Ассистент

Исторический Черкесск: Энциклопедия: Калаушин Юрий Романович


С Юрием Романовичем (р.1937) автор знаком около 45 лет. Работал с ним на ЧЗХМ: он – в конструкторском отделе, я – в технологическом. По-дробности не помню, но как то он сказал мне, что мой отец Павел Николаевич в конце 1950-х годов даже был его наставником. Разница в возрасте 11-ти лет, не повлияла на возникшие между нами дружеские отношения, которые сохранились и ныне.

Юрий Романович Калаушин родился 26 декабря (надо же – в этот день родился и мой отец, который был его наставником) 1937 года в городе Ежово-Черкесске. Мальчишкой пережил немецкую оккупацию. Первый класс окончил в 1946 г. в школе № 5 (позже – СШ № 14, что по ул. Красноармейской, рядом с магазином «Урожай»). Со 2 по 4 класс учился в школе № 12 (она располагалась с южной стороны ул. Первомайской между улицами Пушкинской и Советской), с 5 по 10 класс – в мужской средней школе № 8.

Потом была учёба в ремесленном училище № 11 в Адыге-Хабле. Став механизатором, Юра несколько месяцев отрабатывал свой аттестат на целинных землях Кустанайской области Казахстана. Отслужив три года в войсках ПВО на острове Вульф, что в Каспийском море в 18 км от Баку, в 1959 г. сержант Калаушин возвратился в родной Черкесск. Работал в областной конторе связи, на заводе «Молот» (ЧЗХО, ЧЗХМ), где вырос до конструктора 2-й категории. Без отрыва от производства окончил в Москве Всесоюзный заочный машиностроительный институт по специальности «технология машиностроения, металлорежущие станки и инструменты».

С 1972 года работал на Черкесском радиозаводе. Начальник технологического бюро, отдела; главный технолог, зам гл. инженера, зам. директора по качеству – таков его профессиональный путь на этом предприятии. Длительное время возглавлял партийную организацию, был председателем головной группы народного контроля.

С 1993 по 2000 гг. работал гл. инженером на производстве минеральной воды на фирме «Меркурий», в 2004-2005 гг. – в ОАО «Гермес-мебель».

Кроме того, что Юрий Романович прекрасно поёт редкие старинные казачьи песни, он в свободное от работы время пишет летопись своего рода и занимается историей своих предков и родственников. В составленном им генеалогическом дереве значится 363 человека, в том числе прямых потомков хопёрского казака Алексея Калаушина (1791-1862) чисто по мужской линии – 110.

Фамилия «Калаушин» в одной трети случаев имеет русское происхожде-ние. Также существует небольшая вероятность, что фамилия белорусского или украинского происхождения.

На территориях России и в соседних странах фамилия «Калаушин» является довольно необычной. В дошедших до наших дней и заслуживающих внимание летописных текстах, граждане с этой фамилией были известными деятелями из славянского владимирского мещанства в XVIII-XIX в., державших большую царскую привилегию. Исторические свидетельства фамилии можно найти в перечне переписи Древней Руси во время царствования Иоана Грозного. У царя хранился специальный реестр уважаемых и благозвучных фамилий, которые нередко даровались похвалами или наградами. В их числе были и люди, которые носили фамилию «Калаушин».

Примерно в четверти случаев фамилия произошла из языков народов России (бурятского, мордовского, татарского, башкирского, и др.), также возможно в 20% имеет еврейские корни, в 20% являются русифицированными вариантами латышских фамилий. Скорее всего, эта фамилия происходит от прозвища, имени, или профессии дальнего предка её носителя, к тому же в большинстве случаев по мужской линии. Хотя нередки случаи, когда фамилия Калаушин происходит и по женской линии.

Фамилия формируется из прозвища «Kalaush». В его основе лежит нарицательное «калауш» (на тюрском языке «kalaush», «kalauz» – «бумажник, кошелек, котомка, сумочка»). Скорее всего, прозвище относится к так называемым «профессиональным» именам, содержащим ссылку на деятельность человека.

В среде казаков, по преданию, нередко можно услышать, что фамилия произошло от изменённого «Голоухо».

Вполне вероятно, что основатель «Калаушин» («Kalaushinyh»), был занят в производстве сумок, чемоданов и т. д. «Калауш» («Kalaush») в конечном счете, получил название «Калаушин» («Kalaushin»).

В 1777 г. на реке Чечёре (приток р. Калаус) казаками Хопёрского казачьего и Владимирского драгунского полков была заложена крепость Св. Александра, а при ней – станица Северная. В 1826-1828 гг. 1351 человек из 189 дворов станицы Северной переселились на реку Куму, в основанную в 1825 г. станицу Бекешевскую.
В 1848-1849 гг. в станицу Бекешевскую прибыло население из Полтав-ской, Черниговской и Харьковской губерний. Так что в Бекешевской до сих пор говорят на украинском языке. В 1894-1914 гг. из ст. Бекешевской на реку Бейсут переселились около 300 семей, которые основали населённые пункты Ново-Бекешевскую и Бейсут.

История казачьего рода Калаушиных на Северном Кавказе происходит от Алексея Калаушина (1791-1862) и его сыновей (1-е колено): Ивана (р. 1811), Андрея (р.1816), Николая (р.1817), Афанасия (1823-1895), Степана (р.1828, умер в детстве) и Григория (р.1830).

Достоверно известно, что в начале XIX века сыновья А. Калаушина обосновались в двух станицах: Баталпашинской и Лабинской Кавказской линии.
Ныне их потомки проживают в городах Владикавказе, Ессентуки, Майкопе, Нальчике, Невинномысске, Омске, Санкт-Петербурге, Тбилиси, Тольятти, в станице Бекешевской Ставропольского края и даже в США.

После переселения казака А. Калаушина на Северный Кавказ, выросло по 6-7 поколений. В роду Ивана выросло 16 продолжателей рода Калаушиных (мужчин), Андрея – 11, Николая – 36, Афанасия – 30, Григория – 16.

Женская половина рода Калаушиных продолжила род Афанасьевых, Белоусовых, Брешиных, Васильевых, Вебер, Воскобойниковых, Головановых, Гришуниных, Дахья, Добродумовых, Должиковых, Естиных, Зеленковых, Зеленских, Ивановых, Климушкиных, Ковалёвых, Колесниковых, Кулида, Лавриненко, Манюшка, Неменко, Орешковых, Погребняковых, Подворнюк, Пущиенко, Рыбиных, Ситниковых, Удовенко, Фатиевых, Фиртич, Фундер, Чирковых, Чумаковых, Шапошниковых, Шаульских, Шимкиных, Шумкиных, Щербина.

У Романа Васильевича (1895-1983), который был правнуком Алексея Калаушина и внуком Афанасия Алексеевича (1823-1895), т. е. отца Юрия Романовича, – было 11 детей (5 сынов и 6 дочерей), из которых двое в детстве умерли. Отец служил в 3-м Хопёрском казачьем полку, в 1930-е годы заведовал алебастровым заводом в ауле Кубина КАО. Попав под раскулачивание, в 1935 г. Роман Васильевич бежал в г. Сулимов, где у артели «Черкесстройматериалы» купил построенную ещё в 1913 г. и завалившуюся хату на ул. Набережной, 16. Он участник Великой Отечественной войны (1943-1945).

Вместе с женой Валентиной Васильевной (р.1938), в девичестве – Шули-кина, Юрий Романович воспитал трёх детей: Светлану (р.1961) – она про-должатель рода Орешиных, Инну (р.1970) – она продолжатель рода Фатиевых и сына Евгения (р.1975).

Евгений, он окончил Пятигорский мединститут, – отец трёх сынов: стар-ший умер при рождении в 2004 г., потом родились Андрей (2006) и Владислав (2011).
Кстати, Валентине Васильевне в 1942 году пришлось присутствовать в партизанском отряде. Из-за предательства почти весь личный состав отряда погиб.

Партизанам удалось чудом спасти несколько детей. Одной из них была 5-летняя Валя.

Сведения, известные автору о некоторых Калаушиных.

Калаушин Николай – хопёрский казак (1-е колено)
Его сыновья (1-е колено): Иван (р.1811), Андрей (р.1816), Николай (р.1817), Афанасий (1823-1895), Степан (р.1828) и Григорий (р.1830).

ЛИНИЯ НИКОЛАЕВИЧЕЙ (2-е колено)

Алексей Николаевич Калаушин (1840-1911, 2-е колено) – внук Алексея Калаушина (основателя рода), урядник ККВ, уроженец ст. Баталпашинской Баталпашинского отдела ККВ.

В книге за 1874 г. значится «Калаушин Алексей Николаевич, в службе с января 1859 г., в звании урядник с декабря 1865 г, из казачьего происхождения, имеет знак отличия военного ордена Святого Георгия под № 19441, серебряную медаль «За покорение Кавказа» и «Крест за службу на Кавказе» (ЦГВИА, фонд 330,опись 55, дело 2147, стр.339).

По свидетельству «Кубанских областных ведомостей» (№16 за 1888 г.) также значится «седельный мастер, он же шорный казак А. Калаушин в ре-месленном отделении при Баталпашинском городском училище».

По свидетельству «Кубанских областных ведомостей» (№16 за 1888 г.) также значится «седельный мастер, он же шорный казак А. Калаушин в ре-месленном отделении при Баталпашинском городском училище».

И Алексей Николаевич и его сыновья (3-е колено): Матвей (1867-1912), Михаил, Федот (1871-1921) и Александр (1873-1933) имели свои седельные мастерские, кроме Савелия (Саввы) – он был учителем в ст. Баталпашинкой.

Степан Николаевич Калаушин (II колено), двоюродный брат Федота Ка-лаушина – уроженец ст. Баталпашинской.

Его сын – Иван Степанович (1840-1911, 3-е колено), племянник Алексея Николаевича, уроженец ст. Баталпашинской, служил в С.Е.И.В.К.

ЛИНИЯ АЛЕКСЕЕВИЧЕЙ (3-е колено)

Михаил Алексеевич Калаушин – уроженец ст. Баталпашинской, служил в Собственном Его Императорского Величества Конвое (С.Е.И.В.К.). Царский конвой – подразделение гвардии, осуществлявшее охрану царской особы.

Основное ядро Конвоя составляли казаки из Терского и Кубанского казачьего войска. В Конвое также проходили службу черкесы, карачаевцы, ногайцы, другие горцы-мусульмане Кавказа, азербайджанцы (команда мусульман, с 1857 года четвёртый взвод Лейб-Гвардии Кавказского эскадрона), грузины, крымские татары, другие народности Российской Империи.

До последнего представления Его Величеству, приказом по Конвою ста-рые конвойцы производились в урядники. В истории Конвоя были очень редки случаи увольнения казаков без переименования в урядники и с лишением гвардейского мундира. Это влекло за собою невозможное и позорное появление в станицу, из которой потом в течение нескольких лет не принимали казаков в Конвой.

По окончании одного года службы молодых казаков в Конвое, тех из них, кто проявил особое усердие к службе и наиболее был достоин в будущем занять должность урядника, командировали в Учебную Команду Конвоя.

Казаков, успешно окончивших полный курс Учебной Команды, приказом по Конвою производили в урядники, и им жаловались серебряные часы с цепью. На крышке часов был изображен устав, перо и подкова.

В мае 1911 г. в столице России на праздновании юбилея Конвоя в числе десяти делегатов от ККВ присутствовал конвоец, подхорунжий станицы Баталпашинской Иван Степанович Калаушин (1840-1911).

13.03.1917 – согласно приказу № 12835 Главнокомандующего войсками Петроградского военного округа на театре военных действий генерал-лейтенанта Корнилова бывший Собственный Е. В. Конвой был переимено-вать в Лейб-Гвардии Кавказский казачий полк, и отправлен в действующую армию с включением в 3-ю Гвардейскую кавалерийскую дивизию». В июне того же года Конвой был расформирован и прекратил свое существование.

Матвей Алексеевич Калаушин (1867-1912) – служил в казачьем полку в станице Лабинской. Мастер кожевенного ремесла, владелец шорно-седельной мастерской и школы кожевенно-прикладных ремесел – имел ста-тус Поставщика Двора Его Императорского Величества. Изделия его мастерской неоднократно удостаивались призов и золотых медалей на всемирных выставках в Париже и Лондоне

Три его сына (4-е колено) Алексей (1894-1922), Александр и Николай эмигрировали за границу вместе с белыми.

Матвей Матвеевич Калаушин (5.08.1904-10.12.1968) – сын Матвея Алексеевича – уроженец станицы Лабинской ККВ.

В 1913 г. поступил в Лабинскую гимназию и закончил ее в 1922 г. Одно-временно (с момента утверждения Советской власти на Северном Кавказе в 1920 г.) работал секретарем в ревкоме аула Ходзь Адыгейской АО.

В 1922 г. поступил в Донской Госуниверситет, а в 1923 за особые успехи в учёбе был переведен в Петербургский университет, который успешно закончил в 1926 г. Начиная с 1923 года, жизнь, судьба и деятельность Матвея Матвеевича становятся неразрывно связанными с Петербургом (Ленинградом)

По окончании аспирантуры (1931) ему было присвоено звание научного сотрудника I разряда и доцента. В том же году Матвей Матвеевич был ко-мандирован в Институт Литературы АН СССР (Пушкинский Дом).

За годы работы в этом Институте Матвей Матвеевич занимал ряд ответ-ственных постов от зам. зав. литературным музеем Пушкинского Дома до должности директора Всесоюзного музея А. С. Пушкина (с 1953).

По инициативе М. М. Калаушина и с его непосредственным участием были созданы 39 литературно-художественных музеев, в том числе Пушкинский Заповедник в селе Михайловском и Святых Горах, Музей-квартира Пушкина на Мойке 12, Музей-квартира Н. А. Некрасова и Всесоюзный музей А. С. Пушкина. Последний был создан на основе Юбилейной Пушкинской

Известно, что М. М. Калаушин очень дружил с С. С. Гейченко, который был директором Пушкинского заповедника с 1944 г. Они были не просто коллеги, не просто дружили – они нежно любили друг друга. Наверное, так дружили Пушкин и Дельвиг: есть воспоминания, что при встречах они целовали друг другу руки.

Похоронен М. М. Калаушин на Богословском кладбище в Санкт-Петербурге, где похоронены певец и музыкант Виктор Цой, актёр и режис-сёр Кирилл Лавров.
В г. Лабинске на доме № 1 по ул. Халтурина открыта мемориальная доска памяти Матвея Калаушина, где знаменитый земляк провел свои детские годы.

Борис Матвеевич Калаушин (6.08.1929-10.06.1999) – сын Матвея Матвеевича родился в Ленинграде. Отец всячески поощрял творческие наклонности сына, уже в 6 лет в Тригорском Боря ходил на этюды вместе с художниками Н. Э.Радловым и Л. С. Хижинским.

В блокадном Ленинграде, а позже и в эвакуации в Ташкенте, он создает десятки рукодельных и рукописных книжек – целые серии и собрания сочинений, в большинстве которых он и автор, и художник, и издатель! И это в 12-14 лет, едва выкарабкавшись из голодной смерти. Позже Б. Калаушин заметит: «Я называл их ласково «книжечки», – для меня это было увлекательной игрой».

Учился Борис сначала в Средней художественной школе при Академии художеств (1940-1941, 1944-1949), затем в Высшей академии живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Репина (1950-1956) у М. Платунова, С. Приселкова и М. Таранова. Дипломная работа – оформление и иллюстрации к книге Ю. Олеши «Три толстяка», оценка – отлично. Обучение проходило на графическом факультете. Присвоена квалификация художника-графика.

Член Союза художников СССР (1956) Борис Матвеевич Калаушин – ил-люстратор детских книг. С 1956 года – он участник городских, всесоюзных и международных выставок.

В ранних работах Бориса Калаушина ещё заметно влияние предшественников. Но очень скоро художник выработал свой собственный «декоративный» стиль рисования, украсивший десятки детских книг.

Яркий представитель ленинградского-петербургского искусства, Б. М. Калаушин, сформировав свой собственный «декоративный» стиль рисования, проиллюстрировал свыше 100 детских книг, в том числе «Зеленые маски», Х. Пукка,«Катя и крокодил» Н. Гернет и Г. Ягдфельда, «Королевство кривых зеркал» В. Губарева (1956), «Новый наряд короля» Г.-Х. Андерсена (1956),

«Приключения маленького актёра» Э. Эмден, «Попрыгать-поиграть» Ю. Мориц, «Пряничный домик» братьев Гримм, «Рассказы о Незнайке» Н. Носова, «Ребятишкина книжка» И. Демьянова, «Стихи про орла, про лису, про медведя» А. Введенского, «Сто ребят – детский сад» Э. Мошковской,
«Три толстяка» Ю. Олеши (1959), «Ухти-Тухти» Б. Поттера (1958), «Я был однажды в доме» А. Милна.

Он оформлял «Сказки Братьев Гримм», пьесы Е. Шварца, фольклор Франции и Америки и др.

Б. Калаушин – создатель собственной системы в живописи и графике. Основываясь на принципах русского авангарда начала XX века, Борис Матвеевич разработал оригинальную систему в живописи и графике. Он – автор двух уникальных монографий: «Николай Кульбин» и «Давид Бурлюк».

Творчество и общественная деятельность Б. М. Калаушина были направлены на утверждение преемственности традиций в искусстве, развития новаторских идей русского авангарда.

Б. М. Калаушин был и видным общественным деятелем Он – первый и бессменный председатель Комиссии по охране памятников истории и куль-туры. Благодаря Б. М. Калаушину возрождены: Дом-музей Николая Рериха в Изваре, Церковь Спаса Нерукотворного на Конюшенной площади, Петер-Пауль-кирха на Невском проспекте, усадьба Вяземских, дом и флигель Бенуа. Он – организатор многих выставок и научных конференций.

Последние годы своей жизни Борис Матвеевич посвятил работе над монографиями, организацией выставок и конференций, и, конечно собственному творчеству – живопись, графика. Работа без скидок на возраст и состояние здоровья.

Он умер, немного не дожив до своего 70-летия, до предполагавшейся персональной выставки. Последняя глава монографии «Бурлюк» осталась незаконченной. Осталось 100 подготовленных к работе холстов...

Художник, писатель, историк-исследователь культуры, эрудит и организатор, Борис Матвеевич сумел сделать очень много. Он принадлежит к числу художников, чье имя, творчество, труды становятся частью истории нашего искусства.

Знающие Бориса Матвеевича люди говорили о нём как о «подвижнике русского авангарда». Его деятельность по пропаганде авангардного искус-ства, наряду с художественным творчеством, заслуживает особого признания.

Он писал женские портреты, пейзажи, которые до 1987 г. на выставках не демонстрировались. Его живопись отличает конструктивная форма пейзажа и человека с насыщенным цветом. Калаушин был организатором и участником многих выставок в России и за рубежом: «Аполлон» (1996-1999), «Петербург-…» (1996–1999), 4-х международных конференций «Истоки и Корни – Из истории русского авангарда ХХ века».

Персональные выставки произведений Б. Калаушина: при жизни – в Ле-нинграде (1972, 1975, 1990, 1991, 1996), после смерти – в Москве (2001, в Центральном выставочном зале «Манеж»), в Музее Петербургского авангарда (2008, «Живая органика формы» Бориса Калаушина).

В 2014 г., в связи с 85-летим со дня рождения Б. М. Калаушина русского художника-иллюстратора.

Он – участник групповой выставки «Живопись графиков» (1987) в Ленинграде; организатор и участник выставок общества «Аполлон» (1992, 1993, 1995, 1996, 1997, 1998), включая выставку «Павел Кондратьев и ху-дожники его круга» (1995).

Работы Б. Калаушина находятся в собраниях музеев России и за рубежом, включая: Государственный Русский музей (Санкт-Петербург), Государст-венную Третьяковскую галерею (Москва), музей Л. Н.Толстого (Москва), музей Академии Художеств (Санкт-Петербург), Литературный музей (Москва), Музей Андерсена (Копенгаген, Дания), Стеделийк Музеум (Амстердам, Голландия), коллекции Х. Нойхофа (США), коллекции Дж. Ховарда (Великобритания), частные коллекции в России, США, Германии, Мексики и др. странах.

Федот Алексеевич Калаушин (1871-1921, 3-е колено) – уроженец ст. Баталпашинской, служил в Конвое, урядник Лейб-Гвардии 2-й Кубанской сотни.
С 1892 по 1911 гг. служил в С.Е.И.В.К.: сначала в Гатчине – при Александре III, а потом в столичном Санкт-Петербурге – при Николае II. Ему высо-чайше разрешено принять и носить Мекленбург-Шверинские серебряные медали Великого Герцога Фридриха-Франца III (приказ по ККВ № 5 от 13.01.1897).

Уволен с сохранением гвардейского мундира и награждением знаком за службу в Конвое (приказ по ККВ № 60 от 17.06.1900).

После 19-летней службы конвоец вернулся в родную станицу и вскоре казаки избрали его с атаманом станицы Баталпашинской.

Был хозяином седельной мастерской, в которой изготовляли сёдла, сла-вившиеся по всей Кубани и России.

В августе 1914 г. Россия вступила в Первую мировую войну. В начале 1915 г. Канцелярия Министерства Императорского двора составила «Список Поставщиков Высочайшего Двора». Это было связано с тем, что Германия и Австро-Венгрия, а затем и Османская империя, оказались противниками России в войне.

Следовательно, подданные этих стран уже не могли быть поставщиками Российского Императорского двора. Всего в Списке, составленном к началу 1915 г., было учтено 1340 фирм и персон.

Среди поставщиков Императорского двора преобладали российские предприниматели (около 80 %). Большая часть из них приходилась на Петербург, Москву, несколько меньше на Варшаву, Ригу, Ялту (в связи с летним пребыванием императорского семейства в Крыму). В их числе был и изготовитель сёдел Федот Калаушин из станицы Баталпашинской. Вместе с Тимофеем Гавриловым он поставлял также и обмундирование для казаков.

Дом, в котором размещался его мануфактурный магазин, а также шорные мастерские по изготовлению сёдел и сбруй, располагались в ст. Баталпашинской на ул. Соборной, по южной стороне улицы (ныне на этом месте стоит здание телестудии).

В мастерской Ф. Калаушина работало 6 человек. Старший мастер был своим человеком в доме хозяина. Работали с октября по апрель. Потом работники уходили и летом занимались своей работой в поле и по хозяйству, а осенью снова возвращались. Мастерская имела свою вывеску, на которой было указано, что мастерская принадлежит поставщику двора Его Императорского Величества. Это звание было присвоено ему, после того, как он изготовил в своей мастерской седло (делали два месяца) для персидского шаха по заказу Николая II.

В Петербург седло повёз сам Федот Алексеевич. Там во время смотра гвардейцев, в последний день перед уходом домой (после окончания службы), князь Трубецкой доложил императору, что седло доставлено. Николай II, осмотрев седло, сказал, что оно сделано очень хорошо. И тут же поздравил Калаушина со званием поставщика двора Его Императорского Величества».

К этому званию Федоту Алексеевичу были пожалованы золотые часы. Беседуя с Калаушиным, император спросил, давно ли тот прибыл в Петербург. Узнав, что Трубецкой так затянул с представлением седла, Николай II выразил недовольство. Трубецкой же после ухода императора обрушил свой гнев на Федота и отправил его на 2-дневную гауптвахту за неосторожный ответ. Золотых часов Федот Алексеевич так и не получил.

Ф.А. Калаушин расстрелян по приказу особоуполномоченного Реввоенсовета 9-й армии в 1920 г. (источник: Баталпашинская правда. 1920 г. № 27).

Почти, напротив, на противоположной сторонеулицы, располагался дом и мастерская по выделке сёдел Степана Егоровича Калаушина (1868-1915, 2-е колено) – поставщика сёдел Его Императорского Величества. Сын Степана – Семён (р.1886) погиб в Первую мировую войну.

Савелий (Савва) Алексеевич Калаушин ( - 1936) в 1894 г. значился в качестве урядника ремесленного Баталпашинского училища, а в 1901 г. – учителем 6-ти классной Баталпашинской школы.

ЛИНИЯ ФЕДОТОВИЧЕЙ

Николай Федотович Калаушин (1897-1977, 4-е колено) – по одним дан-ным – уроженец ст. Баталпашинской, по другим – родился в Петербургской казарме.
Служил подхорунжим у известного белогвардейского атамана А. Г. Шкуро. К нему он присоединился в 22-летнем возрасте, когда войска генерала осенью 1918 г. заняли ст. Баталпашинскую.

После расстрела отца, Николай перебрался в Сухуми и работал водителем у председателя СНК ССР Абхазия (позже – председатель ЦИК Абхазской ССР) Нестора Аполлоновича Лакобы. В 1934 г. Николай женился на дочери судьи. После загадочного отравления Лакобы (1936), Калаушин переехал в Ленинград, где работал водителем в Интуристе, так как хорошо знал английский язык.

Во второй половине 1930-х годов Калаушин подвергся репрессиям, был арестован и сослан в Казахстан.

Александр Алексеевич Калаушин (1878-1933, 3-е колено), уроженец станицы Баталпашинской, тоже служил в С.Е.И.В.К.

Сын – Борис.

Внук А. Калаушина – Александр Борисович – дослужился до звания капитан-лейтенанта ВМФ СССР и дожил до старости.

ЛИНИЯ МИХАЙЛОВИЧЕЙ (4-е колено)

Михаил Алексеевич Калаушин (3-е колено)

Его сын Евфимий Михайлович Калаушин – уроженец ст. Баталпашинской, войсковой старшина, помощник командира 1-го Кубанского Генерал-Фельдмаршала Великого Князя Михаила Николаевича Казачьего полка ККВ с 25.07.1916. Окончил Баталпашинское городское училище и Ставропольское казачье юнкерское училище по первому разряду (СКЮУ-1).

В качестве помощника командира 3-го ХКП, полковой адъютант, войсковой старшина Е. М. Калаушин, обладатель таких уникальных наград как ордена Св. Анны: 4-й ст. «За храбрость», 3-й ст. с мечами и бантом, 2-й ст. с мечами, был участником Экспедиционного корпуса генерала Н. Н. Баратова (1915-1918). Вместе с ним в этой экспедеции были сотник Калаушин, кавалер ордена Св. Станислава и Св. Анны 3-й ст. с мечами, и прапорщик Калаушин.
Ивестны некоторые сведения и о других Калаушиных.

На хоругви 2-го ХКП, хранящейся в Покровской церкви г. Черкесска, в числе кавалеров солдатских Георгиевских крестов «в Австро-Венгерской войне 1914-1915 гг.» значатся фамилии казака А. Калаушина и подъесаула Ф. С. Калаушина. Эти фамилии значатся и на металлическом вымпеле, где перечислены баталпашинцы, погибшие в Первой мировой войне.

На стр. 502 (см. Т1 данной книги) имеются сведения о сотнике 1 сотни ХКП Калаушине (Первая мировая война).

В 1913 г. купец Илья Николаевич Калаушин (1890-1975) владел мануфактурной торговлей в ст. Баталпашинской, имея годовой оборот 7000 руб., а купец Фёдор Александрович Калаушин – владел торговлей азиатских товаров с годовым оборотом 15000 руб.;

В феврале 1918 г. купцы Калаушины, присоединившись к группе местных купцов, казаков и офицеров, приняли участие в погроме Баталпашинского станичного Совета рабочих, солдатских и казачьих депутатов.

В декабре 1926 г. в ст. Баталпашинской многие домовладения, принадлежащие «бывшим», были национализированы. В доме одного из Калаушиных (Красная, 82) разместили агропункт Карачаевской АО, дом второго – А. Калаушина (Мостовая, 44) – был отдан в качестве квартиры горожанам, в доме третьего – Федота Калаушина (Соборная, 59) – после Великой Отечественной войны размещалась милиция.

Не вернулись в Черкесск с фронтов Великой Отечественной войны де-сять Калаушиных: Илья Яковлевич – рационализатор и изобретатель, токарь механического цеха завода «Молот»; Александр Семёнович (1908-1942) – техник-лейтенант 58А, пропал без вести в Новороссийске; Иван Андреевич – рядовой, пропал без вести в 1943 г.; Иван Ильич (1920-1942) – рядовой, пропал без вести; Илья Андреевич – рядовой, пропал без вести; Николай Сергеевич (1920-1943) – рядовой, погиб под Новороссийском; Николай Фёдорович – рядовой, погиб в 1943 г. в Новороссийске; Пётр Иванович (1908- 1942) рядовой, пропал без вести под Харьковом; Павел Ильич – ст. сержант погиб в 1944 г. в Днепропетровской области на Украине; Пётр Ильич – (1909-1942), рядовой, пропал без вести;