Ассистент

Исторический Черкесск: Энциклопедия: ЗОИ КОСМОДЕМЬЯНСКОЙ улица


ЗОИ КОСМОДЕМЬЯНСКОЙ улица
Улица Зои Космодемьянской — улица в Черкесске без прилегающих зданий рядом с улицами: Голенева, Вокзальная, Воробьева и Энгельса и переулками: Армейский, Майский и Пугачева.

Географические координаты улицы:
в градусах, минутах и секундах: 44°13′36″ северной широты и 42°3′54″ восточной долготы;
в градусах, минутах и десятичных долях минуты: 44°13,606′ с. ш. и 42°3,903′ в. д.;
в градусах и десятичных долях градуса: 44,226759°N и 42,065050°E.

  • (850, З-В) проходит от улицы Интернациональной до улицы Панченко. Улица названа именем комсомолки, Героя Советского Союза З. А. Космодемьянской. Она была первой из 87 женщин, удостоенных в годы Великой Отечественной войны этого высокого звания. В советские годы пионерская дружина СШ № 9 города Черкесска носила имя этой девушки.
(Р34) Зоя Анатольевна Космодемьянская (1923-1941) родилась в селе Осиновые Гаи на Тамбовщине. В 1930 году семья Космодемьянских переехала в Москву. Темноволосая, с прозрачными синими глазами девушка – выпускница 9-го класса 201-й средней школы города Москвы, осенью 1941 года была зачислена бойцом оперативного разведывательно-диверсионного отряда Западного фронта (в/ч 9903). Кстати, это говорит о том, что Зоя была не партизанкой, как хрестоматийно считалось. Она быстро освоила приёмы диверсионной работы и дважды переходила линию фронта, успешно выполняла задания. В её характеристике значи-лось: «Самостоятельна, внимательна, имеет отличную память. Обладает твёрдым характером».
Воинская часть под кодовым номером 9903 была создана для разведывательной работы и саботажа на территории врага. В разведчики тогда преимущественно набирали молодёжь. Считалось, что в тылу врага вчерашние школьники вызовут минимум подозрений. В воинской части было более сотни диверсионно-разведывательных групп, которые сначала формировалась исключительно из испытанных разведчиков.
Что же случилось тогда, в далеком ноябре 1941 года? Всё дело в том, что гужевой транспорт Вермахта – знаменитые европейские породы лошадей перешерон и битюки, (кстати, они бывали в 1942-м и в Черкесске – С.Т.), были хороши всем, за исключением одного: при российских морозах, всего лишь при каких-либо 10-15оС, они начинали дохнуть без теплой конюшни. А поскольку именно на них лежала обязанность подвозить все необходимые немецким пехотинцам грузы, и в первую очередь боеприпасы, то своей «героической смертью» в условиях насту-пившей русской зимы они приближали наше победоносное контрнаступление под Москвой. Впрочем, как известно, на морозе дохли не только лошади, но и сами фрицы.
Именно поэтому-то с целью задержки немецкого наступления руководство РККА вынуждено было применять тактику выжженной земли (вспомните тактику Кутузова в 1812-м!) во исполнение директив И. Сталина от 29 июня, 18 июля и 17 ноября 1941 года.
Диверсионным отрядам (факельным командам) прямо предписывалось уничтожать жилые дома с находившимися в них гитлеровцами, а также любые иные хозяйственные постройки, дабы «выкурить фашистов из помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом».
С этой целью несколько групп диверсантов-добровольцев были заброшены за линию фронта. За одну неделю факельные команды сожгли 53 населенных пункта. Нет нужды отрицать, что после выполнения такого задания на морозе оставались не только немцы, но и местные жители. Конечно, это очень жестоко. Ведь уже после того как через села проходила линия фронта, часть домов и так была разрушена и сожжена. Оставшиеся в живых вынуждены были ютиться в нескольких избах. А в трескучий мороз действительно страшно остаться без жилья. Но русские могут выжить даже в такой ситуации, а немцы – нет! И как бы это ни было жестоко, но с военной точки зрения в тот момент это было оправдано. От выполнения, в том числе и таких заданий, тогда зависела судьба Москвы, а, следовательно, и всей страны.
В конце ноября 1941 года группа разведчиков в количестве десяти чело-век, в том числе и Зоя, несколько суток пробиралась по тылам гитлеровских гарнизонов, где по приказу командования должна была сжечь деревни, в которых расположились немцы: Анашкино, Петрищево, Ильятино, Пушкино, Бугайлово, Грибцово, Усатново, Грачево, Михайловское, Коровино… По пути разведчики вели разведку, минировали дороги. В бывшем тогда Верейском районе группа разделилась. С Зоей остались двое – руководитель группы 18-летний Борис Крайнов (погиб в 1943 году) и член группы Василий Клубков. Перед разведчиками, у каждого из которых было по нагану, три бутылки с зажигательной смесью «КС», продовольственный паёк и по несколько гранат, стояла занятая нацистами деревня Петрищево.
В ночь на 27 ноября разведчики, договорившись о проводимой в деревне диверсии и о встрече после её осуществления в лесу, разошлись. Борис первым всё сделал быстро и профессионально. Не прошло и часа, как он уже вернулся на место сбора. Клубков же, увидев часовых, струсил и бросился бежать, но был схвачен немцами. В плену, под дулом пистолета, решив сохранить свою жизнь ценой жизни товарищей, он рассказал офицерам штаба о задачах группы и о том, что двое его товарищей находятся поблизости. Зоя тоже успешно выполнила свою часть задания (подожгла два дома со спящими нацистами и автомобиль) и направлялась к лесу, когда её задержали немцы. Ей нечего было опасаться – от подожжённых домов было далеко и при ней не было никаких диверсионных улик. Около семи часов вечера Зою привели в избу к Прасковье Кулик, где она увидела среди немцев Клубкова. В понимании местных жителей Космодемьянская хотела лишить их последнего крова. По воспоминаниям очевидцев, сразу же после задержания одна из местных женщин несколько раз ударила Зою веревкой, другая вылила на неё в сенях чугунок с помоями.
При допросе Зоя назвалась Татьяной – по имени баталпашинской казачки Татьяны Соломахи, совершившей подвиг в годы Гражданской войны. После упорного молчания, офицеры и солдаты 332-го пехотного полка раздели девушку и в течение трёх часов избивали ее резиновыми палками и ремнями, вырвали ногти. Враги пытали Зою с каким-то хладнокровием, но полезную для них информацию они от нее так и не получили.
Пленённый солдатами Красной Армии унтер-офицер 10-й роты 332-го пехотного полка Карл Бауэрлейн, присутствующий на допросах Зои, дал подробные показания, в которых писал: «Маленькая героиня вашего народа осталась тверда. Она не знала, что такое предательство. Она посинела от мороза, раны её кровоточили, но она не сказала ничего…»
После трех дней зверских издевательств над 18-летней девушкой немцы повесили Зою 29 ноября. И не все местные жители сожалели о её казни. Что поделаешь, было и такое…
Несколько неточны приписанные Зое слова, которые она произнесла перед казнью: «Смерть фашистским оккупантам! Да здравствует социалистическая Родина! Да здравствует товарищ Сталин!». На самом же деле Зоя произнесла следующее: «Вы меня сейчас повесите, но я не одна. Нас двести миллионов. Всех не перевешаете. Вам отомстят за меня!.. Прощайте, товарищи! Боритесь, не бойтесь…»
Более месяца тело Зои раскачивалось на виселице посреди деревни. Гит-леровцы не разрешали снимать его, Оно висело для устрашения, чтобы неповадно, дескать, было гражданским лицам выступать против покорителей-оккупантов. В новогоднюю ночь перепившие солдаты надругались над трупом. Фотографировались около виселицы, кололи штыками ради звериного развлечения смёрзшееся обнажённое девичье тело. Лишь получив приказ об отступлении, командовавший расквартированной в Петрищево немецкой частью подполковник Рюдерер приказал спилить виселицу, чтобы замести следы учиненной им расправы. Позже Сталин, узнав об этом факте, строго приказал не брать в плен военнослужащих из той части, которые замучили Зою, а расстреливать их на месте.
После изгнания нацистов в мае 1942 года Зоя была перезахоронена на Новодевичьем кладбище в Москве. Позже рядом с ней был похоронен её брат, Герой Советского Союза, танкист Александр Космодемьянский, который погиб 13 апреля 1945 года неподалеку от Кёнигсберга. Там же погребена их мать – Любовь Тимофеевна.
В феврале 1942 года, в одном из своих очерков, опубликованных в газете «Правда», военный корреспондент Пётр Лидов писал: «Смерть смежила её ясные очи. Она мертва, но лик её спокоен и светел. Она как живая. Она как святая».
Предатель Клубков, окончивший немецкую разведшколу под Смоленском и переброшенный в расположение частей Красной Армии для шпионской работы, был обезврежен советской военной контрразведкой «Смерш» («Смерть немецким шпионам» – С.Т.).
В самую гнусную пору, в 1991 году, «демократами» была учинена над этой девочкой, за Веру и Отечество живот свой положившей, вторая казнь, ещё более жестокая, нежели совершённая нацистами осенью 1941-го. А если точнее, было совершено первое покушение на подвиг Зои. Хорошо помню, статью в «Аргументах и фактах» за подписью: «Александр Жовтис, писатель. Город Алма-Ата». В ней, статейке этой, не было ни фактов, ни аргументов – только ложь, якобы раскрывающая нам истинную правду. Только грязь, выплеснутая с нескрываемой целью: замазать чистоту. Хотя можно ли винить в том Казахстан? Позже такую же грязь на наших Героев, положивших на алтарь всего Отечества свою жизнь, выливали и на Западной Украине (вспомните «историю» с разведчиком Н. И. Кузнецовым), в Грузии, в Азербайджане, в Прибалтике…
«В нашей воинской части 9903 было более ста диверсионно-разведы-вательных групп. Каждый их боец, оставшийся в живых, может дополнить наш рассказ о героической гибели московских комсомольцев. О них должны знать соотечественники. Знать и помнить, что мы живы благодаря их мужеству» – написали в опровержении оставшиеся в живых однополчане Зои.