Ассистент

Исторический Черкесск: Энциклопедия: Сословия. Чины. Власть. Дореволюционные награды.


▲ В России издавна существовало сословие, то есть социальные группы общества, которые отличались своим юридическим положением, передаваемыми по наследству определёнными правами и обязанностями.В конце XVIII века в России были следующие сословия и сословные категории: господствующее сословие (1 %) – дворяне; полуприви-легированные сословия (2,5 %) – духовенство, купцы I, II и III гильдии, казаки, иностранные колонисты, разночинцы; податные сословия (94,6 %) – мещане, цеховые ремесленники, крестьяне (90 %); неподатные сословия (1,9 % ) – солдаты и солдатские дети. 
▲ к началу XX века в списках департамента герольдии России числилось 830 титулованных родов – около 250 российско-княжеских, 310 графских, 240 баронских, 30 фамилий калмыцких и татарских князей, один герцогский род и три фамилии маркизов. В 1897 году на Кавказе имелось 225 тысяч потомственных и личных дворян, большинство последних составляло офицерство кубанского и терского казачеств.
▲ во времена Петра I на Кавказе появились немногочисленные добро-вольцы – служилые люди, которые, как известно, с первым классным чином получали и дворянство. В 30-е годы XVIII века сюда в поисках чинов и наград прибыло немало немецких офицеров, не умевших ни читать, ни писать по-русски. Тем не менее, все они были внесены в дворянские родословные книги. В конце XVIII века местное дворянство состояло в основном «из грузин и армян», возведённых в дворянское достоинство грамотами царя Ираклия, а также небольшой части русских служилых людей и иностранцев. К числу первых русских дворян на Кавказе относились Ребров Алексей Фёдорович, Копытовский Савва Романович, Криворучков Яков Маркович и командир Хопёрского полка Устинов Конон Тимофеевич, которого в 1785 году избрали первым ставропольским уездным предводителем дворянства.
▲ В начале XIX века на Кавказ устремилась масса чиновников и офицеров. Они спешили записаться в родословные книги дворян сначала по Астраханскому депутатскому собранию, а с 1802 года – по Кавказ-скому. 
▲ При императрице Екатерине II на юге России появились титулован-ные дворяне и сановники, которые щедро наделялись десятками тысяч десятин земли. Однако многие из них не оставались на Кавказе и часто даже не заглядывали в свои имения.
▲ Форма мундира для кавказского дворянства была: «Тёмно-вишнёвый кафтан с голубым бархатным воротником и косыми обшлагами с четырьмя на разрезе пуговицами, камзол такого же цвета, пуговицы белые, на кафтане по обеим сторонам гнезда и карманы косые». 
▲ В конце XIX века в Кубанской области, да и в соседней, Ставрополь-ской, губернии насчитывалось несколько тысяч чиновников (то есть госу-дарственных служащих, имеющих чин и служебное звание) различных рангов, из них многие служили в администрации, суде и полиции, на обще-ственной и сословной службе. Кроме того, без службы нельзя было получить чина, и дворянин, не имеющий чина, показался бы чем-то вроде белой вороны. При оформлении любых казённых бумаг надо было указывать не только фамилию, но и чин. В начале XIX века человек, не имеющий чина, должен был подписываться: «недоросль такой-то».
▲ Слово «чин» издавна существует в русском языке. В словаре В. И. Даля оно объясняется через глагол «чинить», то есть делать свою работу равнодушно, без интереса, бюрократически. В XVII веке – употреблялось для обозначения должности или звания (почётного титула) государственного служащего. Но в XVIII веке чином стали называть особую правовую категорию – ранг государственного служащего.
▲ Наибольшая плотность служилого люда в России отмечалась в Сибири и на Кавказе, где один чиновник приходился на 54 человека, в то время как в уездах – на 800 человек. 
▲ На Кавказе в начале XX века на каждую тысячу жителей приходилось 24 дворянина, в Польше – 19, в Европейской России – 15.
▲ Кавказ издавна манил чиновный люд. Считалось, что здесь легче было выслужиться и быстрее получить награду. Однако по свидетельству С. Фаворовского, командированные сюда чиновники, «видя великую беспорядочность и запущенность в делах», избегали «затруднительности службы». Многие из них попросту бросали её, предпочитая «претерпеть за это наказание». Причины бегства – «недостаточность жалованья» и вред-ный климат.Поэт К. Случевский писал: «Говорят, что в указе так значилось: кто Кавказ перевалит служить,Быть тому с той поры дворянином, знать коллежским асессором быть...»
▲ В январе 1722 года Петром I была установлена иерархия чинов в армии, в государственном аппарате и на флоте (так называемая «Табель о рангах»), которая просуществовала до декабря 1917 года. За два века «Табель», которая приводится ниже, несколько раз изменялась и уточнялась.

Таблица 1. Табель о рангах

Класс Чины гражданские (статские) Чины армейские (сухопутные) Чины гвардейской кавалерии Чины казачьих войск
1 Государственный канцлер. Действительный тайный советник I класса Генералиссимус; Генерал-фельдмаршал
2 Действительный тайный советник Генерал-аншеф (1763-1796); Полные генералы: от кавалерии (с 1796), от инфантерии (пехоты) (с 1796), инженер-генерал (с 1796), от артиллерии (с 1796); Фельдцейхмейстер (до 1909)
3 Тайный советник Генерал-лейтенант; Генерал-поручик (1730-1796) Войсковой атаман
4 Действительный статский советник, Оберпрокурор, Герольдмейстер Генерал-майор; Генерал от фортификации (1741-1796) Наказной атаман
5 Статский советник Бригадир (1722-1799)
6 Коллежский советник, Военный советник Полковник Полковник Войсковой есаул; Полковник
7 Надворный советник Подполковник Ротмистр Войсковой старшина (с 1884)
8 Коллежский асессор Майор (отменен с 1884 г.); Премьер- и секунд-майор (1698-1884); с 1884 года – капитан, ротмистр (в кавалерии) Штабс-капитан Войсковой старшина (до 1884) Есаул (с 1884);
9 Титулярный советник Ротмистр; Капитан (до 1884); Штабс-капитан; Штабс-ротмистр Поручик Есаул (до 1884); Подъесаул (с 1884)
10 Коллежский секретарь Капитан-поручик (до 1798); Секунд-ротмистр (до 1798); Штабс-капитан; Штабс-ротмистр (до 1884); Поручик (с 1884) Корнет Сотник (с 1884)
11 Сенатский секретарь, Корабельный секретарь Поручик, сотник (до 1884)
12 Губернский секретарь Поручик (до 1884 ); Подпоручик (с 1884); Корнет (с 1884, в кавалерии)) Сотник (до 1884); Хорунжий (с 1884)
13 Провинциальный секретарь, Сенатский регистратор, Синодский регистратор, Кабинетский регистратор (в XVIII веке) Прапорщик (с 1884, только в военное время); Корнет (до 1884) Хорунжий (до 1884)
14 Коллежский регистратор Фендрик (до 1731 г.);

Таблица 2. Военные чины ниже Табеля о рангах

АРМЕЙСКИЕ В КАЗАЧЬИХ ВОЙСКАХ
Подпрапорщик инженерного корпуса, кандидат на классную должность
Зауряд-прапорщик
Подпрапорщик Подхорунжий
Фельдфебель Вахмистр, Фельдфебель (у пластунов)
Старший (вводный) унтер-офицер (до 1796 года сержант) Старший урядник
Фейерверкер Урядник
Младший унтер-офицер (до 1796 года капрал) Младший урядник
Ефрейтор Приказный (ефрейтор)
Рядовой, канонир Казак (рядовой)

 ▲ «Табель о рангах» устанавливала три основные линии (рода) государственной службы: воинская, статская и придворная; номенклатуру чинов по каждой из них и их иерархию (ранг) – распределение по четырнадцати классам (вместе с тем старшинство чинов в пределах одного рода службы и соответствие с чинами других её родов).
▲ Чины присваивались императором, а в военное время также главноко-мандующими (до капитана армии). Унтер-офицерские звания присваивались командиром полка.
▲ Для поступления в первый классный чин, то есть 14-й класс «Табеля о рангах», требовался экзамен в объёме курса уездного училища. Канцеляр-ские и низшие исполнительские должности, а также первые инженерные, преподавательские и прочие должности после окончания высших учебных заведений в зависимости от ранга заведения и личных успехов выпускника входили в 14–9-й классы.
▲ 8-й класс «Табеля о рангах» до 1856 года давал гражданским лицам право на потомственное дворянство. В 1809 – 1834 годы для перехода в 8-й класс требовалось представить свидетельство об окончании университета или выдержать экзамен на чин.
▲ По Закону от 9 декабря 1856 года, согласно «Табелю о рангах», для получения потомственного дворянства надо было дослужиться до 4-го класса гражданской службы или 6-го класса военной, Личное дворянство давал 9-й класс, 10–14-й классы – почётное гражданство. 3-й и 2-й классы присваивались не за выслугу лет, а по личному распоряжению императора. Относящихся же к 1-му классу всего в истории России было: 11 канцлеров, 64 генерала-фельд-маршала и 6 генерал-адмиралов.
▲ От класса зависело титулование. К чинам 1–2-го классов обращались «Ваше высокопревосходительство», 3–4-го – «Ваше превосходительство», 5-го – «Ваше высокородие», 6–8-го – «Ваше высокоблагородие», 9–14-го – «Ваше благородие».
Было титулование и по происхождению: к князьям и графам обращались «Ваше сиятельство», к остальным дворянам, в том числе к баронам, – «Ваше благородие» или «Господин барон». Для купцов 1–2-й гильдии формой обращения было «Ваше степенство». К царю обращались «Ваше императорское величество», к великим князьям (членам царской фамилии) – «Ваше императорское высочество», к князьям дома Романовых – «Ваша светлость».
Постепенно в России установилась следующая иерархия титулов: свет-лейший князь, князь, граф, барон.
▲ В России существовали различные виды жалованья: по официальной ведомости чиновник ежемесячно (20-го числа) получал обыкновенное жалованье. Кроме того, ему полагались квартирные деньги, столовые, разъездные, прогонные, фуражные и добавочные.
Так, Ставропольский губернатор, действительный статский советник по-лучал 9,5 тысячи рублей в год (штатного жалованья ему полагалось 4,75 тысячи рублей и столько же столовых, в месяц выходило 790 рублей). Вице-губернатор соответственно 4,3 тысячи рублей и 360 рублей. Годовое содержание высших чинов: инженера, архитектора и врача составляло 1,3 тысячи рублей.
Служащие рангом пониже получали меньше. Делопроизводитель имел годовой доход 726 рублей, его помощник – 392 рубля, архивариус – 582 рубля (для сравнения: адвокат средних способностей мог заработать от 2 до 5 тысяч рублей, профессор – 3 тысячи рублей, доцент – 1,2 тысячи рублей). Годовое содержание полицейского чиновника и городового составляло 300 рублей (жалованье – 240 рублей, квартирные – 36 рублей, обмундирование – 24 рубля). 
Основная же масса рядовых чиновников, которые «при сгорбленном по-ложении тела, иногда в сырых, холодных, тесных и полутёмных зданиях проводит в тяжёлом, усидчивом, хотя и механическом труде (от 9 до 2–3 часов дня), переписывая всевозможные бумаги» получала содержание от 10 и не более 25 рублей в месяц. 
▲ В 1904 году есаул 2-го Хопёрского казачьего полка имел оклад в год 900 рублей, столовых денег – 360, войсковой старшина – 1,08 тысячи руб-лей оклад и 660 столовых, командир полка – 1,25 и 2,7 тысячи рублей соответственно. В целом (т.е. жалованье, столовые и квартирные) есаул получал 1,804 тысячи рублей, войсковой старшина – 2,51 тысячи рублей, хорунжий – 1,028 тысячи рублей 50 копеек, командир полка – 5,090 тысячи рублей.
Цены, например, в 1900 году были следующими: хороший костюм в Екатеринодаре стоил 7 рублей, пальто – 11 рублей, швейцарские часы – 10 рублей. В трактире Баталпашинска можно было пообедать за гривенник, суп с вермишелью стоил 7 копеек, каша гречневая – 1,5 копейки, мясо тушёное с картошкой – 6 копеек.
Накануне первой мировой войны генерал в царской армии получал порядка 9,5 тысячи рублей, полковник и подполковник – от 2,5 до 4 тысяч рублей. Капитанское жалованье составляло более 1,5 тысячи рублей. Поручик при Николае II «имел» 840 рублей. Годовой доход солдата составлял 7 рублей 20 копеек. В то время заработная плата российского пролетария составляла в среднем 270–300 рублей в год.
▲ Кроме жалованья и столовых денег всем офицерам полагалась квартира или квартирные деньги. Так что говорить о бедственном положении казачьих офицеров в русской армии не приходится.
▲ Форма обращения в Хопёрском казачьем полку также подчёркивала её классовый характер. Все вышестоящие чины, от приказного до полковника, обращались к казаку на «ты» и называли его «казак» или по фамилии.
▲ Казак должен был обращаться на «вы» уже начиная с урядников и говорить «господин старший урядник». Офицеры к унтер-офицерскому составу обращались на «ты» и по фамилии, часто не употребляя звание; если же упоминали звание, то без фамилии. Ни казакам, ни урядникам, ни вахмистрам офицеры руки не подавали, однако к будущим офицерам-юнкерам и кадетам – обращались на «вы» и «господин». Офицеры, низшие по чину, к высшим обращались «господин поручик», «господин капитан», «господин полковник». 
Такая же форма была и в обращении высших по чину к подчинённым. К генералам офицеры обращались, титулуя их, «ваше превосходительство» или «ваше высокопревосходительство». Форма «господин генерал» до Февральской революции не употреблялась. В обращении генералов друг к другу также употреблялось титулование.
▲ Усли офицер или генерал имели графский или княжеский титул, то подчинённые обращались к ним, титулуя их не по военному чину, а по титулу: «ваше сиятельство», «ваша светлость». Начальник же обращался к ним: «граф» или «князь».
▲ КНЯЗЬ – почётный наследственный дворянский титул, который с XVIII века жаловался царём за особые заслуги.
▲ ГРАФ – частный родовой дворянский титул, который был введён в России при Петре I. Графское достоинство являлось наследственным, однако в исключительных случаях могло быть личным, в ряде случаев за особые отличия, награждение титулом могло сопровождаться добавлением к фамилии почётной приставки, например, Паскевич-Эриванский, Суворов-Рымникский, Потёмкин-Таврический. Было учтено 398 родов. 
▲ БАРОН – частный родовой дворянский титул, который был ниже графского. В России он также введён Петром I. Роды подразделялись на российские, прибалтийские и иностранные. В Российской империи титул преимущественно жаловался финансистам и промышленникам, а также лицам недворянского происхождения. В конце XIX века было учтено около 240 баронских родов.
▲ Кроме званий (казак рядовой, казак приказный, младший урядник, урядник, старший урядник, вахмистр) и чинов (подхорунжий, хорунжий, сотник, подъесаул, есаул, войсковой старшина, подполковник, полковник, генерал) у казаков были должности. Казаки на руководящих воинских должностях именовались атаманами. 
▲ Лица, занимавшие «урезы» (должности) в Войске, полках и сотнях назывались казачьей старшиной. Таким образом, существовала старшина войсковая (атаман, судья, есаул, писарь, казначей и так далее), полковая (полковник, есаул, писарь, хорунжий, полковые есаулы) и сотенная (сотник, есаул, писарь, хорунжий, сотенные есаулы). По Высочайшему указу Екатерина II жаловала армейских старшин чинами, например, полковник.
▲ Со времён Екатерины II дворянство и знать России в своих гостиных говорили исключительно на французском языке.
▲ До революции 1917 года служебные и гражданские взаимоотношения в казачьих войсках и станицах осуществлялись не по воинским уставам регулярной армии и не по законам Российской империи. Они осуществлялись по не писаным, испытанным в походной и мирной жизни традициям. Главным в этих традициях было уважение в человеке таких качеств, как храбрость, верность товариществу, трудолюбие, честность. За доблесть в бою казака чествовали в присутствии его товарищей на казачьем Круге.
▲ Как и каждая казачья станица, станица Баталпашинская представляла собой миниатюрное государство республиканского типа. Она имела свою территорию – «юрт», границы которой были определены достаточно чётко. Изменить их могли только с согласия станичного общества, что со времён Екатерины II российским правительством подтверждалось неоднократно. После образования станицы в её юрте стали возникать отдельные поселения, именовавшиеся хуторами. Число их в пределах станицы могло исчисляться десятками. Население станицы и принадлежащих ей хуторов называлось станичным обществом. Казак имел гражданство одного из казачьих станичных обществ. Никто, кроме самого станичного общества, даже сам российский император, не мог дать или отнять это право.
▲ Все наиболее важные дела решались на общем собрании совершенно-летних, достигших 25-летнего возраста, не находящихся под следствием и не осуждённых, мужчин-станичников, называвшемся казачьим Кругом. В обычае было безоговорочное подчинение старшим: «Что скажут господа-старики, тому и быть». Мудрые, много повидавшие, много раз ошибавшиеся, они не давали сбиться с пути праведного молодым. Могли подсказать, могли пожурить, если надо, а то и наказать по справедливости. Бывало, господа-старики присудят плетей ввалить какому-нибудь оборванцу. После экзекуции, поддерживая свои брючишки, наказуемый должен был ещё и поблагодарить господ-стариков за науку. И не было случая неповиновения старшим.Это и определяло крепость и славу казачества, его своеобразие и отли-чие от племён горских народов.
▲ Оборона в форме «круга» издавна применялась казаками против неприятеля, заставшего их врасплох, и когда у них не было времени на возведение укрепления. На суше казаки устраивали круг из возов, которые опрокидывали, тесно привязывали или сковывали цепями, обратив оглобли в сторону врага. При длительной осаде возы даже засыпали землёй. 
▲ Француз Г. Боплан как-то писал, что «сотня казаков в таборе (круге) не побоится ни тысячи ляхов, ни нескольких тысяч татар». Если же дело происходило на воде, то и там казаки с помощью лодок образовывали круг, держа потом круговую оборону. Во время похода, когда нужно было решить сообща какой-то важный вопрос, казаки становились в круг, повернув лошадей головами к его центру. При таком построении каждый казак видел лица своих товарищей по оружию. Эта традиционная форма сбора казаков в «круг» позже перешла на собрания.
▲ По старинным актам известны Круги валовые, войсковые и полковые. Круги решали все общественные дела и при полной независимости и демо-кратии казачьих обществ были собранием полноправных членов представителей народа. Низшим Кругом был полковой, впоследствии станичный или хуторской. Его решения мог пересмотреть или приостановить Круг войсковой, который состоял из представителей станиц всего округа, то есть административного района в казачьих землях, просуществовавшего до 1920 года.
▲ Проводили Круги по праздничным дням церковного Православного календаря на центральной площади станицы, расположенной перед станичным храмом. Первым приходил атаман, за ним – старики, а потом казаки. Если Круг проходил под открытым небом, то его участники стояли. Если же атаман предлагал казакам сесть – это означало, что обсуждение будет долгим и обсуждаемый вопрос серьёзен. На Кругу должны были присутствовать не менее двух третей списочного состава или же выборных. Выборные, не явившиеся на Круг без уважительных причин, наказывались денежным штрафом от 20 копеек до одного рубля, который шёл в станичную казну. Казаки стояли, образовав форму круга, в центре которого находились знамёна и другие реликвии, а на приготовленных заранее скамьях сидели старики и священник. Тут же стоял атаман и вся войсковая старшина. Все присутствующие были равны независимо от богатства или занимаемых ими должностей на царской службе... Казачья традиция женщин правом голоса не наделяла и разрешала им присутствие на Круге по специальным приглашениям. На Круге разрешалось присутствие вместе со старшим совершеннолетним братом, отцом, крестным отцом или наставником казачатам, не достигшим возраста малолеток, и гостям. Как правило, на Круг казаки наряжались в национальную одежду со всеми атрибутами. 
▲ Вёл Круг дежурный есаулец, который назначался из казаков, лучше других знающий обычай и умеющий наводить порядок и тишину. Присутствующий священник обладал правом остановить Круг, напомнить атаману или любому выступающему о христианских нормах морали. Если священник встал – все обязаны молчать! После принятия решения о правомочии Круга, вносилось знамя, после чего священник читал молитву. До выноса знамени никто из присутствующих не покидал собрания. Всякий выступающий на Кругу, выходя в середину, снимал шапку, отвешивал поклон священнику, старикам, атаману и всему собранию. Закончив выступление, надевал шапку. Если шапка не надета, выступающий казак считал, что не всё сказал. Вносящего сумятицу и раздор в порядок Круга казака могли вывести и наказать. 
▲ Если Круг был организацией, вырабатывающей политическую долго-срочную программу, выполнял функции законодательного собрания, то станичный Сход был исполнительной общественной организацией. По характерам и задачам, в основном, сход можно свести к двум разновидностям: очередной - на котором зачитывались приказы и предложения атамана, чрезвычайный – посвящённый события неожидан-ным.
▲ Особым Сходом были собрания, на которых разбирались тяжбы не уголовного характера, но которые атаман не считал себя вправе разбирать единолично. На Сходе знамя не выносилось, однако совет стариков и свя-щенник сохранялись. После молитвы писарь оглашал жалобу, затем есаулец вызывал либо судящихся казаков: истца и ответчика, либо жалобщика. Разбирательством, а чаще всего обвинением провинившегося начинали заниматься старики, судя его «по обычаям». До вынесения приговора ответчик мог заявить, что старики к нему несправедливы, и он просит судить его «по совести». Для этого по жребию избирался суд из числа всех казаков по принципу: один из десяти присутствующих... Приговор судей мог быть смягчён по просьбе стариков или по просьбе священника, но иногда не отменялся и приводился в исполнение.
▲ Самым страшным наказанием было не физическое, выпоротый на сходе казак, отчасти даже гордился, хотя скажем, если был порот за слабость по женской части или за приверженность к питью, то не мог более рассчитывать ни на хорошую невесту, ни на приглашение в трудовую артель или артельную охоту зверя или ловлю рыбы. Равно, как и при дележе участков на паи получал самые плохие земли. 
▲ Наказания для станичников были самыми разнообразными. Например, провинившегося могли заставить напоить вином весь станичный сбор. Могли приковать цепью к позорному столбу. Могли лишить права ношения оружия на какой-либо срок. Могли выпороть плетьми. Малая вина – плетей 10, 20. Бывало по 30, а за большую провинность и по 50 , а то и по 100 плетей давали. Сто плетей давали за измену мужа жене. 
▲ Атаман смотрел, чтобы били все по праву, по одному месту два удара не делали, а то можно покалечить казака. Этому наказанию подвергались не только мужчины, но и женщины лёгкого поведения и неверные жёны. За серьёзные преступления (воровство, конокрадство и другое) наказывали изгнанием из станицы и казачества навсегда. 
▲ Самым страшным было признание того, что суд видит преступление таким тяжким, что не может найти виновнику наказание. В этом случае ста-рейшина подходил к провинившемуся и плевал ему под ноги, что озна-чало – он оскверняет землю, по которой ходит – и ремень преступника надевал ему на шею. Есаулец при этом добавлял, что осуждённый замарал казачью честь, стал предателем и осквернителем казачества. А за измену казачеству наказание было одно – смерть.
▲ Преступников наказывали приговором «в куль, да в воду», то есть топили в Кубани, могли повесить на центральной площади станицы. Гораздо страшнее был конец и у изменников. Их приводили на границу казачьих земель и там разрубали пополам. Одну часть бросали на вражескую землю, другую не погребённой оставляли на своей земле. За большое преступление перед Войском, ну, к примеру, убил кто кого, такого убивали без суда. Кто хотел убить, с ножом бросался, такого на месте артельно били. Выживет – на Круг или Сход вели.
▲ На Кругу также совершались семейные браки и разводы, принимали послов и гостей, читали царские грамоты и др. С той минуты, когда преступник становился персоной «нон грата» он должен был немедленно покинуть станицу, и казаки больше никогда не упоминали его имени. В момент приведения в исполнение приговора о телесных наказаниях женщины и дети, а часто и все иногородние, со Схода изгонялись. Приводили приговор в исполнение казаки по жребию. После судебного схода все его участники держали покаянный трехдневный пост, ежедневно усиленно молились и только после бани шли в церковь к исповеди, каясь в нарушении заповеди «Не судите да не судимы будете...»
▲ Атаману избирали помощников – есаула, писаря, казначея и судей, которые и составляли станичное правление. Впоследствии состав правления расширился, а судьи, выделившись из правления, стали составлять самостоятельный станичный суд. Если приемлемого для всех сторон решения суд не находил или правонарушение было очень серьёзным, дело выносили на рассмотрение казачьего Круга. Суд руководствовался казачьим «обычным», или «станичным», правом.
▲ С возникновением вокруг станицы Баталпашинской хуторов появились хуторские сборы и атаманы, обязанные подчиняться и решениям станичного сбора и атамана, но сохранившие самостоятельность в решении чисто хуторских проблем. Хуторских атаманов избирал сход казаков хутора из числа наиболее достойных казаков.
▲ С увеличением населения в Баталпашинской на станичный сбор стали избирать делегатов от определённого числа дворов. У казаков Кавказской Линии не было станичных атаманов, избиравшихся обществом, а вместо них назначались станичные начальники.
▲ Со дня поселения линейных казаков на Кубани у них не было Наказного атамана и каждое Войско (Кавказское, Кубанское, Хопёрское) управлялось своим командиром полка. Первый Наказный атаман Особого Кавказского линейного войска был назначен только с 1832 года. Наказный атаман руководил всеми полками через Войсковое дежурство – следил за боевой выучкой, за несением службы на постах Линии, назначал сотенных командиров, производил казаков в урядники. В то же время Наказный атаман был председателем Войскового правления, ведал административными, полицейскими и хозяйственными делами в станицах войска, контролировал экономику, торговлю, финансы полковых и сотенных касс. Держал под контролем щепетильные вопросы землепользования, строго наказывал ловкачей, имеющих лишнюю землю.
▲ Казачьи войска и области, населённые казаками, в административном и военном отношениях были подчинены Главному управлению казачьих войск Военного министерства. Во главе Управления стоял Атаман всех казачьих войск. 2 октября 1827 года наследник престола – цесаревич Александр Николаевич, будущий император Александр II, в возрасте девяти лет был назначен Атаманом всех казачьих войск Российской империи и оставался на этом посту до 19 февраля 1855 года. В дальнейшем стало правилом наследнику престола присваивать звание Атамана всех казачьих войск. Это правило сохранялось до 1917 года. По-следним Атаманом с 30 июля 1904 года был цесаревич Алексей, сын императора Николая II.
▲ Во главе каждого казачьего Войска стоял Наказный (Наказной) атаман, то есть назначенный, подчинявшийся непосредственно цесаревичу. Наказной атаман – заместитель Войскового атамана – назначался из генералов – не казаков. Наказной атаман выполнял функции не только командующего казачьим Войском, но и генерал-губернатора (например, Кубанской области).
▲ Слово «атаман» – тюрского происхождения, обозначает отец-началь-ник, предводитель. Например, корни «ата» – отец и «ман» – темен, то есть – десять тысяч. Дословный перевод этого слова – темник, командир отряда казаков числом в десять тысяч человек. Существовал и походный атаман – предводитель казаков в период военных действий и походов. В руках вой-скового (у запорожских казаков – кошевого) атамана была сосредоточена вся полнота власти управления казачьим войском. Походным атаманом избирался казак, когда ему исполнялось 40 лет, а есаулом – в 30 лет мог быть и казак. В войсковые атаманы лиц моложе пятидесяти лет не выбира-ли.
▲ Власть в Баталпашинской возглавлял станичный атаман, избираемый на учредительном Кругу (позже – на станичном сходе). Срок пребывания атамана во власти был год, однако впоследствии увеличили до трёх лет. 
▲ При выборе атамана казаки требовали, чтобы он, кроме знания грамоты, «был доступен и общителен, чтобы к нему, не стесняясь, можно было обратиться с просьбою, а иногда и пригласить на рюмку водки». Избранным считался казак, не моложе 33 лет, набравший большее число голосов (даже если получил преимущество в один голос).
▲ Если все кандидаты получали равное количество голосов, то Круг прерывался на срок, насчитывающий несколько дней, а затем проводился вновь по всему ритуалу от чтения молитвы. В XIX–XX века станичными атаманами в большинстве случаев были рядовые казаки или урядники, хотя в Баталпашинской всегда проживало более десятка генералов, не говоря об офицерах меньших рангов.
▲ Избранный атаман на станичной площади или в станичном правлении при большом скоплении народа произносил клятву: «На Христовом Животворящем Кресте, на Священном писании присягаю: служить верно не щадя головы (жизни) и живота (имущества) своего. Беречь казачью честь, преумножать достояние станицы. Беречь казаков!» набравший большее число голосов (даже если получил преимущество в один голос). 
▲ После произношения клятвы на атамана надевали атаманский кафтан, шапку и медаль, через правое плечо перепоясывали саблей, а через левое – полотенцем (символы военной и хозяйственной деятельности атамана). Потом совершался обычай «помазания атамана пылью». Атаману мазали лицо грязью, снятой с подошвы сапога. Это означало, что атаман, который с этой минуты пользовался абсолютной властью, должен «умалиться» стать ниже сапога в гордыне своей и служить своему народу, а не распоряжаться людьми как собственностью. В заключение атаману вручались пернач (символ атаманской военной власти), насека (символ гражданской власти атамана) и печать (символ хозяйственной и дипломатической функций атамана), которой скреплялись все документы. Все символы принадлежали общине и передавались от атамана к атаману.
▲ Избранный на второй и третий срок (более Устав не позволял, и его кандидатура три года подряд не выдвигалась) атаман присяги не произносил, но обязательно целовал крест, Евангелие и знамя (только освящённое в церкви, иное знамя символом не считалось). Казачий круг мог отрешить от должности выбранного атамана, если казаки после определённого времени видели, что их избранник правит не должным образом. Со временем значение Войскового круга (у запорожцев он назывался Сечевой радой) как высшего органа резко снизилось: сказывалось подчинение казачества государственной власти, производившей назначение атамана. В промежутках межу Кругами вся полнота власти принадлежала атаману и правлению.
▲ Все жители Баталпашинской беспрекословно подчинялись атаману и решениям Круга. Атаман станицы нёс ответственность перед атаманом Ба-талпашинского отдела за благополучие в пределах станичного юрта, в этом отношении ему в равной мере подчинялись лица войскового и не войскового сословий. 
▲ В обязанности станичного атамана входило распределение станичных общественных сумм, контроль над выдачей и возвращением хлеба в запасные общественные магазины, обучение малолеток строевой подготовке, формирование ближних и дальних разъездов, обеспечивающих безопасность станицы в случае неприятельских набегов, оказание местным лекарям всякого содействия по ликвидации эпидемий. 
▲ Атаман лично нёс ответственность за состояние дорог, мостов, переездов, благоустройство улиц и тому подобное. Он созывал и распускал станичный Круг, доводил до сведения жителей станицы распоряжения и указы вышестоящего руководства, принимал решения и действовал по своему усмотрению в экстремальных условиях: при пожарах, наводнениях, снегопадах, грозах, массовом падеже скота и птицы, болезнях станичников и др. 
▲ Атаман мог лично наказывать лиц, ведущих нетрезвый образ жизни или виновных в совершении беспорядков. Среди взысканий со стороны атамана известны денежные штрафы до трёх рублей в пользу общественной казны, арест до трёх дней, общественные работы сроком до 10 дней. Если виновные не платили своевременно штраф, станичный атаман назначал продажу движимого имущества, не лишая при этом семью средств к существованию до нового урожая. Продаже не подлежали форменное обмундирование, снаряжение, оружие, лошадь, дом, в котором жил ответчик, а также двор и придворные строения. 
▲ В качестве наказания со стороны атамана станицы во второй половине XIX века служила и гауптвахта, или «холодная», как называли её станичники. Ему же принадлежали и полицейские функции – задержание бродяг, беглых, военных дезертиров и др.
▲ Станичный сход из своей среды избирал от четырёх до двенадцати выборных судей, которые в составе не менее трёх человек решали « станичные тяжбы до 100 рублей». Суд проводился словесный по жалобе потерпевшего, по заявлению свидетелей или начальства станицы. Руководствуясь обычным правом и здравым смыслом, станичный суд выносил окончательное решение, на которое не могло быть апелляции.
Одновременно с этим для каждых двух станиц были установлены почёт-ные суды, состоящие из трёх избираемых почётных судей, которые рассматривали те решения станичных судов, которыми кто-либо из лиц, находящихся в тяжбе, был не доволен.
▲ В 1891 году станичный сход, составлявшийся из всех домохозяев ста-ницы (города), заменён станичным сбором, состоящим из выборных лиц – по одному от каждых десяти дворов. Самого же станичного атамана за нерадивое несение службы атаман отдела мог подвергнуть аресту до 5 суток. Единственной привилегией станичного атамана, если он пробыл в должности два срока подряд, было то, что он освобождался от службы в строевых частях, а после трёх сроков службы эта льгота распространялась на одного из его сынов или родственников по его усмотрению.
▲ Войсковой штаб казачьего войска, существовавший при Наказном атамане, управлял войсковыми делами через атаманов Отделов. В Кубан-ском войске таких Отделов было семь, и один из них – Баталпашинский.
▲ Отдел – часть казачьей области, по количеству населения способный выставить первоочередной полк. В Баталпашинском отделе это был 1-й Хопёрский казачий полк. 
▲ Атаман Отдела, наделённый двумя властями – гражданской и военной, назначался из генералов-казаков. Вместе со своим Правлением он следил за общественным порядком, распоряжался полицией, утверждал выборных станичных атаманов, контролировал их деятельность, ведал мобилизациями, очередными наборами служивых, учебными сборами и тому подобное.
▲ Со дня поселения линейных казаков на Кубани у них не было Наказного атамана и каждое Войско (Кавказское, Кубанское и Хопёрское) управлялось своим командиром полка, только в 1831 году генерал Пётр Семёнович Верзилин был назначен первым Наказным атаманом Линейных казачьих войск. Местожительством Наказного атамана сначала был город Пятигорск, а затем Ставрополь, где находилось Войсковое Правление и Войсковое дежурство. 
▲ С 14 февраля 1845 года у казаков Линейных казачьих войск вместо окружных дежурств были установлены полковые правления: для Кавказских полков в станице Усть-Лабинской, Лабинских – в станице Воздвиженской, Кубанских - в станице Прочноокопской, Ставропольских – в станице Николаевской, Хопёрских – в станице Суворовской.
▲ В 1915 году в Кубанском казачьем войске значилось 70 генералов (44 из них отставных), 355 штаб-офицеров (из них отставных – 184), 1542 строевых и 136 отставных обер-офицеров, 393 классных чиновника, 9333 способных казака приготовительного разряда в возрасте 20 лет, которые приняли присягу в 1913 году, 99137 казаков строевого разряда (в возрасте от 21 до 33 лет включительно) и 23984 казака запасного разряда (в возрасте от 33 до 38 лет). Вот почему в Баталпашинской было много генералов и офицеров, которые участвовали в станичном управлении.
▲ Структура казачьих чинов выглядела следующим образом. На нижней ступени служебной лестницы стоял РЯДОВОЙ КАЗАК, который имел «чистые» погоны красного цвета (у пластунов – малинового) в кавалерии и конной артиллерии. Соответствовал он рядовому пехоты, кавалерии и артиллерии. За тем следовал ПРИКАЗНЫЙ, носивший на погоне одну лычку, – равный ефрейтору армейской пехоты Советской, а затем Российской армии.
На следующей ступени служебной лестницы стоял МЛАДШИЙ УРЯДНИК, (то есть как командир отделения, соответствующий современному младшему сержанту), имевший две лычки, и СТАРШИЙ УРЯДНИК (помощник командира взвода) – с тремя лычками.
Звание ВАХМИСТРА (чин вахмистра соответствовал чину фельдфебеля у пластунов и в пехоте), имевшего широкую галунную лычку было у ближайших помощников командира сотни, батареи и пластунского батальона по строевой подготовке и хозяйственным делам. Новое положение 1884 года, заменившее петровскую «Табель о рангах», вводило звание ПОДХОРУНЖЕГО, имевшего на погоне широкий продольный галун. Звание это вводилось в казачьих войсках в военное время. 
Первым обер-офицерским чином был чин ХОРУНЖЕГО. Слово это польское и обозначало знаменщика в армиях многих славянских стран, на-чиная с XI века. В старину русские воины во время сражения должны были знать, где находился их командир, князь. Поэтому около него всегда находился воин (стяговик), держащий в руках длинный (более двух метров) деревянный шест, к которому был привязан специальный знак, например конский хвост. Позже у каждого князя появился собственный стяг – расшитое полотнище, прикреплённое к поперечной планке на вершине шеста (древка). Когда на Руси приняли христианство, на стягах стали изображать Иисуса Христа, Николая Чудотворца или Георгия Победоносца – покровителей русской земли. Такие стяги назывались хоругви. Несший его воин именовался хорунжий. К нему обычно приставляли охрану из 3–4 человек, постоянно державших оружие. По своему служебному положению хорунжий соответствовал упразднённому теперь званию младший лейтенант, но носил погон с красным просветом на серебряном (в коннице) или золотом (в артиллерии и у пластунов) поле с двумя звёздочками.
Званию современного лейтенанта соответствовал чин СОТНИКА, погон у него был такой же, как у хорунжего, а вот звёздочек было три. 
В 1884 году был введён и чин ПОДЪЕСАУЛА – он был помощником или заместителем есаула и в его отсутствие командовал сотней. Погон у него был с четырьмя звёздочками, как у современного капитана.
Последний обер-офицерский чин хорошо известен каждому. Современ-ные песни то и дело упоминают о ЕСАУЛЕ, который то задремал под оль-хой, то отказался стрелять коня... А с чего бы, собственно, вздумалось ка-заку стрелять своего верного друга?! Да и в каждом казаке в черкеске, человеку, непосвящённому в тонкости знаков казачьего различия, непременно видится есаул. Слово это тюрского происхождения: «ясаул» – распорядитель, исполнитель повелений. Впервые есаул появился в украинском казачьем войске в 1576 году. Есаулы были генеральные, войсковые, полковые, сотенные, станичные, походные и артиллерийские. Генеральный есаул (два на войско) был в то время высшим чином после гетмана – атамана; в мирное время был инспектором, на войне командовал несколькими полками, а уж если гетман отсутствовал, то всем войском.
Войсковой есаул избирался на Войсковом круге. В каждом, из известных, казачьих войск их было два, только в Волжском и Оренбургском – по одному. Занимался такой есаул чисто административными делами, а с 1835 года выполнял функции адъютанта при наказном атамане. Полковой есаул (первоначально их было два на полк) был ближайшим помощником командира полка и выполнял обязанности штаб-офицера. Сотенный есаул (один на сотню) командовал сотней. В Донском казачьем войске существовала должность станичного есаула, который являлся помощником станичного атамана. Помощниками походного атамана при выступлении в поход выбирались два походных есаула, которые в отсутствие атамана командовали войсками, а начальнику артиллерии, выполняя его приказания, подчинялся артиллерийский есаул.
Со временем все эти должности были упразднены, и только в Донском войске сохранялся войсковой есаул. С 1798 года чин есаула соответствовал пехотному капитану или ротмистру кавалерии. Как правило, есаул командовал казачьей сотней. Есаульский погон с красным или малиновым просветом (в Кубанском войске) был пустым, то есть звёздочек не имел, единственным «украшением» была литера (буква) или вензель, обозначавший полк, батарею или батальон, в котором офицер проходил службу.Погон с двумя просветами и тремя маленькими звёздочками носил ВОЙСКОВОЙ СТАРШИНА. Чин этот уже штаб-офицерский и имеет, как и есаул, древнюю историю. Название своё он получил от старинного исполнительного органа власти у казаков: так назывались войсковые старшины. Название это видоизменилось в середине XVIII века, и чин войскового старшины приравнивался с 1754 года к чину майора. В 1885 году (с упразднением чина майора) войсковой старшина соответствовал подполковнику.Последним был чин ПОЛКОВНИКА, погон которого подобен предыду-щему, но звёздочек полковничий погон, как и есаульский, не имел. Начиная с этого чина, служебная лестница унифицируется с общеармейской, так как сугубо казачьи названия чинов исчезают, и идёт нормальное генеральское звено, характерное для всей русской армии. Его служебное положение полностью соответствует генеральским званиям бывшей Советской Армии.
▲ Полковник, есаул и сотник принадлежали к правящей элите. Хорунжий, как фельдфебель в пехоте, как вахмистр в кавалерии, – непосредственный исполнитель повелений командира в своей сотне.
▲ До 1800 года офицеры казачьих полков: хорунжие, сотники и есаулы назывались просто старшинами. С 1800 года казачьи офицеры стали назы-ваться обер-офицерами и приравнивались к армейским чинам: хорунжие – корнету или прапорщику, сотники – поручику, а есаулы – капитану.
▲ Все казаки были равноправными в сословном отношении. По свиде-тельству военного историка В.Толстова, в Хопёрском полку не было господствующего сословия. Офицеры и чиновники, вышедшие из казачьей семьи, близость с рядовыми по службе не теряли ни дома, ни на льготе. Офицер был лишь лучшим из казаков и в повседневной жизни ни в чём – ни обстановкой, ни привычками, ни отношением к труду – от них не отли-чался. И куда бы ни бросала их судьба, всегда с собой у казаков была родная земля. Мать шила мешочек, насыпала землёй, которую брала возле хаты, и носил её казак вместе с нательным крестом. С нею, родимой, уходил он и в свой последний путь. Казаками командовали казаки. 
▲ И офицер, и рядовой казак вырастали вместе в одной станице, как вместе росли их отцы и деды. Один получал образование и становился офицером и командиром по профессии, образование же другого составляла местная школа и, отслужив действительную службу, он возвращался в станицу, занимался земледелием. Казак-офицер знал психологию каждого своего казака, на что годен, как будет держать себя в бою и что можно от него достигнуть. В свою очередь казаки верили такому командиру, потому что он был свой брат, что он не поведёт их вслепую, не даст непосильной задачи, не пошлёт их на убой. При таких условиях создавалось гармоничное единство военной части, которое наделяло его непобедимой силой. Ибо побеждал дух, а не грубая сила. 
▲ Кроме конных старшин и казаков в 1779–1800 годы в качестве артиллеристов при орудиях в крепостях и редутах находились пешие казаки – канониры.
▲ К концу XVIII–началу XIX веков в Кубанском и Донском войсках были следующие должности командного состава: десятник, пятидесятник, взводный командир, сотенный командир, полковой командир, кошевой атаман, походный атаман, войсковой наказной атаман, штаб-офицеры (в полковых штабах и казачьих управлениях).
▲ Управление Баталпашинского уезда (1874 год): уездный начальник – полковник Николай Григорьевич Петрусевич, помощники: старшие – капитан Фёдор Андреевич Кузовлёв, коллежский асессор Григорий Яковлевич Польский, младший – поручик Алексей Петрович Поляков, участковые Пристава – штабс-капитан Каспар Иванович Паранецов, ротмистр Иван Иванович Дрочев, сотник Прокофий Федосеевич Головков, уездный казначей – губернский секретарь Давид Фёдорович Егоров-4-й, бухгалтер – губернский секретарь Константин Николаевич Булыгин, помощник бухгалтера – не имеющий чина Семён Матвеевич Колпинский.
▲ Управление Баталпашинского уезда (1874–1875 годы): атаман – пол-ковник Иван Матвеевич Ходкевич, помощник атамана – подполковник Ва-силий Николаевич Дьяков, старший адъютант - сотник Пётр Николаевич Братков, офицер по оружейной части – есаул Георгий Филиппович Петин, исправляющий должность начальника Баталпашинской команды – капитан Василий Николаевич Тевторидзе, смотритель (начальник – С.Т.) Баталпа-шинской войсковой тюрьмы – войсковой старшина Антон Васильевич Бочаров, врач войсковой больницы – коллежский советник Михаил Казимирович Новик, комиссар войсковой больницы – сотник Казимир Ипполитович Тышецкий, судебный пристав – Иван Михайлович Шахов, судебные следователи Александр Александрович Поляков, Александр Донович Сетков и Михаил Егорович Гегидзе, участковые Мировые судьи – титулярный советник Григорий Захарович Яременко и отставной капитан Иван Осипович Парицкий, Почётный Мировой судья генерал-майор Иван Семёнович Кравцов, смотритель продовольственных магазинов – титулярный советник Николай Андреевич Веснинский (1874 год), участковый Никифор Семёнович Серебряков (1875 год), благочинный 9-го округа (станицы Баталпашинской) – священник Александр Касимов.
▲ И. М. Ходкевич был атаманом Баталпашинского уезда с 1874 по 1887 годы. Родился в Черниговской области, окончил Павловский кадетский корпус, и военную Академию в 1847 году. В чине подпоручика и в звании есаула служил в 13-й и 15-й батареях Кавказского линейного казачьего войска, во 2-м Кубанском казачьем полку. В 1860 году стал командиром 1-го Урупского полка, с 1869 года – служил в армейской кавалерии, в 1871 году получил право на ношение войскового мундира Кубанского казачьего войска и пожалован 50 десятинами земли. Кавалер орденов Святой Анны 2-й и 3-й степени, Знака ордена Святой Анны, украшенного короной и мечами, Святого Станислава 3-й степени, награждён Золотым оружие (кавказская шашка) «За храбрость» и др.
▲ Управление Баталпашинского отдела (1890 год): атаман – полковник Иван Николаевич Братков, помощники атамана: старший войсковой старшина Александр Владимирович Долинский, младший есаул Тимофей Иванович Демьянов, старший адъютант – есаул Иван Степанович Беседин, помощник старшего адъютанта – Михаил Зиновьевич Мещеряков, старший делопроизводитель – надворный советник Владимир Акимович Навроцкий, младший делопроизводители – коллежский асессор Степан Дмитриевич Шмыткин, коллежский секретарь Исаакий Малахиевич Тришкин, участковые начальники: подъесаул Никифор Семёнович Серебряков, есаул Владимир Александрович Соколов, старший врачебный лекарь – коллежский асессор Афанасий Александрович Крикливый, младший врач – надворный советник Георгий Яковлевич Аушев, ветеринарный врач – надворный советник – Никон Георгиевич Рыжевский, повивальная бабка – Елизавета Павловна Давыдова, за-ведующий почтово-телеграфным учреждением – не имеющий чина Семён Григорьевич Цветков, его помощник – коллежский секретарь Лев Алексан-дрович Ростовцев, главный лесничий - надворный советник Пантелеймон Александрович Ланге-Позднев, архитектор– не имеющий чина Василий Егорович Мансветов.
▲ Управление Баталпашинского отдела (1905 год): атаман – генерал-майор Демьян Ефимович Гетманов, помощники атамана: старший – есаул Александр Николаевич Гора, младший – титулярный советник – Антон Иванович Альшанский, старший адъютант – есаул Михаил Зиновьевич Мещеряков, помощник старшего адъютанта – есаул Александр Алексеевич Потапов, делопроизводители: старший – надворный советник Владимир Акимович Навроцкий, младшие – коллежский регистратор Владимир Тимофеевич Винник, титулярный советник Исаакий Малахиевич Тришкин, казначей – надворный советник Евгений Тимофеевич Поляхов, судебный пристав – коллежский секретарь Николай Ильич Басов, старший бухгалтер – коллежский асессор Георгий Петрович Борисов, бухгалтер 1-го разряда не имеющий чина Ермолай Никитович Симонов, кассиры Никофонт Ефремович Пулинович и Николай Васильевич Эйман, старший нотариус – коллежский секретарь Владимир Александрович Росляков, нотариус – не имеющий чина Николай Фомич Теймуразов, прокурорский надзор – надворный советник Никита Михайлович Пушкарёв, секретарь при прокуроре – титулярный советник Андрей Миронович Максимов, начальник Баталпашинской тюрьмы – надворный советник Иван Калистратович Захаров, купец 2-й гильдии Василий Евграфович Ильин, Екатеринодарский 2-й гильдии купец Николай Николаевич Барабаш, купец Николай Павлович Хавшанов, врач Александр Александрович Потебня, отставной коллежский регистратор Василий Капитонович Сократов, податной инспектор – коллежский секретарь Василий Семёнович Сазонов. 
▲ Атаманами Баталпашинского отдела также были: полковник Иван Николаевич Братков (1888–1899), Степан Львович Безладнов (1913–1914 годы), И. П. Золотарёв (?-?), А. М. Щелковский (1908 год), войсковой старшина Бальбуциев (1917 год), полковник Удовенко (1917 год), есаул Лисицын (исполнял обязанности атамана в 1918), полковник Косякин (1918 год) и другие.
▲ Иван Николаевич Братков родился 13 апреля 1945 года в дворянской семье. Окончил Ставропольскую губернскую гимназию. С 1 декабря 1864 года поступил на службу казаком в 14-й Кубанский казачий конный полк. В мае 1866 года был произведён в урядники, в 1868 году – в хорунжие, в 1869 году – в сотники.
С 1870 года служил в Таманском казачьем полку, сначала – делопроизводителем, затем – членом полкового суда. В 1875 году за безупречную службу был произведён в есаулы и откомандирован в Ставропольское казачье юнкерское училище, которое через четыре года окончил с отличием. Потом, по Указу императора, служил в Русском посольстве в Тегеране. В 1881 году получил чин войскового старшины. На основании экстремального постановления Наказного атамана Кубанского казачьего войска в мае 1884 году он был переведён в Средне-Челбасскую степь для управления населением на правах уездного начальника. 
С августа 1885 года в составе специальной комиссии Братков занимался разработкой «Положения об общественном управлении в станицах Войска Донского» и законоположения «По обустройству коренного казачьего населения и иногородних в Кубанской области».
С 19 июля 1888 года исполнял обязанности атамана Баталпашинского отдела Кубанского казачьего войска. 25 ноября 1889 года за отличную службу был произведён в полковники и утверждён атаманом Баталпашинского отдела. Приказом по ККВ от 13 января 1890 года № 14 причислен на постоянное место жительства из станицы Исправной в город Баталпашинск. 
Проживал в Баталпашинске, был женат на сестре Наказного атамана Ку-банского казачьего войска генерал-лейтенанта М. П. Бабыча, вместе с которой воспитал сына и двух дочерей. После революции младшая дочь жила в Словении в замке Герберштейна.
За И. Братковым было закреплено 200 десятин земли. Его общее годовое жалованье составляло 4036 рублей, из них жалованье – 1032 рубля, столовые – 2700 рублей, квартирные – 204 рубля, наём прислуги – 100 рублей. Награждён орденами Святой Анны 2-й степени, Святого Станислава 2-й степени, Святого Владимира 4-й степени, персидского «Льва и Солнца» со звездою 2-й степени, двумя серебряными медалями, и др.
▲ В 1995 году в станице Суворовской атаманом станицы был Владимир Борисович Косякин. Его предком был генерал-майор Иван Гаврилович Косякин. Он был дворянин и по статусу его потомки – тоже дворяне.
▲ В 1798 году император Павел I ввёл казакам армейские чины с присвоением офицерам дворянских званий. Казак, получая в наследство дворянство, повышался и в чине. Потомственное дворянство приобретал казак, дослужившийся до чина полковника – в военной службе или до чина статского советника – в гражданской. 
▲ Атаманами станицы Баталпашинской были: хорунжий Борисенко (1865 год), войсковой старшина Николай Лаврентьевич Погорелов, есаул Алексей Даркин (1864 год), Василенко (1901 год), Иосиф Маркович Мацук, вахмистр Яков Савельевич Брянцев, Зеленский, Максим Ренсков, Синьков, Мамин и другие.
▲ До революции Совет Баталпашиского взаимного кредита состоял из представителей буржуазии. В его составе были владелец экономии и шерстопрядильной фабрики Мамонтов, крупные скотопромышленники и помещики Бабкин, Абайхановы, Байчоровы, Кмузов, Мекеров, землевладельцы Н. Макеев, Н. Барабаш, Цветков, Гаркуша, Немерюков, Шиян, Мазаевы, Синеоковы, Кравцовы, князь Крымшамхалов, пчеловод Котляров (имел пасеку, численностью более одной тысячи пчелиных ульев), абазинский адвокат Алиев, купцы Чайкин и Хавшанов и др. Всего в этом обществе в 1913 году состояло 674 члена, из которых 275 были землевладельцами, 227 – домовладельцами, 54– торговцами и промышленниками, 31 – ремесленни-ками, и 32 – служащими. Капитал, внесённый членами общества, превышал 124 тысячи рублей, а общий оборот общества достигал 28 миллионов рублей.Главным условием участия в обществе было наличие денег или имуще-ства, под которое выдавались ссуды.
▲ Награды Отечества – золотая струна духовной культуры России. Традиция поощрения лучших качеств гражданина всегда находила живой отклик у всех поколений. Ордена и медали носили с гордостью как свидетельство верного служения народу и многие баталпашинцы. Например, орден Святого равноапостольного князя Владимира (в народе – орден Святого Владимира) обычно получали лишь офицеры и чиновники высокого ранга, императорский военный орден Святого великомученика и Победоносца Георгия (в народе – орден Святого Георгия) – офицеры, и только за исключительные военные подвиги.
▲ Многие коренные жители станицы Баталпашинской были награждены государственными наградами. В первую очередь к ним относились ордена. В порядке убывания их старшинства российские ордена при ношении располагались в такой последовательности (последовательность же награждения – наоборот, то есть низшим считался орден Святого Ста-нислава 3-й степени):Святого апостола Андрея Первозванного (в простом виде и украшенном бриллиантами). Все награждённые орденом имели чин полного генерала. Формально человек, получивший это отличие, становился «особой» 3-го класса. Знак ордена носился на широкой голубой ленте через правое плечо, а в торжественных случаях – на золотой, покрытой разноцветными эмалями, фигурной цепи на груди; звезда носилась на левой стороне груди;Императорский военный орден Святого великомученика и Победоносца Георгия 1-й степени;Святого равноапостольного князя Владимира 1-й степени;Святого Александра Невского (в простом виде и украшенном бриллиантами); после смерти награждённого возвращался родственниками Орденскому Канцлеру;Белого Орла;Императорский военный орден Святого великомученика и Победоносца Георгия 2-й степени; Святого равноапостольного князя Владимира 2-й степени; носился на шее;Святой Анны 1-й степени;Святого Станислава 1-й степени;Императорский военный орден Святого великомученика и Победоносца Георгия 3-й степени;Святого равноапостольного князя Владимира 3-й степени; носился на шее;Святого равноапостольного князя Владимира 4-й степени: носился на левой стороне груди;Императорский военный орден Святого великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени; Святой Анны 2-й степени; Святого Станислава 2-й степени;Святой Анны 3-й степени;Святого Станислава 3-й степени; 
▲ В царской России существовало строго определённое старшинство орденов и их степеней, причём старший орден нельзя было получить до младшего, то есть награждение начиналось в следующем порядке: Святого Станислава 3-й степени, Святой Анны 3-й степени и так далее. При наличии старшей степени ордена младшая, как правило, не носилась; зачастую (не в торжественных случаях) носился только старший орден. 
В эту систему награждения не входил орден Святой Анны 4-й степени «За храбрость» (только для офицеров). Он считался не первой очередной боевой наградой, а исключительной, за личные боевые подвиги.
▲ Степени орденов различались также местом ношения: знаки низших степеней носились на груди, вторые степени Станислава и Анны и третья и вторая Георгия и Владимира – на шее: к орденам Георгия и Владимира 2-й степени и первым степеням остальных орденов полагались также звёзды. Первые степени всех орденов носились на широкой ленте через плечо, а орден Андрея Первозванного – на цепи, на шее. 
▲ В 1797–1817 годы производилось также награждение Мальтийским орденом Святого Иоанна Иерусалимского. Были и «дамские» ордена – Святой равноапостольной княгини Ольги, Освобождения, Святой великомученицы Екатерины и другие.
▲ Знак отличия Военного ордена Святого Георгия (он был изготовлен по образцу ордена Святого Георгия, но не был покрыт белой эмалью) был учрежден в 1807 году для награждения рядовых и унтер-офицеров. В 1856 году Знак отличия Военного ордена был разделён на четыре степени. Кресты первой и второй степеней изготовлялись из золота, а третьей и четвёртой – из серебра; на лентах первой и третьей степеней помещался бант. Этим Знаком награждались солдаты, казаки, унтер-офицеры и матросы, причём он не снимался при производстве в офицеры и носился при всех без исключения орденах, левее ордена Святого Станислава 3-й степени и правее всех медалей. С 1913 года эти знаки отличия стали называться Георгиевскими крестами.
В станице Баталпашинской, например, жили казаки, награждённые всеми четырьмя степенями солдатского Георгия, именуемые полным георгиевским кавалером, а четыре степени ордена составляли «полный бант». Этот орден, как его часто называли в народе (хотя официально он считался не орденом, а лишь знаком отличия), давался только за личную храбрость; зачастую он присуждался самому храброму казаку или солдату из подразделения по выбору самих его сослуживцев. 
▲ Лица, награждённые орденами, начиная от Святого Владимира 3-й степени и выше, а также всеми степенями ордена Святого Георгия, получали право на потомственное дворянство. Орден Святого Владимира 4-й степени и более высоких степеней (с 1900 года) давал право на личное дворянство.
▲ Из других наград дореволюционной России, которые имели хопёрские казаки и офицеры, надо отметить «пряжку за беспорочную службу»: четырёхугольная колодка, обтянутая чёрно-красной владимирской лентой с наложенными на неё римскими цифрами прослуженного срока. Офицеры награждались также оружием с изображением ордена, с золотым эфесом («золотая сабля за храбрость»).
Существовало также много медалей. Они не имели особой расцветки лент, и их было положено носить на ленте того или иного ордена. Некоторые были наградами для лиц не привилегированных сословий («За усердие»). Более высокой наградой считались медали, предназначенные для ношения на шее. Ими часто награждали богатых купцов за службу в станичном самоуправлении. Другим видом наградных медалей были медали за участие в той или иной боевой операции, которые получали все её участники. Существовали и юбилейные медали. Они не были наградными, и все имевшие на них право могли их просто купить в станичном правлении.
▲ Подготовке казачьих офицеров уделялось особое внимание. На первом месте здесь всегда стояла честь – степень осознания человеком самого себя, ответственность перед прадедами и правнуками. Писатель В. Пикуль красиво сказал о девизе русского офицерства: «Жизнь – царю, честь – никому». Господа офицеры – не по рождению и не по должности, а по складу души во все времена существования России тянули нить национального характера. Для каждого из них личная честь была превыше всего: «Я чист перед Богом и перед людьми...».
▲ В первой половине XIX века комплектование Хопёрского полка офицерами осуществлялось производством в офицерский чин урядников и казаков за боевые отличия и по сдаче установленного экзамена. Служили в полку и офицеры регулярных войск. До 1870 года в офицеры производились также сыновья личных и потомственных дворян – по выслуге нескольких лет в нижнем звании и пройдя необходимый экзамен. Но время требовало потребность в подготовке кадровых казачьих офицеров. Для этого в 1870 году было открыто Ставропольское юнкер-ское училище, которое ежегодно выпускало в полки и батальоны Кубанского и Терского казачьих войск до 40 офицеров. Содержалось училище за счёт войсковых денег, из которых три четверти расходов приходились на Кубанскую войсковую казну, а четверть – на Терскую.
▲ В 1879 году одним из выпускников Ставропольского юнкерского училища был Василий Григорьевич Толстов (1857-1935), впоследствии генерал-майор. В 1896 году он подготовил и издал солидный увлекательный двухтомный труд «История Хопёрского полка».
▲ 13 января 1833 года Высочайше утверждён Государственный Гимн Российской империи – «Боже Царя храни» (слова В. А. Жуковского, музыка А. Ф. Львова), который был модификацией английского «Боже, храни королеву!». С того года все торжественные мероприятия в станице Баталпашинской начинались с исполнения гимна.
▲ На 1 января 1914 года в Баталпашинском отделе было 128 почётных граждан, из которых большинство проживало в станице Баталпашинской. 
▲ Привилегированное звание «Почётный гражданин» было введено в России 29 марта 1832 года манифестом императора Николая I как среднее между дворянством и купечеством. Приобреталось по рождению, службе или личному ходатайству в Департамент герольдии правительствующего Сената. Упразднено в 1917 году ВЦИК и СНК декретом об уничтожении сословий и гражданских чинов. 
▲ Почётные граждане делились на потомственные и личные. Первой категории звание присваивалось по рождению: детям дворян, духовенства (окончившим духовную академию или семинарию) и по ходатайству: например, купца 1-й гильдии, если они состояли в ней 10 лет; учёным и художникам, имевшим степень. Личное почётное гражданство присваивалось детям духовенства, не имев-шим образовательного ценза» по ходатайству – лицам, окончившим университет или другие учебные заведения» по службе – чиновникам четырнадцатого-десятого классов. Почётные граждане освобождались от рекрутской повинности, подушной подати и телесных наказаний.