Исторический Черкесск: Энциклопедия: О МАЛЬЧИШКАХ И ДЕВЧОНКАХ


О МАЛЬЧИШКАХ И ДЕВЧОНКАХ

нашей школы № 11 гор. Черкесска далеких сороковых годов

Хорошо помню ребят школы, в которой я училась. Одни, что постарше, всегда были на виду – участвовали в спортивных соревновании, в военных играх, руководили кружками, ходили в походы. Это – Эдик Марчихин, Володя Тихонов, Леня Семенов, Гриша Шкрябин, Миша Орлов, Коля Григоров и другие. Почти все они ушли на фронт к концу 41-го года, и многие не вернулись. Остались на полях сражений пятнадцать наших школьников, среди них и Э.Марчихин, и В.Тихонов, и Г.Суворов, и Я.Верх, и Н.Григоров.

Еще лучше я знала мальчишек своего 8-го класса. Особенно запомнились Рафик Лапко и Виталий Хоменко – два друга, всегда веселые и подвижные, везде и всегда поспевающие.

Они неплохо учились, любили технику, знали хорошо школьную аппаратуру, были первыми помощниками учителей в постановке опытов на уроках химии и физики и в демонстрации учебных кинофильмов. Посещали курсы и кружки ОСОАВИАХИМА, очень любили участвовать в художественной самодеятельности.

С осени 41-го двухэтажное здание нашей школы № 11 (кстати, единственной в городе до сих пор сохранившей свой номер) было отдано под военный госпиталь, а нас перевели в маленькую соседнюю школу № 7, которая находилась напротив Покровской церкви, где мы занимались в три смены.

Сразу же наш класс взял шефство над ранеными. Девочки помогали переносить и переводить прибывающих с фронта, дежурили вместе с медперсоналом, помогали делать перевязки, выхаживали выздоравливающих, следили за чистотой и порядком. На наших мальчиках лежали более тяжёлые мужские работы по госпиталю. Помню, что наша сандружина – А. Бабаханянц, А.Барабанова, М.Дагелау, М.Торопова и другие, отмечалась как лучшая в городе.

В нашем классе был дружный коллектив художественной самодеятельности и нас часто приглашали в госпитали, где мы выступали с концертами и постановками, которые проходили с большим успехом. И в этом деле наши ребята всегда были
инициаторами и ведущими.

Весной и летом 42-го вся наша школа трудилась на сельхозработах в колхозе Оленовском. Там, на колхозных полях, мы выращивали и собирали урожай. Когда вечером уставшие ученики ложились отдыхать, наши друзья – Раф и Вит, терпеливо
дожидались в клубном радиоузле последних известий и утром сообщали нам сводки Совиформбюро о положении на фронтах.

А оно становилось все более угрожающим. К концу июля был взят Ростов, и фашисты лавиною двинулись к предгорьям Кавказа. Настал горький час и для нашего города: вот-вот в него должны были войти гитлеровцы.

На призыв наших учителей спасти школьное имущество наш класс откликнулся в тот же день.
Мы, девочки, успели к вечеру перенести из библиотеки домой учебники и художественную литературу, а наши ребята самое ценное из кабинетов химии и физики перетащили на свою «Антилопу» – так громко они называли чердак сарая во дворе дома, в котором жил Раф. Однако много оборудования оставалось в школе.

Утром следующего дня в город уже входили немецкие войска. Настали черные дни для жителей Черкесска. Это было тяжелое и страшное время.

Сразу же гестаповцами был взят и расстрелян наш сосед – Константин Кишкин. Его прах покоится сейчас вместе с другими в братской могиле на площади Кирова. Но имени его на мемориальных досках почему-то нет. Я сама была на этих похоронах и видела жуткую картину, когда более сорока изуродованных тел замученных и расстрелянных людей были извлечены из ям на территории школы №1. Этого забыть нельзя. В наших душах росла ненависть к палачам-оккупантам.

Очень хотелось встретиться со своими друзьями-одноклассниками. Может быть, удастся узнать что-нибудь. Вскоре нам повезло. На квартиру моей подруги Ани Бабаханянц зашли навестить брата Степана – Рафик, Виталий и Федя Семенов.

Говорили обо всем, что делается вокруг и, конечно, о том горе, что принесла с собой немецкая оккупация, о бесчинствах и зверствах фашистов.

Ребята рассказали, что им удалось из-под носа у фрицев унести кое-что из оставшихся приборов нашей школы и многое из других школ города, что помогали им наши хлопцы – Юра Шевцов, Коля Данилейко, Паша Кононенко, брат Ани – Степа.

Говорили о положении на фронтах. Дела не так уж плохи. Наши близко – на перевалах Кавказа, под Нальчиком, Орджоникидзе, Моздоком. Немцы врут, будто бы пал Сталинград. Там сражаются и держатся наши войска.

На мой вопрос, откуда это известно, Раф сказал, что они иногда слушают Москву («Чай, мы – радиолюбители! Делаем и еще кое-что другое»).

Спрашивали о нашем комсомольском секретаре – Валентине Лозговой. Было понятно, что наши мальчишки не сидят, сложа руки, но напрашиваться им в помощники мы не решились.

К счастью, черная фашистская ночь была у нас недолгой. Январь 43-го принес нам избавление.

Мы с радостью встречали своих освободителей. А через несколько дней уже провожали на фронт наших ребят, теперь уже старших из оставшихся: Е.Лапко, Юру Шевцова, Н. Данилейко, А.Кучерова и других.

На нашу долю остался разграбленный город. С учителями и родителями принялись мы за восстановление школ.

Помню день в феврале, когда к порожкам школы подъехал санный поезд. Его тащили Вит Хоменко и Федя Семенов с новыми друзьями. Они привезли оборудование, честно выделенное для школы № 6 при разборе склада-чердака бывшей «Антилопы».

Как рады были мы – школьники и учителя, наш первый директор – Ольга Семеновна Косенко тому, что в голых, ободранных стенах появились первые учебные пособия, спасенные от фашистов нашими ребятами.

М. Торопова,
врач-хирург Черкесской поликлиники,
ветеран труда.
23 марта 1990 года