Исторический Черкесск: Энциклопедия: Они такие ...интересные


Город – это не дома, а люди, которые в них живут.
Уильям ШЕКСПИР (1564-1616),
английский поэт и драматург


Без людей нашего времени, полного побед и человеческой теплоты,
нет прекрасного, ни в цвете морей, ни ветрах, ни в облаках,
ни в полёте птиц – ни во всём, что называется жизнью.

Константин ПАУСТОВСКИЙ (1892-1968),
русский советский писатель

С каким только сбродом я не пил на трассах великой земли,
Но, как ни хмелел, а заметил, что выхолостить не смогли
Ни силой, ни водкой, ни ложью, ни скопищем мёртвенных фраз
Последнюю искорку Божью, живущую в каждом из нас.
Глядишь – негодяй негодяем, но чудом каким-то – Бог весть,
Сквозь сумрак, что непробиваем, то совесть пробьётся, то честь.

Станислав Куняев, русский поэт, публи-цист,
гл. редактор журнала «Наш современник», 1994 г.

Не думайте, что я скажу что-нибудь необычайное. У меня самый простой, обыкновенный тост. Я бы хотел выпить за здоровье людей, у которых чинов мало и звание незавидное. За людей, которых считают «винтиками» великого государственного механизма, но без которых все мы — маршалы и командующие фронтами и армиями, говоря грубо, ни черта не стоим. Какой-либо «винтик» разладился — и кончено. Я подымаю тост за людей простых, обычных, скромных, за «винтики», которые держат в состоянии активности наш великий государственный механизм во всех отраслях науки, хозяйства и военного дела. Их очень много, имя им легион, потому что это десятки миллионов людей. Это — скромные люди. Никто о них не пишет, звания у них нет, чинов мало, но это — люди, которые держат нас, как основание держит вершину. Я пью за здоровье этих людей, наших уважаемых товарищей.
Иосиф Виссарионович Сталин, 1945 г.


Раз есть выражение «мой Черкесск», об этом автор упоминал в главе «Объяснение в любви» (Том 1), то можно употреблять и выражение «мои черкешане».
Почему «мои черкешане»? Потому что автор сталкивался с ними, проживая в одном городе. Вместе с ними как-то влиял на судьбу и жизнь города Черкесска.
И это действительно так. Среди них есть не только мои родственники, друзья, товарищи, бывшие коллеги по работе и увлечениям, но и просто граждане.

Жизнь человеку достаётся либо, как подарок, перевязанный розовой ленточкой, либо как обязанность. Разворачиваешь – чего там только нет. Всегда сюрпризы.
Вспомнилась интересная книжная серия «Жизнь замечательных людей», основанная в 1930-е годы М. Горьким. Автор решил соригинальничать и посвятить эту главу «жизням замечательных и незамеченных людей».

Они разные по характеру и наклонности. Безалаберные, весёлые, воровитые, гостеприимные, добропорядочные, жизнерадостные, ленивые, модные, музыкальные, не обязательные, не пунктуальные, нервные, певучие, пройдохи, сластолюбивые, спокойные, страстные, талантливые, терпеливые, тихони, трудолюбивые, трусоватые, увлечённые, хулиганистые, шумные…

И каждый из них по-своему интересен!

В СССР простых людей не было. Вернее они были, но наша идеология, наши СМИ всегда старались делать их не такими, какими они были на самом деле, а какими-то необыкновенными.

«Необыкновенные люди» в ходе построения социалистического (или коммунистического) общества всегда были признаны выполнять широкую просветительную задачу. Допустим токарю совершенно недостаточно ловко точить болванки: передовой токарь ещё играет на виолончели. Рекордсмен не просто быстро пробегает или высоко прыгает, но и пишет кандидатскую диссертацию по ферромагнетизму, в худшем случае, установив рекорд, спешит на зачёт по сопромату. Артист не только берёт на две октавы ниже других, но при этом награждён медалью «За отвагу на пожаре». По мере продвижения вверх по служебной лестнице, число достоинств увеличивалось, стремясь к бесконечности. Именно поэтому про маршалов и членов Политбюро не было известно ничего вообще. Да что они! Даже о первом секретаре горкома или обкома люди ничего не ведали.

Были такие случаи, когда человек, прочитав о себе статью на страницах газеты, стыдился смотреть людям в глаза. Уж слишком он был там необыкновенным человеком.

Сегодня люди перестали воспринимать друг друга как, собственно, людей. Их интересует всё, что угодно – как ты одеваешься, сколько ты зарабатываешь, на какой машине ездишь – только не ты сам, а с кем.

Есть над чем задуматься... не так ли?

Как бы ни был велик Черкесск, как бы высоко от земли ни возносили нас лифты жилых многоэтажных домов, леса строительных площадок, всё-таки мы спускаемся на землю – на площади и тротуары, на асфальтные ленты дорог, на дорожки улиц и скверов. В помещения цехов, мастерских, организаций, учреждений, заведений, спортивных залов.

Именно здесь, на самых бойких местах города, находится большинство жителей Черкесска. Имена многих достойных граждан, можно, практически, найти в каждой главе книги, но сюда, в главу «Они… такие интересные», попали всё-таки особенные…

Попали те, кто родился в Черкесске, и те, кто в нём прожил какое-то определённое время. И первые, и вторые стали частью жизни города. Они изменяли его жизнь, прославляли, благодаря им многие из нас стали по-другому смотреть на мир.

Автор приводит их в алфавитном порядке, если известны, указывает значимые даты жизни. И не важно: современники они или же намного старше читателя. Важно лишь то, что они думали, творили, оставили после себя.

Некоторые из них не заметны на первый взгляд, ибо слишком привычны. Но в этой обыденности кроется великая насущность их труда или увлечения, а бывает и подвига.

Да и как себе представить себе нынешний город без медицинских работников, учёных, инженеров, техников, строителей, рабочих, учителей, учащихся и студентов, военнослужащих – без всех тех, чьи руки берегут, обновляют, украшают общий нас дом, делают нашу жизнь в Черкесске удобнее и светлее?! Такие люди на Руси никогда не переводились. И всегда от них исходила и великая польза, и великое добро. Они не учат, как надо жить, чем увлекаться, они лишь живут так, как надо, и сама их жизнь делает судьбы других прямее и твёрже.

В наш стремглав летящий век, век скоростных технологий и безудержного потока информации, героями дня все же становятся молодые энергичные люди, схватывающие на лету главное. Молодость заряжает нас энергией, будит желания, наполняет фантазиями. Молодёжь радует нас силой будущего, исходящей от неё. О ней мы читаем на страницах книг, журналов, газет и на интернет-сайтах. Нередко мы поражаемся и восхищаемся её стремительностью, напористостью и, что греха таить, также быстро о многих из них забываем: на смену одним приходят другие, такие же неторопливые в достижении прагматических целей и часто не разборчивые в выборе средств для них.

Увлекаясь историей города, и сейчас, и раньше, автор не скрывает, что он невольно обращал внимание на пожилых и старых людей, излучающих мудрость, энергию доброты и внутреннюю красоту. Каждый человек несёт в себе частичку своего времени, частичку своей эпохи. Мы всматриваемся, например, в лица стариков и пытаемся увидеть через них, как через некую призму, будни и бури прошедшей эпохи…

В сквере пожилой мужчина часто крошил хлеб для воробьёв и голубей, что-то ласково приговаривая. На аллее старушка с умилением смотрела на озорную детвору, которая каталась на роликах. Волновалась за тех, кто падает – не дай Бог расшибёт нос. Вспоминала ли она своё детство или своих детей и внуков – не важно. Важно, КАК она смотрела на детей.

По сложившимся обстоятельствам некоторые горожане покинули Черкесск. Они проживают вдали от него, но сердцем по-прежнему с ним. Иные покинули Черкесск, навсегда уйдя в мир иной. Но и те, и другие тоже были частичкой его жизни…