Ассистент

Исторический Черкесск: Энциклопедия: Предпринимательство и промышленность в дореволюционное время (1863-1917 гг.)


▲ Заселение станицы Баталпашинской в пореформенный период крестьянами из центральных и южных районов России, мелкими промышленниками и купцами способствовало появлению первых кустарных предприятий, основанных на наёмном труде. Именно переселенцы начали создавать здесь первые кустарные заведения по обработке сельскохозяйственного сырья и строительных материалов.
▲ Первое кустарное предприятие было основано в ст. Баталпашинской в 1863 г. мещанином М. Портышевым, переселенцем из Центральной России. Его салотопленный завод помещался в «турлучном сарае» и производил в год 500 пудов жира на сумму 2,3 тыс. рублей. На заводе трудились 5 вольнонаёмных рабочих.Позже, такие же, принадлежавшие А. Погорелову и Я. Юрченко, заводы производили (каждый из них) в течение года до тысячи пудов жира на сумму около 3 тыс. рублей. Обслуживались они шестью вольнонаёмными рабочими. Появление салотопленных заводов способствовало увеличению экономических и культурных связей между переселенцами и местными жителями из аулов и станиц, которые поставляли сырьё.
▲ В 1869 г. в Баталпашинской был пущен в эксплуатацию первый кирпичный завод, владельцем которого был Эмануэль Арифианд (в некоторых источниках Ариорианц – С.Т.). Завод выпускал до 300 тыс. кирпичей в сезон на сумму более 2 тыс. рублей. Обслуживали завод 8 вольнонаёмных рабочих и сам хозяин. Возникшие в последующие годы кирпичные заводы Кондратия Уклейна и Семёна Крикуна были ещё более мелкими предприятиями.
С этого же года стал работать маслобойный завод Степана Шапошникова. Технология производства масла была примитивной. Оно добывалось из льняных и конопляных семян путём «прессования с тремя камнями». Механизм приводился в движение лошадьми. Измельчённые семена жарились в чугунном котле и шли под пресс. В течение года 6 рабочих производили до 600 пудов масла. В 1872 г. в Баталпашинске возник ещё один маслобойный завод, принадлежащий купцу второй гильдии Ивану Кучкину. 
В 1877 г. кроме этих заводов в г. Баталпашинске появилось ещё пять «маслобоек». Однако они были совсем малопроизводительными, и в год «давали» всего лишь 10-12 пудов масла.
▲ Во всём Баталпашинском уезде среди казаков было 236 ремесленников, что по отношению к казачьему населению составляло 0,34%. 27 человек занимались пошивом одежды (портные и сапожники), 70 человек – изготовлением предметов домашнего хозяйства (столяры, печники, шорники, кузнецы). Ремесло и торговля в г. Баталпашинске были в руках иногородних. А казаки всё активнее стали заниматься земледелием.
▲ В 1841 г. в озёрах расположенных близ ст. Баталпашинской аптекар-ский ученик Н. Михайлов открыл залежи глауберовой соли. 
В конце 1870-х годов для содового завода, находящегося на Баталпашинских горько-солёных озёрах, французским подданным графом Монжене были заложены 12 штолен. 
В 1879 г. неподалеку от Баталпашинска возникло предприятие добывающей промышленности. По контракту, заключённому Кубанским казачьим войском, Баталпашинские озёра были даны в аренду предпринимателю барону Е. К. Фитингофу. После безуспешных попыток наладить эксплуатацию богатств озёр, Фитингоф передал свои права графу де-Менгре. Однако, как и предшественник, де-Менгре, не имевший опыта капиталистического хозяйствования, в свою очередь передал озёра французскому акционерному обществу для разработки каменной соли и натуральной соды в Южной России. Общество начало широкое строительство на берегу Большого озера. В 1881 г. было завершено сооружение заводских зданий и монтаж оборудования.      
▲ Добыча соли осуществлялась в основном посредством перекачивания из Большого озера солёной воды в искусственные бассейны и образования в них осадка глауберовой соли, после чего вода выпускалась. На дне бассейнов оставалась совершенно чистая соль. Её вырубали и без какой-либо очистки отправляли на завод. Сама добыча соли из озера производилась весьма примитивно – рабочим приходилось работать по колено в воде. Добытая соль шла в фармакологическую промышленность и на корм скоту. Она находила сбыт в Москве, Харькове и других крупных городах России. В переработанном виде соль продавалась жителям соседних населённых пунктов. 40 пудов стоили 50 коп. В течение зимы 1885-1886 гг. в бассейнах осело до 800 тыс. пудов соли. 
В 1887 г. общество имело в запасе 1,3 млн. пудов сырья. Безводная глауберова соль (ангидрид) применялась для изготовления едкой и углекислой соды, а также для изготовления различных видов стекла и зеркала. По своему качеству она, как утверждал инженер А. Коншин, «прекрасная и превосходит заграничную соль».Как-то в Интернете автор читал, что Татьяна Прохорова читала в специализированных журналах, что исконное название бывших Баталпашинских озёр – Убенинские озера. Солёные грязелечебные озёра – остатки лагун древнего Сарматского моря, его залива, которые существовали ещё 6 млн. лет назад.
Водохранилищ, подобных Черкесскому, нет ни в России, ни в ближнем зарубежье: на нём установлена обратимая ГЭС. Летом, когда Кубань полноводна, водохранилище делает запас воды на зимнее время. Кубанская вода, проходя в бассейн водохранилища через турбины ГЭС, вырабатывает электрическую энергию. Зимой турбины служат насосами для подачи воды с ледников Эльбруса потребителю. Площадь моря не менее 50 кв. км, в длину и ширину оно протекает на 7 км, глубина 28 м.
▲ В конце 1880-х гг., когда в Россию стали ввозить дешёвую соль из Германии, появились конкурирующие предприятия. Спрос на баталпа-шинскую соль в России стал падать. Не получая ожидаемых выгод, французское акционерное общество (АО) в 1891 г. расторгло контракт. Озёра со всем, находившимся при них, имуществом перешли в собственность ККВ. Брать озёра в аренду никто не спешил. 
▲ В летнее время 1886 г. месячная зарплата соледобытчиков составляла 25 руб., в остальное – 10-12 руб., но «на хозяйских харчах». На приготовление 200 пудов ангидрида в день к работе были привлечены 15 чернорабочих, два машиниста при паровых котлах и два приказчика. Содержание всех их, с «харчами», обходилось заводу в 16 руб. 25 коп. в сутки. Угля расходовалось на получение того же количества безводной глауберовой соли до 150 пудов при 10-часовой работе в смену. Расход угля составлял 9 коп. на один пуд выпускаемой продукции.
В этом году, когда озёра были формально вымежеваны, имущество завода включало дом управляющего, контору, помещение для приказчиков, казармы службы, главное заводское здание, состоящее из двух 2-этажных корпусов, зал приводной. 
В распоряжении обслуживающего персонала также имелись центробежные машины, два деревянных холодильника, 6 деревянных чанов для варки соли, железные сковороды, деревянные носилки, железные решета, чугунные плиты, деревянные барабаны, тачки, 3 деревянных бассейна для садки соли, чугунная мельница, два локомобиля мощностью 8 и 16 л. с., два котла мощностью 27 и 32 л.с., водокачка, вертикальная колея мощностью 16 л. с. и другие машины. 
▲ В 1893 г. в Баталпашинских озёрах было добыто 310626 пудов глауберовой соли, в 1910 г. – 101856, в 1911 г. – 228480, в 1912 г. – 447700. В то же время в 1911 г. в России в других разных местах было добыто 328480 пудов этой соли. 
▲ В 1904 г. озёра перешли в аренду на срок до 1 октября 1918 г. купцу первой гильдии Малышеву, который отправлял соль на Мальцевские заводы в город Брянск. В 1914 г. Малышев построил новый завод, который выпускал до 1000 пудов соли в сутки. Численность рабочих, непосредственно занимающихся добычей соли, колебалась от 40 до 50 человек, а подвозчиков на арбах (до станицы Невинномысской и Минеральных Вод) – достигала до 400 человек. 
Если пуд соли в Москве стоил 62-63 копеек, то соль Баталпашинских озёр стоила 69,5 коп. Работы по добыче из Баталпашинских солёных озёр глауберовой соли вели около 20 рабочих. Соль по-прежнему широко использовалась в промышленности, а грязи озёр – в медицинских целях. 
Если в 1914 г. Большое озеро занимало площадь около 840 десятин, а Малое озеро – 158, то к 1925 г. размеры озёр увеличились. Площадь Большого озера составляла – 969,5 десятин, Малого – 216 десятин. Глубина Большого озёра составляла 8-12 вершков, Малого – 5-6 вершков.
▲ В 1880 г. в Баталпашинске были сосредоточены 32 из 44 промыслов, имеющихся в Баталпашинском отделе. В городе изготавливали постяные ковры и краски для шерсти, плели соломенные корзины и циновки из камыша, вили верёвки из пеньки, изготавливали мыло и свечи. 
Наибольшее развитие получили следующие промыслы: шерстяной (ткание сукна простого и коврового; изготовление бурок, кошмы, шерстяных вязаных изделий; шерстобитие), плетение из прутьев, канитель (плетение из металла), скорняжный (изготовление шуб), кожевенный (изготовление сёдел, сапог, башмаков), шорный, металлический (кузнечный, токарный, медный, лудильный), деревянный (арчашный; чаначный; токарный – домашняя деревянная утварь; тележный; колёсный; ободный; корытный; бондарный; клепочный; арбяной).
▲ К 1887 г. численность населения г. Баталпашинска выросла до 7473 человек. Из них, согласно «Сборнику сведений о Кавказе», выделкой кож занимались 4 человека, скорняжным делом –10, шорным ремеслом – 5, обработкой шерсти – 7, портняжным производством – 18, сапожным делом – 42, бондарным промыслом – 6, тележным производством – 8, столярным – 14, выделкой сит – 1, иконописанием – 1. Тонкие работы по дереву и кости, из серебра и золота выполняли 16 кустарей.
▲ В 1887 г. в Баталпашинске были следующие производства:
– кожевенное; в течение всего года выделкой кож (лошадиных, бычачьих и коровьих) занимались 4 крестьянина. Производство осуществлялось или в особо обустроенных помещениях или в отдельных комнатах жилого дома. За выделку шкуры брали от одного до четырёх руб., а готовые выделанные кожи продавались по цене 4-15 руб. Стоимость зависела от размеров изделия.
В течение года всего выделывалось кож на сумму от 2 до 2,5 тыс. рублей. Средний годовой заработок одного рабочего-кожевника составлял 400 рублей. Предметы производства, как этого, так и всех других производств, сбывались на местном базаре или же на ярмарках в соседних станицах и селениях;
– скорняжное; это производство находилось в руках десяти иногородних крестьян и мещан. Специальных помещений для производства кожи они не имели. Работали в отдельных приспособленных для этих целей комнатах, а некоторые из них – в жилой комнате. 
Работали только «на заказ» и за выделку брали: за одну баранью шкуру 5-15 коп., за кунью – 10-30 коп. за лисью – 25-50 коп., за медвежью – 1-2,5 руб. Ежегодная выручка от переработки шкур составляла 2,5-3 тыс. руб. Средний годовой заработок ремесленника составлял около 275 руб.
– шорное; им занимались 5 человек: 3 казака, крестьянин и отставной солдат. Казаки изготовляли седла, в том числе и изделия из дерева для их комплектации. Два же других шорника делали сбрую для упряжки и клещи для хомутов. Работу производили только «на заказ» из своего материала по следующим ценам: уздечки и седелки – 2-3,5 руб. за изделие, шлеи –2-3 руб., хомуты (головки) – 2-8 руб., гужи – 1-1,2 руб. Седло, со всеми принадлежностями к нему, стоило 25-200 руб. (седло для простого казака – 35-40 руб., для офицера – 75-150 руб.). Ежегодный заработок шорника составлял 150-200 руб., мастера по изготовление седел зарабатывали 200-400 рублей. Для украшения использовались кость, турьи и оленьи рога;
– обработка шерсти; прядением волны, приготовлением сукна и вязанием чулок занимались женщины, притом настолько, насколько это было необходимо для домашнего употребления. Домашнее сукно употреблялось главным образом для изготовления черкесок. Оно было неказисто на вид, но в носке было очень прочным. Аршин сукна, при ширине 8-10 вершков, стоил около 30 коп. Количество работников, занимающихся этим производством, не установлено. Но в целом обработка шерсти была развита в городе в незначительной степени. Неизвестна и стоимость продуктов, входящих в технологию изготовления шерсти;
– шерстобитовое; ею занимались три работника (русские по национальности). Работа выполнялась по заказу, за неё брали по три копейки с фунта небитой шерсти. Средний годовой заработок одного шерстобита не превы-шал 100 руб., но не был и ниже 50 руб.;
– валяньем шерсти занимались четыре человека (русские): отставной солдат и 3 крестьянина. Работали только «на заказ», выделывая обувь: валенки – «катаники» – стоимость 1-4 руб. за пару, полсти – 4-10 руб. и дороже, в зависимости от размеров, подхомутины – 0,5-1 руб. В течение года продукции изготавливалось на 700-800 руб. Средний годовой заработок одного полстовала не превышал 100-125 руб.; 
– приготовление пеньковой пряжи и холста было развито ещё меньше, чем пряжи и ткани из шерсти. Ткали только для домашнего употребления и очень грубый холст, пригодный для парусов, половиков, мешков и нижнего белья. Делали и «суровые» нитки. Среди местных казачек это производство было почти не развито. Им занимались, главным образом, живущие в городе крестьянки, прибывшие из внутренних губерний России;
– портняжным производством занимались 18 человек (все русские). В их числе шесть казаков, казачка, четыре крестьянина, четыре отставных солдата, два мещанина и мещанка. Портные-казаки шили бешметы – стоимость от одного до двух рублей, кафтаны –1-3,5 руб., рубахи – 0,3-0,75 руб. и другие изделия, главным образом для продажи на местном базаре. Все остальные портные работали только «на заказ» и из материалов заказчика. Стоимость работ была следующей: за сюртук брали 3-6 руб., брюки и жилет – 0,75-2 руб. за единицу изделия, пиджак (визитка) – 1,5-4 руб., летнее пальто – 3-5 руб., зимнее пальто – 5-10 руб. 
▲ В течение года портной зарабатывал 40-400 руб., средний же годовой заработок портного составлял около 160 руб. К этому производству относились и шапочники (два армянина). Они шили «на заказ» и для продажи из своего материала. Шапки и папахи делали из «курпеев» по цене 3-8 руб. или из материи – «вязенки» – 1-3 руб. Картузы и фуражки шили из сукна, трикотажа или парусины по цене 0,3-2 руб. Форменная фуражка с бархатным околышем и кокардой стоила 3 руб. В течение года шапочники продавали свои изделия на сумму до 1000 руб. Средний заработок каждого из них составлял 250-300 руб. в год.
– сапожное; им занимались 42 человека (36 русских, четыре поляка, немец и армянин). Большинство сапожников работало «на заказ», некоторые же «кустари» весь год изготавливали изделия для продажи на местном базаре и на ярмарках. Особенно много обуви продавалось «кустарями» летом и осенью, когда на заработки в город прибывало много работников со стороны. «Кустари» шили самую простую обувь: сапоги (1-3 руб. за пару – для подростков и 2,5-5 руб. – для взрослых), мужские башмаки – «чубуры» – 0,5-1,5 руб., женские башмаки – 1-2,5 руб., полусапожки – 1,25-2,5 руб. По заказу сапожники шили чаще всего из своего материала. Годовой заработок сапожника, работающего «на заказ», составлял 40-200 руб., а «кустаря» – 150-250 руб. Средний же годовой заработок сапожника равнялся 110 руб. Некоторые сапожники имели учеников, которые жили у них бесплатно по 2-4 года. По истечении договоренного срока ученики нанимались к хозяину в подмастерья или становились самостоятельными мастерами. Первые 6 месяцев ученик приносил хозяину убыток, вторую половину первого года он только окупал своё содержание, а с начала второго года – уже приносил хозяину прибыль;
– бондарное; шесть бондарей (русские) работали круглый год в особо обустроенных сараях. Каждый из них имел помощника, который необхо-дим при сборке из тростей посуды. Таким помощником, чаще всего, был сын или родственник. Лес для изделий (обручи, турлук, брусья) бондари закупали на местном базаре и уже сами делали трости. Впрочем, чаще обручи делали из металла. Бондарные изделия продавались по следующим ценам: бочка – 5-12 руб., бочонок – 0,75-5 руб., кадушка – 1-2 руб., «балея» (ванна для белья) – 1,5-3 руб., баклага – 1-2,5 руб. Все изделия, изготовленные в течение года, оценивались суммой в 2,5 тыс. руб. Среднегодовая зарплата одного бондаря доходила до 300 руб.;
– тележным производством занимались восемь человек (русские). Они изготавливали тарантасы по цене 25-60 руб., дроги и линейки на деревянных дрожинах – 30-75 руб., колёса – 5-15 руб. без оковки металлом и 10-40 руб. с оковкой металлом, сани грубой работы – 5-30 руб. Среднегодовая заработная плата одного рабочего составляла 200-250 руб.
– столярным производством занимались 14 человек (12 – русских, немец и поляк). Работали только «по заказу» и изготавливали различного рода мебель, сундуки, оконные рамы, верстаки, станки и ручки (черенки) для различных инструментов. Некоторые мастеровые выполняли и токарные виды работ из дерева, рога и кости. Стоимость изделий была различной, и зависела от величины изделия и качества выполненных работ. В течение года столяр зарабатывал 100-400 руб. Столярным ремеслом также занимались и плотники, которые делали для продажи на базаре простые стулья, табуретки, скамейки, рамы и др. Всех плотников в городе насчитывалось 52 человека, и все они были русскими. Каждый из них ежегодно зарабатывал 100-200 руб. 
Некоторые плотники занимались распиловкой брусьев на доски. Пильщиков же, специально занимающихся этим делом, было 16 человек (русские) и их годовая заработная плата доходила до 300 руб. на одного. К числу мастеров, занимающихся обработкой дерева, относился и мастеровой, который делал прялки, с принадлежностями к ним, и веретена. Его годовая заработная плата составляла 75-150 руб.
– гончарным производством занимались пять человек (русские). Они изготавливали самую простую посуду, стоимостью 0,1-1 руб., игрушки («петушки», «барашки» и др.) – 0,1-0,15 руб., кувшины – 0,5-0,15 руб. Заработная плата гончара была не более 300 руб. в год. 
– кирпичные заводы выпускали кирпич невысокого качества. Сырой кирпич (нежжёный) продавался по 5-8 руб. за 1000 штук, а жжёный – 8-12 руб. Всего выпускалось кирпича на 1200-1800 руб. ежегодно. Средняя зарплата рабочего на кирпичном заводе составляла около 300 руб. в год.
– обделкой камня (жернова, надгробные памятники) и резьбой на камне занимались пять греков. Работали они только «по заказу» и, притом, за поденную плату, по 1,5-2 руб. в день. Какой суммы достигала заработная плата одного каменотёса в год, никто из них не определял. Но, во всяком случае, ежегодная зарплата каждого из них составляла не более 400-500 руб.
– печным производством занимались пять человек (русские). Годовая зарплата каждого из них зависела от личной квалификации, и была в пре-делах 75-200 руб.;
– кузнечным и слесарным производством занимались 14 человек (русские). Они изготавливали шины, обручи, подковы, кинжалы, шашки, пистолеты, замки и невысокого качества различные инструменты. Ежегодная зарплата кузнеца составлял 100-200 руб., а слесаря – 300-600 руб.;
– изделия из меди и лужение посуды производили два горца, которые зарабатывали 200-300 руб. в год; 
– серебряных дел мастеров было восемь человек (пять русских, армянин и два горца). Они делали «на заказ» газыри, кинжалы, приборы к поясам и уздечкам и др. Работу выполняли из своего материала и брали за неё по 0,5-0,65 руб. с золотника. За позолоту прибавляли ещё по 0,3 руб. на золотник. За одну лишь работу (материал – заказчика) брали от 0,2-0,3 руб. с золотника. Каждый мастер получал в год до 400 руб.;
– иконописанием занимался по заказу один мастеровой (русский), годовая зарплата которого составляла 200-400 руб.;
– выделкой сит занимался один человек (русский), который ежегодно делал продукции до 200 руб. при своей зарплате 50-80 руб.;
– мыловаренный завод обслуживал сам хозяин (армянин) и два его работника. Мыло местного приготовления продавалось по цене 2-10 руб. за пуд. Ежегодный оборот завода не превышал 2,5 тыс. руб., чистая же прибыль хозяина составляла 400-500 руб.;
▲ В 1888 г. в Баталпашинске было 15 мельниц, источником энергии которых был ветер.
▲ В 1889 г. в Тифлисе состоялась выставка, на которую выставили свои экспонаты и представители г. Баталпашинска – владельцы смолокуренных заводов А. Кондратьев и баронесса А. Фитингоф. Экспонаты этой группы оказались весьма хорошего качества. Оба участника выставки были награждены серебряными медалями.
▲ С 1896 г. в Баталпашинске существовал конный завод Барабаша. Матки у него были донской породы, производители – кровные рысаки. Кроме того, Барабаш занимался и овцеводством. Участвуя на выставке животноводства Кубанского экономического общества, Барабаш получил награду за лучшие образцы овец.
▲ 18 июля 1897 г. продолжительность рабочего дня была установлена 11,5 часа, а воскресенье объявлено выходным днём.
▲ «Честь имею покорнейше просить здешнюю почтеннейшую публику удостоить меня своими заказами, которые будут исполнены мною со всей аккуратностью, точностью, чистотой отделки и с полным знанием дела, по последним модным фасонам». Так извещал баталпашинцев дамский портной, прибывший в станицу из Екатеринодара.
▲ В «Энциклопедическом словаре по истории Кубани» (с. 261) сообщается, что «в 1901 году в городе Баталпашинске основан машиностроительный и чугунолитейный завод (владелец Ф. Г. Миллер) с числом работающих 40 человек и суммой годового производства 30 тысяч рублей». В течение 1910-1913 гг. завод входил в число 14 крупных машиностроительных заводов Кубанской области.
▲ В 1907 г. за сплав одного толстого бревна из верховьев Теберды до станицы Баталпашинской лесопромышленники платили 4 руб., а за каждое потерянное бревно члены станичной артели платили неустойку владельцу в размере 10 руб. Таким образом, лесопромышленники жестоко эксплуатировали сплавщиков, которые по целым месяцам с утра до поздней ночи не вылезали из воды стремительной горной Кубани при температуре воды 7-10 °С.
▲ В 1911 г. в Баталпашинской действовали следующие промышленные предприятия (в скобках указан владелец и количество работников): 
– слесарно-механическое и бричечное заведение (владелец – Ф. Г. Миллер и сын); изделия: бункеры, кукурузные молотилки, брички, линейки на 30 тыс. руб. в год; двигатель – 1; – паровая мельница (Александр Николаевич Стоялов, 6 чел.);– вальцовая мельница (Александр Николаевич Стоялов, 3 чел.); – пивоваренный и искусственной воды завод «Кубанская Бавария» (Юлий Михайлович Радик, 12 человек); предприятие основано в 1883 го-ду; изделия: пиво и фруктовая вода мощностью 13 тыс. ведер в год; двига-тель – 1;– поташный завод (братья Воробьёвы, 6 чел.); – кожевенный завод (Иван Митрофанович Грайворонский, 3 чел.); – кожевенный завод (Григорий Алексеевич Морозов, 3 чел.);– кожевенный завод (Алексей Григорьевич Морозов, 3 чел.);– кожевенный завод (Иван Николаевич Прокофьев, 4 чел.);– кирпично-черепичный завод (Александр Иосифович Бориславский, 2 чел.);– кирпично-черепичный завод (Гасан-оглы Гуссейн, 3 чел.); – кирпично-черепичный завод (Илларион Ефимович Пучкин, 2 чел.);– лесопильный завод (Костина); – маслобойный завод (Байкин); – типография (Леонтий Яковлевич Кочка); – типография (Дмитрий Андреевич Паршен).
▲ Местная промышленность станицы была основана либо на удовлетворении местных потребностей, либо на переработке местного сырья. 

Таблица № Промышленность Баталпашинского отдела (по состоянию на 1913 г.)


№ п/п

Наименование предприятий
Баталпашинский отдел
Количество предприятий Количество

наёмных рабочих

1

Винокуренный завод

1 11
2

Клейное

2 17
3

Мыльное

2 18
4

Мельница паровая

9 45
5

Мельница водяная

219 449
6

Мельница ветряная

15 19
7

Кожевенное

5 21
8

Кирпично-черепичное

15 47
9

Пивоваренное

2 81
10

Чугунолитейное

2 78
11

Маслобойное

31 82
12

Бондарное

27 31
13

Лесопильное

3 23

▲ В 1913 г. в станице Баталпашинской функционировали 88 торгово-промышленных заведений, годовой оборот которых составлял 545,6 тыс. рублей. 
В их числе: 31 предприятие мелочной торговли, 6 – мучной торговли, три – кондитерской торговли, 10 – мануфактурной торговли, 6 – смешанной торговли, 5 – торговли смешанными платьями, 2 склада земледельческих орудий, 4 кожевенных завода, 5 кирпичных заводов, 2 лесопильных завода, поташный (содовый) завод, аптека, 3 аптекарских магазина, 2 ссыпки хлеба, паровая мельница А. Н. Стоялова, баня И. И. Рядченко, книжный магазин Л. Я. Кочка, магазин по продаже обуви и 3 магазина по продаже изделий из кожи. Общее количество работающих на них – 221 человек.
Кроме них в станице было множество различных лавок, пивных, чайных, квасных, кафе, закусочных, кондитерских, булочных, общественных столовых, киосков, колбасных, молочных и мясных лавок, винных погребов, ресторанов, вегетарианских и домашних столовых. 
▲ На мельнице владельца Попова, которая была построена в 1911 г., до революции так определяли качество зерна: брали из разных мешков пшеницу и выпекали караваи, которые потом кругом раскладывали на изнаночной стороне тулупа, а другим тулупом накрывали сверху. Приглашали гармониста и дюжего молодца. Тот под развесёлую мелодию начинал выплясывать на тулупе, под которым был каравай. После пляски тулуп сбрасывали. И если примятый танцором хлеб в течение 10 минут не обретал свою прежнюю форму, то пшеницу не считали высококачественной.
▲ Высший сорт муки выпускали мельницы Попова и Барановская, что под Невинномысском. Затем, по качеству, следовали Эркин-Шахарская и Стоялова. Хорошего качества мука выпускалась на мельнице Лупина, которая находилась в километре от Свидинского острова, на той же про-токе. 
Свидин остров был единственным на всю станицу. На территории боль-шого фруктового сада, обсаженного высокими тополями, с тремя березами и сосновой аллеей, стояла трёхэтажная генеральская дача. Позже, сменяя друг друга, в ней размещалось общежитие школы рабочей молодежи, затем – школы-интерната, жилой дом работников цементного завода и квартира директора, в дни оккупации в ней проживали немецкие сапёры. 
Меж двух проток остров тянулся почти до Поповой мельницы. В конце острова протоки сливались и вымывали в песке глубокую яму – лучшее место для купания и рыбалки горожан. Отсюда, с крутого бережка, окруженного камышом и кустарником, кидались с разбегу в глубину. Мальчишки – просто «солдатиком» (руки по швам), ребята постарше – «нырком» (вниз головой). Были и такие, которые совершали фигурные прыжки «через голову», совершая акробатическое сальто в воздухе.
▲ Не последнюю роль в жизни станицы играли кузни, оборудованные кузнечным мехом, наковальнями, горном, чаном с водой или маслом для закалки, молотом, ящиком с древесным углем или коксом, клещами и зубилами. 
Кузнец, обличённый в кожаный фартук, выполнял различные работы. Он ковал лошадей, делал оттяжку колёс, ремонтировал оси и рессоры карет и дилижансов, изготавливал балконные решётки, надкрылечники, ворота и калитки, ограды с рисунками, молоты, кирки, ломы, клинья, гвозди. Ему обычно помогал напарник-молотобоец.
С кузнецами соперничали жестянщики. Нарядные водосточные трубы, флюгеры, крыши – это их работа.
▲ В Баталпашинском отделе рабочий класс составлял лишь около 4% населения (400 железнодорожников из Невинномысского депо, 800 рабочих из промышленных предприятий станицы Баталпашинской, 200 шахтёров из Хумаринских копей, 1000 горняков из рудника «Эльбрус»), но, тем не менее, позже, они сыграли ведущую, руководящую роль в революционной борьбе трудящихся.
▲ Самую высокую дымовую трубу в станице до революции имела «монополька» – пивоваренный завод Ю. М. Радика. В 1916 г. он построил на берегу Кубани водокачку, два насоса которой могли подавать в час 12 куб. м воды.
▲ В 1917 г. в Баталпашинской и за её пределами насчитывалось лишь пять частных кустарных мастерских, в которых было занято всего-навсего 120 рабочих.