Ассистент

Исторический Черкесск: Энциклопедия: ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПУЛЬС ЧЕРКЕССКА


Глава 2

ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПУЛЬС ЧЕРКЕССКА

Без людей нашего времени, полного побед ичеловеческой теплоты, нет прекрасного,ни в цвете морей, ни в ветрах, ни в облаках,ни в полёте птиц – ни во всём, что называется жизнью. Константин Паустовский, писатель
Что такое счастье – это каждый понимал по-своему.Но все вместе люди знали и понимали, что надо честно жить,много трудиться и крепко любить и беречь эту огромнуюсчастливую землю, которая зовётся Советской страной. Аркадий Гайдар, из рассказа «Чук и Гек»
Ветрами степными насквозь продуваем,Где горной Кубани всегда слышен всплеск,С любовью всегда и везде вспоминаем,На фоне Эльбруса живёт наш Черкесск.

Баталпашинцы издавна считали, что богатство, счастье и другие редкости в человеческой жизни суть понятия условные. Взять, к примеру, местных ремесленников. Нелегко доставалась им трудовая копейка. Как говорили в народе, они перебивались со дня на день, едва сводили концы с концами. Но, как, ни было малоприбыльным их мастерство, всё-таки оно кормило тех, у кого были умелые руки. Если ты попал в ремесленники, только успевай повёртываться, если не хочешь поссориться с желудком. Берись за всё, что ни случится, являйся всюду, где можно пустить в оборот свою сметливость, трудись без устали и хлопот – до упаду.
В среде ремесленников был разный люд. Не только золотых рук умельцы. Были и мещане, которых разные таланты совратили с истинного пути, артисты, играющие на каком-либо неизвестном музыкальном инструменте, реже отставные казаки, почему-то не нашедшие себе приличного места, и даже вдовы, оставшиеся с несколькими детьми на руках. Последние собирали ягоды, грибы, молодую крапиву, травы, коренья, берёзовые почки, щавель, дубовые листья для соления огурцов, снабжая ими местные аптеки и торговцев базара. В Троицын день они вязали букеты цветов, а на подходе к осени заготавливали травяные венички для чистки одежды. До появления фосфорных спичек они собирали в лесах трут, запасались кремнями, и даже умудрялись делать нехитрые серные спички, которыми снабжали, по крайней мере, половину станичных хозяек.
Одним из предметов первой важности для баталпашинцев всегда было чаепитие. Здесь даже было соперничество, достойное удивления. В праздник, в знойный полдень, когда истома одолевала ум и тело, всегда можно было встретить пожилых женщин с объёмистым самоваром. Рядом обычно шёл кто-то из взрослых членов семьи, мужчина или женщина, – в одной руке ведро, в другой кулёк с углями. Детишки тоже шли не порожняком: у кого бутылка с молоком, узелок с чашками, у кого скамеечка или приготовленное печное. Такие семьи можно было встретить на гулянье или на кладбище. Со своим скарбом они всегда располагались на удобном месте, запасались водой, а затем спешили греть самовар для ожидаемых посетителей. Гостей зазывал всегда нежный голосок девочки или приветливая речь самой хозяйки самовара. Представители мужского пола решительно не могли исполнять эту важную часть самоварной торговли. И пошло, поехало. «Просим милости, господа, садитесь, где заблагорассудится…». Что может быть лучше, чем распитие чая под тенью дерева! Пили не спеша, с прохлаждением. Наслаждались невинным удовольствием под отдалённые напевы голосистого хоровода, или под рассказы старого казака, который обстоятельно рассказывал присутствующим в каких турецких походах и баталиях с горцами он был.
Мальчишки часто торговали домашним квасом.
Возле Николаевского собора часто бывал старичок со скрипкой, одетый в старомодный фрак. Кроме скрипки у него был необычный ящик, который он устанавливал на высокую палку. Когда он играл вальс, из ящика выскакивали куклы, которые танцевали, и тем самым собирали вокруг себя толпу. Старичок никогда не просил сам платы, играл для зевак даром. Но его добродушное лицо, звуки скрипки, так брали за сердце, что редкий из слушателей отказывал ему в мелкой монете. Своим инструментом отставной капельмейстер содержал свою семью.
Не подражая иным разносчикам, торговки мелкой промышленности не расхаживали со своим товаром и не выкрикивали его достоинства. Для торговли у них были избранные места на бойких местах. Здесь они усаживались на целый день, рядом ставили лоток, а сами преспокойно вязали шерстяные носки, в ожидании покупателей, большей частью детей из гимназии. Детишки по нескольку раз на день подбегали к соблазнительным лакомствам, будь то пирожки или кондитерские изделия.