Ассистент

🕵 Одежда — Исторический Черкесск



Как-то, в помещении республиканской филармонии, я присутствовал на собрании местных казаков, где мне пришлось перед ними выступить. По простоте своей я обратился к ним с обращением: «Дорогие товарищи!». Что там было! Оказывается, в зале присутствовали…господа. Да-да, не «товарищи», а «господа´». Обращение «господа´" я, несомненно, знал, к тому же по телевизору это слово часто слышалось. Но вот, что я хочу сказать — своего земляка я никогда не назову «господином».

Если открыть Толковый словарь русского языка, то о значении этого слова можно прочитать следующее: «Господин»

  1. Лицо, пользующийся властью по отношению к зависимым или принадлежащим ему людям, например, помещик по отношению к крепостным, барин по отношению к прислуге.
  2. Форма вежливого обращения к группе лиц, употреблявшаяся в привилегированных слоях общества.
  3. В буржуазно-дворянском обществе: человек, принадлежащий к привилегированному классу.
  4. Обращение к лицам, не пользующимся уважением или вызывающим презрение своим поведением.

Так что называть кого-либо «господином» значит признавать себя его слугой: там, где есть господа, обязательно должны быть и слуги (к «привилегированным слоям» я себя не причисляю). В холуи же я никому не нанимался. Сам никому не хочу прислуживать и не хочу, чтобы прислуживали мне.

И странно, что слово «товарищ» в чьих-то устах звучит, чуть ли не браным словом. Тем более странно слышать такое от казаков.

Неужели забыли они, какой гимн «товариществу» пропел славный запорожский полковник Тарас Бульба?

«Нет уз святее товарищества. Отец любит своё дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы, любит и зверь своё дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может только человек. Бывали и в других землях товарищи, но таких как в Русской земле, не было таких товарищей».

И вот теперь это слово предаётся поношению и поруганию. Кое-кому очень хочется господствовать, быть чьим-то господином. Э, нет, любезные, увольте! Разве только употреблять его в четвёртом значении. Все мои единомышленники по общей боли за поруганное Отечество наше, за народ, были и навсегда останутся моими товарищами.

Нынче некоторые считают, что казака отличает от толпы папаха да портупея. Это конечно смешно. Ибо не атрибутика суть казачества. Да и история не подтверждает главенства отличия казака формой одежды. Однако отношение к форме всегда было культурным и благоверным. Казак при всей «амуниции» бывал лишь на строевой службе — на сборах, в особых житейских случаях. Он не ездил на базар в боевой шинели. Землю пахал, мешки таскал, детей нянчил, в присутственные места ходил в холщовой рубахе да суконных штанах. Без погон.

Не все сегодняшние баталпашинские казаки это знают. Да и форму свою некоторые из них носить не умеют. А кое-кому её и одевать-то не следует. Сидит, как седло на рябой бурёнушке. Располневший хлопец напяливает на себя черкеску, которая трещит по швам, нахлобучивает на узкий лоб огромную папаху — и вперёд, на базар, митинг, в церковь… Форму не умеют носить и честь в ней блюсти не только юнцы, но и некоторые взрослые мужчины.

Повелевая «идти на дороги в зипунах за колбасой и маслом», атаман должен был сам или его заместители провести элементарный строевой смотр — так всегда поступали казаки. Упаси бог тех, кто «под шинелью» был не опрятен. Наказание неминуемо и самое страшное — позорное отстранение неряхи от дела. О культуре ношения формы заботились всегда и все атаманы. В фор-ме особо честь блюли. Если казак совершал преступление в форме одежды — кара в три раза жёстче. Если был не опрятен — получал самую обидную кличку, а Круг мог определить её в фамилию.


ОДЕЖДА

▲ Старинная казачья одежда очень древняя. Костюм казаков складывался веками. В первую очередь это относится к изобретению скифов — штанам, без которых невозможна жизнь кочевника-конника. За столетия покрой их не изменился: это широкие шаровары — в узких штанах на коня не сядешь, да и ноги они будут стирать, и движения всадника сковывать. Так что те шаровары, что находили в древних курганах, были такими же, какие носили казаки и в XVIII веке, и в XIX веке. Рубахи были двух видов — русская и бешмет. Русскую заправляли в шаровары, бешмет носили навыпуск. Шили их из холста или шёлка. Степняки вообще предпочитали шёлк другим тканям — на шёлке вошь не живёт. Сверху — сукно, а на теле — шёлк! Зимой носили нагольные полушубки, которые надевались шерстью на голое тело — так народы Севера носят кухлянку. От трения шерсти о тело возникает электрическое поле — так теплее, а если человек вспотеет — шерсть пот оботрёт, он не впитывается в одежду и не превратится в лёд.

▲ Из верхней одежды казаки издавна предпочитали архалук — нечто среднее между стеганым татарским халатом и кафтаном. С тюркского языка «арка» — спина, «лык» — греть, то есть «спиногрейка». Кроме того, поверх тулупа зимой и в непогоду надевался балахон — валенный из овечьей или верблюжьей шерсти плащ с капюшоном. По нему скатывалась вода, в сильные морозы он не лопался, как кожаные вещи. Позже балахон заменила бурка, а капюшон издавна существовал как самостоятельный головной убор — башлык.

▲ Более всего казак ценил одежду не за её стоимость и даже не за удобство, которым славилась казачья «справа», а за тот внутренний духовный смысл, которым были наполнены каждый стежок, каждая деталь казачьего костюма.

▲ По верованиям древних, одежда — вторая кожа, поэтому коренные казаки никогда не носили чужую одежду, не совершив над ней очистительных обрядов, и уж тем более одежду с убитых.

▲ Наиболее ценилась одежда, шитая матерью или женой. Первую крестильную рубашку шила и дарила крестная мать. Она надевалась один раз, всю жизнь сохранялась не стиранной вместе с прядями первых волос, погребалась вместе с умершим. Если же казак умирал вдалеке от дома, то сжигалась вместе с вещами, которых он касался.

▲ Казачьи конные полки были особым родом кавалерии. От обычной регулярной кавалерии они отличались обмундированием, вооружением, седловкой, строем, наименованием офицерского состава и условиями прохождения военной службы. Поэтому казаки считались иррегулярным родом войск и служили в русской императорской армии на основании Особого положения. Как правило, казачьи полки формировались по принципу совместной службы родственников или близких соседей, станичников.

▲ Призванные на действительную службу или из запаса, казаки должны были явиться в свои части с собственным холодным оружием, форменной одеждой, обувью и бельём, а в конные полки и батареи также с собственным конём, седлом и остальной сбруей.

▲ Хопёрские казаки и до и после переселения на Кавказ не имели фирменного обмундирования и вооружения, а носили одежду народную, подобную одежде донских казаков, то есть короткий кафтан, застёгнутый на крючки, широкие шаровары поверх сапог и высокую чёрную барашковую шапку с длинным красным верхом, выпущенным на бок. Летом они несли службу в холщовых рубахах домашнего изделия, которые запускали в широкие, холщовые шаровары и на поясе завязывали их учкуром.

Шаровары к низу были узкие и впускались в сапоги с короткими голенищами. В карманах запросто можно спрятать фунт пороха, четыре свинцовых насечки с пулями, две горсти пакли для пыжей, кисет с табаком, каравай хлеба и пару бутылок горилки. Шапка оставалась та же.

▲ Когда хопёрцы были отчислены от донцов, и из них в 1774 году был образован особый конный полк, то Военная Коллегия определила им однообразное обмундирование, несколько сходное с запорожским. Шапку круглую с малиновым верхом и барашковым околышем. Кафтан голубого цвета, полукафтаны и шаровары, малиновые с малиновым на верхнем кафтане отворотом и чёрным кушаком. Однако с переходом на Кавказ, хопёрцы не последовали высшему указанию, а придерживались той формы одежды, которую в ту пору носили на Кубани донские казаки.

▲ Главным отличием казачьей службы было то, что снаряжался казак и вооружался за собственный счет. Если солдат регулярной армии даже иголку с ниткой получал казенную, то казак и ухнали (гвозди для подков) покупал. Стоило всё это немалых денег, и потому казачья служба была весьма разорительна для казачьей семьи.

Вот, например, как называлось, каким было и что стоило казачье снаряжение, когда фунт (400 граммов) чёрного хлеба в Санкт-Петербурге стоил 3 копейки, а фунт сахара — 15 копеек.

Старый конь — 120 рублей (не меньше), шаровары и чембары (широкие штаны, куда заправлялся полушубок и чекмень) — 7 рублей 75 копеек, две шинели из серого сукна — 13 рублей 70 копеек, полушубок — 6 рублей 10 копеек, папаха — 2 рубля, башлык — 1 рубль, две фуражки с чехлами — 2 рубля 40 копеек, две пары сапог — 13 рублей, кушак — 30 рублей, две гимнастерки — 2 рубля 60 копеек, чемоданчик из серого сукна — 95 копеек, саквы фуражные и сухарные (сумы переметные) — 50 копеек, лядунки (патронтажи) — 2 рубля, седло с прибором и нагайкой — 25 рублей 50 копеек, две пары подков — 1 рубль, скребница с двумя щетками — 1 рубль, пика — 80 копеек, шашка — 6 рублей 80 копеек, ружейный чехол — 2 рубля 40 копеек, портупея — 80 копеек, фуражный аркан — 50 копеек.

Кроме того, казаку предписывалось иметь купленных за свой счет три пары нательного белья, пару шерстяных носков, две пары перчаток, две пары рукавиц теплых, два полотенца, галстук, сумку с мелкими вещами (шило, дватва, иглы, нож, гребенка, щетка, бритва и т. п.). Всего на 80 рублей.

Таким образом, все обмундирование и «справа» обходились казаку от 225 до 350 рублей: сумма по тем временам огромная.

К тому же казак обязан был иметь свой фураж и сено для коня на три дня пути, а на службе за свой счет чай, сахар и белый пшеничный хлеб, так как большинство казаков с трудом привыкали к ржаному хлебу, которого почти не пекли в своих станицах).

▲ Волгским (волжским) и донским казакам сформированного 28 февраля 1792 года Кубанского казачьего полка и заселившим линейные станицы на Кубани полагались «верхние кафтаны голубые с воротником, обшлагами и подбоем красными; исподние кафтаны, шаровары и верхи шапок голубые; кушаки (пояс из ткани — С.Т.) малиновые с жёлтою бахромою». Но маловероятно, что в 1794 году все кубанцы одевались согласно официальным предписаниям. Среди достоинств казаков несших службу на Кавказе с 1769 года, дореволюционный историк В. А. Попко отмечал «уменье их, прежде всего, присмотреться к своим противникам и, не гоняясь за заветами своей старины, заимствовать от них же всё, что было в них хорошего… Даже казацкие жупаны — и те отошли в область предания, заменяясь мало-помалу черкесками, которые казаки стали предпочитать за лёгкость и удобство покроя».

▲ В 1801 году в России были введены погоны. Первоначально их носили либо на одном, либо на обоих плечах: это зависело от рода войск.

▲ В 1802 году из казаков бывшего Екатеринославского войска был сформирован Кавказский казачий полк. Казаки этого полка носили куртки кавалерийского покроя без фалд, с красной (вокруг воротника, лацканов и обшлагов) выпушкой, с белыми на лацканах гнёздами и двумя чёрными погонами, чёрный кушак и такого же цвета галстук, «ниже которого, в промежутке между застёгнутыми до верха лацканами, выставлялись, как у регулярных войск, белые манжеты; перчатки без краг и шапка с круглою красною тульею, с широким чёрным околышем, махор или кисть, султан и бант были белыми».

▲ В 1807 году в русской армии на оба плеча вместо погон были введены эполеты — знаки парадной генеральской и офицерской формы, которые просуществовали до 1917 года. С 1763 года эполеты были введены только на одно, левое, плечо. От погон эполеты отличались наличием с наружной стороны так называемой «чашки» (круга).

▲ Казаки, заселившие станицу Баталпашинскую, поначалу по своему облику, одежде мало, чем отличались от запорожских и донских казаков. Однако, поселившись в горах, они сразу же оценили очень удобную, красивую военизированную одежду горцев и стали постепенно её перенимать.

«Заимствуя у черкесов форму одежды, казаки прекрасно понимали, что таковая возникла не благодаря произволу, а является следствием боевого векового и жизненного опыта, благодаря чему она столь удобна в походных условиях» — писал в 1902 году И. Н. Захарьин в книге «Кавказ и его герои».

▲ Принятая казаками одежда состояла из зипуна с открытой грудиной и черкески с галунной обшивкой. Шапка из чёрного бараньего меха была двух видов: высокая и низкая, круглая, с узким меховым околышем и с суконным верхом, обшитым галуном. На ногах чувяки из сафьяновой кожи, а также ноговицы или наколенники. Защитою от дождя и снега для головы и плеч был башлык.

▲ Черкесская одежда чаще всего попадала к казакам посредством меновой торговли с горцами. Красота и богатство казачьего костюма заключалось в том, чтобы в нём было больше серебра.

▲ В 1827 году для определения воинских званий офицеров и генералов были введены звёздочки. Размер звездочек был единым для всех чинов, от прапорщика до генерала.

▲ На основании Высочайшего повеления в 1828 году линейные казачьи полки были разделены по цвету мундира на две равные части: Кавказский, Кубанский, Хопёрский и Волгский (Волжский) имели синий цвет, Горский, Гребенской, Моздокский и Кизлярский — коричневый.

▲ Бешметы и верхи шапок в Кавказском полку полагались красного цвета, в Кубанском — белого, в Хопёрском — жёлтого. Однако законодательным актом, установившим первое обмундирование линейных полков, считается повеление 16 января 1831 года. Парадный кафтан (чекмень) по этому документу, был без воротника и обшлагов, длиной на два вершка ниже колен, застёгивался от середины груди до пояса. На полах ниже середины груди нашивались наискось вниз напатронники из зелёного сафьяна на восемь гнёзд каждый, с деревянными газырями, оправленными чёрным рогом. Офицеры отличались звёздочками и серебряной обшивкой мундира взамен чёрной шерстяной.

▲ Обмундирование казака Кавказского линейного войска состояло из одежды, вооружения и коня с седлом и казачьим вьюком.

Одежда: черкеска, бешмет, шаровары тёмного цвета с лампасами, башлык, папаха или кубанка, летом кожаный картуз, фуражка с околышем, сапоги. Казак имел с собой три пары белья, запасные брюки, гимнастёрку, бурку и дождевик.

Вооружение: ружьё, пороховница, парусиновый мешочек с насечкой свинцовых пуль, шашка с портупеей, кинжал на поясе, пика с хорунжевкой малинового или белого цвета, дротики.

▲ Казачий вьюк для хранения амуниции формировался вокруг седла. Состоял из кожаной седельной подушки с подпругой, переметных сум, валика, кожаной пяты для держания пики при езде, кожаного чехла с дротиками. В седельной подушке аккуратно укладывались две пары белья, полотенце, завёрнутые в чистую тряпицу запасные носки и портянки. В переметных сумах в левой — запасные брюки и гимнастёрка, папаха, башлык, перчатки, огниво (кресало, кремень, трут), завёрнутые в пергамент, сухие палочки, обмотанные серными нитками; в правой суме — котелок, кружка, ложка, нож, соль в мешочке, фунт сухарей (409 граммов — С.Т.).

▲ Сумы вешались на заднюю луку седла. К задней же луке седла приторачивался на тренчиках валик, состоящий из конской попоны, в которую завёртывались дождевик, бурка, конские принадлежности: тренога, бечёвка для прикола коня, скребница, пакет с запасными подковами и гвоздями.

БЕШМЕТ

▲ БЕШМЕТ — род короткого кафтана или, скорее всего, рубашка, застёгивающаяся на крючки доверху, с простроченным стоячим воротником, был на Кавказе основной повседневной, а у значительной части населения и выходной одеждой. Термин «бешмет» заимствован у народов Кавказа, но бытовал и русский термин — «чекмень». Многие казаки раньше носили на плечах суконный чекмень традиционного покроя, перетянутый широким шёлковым поясом — кушаком. Бешмет конца XVIII века был длиннее черкески и не имел стоячего воротника.

▲ В XIX веке бешмет туго охватывал фигуру, застёгиваясь до пояса на сделанные из шнурка ручной работы пуговицы-узелки и петли. Он имел уже высокий стоячий воротник и длинные суживающиеся к кисти рукава, застёгивавшиеся внизу на такие же пуговки. Ниже талии бешмет плавно расширялся, подчёркивая стройность фигуры. Этому способствовал своеобразный покрой его спинки. Она кроилась из одного куска материи, но на уровне талии подрезалась так, что посередине оставалась как бы перемычка шириной от 2 до 5 сантиметров ниже талии переходящая в клин, значительно расширяющийся к подолу. Передки бешмета в средней части также оставались цельными. Бока шили из двух клиньев. Длина бешмета изменялась, но чаще была на 8–10 сантиметров выше колен. Старики носили более длинные бешметы, чем молодые.

▲ Бешметы шились из разнообразных фабричных тканей — шерстяной, или даже шёлковой, материи и просто из ситца, летние — на тонкой подкладке, зимние — на вате, притом из ярких цветов — красного, малинового, синего, розового и др. Застёжка у бешмета была спереди на крючках, воротник высокий, стойка; длинный узкий рукав был на манжете. Иногда ворот и планку застёжки обшивали ярким или серебряным шнуром, а на груди пришивали небольшие карманы. Надевался бешмет под черкеску.

ЧЕРКЕССКА

▲ ЧЕРКЕСКА являлась мундиром казака. В конце XVIII века она была свободной, даже мешковатой одеждой длиной до колен или до середины бедра. В ряде случаев имелся воротник в виде невысокой стойки. Черкеска была просторной, чтобы зимой её можно было надевать на полушубок. В следующем столетии покрой черкески также совпадал с бешметом, но она застёгивалась только у талии на несколько пуговок из шнурков и не имела воротника. В широкий вырез груди был виден бешмет.

▲ Длина черкески, как и бешмета, изменялась в некоторые периоды, но она шилась всегда несколько длиннее бешмета и обычно доходила до колен или чуть ниже, но иногда бывала и выше колен. Черкеска плотно охватывала торс и от талии широко и свободно спускалась вниз. В талии черкеска перетягивалась узким ремнём, большей частью, с металлическим набором. Прямые и широкие рукава в парадных черкесках спускались ниже кисти. Такие черкески носили с отогнутыми рукавами, опускавшимися обычно во время танца.

▲ Характерным признаком черкески были нашитые по обе стороны груди ГАЗЫРНИЦЫ — суконные карманчики с мелкими отделениями, в которые вкладывались ГАЗЫРИ — жёсткие футляры, предназначенные для хранения в них заряда, бумажного, а затем и унитарного металлического патрона огнестрельного оружия. Изготавливались газыри в основном из дерева, камыша, металла. Носились они сначала на поясе и подвешивались к нему на длинных шнурках.

▲ Гнёзда для газырей именовались газами. Нагрудные патронташи — газырницы или напатронники — в конце XVIII-начале XIX веков делались из кожи, а затем — из той же ткани, что и черкеска. Офицерам полагалось по 10 напатронников с деревянными втулками, украшенными роговыми или металлическими навершиями. Перевооружение с 1868 года казнозарядными винтовками различных систем под металлический патрон (берданка) привело к тому, что газырницы утратили своё практическое значение и сохранились лишь в качестве декоративного элемента казачьего костюма.

▲ Во второй половине 90-х годов XIX века началось перевооружение Кубанского казачьего войска трёхлинейными винтовками образца 1891 года. Боевой газырь из обращения был изъят. Патрон помещался теперь непосредственно в гнездо нагрудного патронника. Окончательное описание напатронников было составлено в 1896 году. Они изготавливались из мундирного сукна (с подкладкой из плотной непромокаемой парусины) на 14 гнёзд с каждой стороны. Гильзы выступали из газ на 11 миллиметров. Носимые в обычное время в напатронниках гильзы, заменяющие собой боевые патроны, в Кубанском казачьем войске для нижних чинов должны были быть жёлтыми. На гильзу одевались колпачки. Производство чисто парадных газырей росло очень быстро. В них отсутствовали втулки, а на деревянную палочку (она называлась также гильзой) надевались роговые, костяные или серебряные головки.

Малосостоятельные казаки использовали простые деревянные палочки с окрашенными концами.

▲ В боевой и походной черкеске носили только боевые патроны. Черкеска конных казаков была длинной, шесть вершков (около 27 сантиметров) от земли. Мундир пластунам устанавливался до колен. Черкеска, как неудобная одежда, неоднократно подвергалась критике. Например, офицер на службе всегда должен был находиться обязательно в черкеске, даже в жаркую летнюю пору. Предлагалось ввести для кубанцев облегчённый «костюм запорожца», включавший рубаху, но они не были приняты.

▲ Иметь короткую черкеску в станице Баталпашинской считалось унизительным.

▲ Чёрная черкеска использовалась только для парадов и официальных выходов. Практически же всю службу казак носил другую, повседневную черкеску. Ему была предоставлена свобода в выборе цвета и материала. В большинстве случаев казачий костюм шился из высококачественного тонкого «азиатского» сукна серого цвета, разных оттенков.

▲ В сундуках казаков хранились бешметы и черкески самых различных цветов: и чёрные, и серые, и коричневые, и белые… Начальство считало, что от казаков «нельзя строго требовать совершенной одинаковости покроя одежды, а также полной однородности предметов снаряжения и одинаковой отделки оружия».

И для кавказских казаков в русской армии делалось существенное исключение. У казаков, служивших в собственном его Величества конвое, повседневная черкеска — из синего тонкого сукна, а праздничная — из красного.

▲ Входящая в перечень обмундирования казака БУРКА — плотный, непромокаемый безрукавный плащ-накидка из тонкого войлока, обычно была чёрного или черно-бурого цвета, исключительно азиатской выделки, ни в коем случае не фабричной подделки. Однако существуют бурки и белого цвета. Именно в такой белоснежной, как и весь его мундир, бурке воевал русский полководец М. Д. Скобелев, прозванный «Белым генералом». Верхняя сторона бурки, как правило, мохнатая, что делает эту одежду непромокаемой для воды. Войлок — плохой проводник тепла. Так что зимой — тепло. Летом — прохладно.

▲ Бурка с узкими плечами, колоколообразно расширяющаяся книзу, была идеальной одеждой для всадника, защищая и его и лошадь от дождя, снега, ветра и жары. Она совмещала в себе епанчу, шубу, постель и шатёр. Бурку накидывают на плечи, верхний её край застёгивается у шеи. Нижний край — прикрывает ноги всадника, предохраняя от холода и, вместе с тем, не препятствуя свободе движений казака. При ночлеге в поле бурка служила также подстилкой и одеялом. В кавалерии она была длинной, ворсистой, с плечевыми выступами.

▲ Для бурки среднего размера требовалось примерно 3 килограмма 600 граммов чистой шерсти. При коллективном производстве на изготовление одной бурки уходило примерно четыре дня. Вместо бурки казаки использовали полушубки и шубы, или заимствованные у иногородних зипуны.

БАШЛЫК

▲ БАШЛЫК — суконный головной убор в виде широкого капюшона с длинными концами — лопастями (длиной 140 сантиметров, высотой — 70 сантиметров). Шили башлык из сложенного вдвое куска материи. Шов проходил сзади. На Северном Кавказе башлык одевали на шапку, а не прямо на голову, как в Западной Грузии. Башлык накидывали на спину, а концы пропускали под погоны и скрещивали на груди или, обмотав вокруг шеи, спускали назад. А затем затягивали поясным ремнём. Иногда носили на плечах, скрестив лопасти на груди, в холодную ясную погоду обвязывали талию. При хорошей погоде или в торжественных случаях башлык вешали сзади на плечах.

▲ Повседневные башлыки шили из узкого домашнего сукна, иногда довольно грубой работы, составляли порой из нескольких кусков. Праздничные изготовлялись из белого, чёрного, серого или окрашенного в красный цвет домашнего сукна тонкой работы. Особенно ценилось мягкое, тёплое и красивое по цвету, сукно из верблюжьей шерсти. Башлык украшали галунами, шёлковой или шерстяной тесьмой, кистями, золотым шитьём, басонными пуговками.

▲ У казачьих офицеров башлык обычно обшивался серебряной, а у казаков — чёрной нитяной тесьмой.

▲ В зависимости от того, как повязывался башлык, можно было узнать возраст казака — завязанный на груди означал, что казак отслужил срочную службу, перекрещённый на груди — следует по делу, концы, заброшенные за спину — свободен, отдыхает. В русской армии башлык применялся с 1826 по 1917 год.

ЛАМПАСЫ

▲ ЛАМПАСЫ — две, шириной до 4–5 сантиметров, цветные полосы из тонкого сукна, нашивающиеся вдоль наружного бокового шва брюк. Лампас возник в глубокой древности. Кожаным лампасом кочевники от скифов до бродников прикрывали боковой шов штанов. Были лампасы и на одежде половцев.

Введённые с 1803 года при атамане донских казаков Платове однорядные лампасы у казаков приобрёли значение принадлежности к казачьему сословию, а по цвету — к войску. Они стали символом освобождения от всех видов государственных платежей, символом казачьей независимости и национальной обособленности. Не случайно ими так гордились и гордятся казаки. Не случайно с ними огнём и мечом боролись большевики. За погон, за кокарду, за лампас полагался расстрел на месте. Генералы начали носить лампасы с 1814 года.

▲ Объединение в 1832 году отдельных линейных полков в Кавказское линейное казачье войско потребовало более чёткой регламентации.

▲ 21 мая 1834 года линейным конным полкам присвоили следующие цвета обмундирования

ШАПКА

▲ ШАПКА — продолжение головы. У казаков папаха или фуражка играла огромную роль в обычаях и символике. Папаха с цветным верхом или казачья фуражка с околышем символизировала полноправную принадлежность к станичному обществу. На кругу казаки находились в шапках. Собственно ими голосовали. Перед избранным атаманом шапки снимали, а он свою шапку надевал. Снимал шапку и выступающий казак. Если есаулец нахлобучивал её обратно — значит, говоривший казак лишался слова. Шапку кидали во двор «хваленке», предупреждая, что придут свататься. Папаху или фуражку привозили с войны и клали на божницу, если казак погибал. В такой дом никто не мог войти без приглашения старшей в доме вдовы. Сбитая с головы шапка, равно как и сорванный с женщины платок, были смертельным оскорблением, за которым следовала кровавая расплата. В шапку зашивали иконки и написанные детской рукой охранительные молитвы. Обычай нашивать на фуражки и папахи награды — бляшки с надписью, за что награждён полк, ещё больше увеличил духовную ценность головного убора. За отворот папахи казаки клали особо ценные бумаги и приказы. Надёжнее места не было — потерять папаху казак мог только с головой.

▲ Головным убором казака летом была БЕСКОЗЫРКА (1907 год), после — ФУРАЖКА с широкой тульей (тулья — верхняя часть фуражки — С.Т.), синего или сине-лилового цвета, с цветным околышем, а после 1914 года — защитного цвета. Зимой и при парадной форме казак надевал чёрную, с красным, чёрным или белым верхом ПАПАХУ — высокую меховую шапку из смушки с суконным верхом, которая в Кубанском казачьем войске ввелась с 1871 года. В период гражданской войны в моду вошла низкая папаха из каракуля или мерлушки с плоским суконным донышком, известная под названием «кубанки». Само собой разумеется, что появление в те или иные годы новой формы не обозначало её всеобщего распространения. Вначале новая мода захватывала молодое поколение, но уже «самостоятельное», так как молодые и в выборе одежды не смели выйти из-под воли стариков. На фотографиях начала 20-х годов XX века можно видеть и кубанки, и высокие папахи, а в отдельных случаях и фуражки военного образца.

▲ Казак, женившийся на вдове, приносил к Кубани фуражку погибшего казака и пускал её по воде со словами: «Прости, товарищ, не гневайся. Не грехом смертным, но честию беру твою жену за себя, а детей твоих под свою защиту. Да будет тебе земля пухом, а душе райский покой».

▲ Вопрос для обмундирования казачьих войск был очень важен, так как казаки приобретали обмундирование на свои средства и всякие изменения и новшества в форме одежды сказывались на их кармане.

▲ До XIX века к одежде казачьих войск особых требований со стороны центральной военной администрации не предъявлялось, да и сами администраторы тонкостей казачьей формы не знали и всё, что касалось её, отдавали на усмотрение войсковых атаманов и старшин войска.

▲ На ногах казака были сапоги, или «чувяки» с «ноговицами». ЧУВЯКИ — башмаки из тонкой бараньей кожи, без подошвы, плотно обтягивающие ногу по щиколотку, НОГОВИЦЫ — из такой же кожи чулки без носков со штрипками, доходящими до колен. В домашнем быту и на работе, вместо этой обуви, употреблялись «БАШМАЧАТА», то есть ботинки из толстой кожи с высоким передом, стягивающиеся выше щиколотки ремнём, или бечёвкой; башмачата надевались поверх коротких шерстяных чулок, в которые заправлялись шаровары.

▲ В период Отечественной войны 1812 года форменной верхней одеждой казаков Хопёрского казачьего полка была куртка. Несмотря на некоторые её недостатки (при движении на лошади она поднималась кверху, обнажая нижнюю рубаху), куртка просуществовала до 1845 года и была заменена чекменем-мундиром с пришивной юбкой.

▲ Горская одежда, первоначально заимствованная казаками стихийно, в силу её удобства, с 40-х годов XIX века была правительством официально узаконена и стала форменной для терского и кубанского казачьих войск. Костюм включал рубаху, шаровары на шнурке-учкуре (застёжки из пуговиц и крюков джигитовки не выдерживали), бешмет и бурку. Костюм дополнял газыри, пояс с серебряным набором, меховые шапки-папахи из овчины с суконным верхом и кантом по цвету полка. В строю, казаки носили чувяки, сшитые точно по ноге и кожаные ноговицы. В сочетании с красочной одеждой эта обувь придавала фигуре казака подтянутость и стройность.

СНАРЯЖЕНИЕ

ДЖИГИТОВКА

ОРУЖИЕ КАЗАКА