Ассистент

Исторический Черкесск: Энциклопедия: Краеведческий музей-заповедник


С детских лет в межсезонье – в мае или сентябре, в будний, лучше всего прохладный и не слишком похожий день, когда не стоят разноцветные автобусы с прибывшими экскурсантами, мы любим посещать «царство», которое принадлежало местному краеведческому музею. Именно тогда, не смущаясь постороннего взгляда, можно потрогать своими руками старые экспонаты, обойти, не взглядывая на часы (торопиться-то некуда!) залы и зальчики музея.
А он для нас, можно сказать, всегда был прелюбопытным, бережно выпестованным его работниками, с массой экспонатов, занятных и неожиданных, – такое нигде больше не увидишь. Не знаю как для кого, а для автора даже непродолжительное посещение музея – на 10-15 минут – истинное души отдохновение, словно прикосновение к чему-то целительному, вселяющему бодрость и спокойствие часто на долгие недели и месяцы. 
И ещё, во время кратковременной работы в музее, я узнал следующее: музей в Черкесске, как и все остальные в России, – настоящий айсберг. Для посетителей в экспозициях выставлена лишь малая часть бесценных реликвий прошлого, документов-свидетельств прошедших событий. Большинство же хранится в фондах.
▲ Кубанское казачье войско одновременно было частью царской армии и определённой административной единицей Российской империи. В 1879 г. в Екатеринодаре возник музей ККВ. Большую роль в его открытии сыграла инициатива тогдашнего секретаря Кубанского статистического комитета Е. Д. Фелицина (1848-1903) и его приемника В. А. Щербины. В этом музее достойное место занимали экспонаты Хопёрского казачьего полка и станицы Баталпашинской.
▲ Биография республиканского музея краеведения началась в 1916 г. Именно тогда в ст. Баталпашинской прогрессивными учителями и любителями природы было создано Баталпашинское общество краеведения. Новая организация, созданная при участии действительных членов Кавказского горного общества Н. Даркина и Н. Барабаша, располагала своим помещение в частном доме на ул. Покровской, 24, где была организована небольшая выставка. Из общества вскоре выделилось три секции – по изучению древностей, природы и животного мира, а также истории поселения казачества. Первым директором музея назначили Михаила Петровича Петрова, а первым экскурсоводом стала И. В. Бондаренко. 
▲ Краеведческое общество просуществовало недолго. Началась Гражданская война, и оно перестало существовать. А вскоре исчезли и экспонаты музея. Вновь, на общественных началах, музейная экспозиция была открыта в 1920 г. в старом (теперь уже снесённом) доме бывшего полковника Свидина (здание бывшего областного военного комиссариата), которая хоть и считалась областным музеем, но его правильно было бы считать центральным школьным музеем, так как экспонаты его носили именно такой характер. В течение 1922-1923 гг. музей, в котором демонстрировалось 393 экспоната, посетило 930 человек. В среднем на день приходилось менее трёх человек.       
▲ В республиканском архиве сохранились материалы проверки местного музея, которую осуществляла областная Рабоче-крестьянская инспекция в 1924 г. (фонд Р-138, д. 11, с. 4, стр.9): 
«В городе Баталпашинске имеется центральный музей, который сконструирован из кабинетов наглядных пособий средних и низших учебных заведений города и путём сбора экспонатов от разных лиц и учреждений и научных изысканий. Музей разделяется на следующие отделы: военный, анатомический, естественно-исторический, производства и краеведения. Все отделы неполны, бедны и мало интересны (в 1927 г. добавился ещё один отдел: ботанико-зоологический – С.Т.). По состоянию на 1 января 1924 года в музее числилось: таблиц, диаграмм, картограмм, плакатов и прочее – 452; моделей: технических – 11, анатомических – 10, коллекций: естественно-исторических – 143. Производственные искусства: живописи – 6, ваяние – 48. Образцы кустарного изделия – 26, прочие – 247. Итого по музею 948 экземпляров экспонатов. В текущем, 1924 году, музей пополнился 55 экспонатами. Касаясь экспонатов, нужно заметить, что по своему характеру они мало интересны. Таблицы и картины носят чисто школьный характер. Отдел производства, например, заполнен только работами кустарного типа профтехшколы, лепкой учеников и маленькими коллекциями местного производства. Отдел краеведения также очень беден. Мало полезных ископаемых нашей области, отсутствуют картины достопримечательных мест области (рудник, курортные места, горы, реки и т.п.). Средняя посещаемость за 9 месяцев 1924 года – 58 человек в месяц. Работу в музее ведёт только один человек, который в то же время является и хранителем его. На содержание музея за всё время его существования отпущено только 80 рублей». 
▲ В 1924 г. штат музея состоял из двух человек: директора и сторожа. Заведующим музеем был Михаил Петрович Петров. При музее действовал научно-технический совет, председателем которого был Эммануил Плинатус, а секретарём – Петров. При музее действовали пять отделов: краеведческий, военный, ботанико-зоологический, производственный и анатомический.
До 1926 г. музей содержался на пожертвовании деловых местных людей, и только потом был передан в государственную систему. 
▲ В областной музей, организованный в конце 1920-х годов, от местных жителей стали поступать случайные находки древностей. На первых порах музей не мог развернуть систематической работы по изучению далёкого прошлого своей области. Этому мешало много причин, одной из которых было отсутствие кадров. И, всё-таки, благодаря энтузиастам культурного строительства Вередибину, Гречкину, Григорьеву, музей продолжал существовать. 
▲ По сравнению с тем, что пережило крестьянство в год великого перелома, разгром краеведения в том же 1929 г. выглядит просто как невинная шалость. Подумаешь, краеведение? Мелочь. Не генетика, не кибернетика, не социология и не военная наука… Да и наука ли вообще? А может быть, просто блажь людей, которым некуда досуг девать? Краеведение очень мешало Системе. Понятное дело: когда все, кто изучает историю, собраны в государственные исторические «оркестры», их репертуар поддаётся контролю. Когда историю по своей охоте копают ещё тысячи любителей, кто знает, до чего они докопаются? Как всякое неучтённое, самостоятельно, не из рук государства полученное знание, краеведение раздражало вождей.
На рубеже 1920-1930-х гг. историко-культурное краеведение было объявлено «гробокопательством», многих видных краеведов обвинили в антисоветской деятельности, притянули к уже сфабрикованным делам академиков-историков Платонова и Тарле, а также экономистов Чаянова и Кондратьева и посадили за решётку. От краеведения – комплексного, всестороннего изучения родного края – повсеместно остались рожки да ножки. Власть не хотела, чтобы граждане вели собственный научный поиск. На краеведение, то и дело сыпались удары, но оно никогда не прерывалось. «Самый массовый вид науки», – говорил про краеведение академик Л. С. Лихачёв. И оно рождалось вместе с общественным мнением и умирало вместе с последними его носителями. 
Многие читатели могут возразить: а как же краеведческие музеи? Уж что-что, а они-то были и есть почти в каждом городе. Верно. Но тут история, как с оперными театрами. Театры есть, а опера?
▲ Вновь общество возродилось в 1932 г., но уже как Черкесское общество советского краеведения. К этому времени в бывшем доме полковника Свидина (старое здание военкомата) действовала на общественных началах первая музейная экспозиция, открытая в 1920 г. В 1933 г постановлением Черкесского облисполкома был открыт государственный краеведческий музей. Его первым директором стал М. Вередибин. Музей стал пополняться экспонатами, собранными во время многочисленных походов и экскурсий. 
▲ В 1934 г. сотрудники музея приняли участие в научных археологических экспедициях по изучению древних памятников и старых жилищ Черкесии. Эту работу они делали совместно с работниками научно-исследовательского института и школьниками. Были обследованы и постановлены на учёт курганы, расположенные в окрестностях Черкесска с южной стороны города, и курган, расположенный на территории коммуны «Красный партизан». 
В геологических походах в течение года было обнаружено 80 месторождений полезных ископаемых. 
▲ В 1934 г. музею было отпущено 7,2 тыс. руб. для ремонта здания. Однако, позже, 5 тыс. рублей со сметы были сняты и отданы на нужды облОНО. Штат музея по-прежнему состоял из двух человек.
▲ 5 сентября 1936 г. бывший зав. областным отделом народного образования Магомет Казиевич Мхце был назначен зав. областным музеем, а также председателем областного общества краеведения и, по совместительству, и. о. директора НИИ. Позже он был утверждён в должности зав. областным архивом.
▲ К 8 июня 1937 г. молодой скульптор Сулимовского музея Михаил Гречкин изготовил на краевую выставку, посвящённую 20-летней годовщине Великой Пролетарской революции, гипсовые бюсты И. В. Сталина и Я. Ф. Балахонова.
▲ К началу 1941 г. музей имел три отдела: природы, истории и отдел соцстроительства. Библиотека, состоящая в основном из краеведческих и исторических книг, насчитывала более 3 тыс. экземпляров. При музее был создан зооуголок, в котором были живые медведи, волки, кавказский олень, косуля, барсуки, лисы, зайцы и пернатые – грифы, совы, филины, дрофы.
▲ В годы Великой Отечественной войны имущество музея было опечатано и закрыто на замок, а его помещение передано эвакогоспиталю. Здесь же, в этом здании, находилась и областная библиотека. Во время немецко-нацистской оккупации музей был полностью разграблен. Директор Павел Ксенофонтович Григорьев, уйдя в партизанский отряд, в 1942 г. был замучен гитлеровскими служаками. 
Перед своим уходом немцы музей подожгли. Лишь часть экспонатов и библиотека были спасены Т. М. Минаевой, в будущем – кандидатом исторических наук. Все ценности были переданы в фонды Ставропольского краевого краеведческого музея. Часть спасённых коллекций осталась в Черкесске. Они легли в основу стационарной экспозиции, открытой в 1947 г. 
▲ 7 ноября 1944 г. Черкесский областной музей (ул. Ленина, 34) вновь был открыт для посещения. Он разместился в тесном частном домике, (на этом месте позже построены магазин «Алибек» и центральный универмаг). 
Директор музея Агнесса Евграфовна Дайгородова и мл. научный сотрудник Зоя Фёдоровна Чиж восстанавливали его с февраля 1943 г. Основу стационарной экспозиции составила спасённая коллекция, которая составляла около 200 предметов. В течение года музей посетило 2438 человек.
▲ В 1947 г. была восстановлена работа отделов природы, археологии, этнографии и соцстроительства.      
▲ В 1950 г. размещалось 1249 предметов, из которых экспонировалось только 467.
▲ В 1950-1960 гг. известными археологами Татьяной Минаевой и Евгенией Алексеевой на территории области, на городищах Адиюх, Тамгацик, Байтал-Чапхан в Хабезском районе, на Дружбинском городище, проводились археологические экспедиции, обогатившие экспозиции музея. В 1957 г., например, в музее насчитывалось уже 2298 экспонатов, а число посетителей в год возросло до 10 тыс. человек.
▲ В течение 1947-1968 г. музей 11 раз переселялся из одного здания в другое, почти не имея бюджетных ассигнований. 
▲ В 1967 г. музей был переведён в новое здание (ул. Ленина, 14), в котором располагается до сих пор. Площадь музея составляет около 560 кв. м, из них 90 – занимает хранилище, 289 – отведено под экспозицию. На этой площади можно выставить лишь 10% всех имеющихся экспонатов. Фонды музея тогда составляли 11,5 тыс. единиц хранения.
На месте, где ныне располагается музей, стояло здание, которое было построено в 1914 г. и принадлежало абазинскому адвокату князю Мурзабеку Алиеву. Он окончил Петербургский Императорский университет. Работал в учётно-ссудном банке Персии (Тегеран). Заведовал окружным финансовым отделом, который был приглашен на эту должность в 1927 г. 
После Гражданской войны в этом здании находились поочерёдно ревком, райком партии, дом политпросвещения. В дни оккупации немцы оборудовали в нём отделение SD. После войны здесь размещались райком партии, типография, музыкальная школа. В конце 1960-начале 1970-х гг. к бывшему «дому Алиева» было пристроено большое помещение, где разместился экспозиционный зал музея.      
▲ При входе в помещение музея посетителей всегда привлекает макет, воссоздающий картину жизни первобытного родового племени. Тёмные своды пещер. Люди со связками хвороста для костра, охотник, несущий убитого дикого козла. Вверху над пещерой картина местного художника Анатолия Калантаевского «Коллективная охота первобытных людей на кавказского тура». Рядом, в витрине, каменные орудия труда эпохи майкопской культуры. В экспозиции зала около 1000 экспонатов, отражающих историческое прошлое народов, населяющих нынешнюю территорию Карачаево-Черкесии.
▲ В музее экспонируются обломки каменной надгробной плиты с мусульманской куфической (арабской) надписью 1044 года: «Нет бога кроме Аллаха». Здесь можно увидеть костяной наконечник древнего аланского лука с колчаном для стрел, украшенного затейливой резьбой, есть пистолет с кремневым замком, изготовленный тульскими оружейниками в 1813 г.
▲ Агроном В. Г. Танфильев, работавший почти 30 лет в колхозах и совхозах Зеленчукского района, долгие годы изучал природу родного края и собрал уникальную коллекцию флоры Карачаево-Черкесии – более 1500 растений, напечатал ряд трудов. Учёный-энтузиаст защитил кандидатскую и докторскую диссертации, перешёл работать в Ставропольский научно-исследовательский институт сельского хозяйства. 
В 1984 г. свой гербарий учёный передал в фонд музея. И, сам того не ожидал, сделал музею не один, а два щедрых подарка. Дело в том, что для хранения засушенных растений гербария он использовал газеты «Оджоникидзевская правда», «Красная Черкессия» и другие газеты довоенных и военных лет. В связи с оккупацией эти газеты не сохранились ни в Ставрополе, ни в Черкесске. Тогда их можно было найти только в Государственной библиотеке им. Ленина в Москве.
▲ Третьяковская галерея в Москве могла бы позавидовать тому количеству подлинных картин известного русского художника А. Куприна, которое имеется в распоряжении трёхзальной Карачаево-Черкесской картинной республиканской галереи, которая открылась после реставрации здания (ул. Красноармейская). В картинной галерее есть несколько классических полотен ученика А. Куприна – И. Жильцова, который более 30 лет прожил в Карачаево-Черкесии.
▲ Житель Черкесска Александр Полещук принёс в музей две фотографии, принадлежавшие его умершему отцу Иосифу Амбросиевичу. На одной фотографии – траурный митинг у первого памятника В. И. Ленину в Баталпашинске 27 января 1924 г., на второй – группа партийных и советских работников у этого же памятника.
▲ Жительница Черкеска А. Ф. Герасименко передала в дар музею вышитое полотенце ручной работы. Его она купила на баталпашинском базаре ещё в 1910 г. Другие старожилы Черкесска принесли невесть как сохранившуюся домотканую рубаху из грубого самодельного полка, картину окраины Баталпашинска, написанную в 1914 г. пленным австрийским офицером, и другие вещи.
▲ В канун 50-летия автономии Карачаево-Черкесии в музее открылась новая экспозиция, посвящённая жизни области. Фриз, идущий по верхнему поясу экспозиции, турникеты, расстановка стендов – всё это было выполнено со вкусом и точно отвечало своему назначению. В этом немалая заслуга группы художников из Ставропольского краеведческого музея, которых возглавлял Л. Н. Бюлль, и художника музея Биляла Узденова. 
▲ В 1982 году музей насчитывал 31,5 тыс. единиц основного и 9,5 тыс. единиц научно-вспомогательного фонда. Фонды музея включали в себя самые разнообразные коллекции. Это и нумизматика (около 2 тыс. единиц), предметы прикладного искусства, предметы быта, этнографии, живописные работы местных художников. Особое место занимает мемориальный фонд музея. В этом фонде – реликвии времён установления Советской власти, Гражданской и Отечественной войн, реликвии трудовой славы жителей Карачаево-Черкесии.
▲ В январе 1984 г. в помещении пионерско-комсомольского поста № 1 у огня Вечной славы был открыта комната боевой славы.
▲ Количество посетителей областного краеведческого музея (в тыс. человек) составило: в 1970 г. – 53; в 1975 г. – 96; в 1980 г. – 105; в 1985 г. – 115.
▲ В 1987 г. в распоряжение музея был передан исторический квартал в центре Черкесска, дома которого до революции принадлежали местным знаменитостям. Под умелыми руками реставраторов стали преображаться старинные постройки. Подрядчиком здесь выступал Черкесский филиал Ставропольской специальной научно-реставрационной производственной мастерской (бригадир А. И. Гнездилов, прораб А. Г. Калабеков), а заказчиком – областной музей. 
▲ В 1970 г. по рекомендации зам. председателя горисполкома по вопросам культуры Ларисы Симуш директором краеведческого музея была утверждена 33-летняя Мария Османовна Байчорова (1937-2000), которая в 1968 г. завершила курс наук на историко-филологическом факультете в Ставропольском государственном педагогическом институте. 
После возвращения в 1957 г. из Фрунзенской области Киргизской ССР, куда семья Байчоровых была выслана, она устроилась санитарным врачом в Черторг. К этому времени Маша имела диплом об окончании Фрунзенского медицинского училища и зачетную книжку об окончании 1-го курса Киргизского государственного мединститута. Вскоре была избрана секрета-рём комсомольской организации, в которой быстро оживила комсомольскую работу. В 1960 г. первый секретарь Черкесского ГК ВЛКСМ Виктор Киняпин пригласил её на работу в горком на комсомольскую работу, после которой она с 1964 г. работала начальником отдела кадров в горпродторге. 
Благодаря организаторским способностям и разносторонним интересам, она, человек с характером («въедливая до невозможности», «резкая в оценках», «безжалостная к чужому самолюбию», «неиссякаемый источник энергии» – так говорили о Байчоровой те, кто с ней работал), методично и планомерно набирала команду профессионалов, предъявляя им жесточайшие требования. И вскоре всё «закрутилось». В 1970-1980 гг. фонды музея выросли с 11,5 до 70 тыс. единиц хранения. 
▲ Стараниями М. О. Байчоровой Совет Министров РСФСР принял решение (постановление от 28 января 1988 г. № 35) о преобразовании Карачаево-Черкесского областного краеведческого музея в историко-культурный и природный музей-заповедник, который сегодня входит в число объектов исторического и культурного наследия федерального назначения. 
В составе музея-заповедника находится сорок самых уникальных археологических и архитектурных памятников республики IX-XX веков. В их числе Карачаево-Черкесский краеведческий музей (пр. Ленина, г. Черкесск), являющийся головным учреждением музея-заповедника, Нижне-Архызский архитектурно-археологический комплекс VII-XIV веков, Сентинский и Шоанинский храмы, Аланское и Хумаринское городища VII-Х веков, башня Адиюх в Хабезе и Красногорская сторожевая башня, боевые башни (ХVII-ХIХ века), мемориальные дома просветителей ХIХ века И. Крымшамхалова и К. Хетагурова в Теберде и селе Коста Хетагурова, квартал исторической застройки Черкесска конца ХIХ - начала ХХ века с выставочным залом и картинной галереей, музей-памятник защитникам перевалов Кавказа в годы Великой Отечественной войны (пос. Орджоникидзевский).
Отдав всю себя работе, Байчорова так и не создала семью. В её жизни был только стабильный круг друзей, сложившийся ещё в комсомольские времена. Нина Белова, Людмила Тылик, Тамара Серикова, Игорь Иванов – все они дружили и общались на протяжении четырёх десятилетий.
Многолетний безжалостный труд вконец подорвал здоровье этого беспокойного, неугомонного человека, фанатика музейного дела. В 1989 г. Мария Османовна серьёзно заболела (однажды около 17 мин. находилась в состоянии клинической смерти), но выжила, несмотря на то, что после болезни зрение её упало до плюс 13 диоптрий. Много лет диагноз ей ставили неправильно, и только в Москве удалось определить заболевание лёгких. Но и полуслепая, порой еле двигающаяся она продолжала приходить в музей, который стал её домом, образом жизни, да и единственным смыслом её. Крах социализма стал для неё самым большим, настоящим потрясением. Правление Ельцина Байчорова воспринимала крайне негативно.
Все мусульмане мечтают умереть в праздник Уразы. Как говорят старики-горцы, именно в этот день распахнуты врата рая. В тот мартовский день Уразы Мария Османовна Байчорова и умерла.
▲ В 1990 г. количество посетителей музея составило 171 тыс. человек. С начала реформ посещаемость музея резко упала, и в следующем году она составила 12 тыс. человек.
▲ После Указа Президента России Б. Ельцина о ликвидации партийного аппарата и политических организаций во многих учебных заведениях были закрыты также и музеи, где велась активная военно-патриотическая работа. Как политизированный перестал существовать музей клуба «Искатель», работавший во Дворце детского творчества им. Ю.Гагарина, музей Дзержинского в СШ № 8, музей Ленина в СШ № 9. Рьяно ликвидировали и другие музеи в Черкесске с их бесценными экспонатами.
▲ В 1993 г., после проведения реставрационных работ, в здании, построенном в конце XIX века (ул. Красноармейская, 32), разместился выставочный зал областного краеведческого музея. В 1996 г. в этом же здании была открыта выставочная галерея.
▲ В 1998 г. директором стал К.-М. И. Алиев, с 2003 г. – У. Ю. Эльканов.
▲ Несмотря на то, что в различных районах республики действовали 11 филиалов музея (музей-памятник защитникам перевалов Кавказа в годы Великой Отечественной войны; музей туризма и альпинизма города-курорта Теберда; Нижне-Архызский историко-архитектурный и археологический комплекс; Сентинский историко-архитектурный и археологический комплекс, картинная галерея и др.), основное здание Карачаево-Черкесского государственного историко-культурного и природного музея-заповедника находилось в бедственном положении. Несмотря на то, что в 2002 г. музей посетило более 40 тыс. человек, в 2003 г. его для посещения граждан пришлось закрыть. 
После сильного градобоя, крыша стала как решето, различные закутки, где хранились фонды, затопило водой. Чтобы бесценные экспонаты, по существу раритеты, не обветшали окончательно, они были срочно перенесены в основную часть здания.
В 2004 г. в здании музея была заменена кровля, а в 2007 г. - полностью выполнены ремонтно-реставрационные работы (заменены полы, отопление, окна, двери и сигнализация, побелены стены и потолки). Финансирование осуществлялось через Департамент капитального строительства. Из федерального бюджета на ремонт здания было выделено 6,5 млн. руб., из республиканского – 1,5 млн. руб. Однако затем, пo 2014 год, помещение музея всё также продолжалось использоваться под фондохранилище.
▲ 15 мая 2015 г. в РГБУ «Государственный Карачаево-Черкесский историко-культурный и природный музей-заповедник» состоялась презентация Указа Главы КЧР от 3 февраля 2014 г. № 18 о присвоении Музею-заповеднику имени его основателя Байчоровой Марии Османовны (1937-2000). 
▲ День 8 июля 2015 г. стал настоящим праздником для работников краеведческого музея Карачаево-Черкесии им. М. О. Байчоровой, а также жителей республики. Благодаря поддержке Правительства республики двери основного музея вновь готовы принять посетителей. Экспозиция «Природа Карачаево-Черкесии» представлена двумя демонстрационными залами: «Геологическое прошлое Карачаево-Черкесии» и «Флора и фауна Карачаево-Черкесии». К открытию этой экспозиции сотрудники музея готовились тщательно, по её разработке и монтажу была проведена большая работа. Основными авторами экспозиции стали зав. сектором природы З. Богатырёва, художник-дизайнер Б. Борлаков, монтажер Ю. Шрамко и электромонтажер В. Мухачев. Однако свой труд вложил, пожалуй, каждый из сотрудников музея.
По сведениям ст. научного сотрудника Ольги Холодовой планируется открытие ещё нескольких залов, в которых будет отражена этнография народов КЧР.
▲ В настоящее время в музее находится 94678 единиц хранения, из них 56276 предметов основного фонда.
Наиболее ценные (уникальные) коллекции: археология (экспонаты раннесредневековые и средневековые) - около 40 000 ед. хранения; предметы быта и одежда конца XIX века - около 17 000 ед. хранения. 
Площади музея: экспозиционно-выставочная - 1068 кв. м, фондо-хранилищ - 77,7 кв. м, парковая - 84,9 га. Количество сотрудников: 95, из них 19 научных. 
▲ Работники музея – опытные специалисты, люди бескорыстные и трудолюбивые. В их числе бывшие и нынешние работники: зам. директора Валентина. П. Бочкова и Лев Львович Долечек, гл. хранители фондов Тамара Боташева и Ирина Заубидова, зав. отделами Л. Богатырёва, Л. Глуз, И. Горбань, зав. сектором учёта фондов Т. Байрамкулова, научные сотрудники И. Чмырёва, М. Дзанаева, О. Холодова, О. Осецкая, Т. Иськова, А. Кубанова, Л. Урусова, Н. Кургузова, Х. Авидзба, В. Абазалиева, художники Мусса и Артур Абайхановы, ветераны труда Л. М. Иваненко, А. Т. Охтова, А. Ф. Вовченко, Г. И. Затонская и многие другие.
▲ Научный сотрудник музея Александра Константиновна Литвиненко (1907-1999) – уроженка ст. Баталпашинской. В детстве Саша Округина училась в частной школе супругов Туровых, встречалась с Я. Ф. Балахоновым и А. В. Никулиной. После смерти матери все хлопоты по дому и уход за младшими детьми легли на её плечи. Тем не менее, это не помешало ей окончить школу и Краснодарский сельскохозяйственный институт. Получив в 1932 г. специальность агроном-табаковод, Саша работала в Армении, Сочи, Краснодаре, станице Ново-Титоровской. Перед войной вернулась в родной дом – требовался уход за больным отцом. С 1947 г. и до самого ухода на пенсию (1963 г.) Александра Константиновна работала в музее.
Потеряв на войне мужа, она с головой окунулась в новую работу. Музей стал для неё вторым домом. Литвиненко восстанавливала экспозиции музея, объезжала аулы и станицы в поисках новых экспонатов. В общей сложности она собрала 4627 экспонатов.
Уход на пенсию не изменил её жизнь. Оставаясь в душе музейным работником, она по-прежнему встречалась с интересными людьми, читала лекции, консультировала научных сотрудников. Почти все свои книги и многие уникальные экспонаты, Александра Литвиненко ещё при жизни завещала музею. И дочь Тамара выполнила завещание матери.
▲ В октябре 2001 г. 27-летний мл. научный сотрудник музея А. Кравченко вернулся из Москвы с дипломом лауреата IV Международной выставки «Рыболовный и охотничий рай». Всё дело в том, что он – таксидермист, то есть специалист, занимающийся изготовлением чучел животных, птиц, змей и представлял на выставке свои изделия.
▲ В декабре 1999 г., на совместном заседании городского комитета ветеранов войны и отделов образования и культуры администрации республиканского центра, комнате боевой славы СШ № 2 г. Черкесска был присвоен статус музея. Курировать музей поучили Галине Михайловне Чащевой.
▲ Военный руководитель школы-интерната, что в г. Черкесске, Борис Соломонович Вайнтруб создал школьный музей. Вместе ребятами вёл поисковую работу по сбору материалов о защитниках перевалов Кавказа и о боевом пути 295-й стрелковой дивизии, которая освобождала Черкесск в январе 1943 г. 
▲ Именем легендарного советского разведчика, Героя Советского Союза Николая Ивановича Кузнецова, известного многим как обер-лейтенант Пауль Зиберт, назвали открывшийся в 1973 г. музей боевой и трудовой славы учащиеся СШ № 13 г. Черкесска. Материал в нём был собран интересный. Особой популярностью среди школьников пользовались стенды с фотографиями и письмами Кузнецова, копиями довоенных писем его коллег по работе с Уральского машиностроительного завода, перепиской с партизанами отряда, лично знавшими Кузнецова. Бывший разведчик И. Гнедюк подарил школе книгу «Прыжок в легенду», в которой рассказал о разведчиках партизанского отряда под командованием Д. Медведева.
В 1976 г., находясь во Львове, автору удалось побывать на Кургане славы, на котором ещё была могила Кузнецова (позже, из-за надругательства над могилой, останки героя перевезли на его родину – Урал – С.Т.). 
ГПУ заинтересовалось Кузнецовым, блестяще владевшим немецким, ещё в начале 1930-х годов. Потом арестовало и …завербовало. Даже подержало в тюрьме внутрикамерной «наседкой», а затем стало готовить к работе разведчиком – нелегалом в Германии. Но с началом войны Кузнецов появился не в Берлине или Кёнигсберге, а на улицах Ровно – столицы рейхскомиссариата Украины.
Во львовском краеведческом музее автор услышал версию о том, что группа Кузнецова погибла не в схватке с бандеровцами, как сообщали СМИ, а с заброшенной в глубокий тыл советской разведгруппой. Разведчики якобы, увидев «немецких офицеров», попытались захватить столь аппетитного языка, но Кузнецов и его спутники были не те ребята, чтобы так просто поднять руки кверху, и, прежде чем их убили, они успели изрядно «положить» одетых, разумеется, тоже в немецкую форму, бойцов советской разведгруппы… Настоящую правду нам знать пока не суждено.
▲ В январе 1975 г. в СШ № 7 им. Я. Ф. Балахонова, родился школьный краеведческий музей. Его открыл сын легендарного комдива Гражданской войны Николай Яковлевич Балахонов. Долгие годы ребята под руководством учительницы истории и обществоведения Нины Тихоновны Михайловой, ветеранов труда и революции Черкесска делали большое дело – готовились к созданию музея боевой и трудовой славы.
▲ В 2002 г. в канун Дня геологов, благодаря энтузиазму работников под руководством И. В. Михайлова, в республиканском центре детского и юношеского туризма открылся первый в Карачаево-Черкесии учебно-методический музей геологии. 
▲ 13 ноября 2008 г. в республиканском колледже культуры и искусств открылся мемориальный музей им. композитора и просветителя Аслана Алиевича Даурова. Студенты посвящают своему земляку свои курсовые и дипломные работы. Например, Анна Прокопович вручную вышила большой портрет А. Даурова. Анна Терешина написала его портрет на фарфаровой вазе. Екатерина Кирилова сделала из гипса памятную медаль с изображением композитора…
▲ Военно-исторические музеи существовали также в школах № 2, № 4 и № 10, этнографический – в СШ № 5.
▲ 9 ноября 2010 г. был открыт музей МВД по КЧР. В настоящее время в фондах музея хранится более 1000 экспонатов. Здесь есть и медали, и боевое оружие, и даже одежда со следами «бандитских» пуль. Особенно много в экспозиции представлено фотоснимков. Они наглядно показывают, когда было основано МВД, кто его возглавлял и какой внёс вклад. Представлены стенды и фотоснимками тех, кто ценой своей жизни боролся с противозаконностью и погиб от рук преступников, и тех, кто отдал службе в органах внутренних дел значительную часть своей жизни – местных ветеранов МВД по КЧР. 
В музее можно познакомиться с коллекцией редких печатных материалов, документов по истории органов и войск НКВД-МВД СССР. Впечатляет и картина на военную тематику подполковника МВД в отставке, бывшего начальника СОБР УБОП при МВД по КЧР Сергея Ивановича Кузнецова.