефодия Чередниченко, Рамазана Куатова, Григория Балацкого, Кучука Чапарова, Романа Воронова и Николая Шацкого. 
В Москве некоторые баталпашинские делегаты под руководством М. Мельникова приняли активное участие в разгроме левоэсеровского мятежа. Так как в районе города Ростова-на-Дону уже´ были белые, домой возвращались по Волге – до Астрахани. По степям добрались до Святого Креста, а затем – до Минвод, где делегатов, которые привезли с собой кипы газет, брошюр и листовок, встретил С. М. Киров. 
▲ В одном из фондов Центрального государственного архива Октябрьской революции имеются весьма интересные документы о делегатах Баталпашинского (Отрадненского) отдела. Из 12 баталпашинских делегатов этого съезда лишь четверо были левыми эсерами, а остальные являлись членами Российской Коммунистической партии (большевиков).
Большинство этих коммунистов (Мельников, Савин, Баранов и др.) в партию вступило в первой половине 1918 г., и только Иван Прохорович Пузырев являлся старым членом партии – с 1905 г. Приятной новостью было обнаружение того немаловажного факта, что председатель отдельского исполкома в 1918 г. 32-летний казак из ст. Отрадной Тит Афанасьевич Беседин, оказывается, был вовсе не эсером, как об этом неоднократно писалось в печати, а являлся членом РКП (б) с 27 мая 1918 г.
▲ Не все делегаты дожили до мирных дней. От рук белогвардейцев погиб Беседин. Гутякулов был зверски убит в Баталпашинске. После смерти Беседина, Баталпашинский отдельский исполком возглавлял военфельдшер Михаил Мельников, который свободно разговаривал с черкесами, карачаевцами и абазинами на их родном языке. В отряде Балахонова он был разведчиком. Вместе с Мефодием Чередниченко он погиб от тифа в Астраханских песках. Директором совхоза умер на Украине Афанасий Баранов. Григорий Балацкий дождался мирных дней и умер в 1960-е годы.
▲ 4 августа 1918 г. в Баталпашинской состоялось первое частное совещание конторско-канцелярских служащих станицы. 
▲ С 20 августа по 2 сентября в Баталпашинской работал III съезд Советов Баталпашинского (Отрадненского) отдела. 
▲ Наступавшая осень 1918-го стала переломным моментом в истории России. Тогда пала кайзеровская Германия, в которой началась революция. И немцы ушли с Украины, на территории которой оставались после заключения Лениным Брест-Литовского мира. Они освободили место, на котором развернулась борьба между многочисленными «своими». Именно тогда был взят курс на создание командного, управленческого – иначе – бюрократического аппарата – в армии, в партии, в органах советской власти. Начал формироваться новый правящий класс.
▲ Именно в Гражданскую войну народ понял реальную роль партии большевиков как руководящего инструмента. С политработниками, которые вели агитацию, партия работала иначе, чем с другими. Им давались инструкции: как говорить, что говорить, когда, где. И народ видел, что помимо армии есть политическая структура, которая командует. Она следит, информирует, докладывает и действует. Народ очень быстро осознал, что политический работник (комиссар) в некотором роде важнее командира или начальника.
▲ Имея на вооружении около 35 тыс. штыков и сабель, при 29 орудиях, к осени 1918 г. ДА разбила превосходящую её по численности в 10 раз, но слабо обученную и организованную армию Кубано-Черноморской Совет-ской республики и заняла почти всю Кубанскую область, Ставропольскую и Черноморские губернии. С Добровольческой Армией последние годы своей жизни связали многие баталпашинцы – бывшие гимназисты и кадровые офицеры, простые казаки и интеллигенты, «буржуазный класс». 
▲ 4 сентября 1918 г. председатель отдельского парткома И. Борисенко выехал по служебным делам из Баталпашинской в Отрадную. В это время Балахонов вызвал из Невинномысской на прямой провод военного комиссара отдела Г. Пономаренко и сообщил ему, что во время боевых действий под Невинномысской коннице полковника Шкуро, численностью до 500 кавалеристов, при одном орудии и пулемётах, удалось прорваться через линию фронта, и она движется в направлении на Баталпашинскую. Сообщив неприятную весть, Балахонов попросил принять срочные меры по защите станицы. 
В тот день основные военные силы Баталпашинского отдела находились на фронтах Гражданской войны. В Баталпашинской остался лишь небольшой гарнизон: эскадрон под командованием Адама Вишневского, рота красноармейцев, численностью в 100 сабель и при одном пулемёте системы «Максим», которой командовал бывший прапорщик Дорогань, да отряд черкесов, состоящий из 30 всадников, присланный специально для охраны закончившегося съезда. Узнав о приближении отряда Шкуро, зам. председателя отдельского исполкома Кучук Чапаров (в последствие активный белогвардеец) приказал отряду черкесов покинуть станицу, сам же таинственно исчез.
Попытка получить помощь от XI Армии успехом не увенчалась. «Правая рука» Сорокина, член Реввоенсовета XI Армии, командующий фронтом Гайченец запретил использовать боевые подразделения Балахонова для нападения на отряд Шкуро и защиты Баталпашинской, оставив их для прикрытия Невинномысской. 
▲ 4 сентября 1918 г. к 16 часам по зову колокола Николаевского собора на центральную площадь Баталпашинской пришло около 280 человек. Собрались представители от иногородних и казачьей бедноты, делегаты съезда, активисты. Некоторые из них имели трёхлинейные пехотные винтовки образца 1891 г. и казачьи винтовки Бердана. Патронов было мало: всего по 5–10 штук на человека. Общая численность добровольцев-защитников вместе с военнослужащими гарнизона составила около 600 человек. 
Вечером состоялось объединённое собрание членов парткома и исполкома отдела. Предложение военкома Г. Пономаренко о том, чтобы с наступлением темноты выступить на восток от станицы и встретить Шкуро на подступах к ней, не было поддержано. Большинство присутствующих решило сражаться против белогвардейцев на территории Баталпашинской. Растерявшийся в сложившейся ситуации, начальник гарнизона Роберт передал свои полномочия Петру Фёдоровичу Редкозубову, которому позже пришлось командовать обороной станицы на одном из её участков, а затем вывести многих станичников и красногвардейцев из окружения и спасти их от смерти.
Срочно был создан штаб обороны, в состав которого вошли Г. Пономаренко, члены отдельского исполкома Н. Фисенко, С. Сотниченко и А. Бобыренко, начальник пулемётной команды гарнизона Якушов, местный военком Пожидаев, военрук Гололобов, делопроизводитель Андреев (трое последних – бывшие царские офицеры – оказались предателями и уплыли ночью вниз по Кубани в Беломечетскую к Шкуро). Объявив станицу на осадном положении, штаб приступил к разработке плана обороны Баталпашинской.
Для усиления охраны станицы, у главных её подступов, было выставлено 9 застав. Застава в количестве 35 человек была предусмотрена для охраны станицы у моста через Кубань, а также территории возле садов Кравцова и казачьих лагерей. Она была вооружена пулемётами. Эскадрону Вишневского было поручено патрулирование вокруг станицы с целью поддержания связи между заставами и штабом гарнизона. 65 человек остались в резерве, все они были сосредоточены на Соборной площади. Ночью в станице не зажигали лампы, жители сидели впотьмах, прислушивались к тишине.