Ассистент

🕵 Оружие казака — Исторический Черкесск


▲ До первой половины XIX века казаки были вооружены пиками с гранёным остриём. Размеры стального наконечника, а также длина и диаметр казачьих пик были произвольными, но меньших размеров, чем кавалерийские, длина которых доходила до трёх метров. Древко (тело пики) было из железной трубы, окрашенной в тёмно-зелёный цвет. Пика имела две кожаные петли — одну внизу, другую посередине. В нижнюю петлю, казак вставлял ногу, сидя верхом, а верхнюю надевал на правую руку. На пиках развевались значки — флюгера. По расцветке материи (у хопёрцев был малиновый цвет) можно было безошибочно определить не только тот или иной казачий полк, но и более мелкие подразделения внутри полка. Значки-флюгера, эти своего рода микро знамёна полка, были рассчитаны и на чисто психологическое воздействие. Во время бешеной скачки конных атак значки на ветру пронзительно гудели, деморализуя противника. Кроме пики казак имел саблю, пару пистолетов, ружьё. Для патронов была кожаная сумка с перевязью, допускалось украшать её бляхами и галунами.

▲ По прибытии на Кавказ вместе с одеждой казаки переняли у горцев и вооружение. Тяжёлая сабля и длинные неуклюжие пики были ими брошены. Кинжал, шашка в тонких сафьяновых ножнах, не производившие ни звона, ни шума, сделались их любимым оружием. Позднее их вооружение ещё более стало походить на горское. Оно стало состоять из винтовки, одного или двух пистолетов, шашки и кинжала. Всё это оружие, вместе взятое, было немногим тяжелее одного драгунского ружья, принятого на вооружение в регулярных войсках. Для предохранения винтовок от сырости, как это делали горцы, казаки вместо обычных кожаных чехлов имели войлочные. Во второй половине XIX в. чехлы из войлока были полностью введены в подразделениях Войска Донского.

▲ Меткость огня горцев с давних пор была хорошо известна на Кавказе, и именно от них, в первую очередь, русские казаки научились ценить каждый выстрел «на вес золота» и беречь последний патрон до наступления критического момента боя. От горцев же заимствовали казаки и умение «читать» следы, действовать мелкими партиями и вести разведку так скрытно, как не умели делать никакие солдаты регулярной армии. Этим они приносили большую пользу русским войскам в самых различных случаях военных действий. Таким образом, кавказские казаки, позаимствовав у горцев, буквально всё, начиная от одежды и кончая тактикой ведения боя, резко выделялись среди всех казачьих войск. Они оказали определённое влияние не только на соседние донские, но и на остальные, более далёкие казачьи войска. Постепенно Кавказ в той или иной степени наложил некоторый отпечаток на всю регулярную армию.

▲ Черкесские и казачьи ружейные выстрелы отличались звуками от выстрелов, производимых солдатами. Солдатские ружья были большего калибра, в них вмещался больший заряд, пуля входила слабее, поэтому их выстрел давал гуд. Черкесские и казачьи выстрелы производили же звук щёлканья.

▲ С 29 апреля 1838 года на вооружении всех казаков впервые вместо сабли установлены шашки, а также и шпоры у нижних чинов. С этого же года было введено новое облегчённое казачье ружьё. В казачьем полку полагалось иметь 200 ружей, но пистолет и пику должен был иметь каждый казак.

ШАШКА
▲ Слово «шашка» произошло от черкесского «са шхо» — длинный нож. Если саблю носили на поясе, то шашку казак носил на ремне через плечо, обухом вперёд. Казачьи шашки отличались от кавалерийских шашек тем, что эфес их был без гарды (металлической петли вокруг рукоятки). Шашки казачьего образца позже были взяты на вооружение Красной и Советской Армией.

▲ Шашка — символ всей полноты прав у казака, а также обладания им паевым земельным наделом. Вручалась казаку стариками в 17 лет (за особые заслуги раньше), без темляка. В 21 год при отправке на службу казак получал погоны, кокарду и темляк.

▲ В церкви, в момент слушания Евангелия, шашка обнажалась наполовину, что означало готовность казака стать на защиту христианства. Сохранялась в семье на видном месте. Передавалась от деда к внуку, когда «старик терял силы» и менял шашку на посох.

▲ Приказом императора казакам разрешалось выходить на службу с шашками и кинжалами отцов и дедов. Холодное оружие, портупея могли быть разными, но обязательно хорошего качества. Они являлись собственностью казачьих семей, бережно хранились в их домах.

▲ По обычаю, если в роду не оставалось наследников, баталпашинцы ломали шашку пополам и укладывали её в гроб умершему.

▲ Шашку и шапку казак мог потерять только вместе с головой.

▲ Все неприятельские армии мира в XVIII–XX веках больше всего боялись казаков, так как храбрость, внезапность появления и действия, особая тактика делали их грозными противниками. Чтобы застать неприятеля врасплох, казаки нередко терпели крайние лишения: они не разводили костров, чтоб согреться зимой, не курили табак, который помогал им бодрствовать, даже не позволяли ржать своим лошадям. Часто сидели они на одном месте по несколько часов без движения, без единого слова, выжидая необходимого для победы мгновения. Вынужденные избегать встречи с многочисленными врагами, казаки нередко прятались в высокой, скрывавшей всадника с головой траве, и блукали по ней по целым дням и по целым неделям. Чтобы сбить с толку своих преследователей, они неподражаемо выли волками, лаяли лисицами, кричали пугачами, да так натурально, что даже чуткое ухо горца не могло отличить эти звуки от истинных звуков.

▲ В боевых схватках казаки отличались изобретательностью и исключительной маневренностью. Они умели в любом положении заманить противника или внезапно на него напасть. Беспримерная отвага и вера в победу казаков приводила в смятение врага.

▲ Казачьи войска всегда славились своей мобильностью. Известны случаи, когда казаки за сутки проходили в конном строю до ста вёрст и сразу вступали в бой. «Ценили казаков, как военную силу, многие и не ценить не могли. Но казачьего духа не знали и не понимали. Все эти, какие-то особенные „казачьи понятия“ представлялись им смешными» — писал В. В. Кременский в газете «Казачий голос», издаваемой в эмиграции.

▲ В тактике казачьих войск во время боя в конном строю преобладала «веерность», когда казаки атаковали своим особым строем в одну шеренгу, именуемым среди казаков лавой. Лава имела дугообразную, в виде веера, вогнутую форму с выдвинутыми вперёд флангами. Фланги смыкались, охватывая противника в клещи. На флангах атакующих действовали «крыловые». Это самые храбрые казаки на быстрых лошадях имитировали охват противника на флангах, сея панику и захватывая пленных, быстро уходили назад.

▲ Казак должен был уметь рубить шашкой не только с правой руки, но и с левой. При атаке лава на лаву «левша» выходил навстречу противнику с левой стороны и тем самым ставил неприятеля в затруднительное положение, вынуждал его рубить шашкой через голову своего коня, причём сопровождающе-сгладывающим ударом, а сам левша наносил неотразимо убойный удар.

▲ Казаки носили специальные, многослойной стали шашки и двуручные палаши, мастерски владели как вооружённой, так и «пустой» рукой. К войне казачат начинали готовить сызмальства. В течение долгих лет они проходили мощную физическую и психологическую подготовку. И на выходе получали профессионального бойца, коему не было равных: опытный мастер рукопашного боя мог перебить кулаком натянутые вожжи. Удары в казачьем прикладе — маховые, сносящие, жестокие и атакующие, с единственным, по сути, правилом — как можно быстрее убить противника. Техника приклада позволяла работать на любом грунте, даже на льду. Тело было как бы ядром, а на это ядро «насаживался» мах ногой, рукой или шашкой. Опорой в повороте служил каблук казачьего сапога. Для ударов использовались шпоры. Казак находился постоянно в движении, что позволяло вести бой с несколькими противниками. Опытный казак рассекал противника шашкой от головы до седла. Умел использовать нагайку как пращу, выбрасывая камень с огромной скоростью и очень точно.

Однажды в разговоре со старыми казаками мне пришлось услышать и такое: «Настоящие-то рубаки только зыркнут друг на дружку издалека: чтоб отличить… Ну, могут шашками только поздоровкаться и тут же разъедутся. Джигит джигита никогда не станет рубить — рубили „капусту“!»

▲ По прибытии на Кавказ казаки Хопёрского казачьего полка были снабжены гладкоствольными, шестифунтовыми (по весу снаряда) медными пушками образца 1805 года и пушками «единорогами», образца 1815 года, бившими гранатами и картечью. В 1854 году в полку появились 12-фунтовые облегчённые пушки. Все они заряжались с дула, поджигались фитилями и били прямой наводкой по видимым целям. Но после окончания Кавказской войны все имеющиеся в полку пушки были переданы в Кавказскую конно-артиллерийскую роту.

▲ В 1859–1869 годы поставку ружей, пистолетов, шашек и кинжалов Хопёрскому казачьему полку, согласно контракту, заключённому Кубанским казачьим войском, осуществлял ганноверский подданный Герман Таннер. Шестилинейная казачья винтовка с ударным замком имела более узкий приклад, спуск «пуговкой», вместо спицы курка — кольцо, спусковая скоба отсутствовала. Шашки-таннеровки изготовлялись на заводе «Люнешлос» из «лучшей золингеновской стали», с которой могли соперничать только шашки российской Златоустовской оружейной фабри-ки.

▲ Чтобы зарядить старое кремневое ружьё, баталпашинскому казаку надо было проделать целый цикл тщательно отработанных движений. По команде «заряжай!» взять из подвешенной к поясу пороховницы мерку чёрного «зелья», всыпать в ствол, шомполом загнать войлочный пыж. Потом по команде «куси!» достать из мешочка свинцовую насечку, зубами откусить от неё пулю и опустить в дуло. По команде «делай натруску!», опять же из пороховницы взять щепотку пороха и насыпать её на полку кремневого замка и взвести курок на первую предохранительную позицию.

▲ С 1870 года шашечные клинки высокого качества (по цене 2 рубля 40 копеек за штуку) стали закупаться только в Златоусте. Кинжалы же заказывались как на фабрике, так и у кавказских мастеров.

▲ Револьверы в казачьих войсках имел только унтер-офицерский состав. С 1880 года на вооружении у вахмистров были револьверы Смита-Вессона III образца, которые выпускались для России в США и Германии. В этом же году были отменены азиатские пистолеты, снабжённые искровым ударным кремневым замком, пользующиеся до этого успехом у казаков.

▲ В 1900 году Кубанское казачье войско вместо однозарядных, стреляющих патронами на дымном порохе, казачьих винтовок системы Бердана № 2, получило на вооружение около 50 тысяч новых пятизарядных трёхлинейных винтовок образца 1891 года системы русского изобретателя-конструктора С. И. Мосина. Винтовку казаки, как и горцы, носили всегда за спиной и только в бурочном нагалище. Казачий патронташ представлял собой длинную узкую кожаную или брезентовую сумку, носимую на груди через левое плечо. Главным поставщиком оружия была Тула. Его продавали в лавках станицы Баталпашинской и на ярмарках. Кроме того, Войско заключало частные подряды с тульскими мастерами.

▲ Казак вне службы не имел права держать дома огнестрельное нарезное оружие, к которому относились винтовка, карабин, револьвер. Шашка, кинжал считались атрибутами, то есть необходимой принадлежностью казачьей униформы. Большинство казаков были хорошие охотники и имели дома ружья. Во время начала военных действий в Баталпашинской из войскового арсенала они получали огнестрельное оружие в комплекте с патронами.

▲ Возвращаясь с похода или погони, когда имели бой с неприятелем, хопёрские казаки перед въездом в станицу открывали оружейную пальбу. Казачки выходили к воротам, где встречали своих, нередко убитых или раненых родственников.

▲ Проводы казаков в поход осуществлялись со слезами. Их всегда провожали за станицу, где подносили водку и чихирь. И отъезжающие, и провожающие напивались допьяна, плакали, обнимались, рыдали и расходились.

▲ «Бисовы собачата» — это разведка, состоящая из малолетних казачат. Многие из них принимали участие в боях и получали даже Георгиевские кресты.

▲ В царской России знамёна имели только полки. Дивизии, корпуса, то есть более крупные соединения, своих знамён не имели. «Полковое знамя сопутствовало Хопёрскому казачьему полку на парадах, маневрах и при военных действиях». Кроме знамени полк имел ещё штандарт квадратной формы, несколько напоминающий хоругвь. Он не был прибит к древку, а висел на шнурах. Знамя, покрытое кожаным чехлом, стояло в казарме на специальной подставке.

У знамени круглые сутки стояли часовые. Тут же находился денежный ящик — касса полка.

▲ Знамя Хопёрского казачьего полка представляло собой по форме квадрат. Во всю величину знамени был изображён крест, напоминающий по форме Георгиевский. Крест имел один цвет, а поле — другой. Посередине знамени с одной стороны имелось изображение двуглавого орла, а с другой — изображение Нерукотворного Спаса (лицо Иисуса Христа на платке). Вокруг знамени по периметру шла гладкая полоса, на которой имелось изречение, вышитое золотом славянским шрифтом со стороны Нерукотворного Спаса, а со стороны орла — наименование полка «2-й Хопёрский казачий полк». Знамя было обшито золотой бахромой, древко — чёрное, лакированное; наконечник — медный, позолоченный, в виде пики с помещённой внутрь царской монограммой. Знамя прибивалось к древку гвоздями с крупными позолоченными шляпками. Когда Хопёрскому казачьему полку вручали знамя, то была построена специальная палатка, в которой каждый офицер полка прибивал знамя к древку одним гвоздём, после чего знамя было «освещено» на специальной церковной службе перед строем полка.

▲ После Февральской революции Хопёрский казачий полк сохранил своё царское знамя и, как это ни кажется парадоксальным, присягу на верность Временному правительству приносили у знамени, украшенного царскими вензелями и коронами.

▲ В былые времена в Баталпашинской девушка танцевать не шла с парнем, который не служил в армии. Такого называли «порченым».

▲ Хопёрский казачий полк часто привлекался для разгона неразрешённых демонстраций и толп погромщиков. Рассеивание выглядело так: демонстрантов встречали цепи безоружных городовых. Они стояли вольно, уговаривали демонстрантов разойтись, пропускали любого желающего. Особенное внимание уделялось женщинам и детям. Дальше дорогу заметно поредевшей толпе перекрывали конные полицейские. Снова долгие уговоры, и уж если они не помогали, кавалеристы размыкались и в прорыв устремлялись хопёрцы, стоящие в 100–150 метрах за полицией. Как правило, их свиста и храпа лошадей было достаточно, чтобы толпа побежала. Тут же пешие городовые становились вдоль стен и выхватывали из толпы только тех, кого им указывали агенты охранки. Они же оказывали первую помощь упавшим и раненым. По данным, толпу в пять тысяч человек в царской России рассеивали два взвода полиции, полувзвод конных жандармов и взвод казаков, всего 70–100 человек, все без огнестрельного оружия.