Ассистент

Исторический Черкесск: Энциклопедия: Сталинские семь лет после Победы


▲ Самый первый поезд с победителями прибыл из Европы в Москву 17 июля 1945-го на Ржевский вокзал (с 1946 г. – Рижский). Однако главная историческая встреча состоялась 21 июля на Белорусском вокзале. Почти все бывшие фронтовики, кроме тех, кому предстояло принять участие в войне с Японией, прибывали именно на эти вокзалы, а потом разъезжались по своим населённым пунктам. В начале августа 1945 г. жители Черкесска встретили первую партию демобилизованных воинов-победителей.
▲ 8 августа 1945 г., на основании соглашения об условиях вступления СССР в войну с Японией, подписанного 11 февраля в Ялте И. В. Сталиным, Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем, СССР объявил войну Японию. 
В течение 1905-1945 гг. на 50-й параллели острова Сахалин проходила государственная граница, рассекающая его на две части – Северную и Южную. Первая принадлежала СССР, вторая – Японии. 11-25 августа происходили бои за освобождение Южного Сахалина, 18 августа-1 сентября – произошло освобождение Курильских островов. Ранее утраченные Российской империей Курильские острова и Южный Сахалин были включены в состав РСФСР. 
2 сентября в 9.02 по токийскому времени (в 4.02 по московскому времени) на борту американского линкора «Миссури» был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии. Эта дата стала Днём окончания Второй мировой войны. Короткая японская кампания завершилась 12 тысячами «безвозвратных потерь Красной армии» и 600 тысячами пленённых японцев.
▲ В Черкесске многие знали Фёдора Яковлевича Гречину (1920-1997). В 1953 г. он был комиссован, затем трудился в местном ДОСААФ и Ставропольской геологической экспедиции, вместе с женой работал в сборочном цехе завода НВА. 
До войны Фёдор учился в педагогическом училище. С августа по октябрь 1941 г., когда на страну напал враг, курсант Гречина стажировался лётчиком в 3-м запасном полку Тихоокеанского флота, после чего мл. лейтенант был направлен в 7-ю авиадивизию. На истребителе МИГ-19 Гречина защищал страну на Дальнем Востоке от сателлита Германии – Японии. А она, на протяжении всей войны, осуществляла различные военные провокации. В 1943 г., в одном из боёв с японскими лётчиками, Фёдор был ранен. А ещё ему удалось посадить сбившийся с курса американский бомбардировщик Б-29. На память об участии в военных действиях остались два ордена Отечественной войны 2-й ст., медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Японией», «За освобождение Кореи».
▲ После 1945 года у нас было два Дня Победы. Но поскольку 2 сентября – День Победы над милитаристской Японией долгое время не праздновали на государственном уровне, он всё более уходил в тень Дня Победы 9 мая. Обидная несправедливость теперь устранена. Государственная Дума приняла законопроект, устанавливающий новую памятную дату России – День окончания Второй Мировой войны. В соответствии с датой подписания акта о капитуляции Японии он отмечается 2 сентября.
▲ В мире – что ни день, то событие. Доходили они и до Черкесска. По городу ползли различные слухи. – «В чём дело?» – «Бом-ба!» – «Ну и что?»– «Да ничего. Трумэн на Японию кинул… От одной бомбы взрыв такой, что город словно корова языком слизнула».
О новой бомбе и на фронте ходили смутные слухи. Ждали её от немцев. И вот в Японии нет города.
В тени жарких улиц Черкесска дремали старушки, по улицам проходили прохожие с авоськами и кошёлками. Навзрыд плакала девочка. У неё горе – мальчишки отобрали куклу. А в это время на другом конце планеты, в эти же минуты, горели пожарища города Хиросимы, спалённого таинственным ужасным огнём. Через два дня атомная бомба была сброшена и на Нагасаки.
▲ Нет сомнения, что свои проблемы и атомные бомбы – вещи, не умещавшиеся одновременно в голове горожан. Вскоре о бомбах в Черкесске перестали говорить. Люди радовались, что сенокос хорош, что управились до дождей, что скот зимой будет сыт. Просто радовались запаху сена и жизни. Радовались своей кривой улочке, выпирающей вперёд хате, журавлю у колодца с подвешенным к нему большим бутовым камнем. Любили свой Черкесск таким, каким есть, даже больше, больнее…
▲ Многие дети военного поколения – теперь уже сами деды и прадеды – мало помнят или совсем не помнят своих отцов и дедов. А иные и вовсе родились тогда, когда их батя ушёл на фронт после освобождения Черкесска.
Сиротами стали не только дети. Осиротели и их матери, долго помня, ревниво оберегая эту святую память, нежно и трепетно чтя своих мужей, не вернувшихся с проклятой войны. Может быть, согласно пословице: «О мёртвых – либо хорошо, либо никак»? Уж такие их Вани - Коли - Пети были примерные, пригожие да распрекрасные. Такие ласковые да трудолюбивые. Сегодня подобных мужчин и не сыскать!
Делившие свою жизнь до «похоронки» и после, с высоты прожитых лет вдовы долго считали, что всё хорошее у них осталось в первой половине: девичество, гулянье на улицах Черкесска и его «пятачке», первые признания в любви, сватовство, замужество, беременность, ребёнок. Даже прощание, письма с фронта. А во второй половине, они, женщины, самой природой назначенные быть родоначальницей большой семьи и хранительницей очага, готовые взвалить на свои плечи этот «груз», и взваливали, и несли его, и были бы вполне этим счастливы. Но…
«Ах, война, что же ты сделала, подлая…». Правильно пел бард Булат Окуджава.
Не дождавшись мужей, многие быстро постаревшие от горя женщины лишились могучей стены, которая защищала их от невзгод, на которую можно было опираться. Хорошо, если кто-то из мужей успел черкануть несколько треугольных писем с фронта. Эти бережно хранимые листки лежали (у некоторых и по сей день лежат) в сундуках и тумбочках как самая дорога реликвия.
Память часто возвращает автора в детство. С каждым годом всё больше седела моя бабушка Прасковья Харитоновна. Сидя на лужайке, как-то нарвал ей целую охапку цветов и попросил связать венок. Она плела и, молча, плакала. Слёзы текли по её тёмным морщинистым щекам, а я утешал её, говорил, что поколочу всех, кто её обидел. А потом она успокаивала меня, гладила по голове и шептала самые ласковые слова. Бабушке тогда было пятьдесят, а мне семь. В 39 лет она стала вдовой.
Иногда бабушка сидела, подперев голову рукой, и, глядя сквозь зашторенные окна, видела там что-то своё. А я разглядывал фотографию на стене. Раньше их было много, но осталась одна. Другие фотографии бабушка убрала. Как она говорила, от греха подальше. На ней – молодые дедушка с бабушкой. 
Достав коробку с треугольными письмами, бабушка с нежностью перебирала их, расправляя загнувшиеся уголки, разглаживая неправильно сложенные листы писем. Все письма с фронта были от её мужа. Больше ей никто не писал. Просмотрев последнее письмо, она начинала беспокоиться, что пора быть и следующему, не случилось ли чего… 
После окончания войны прошло 8 лет, а она всё ждала…
Я любил гулять на улице, чтобы первым увидеть почтальона тётю Фросю, которая должна принести письмо от деда. Она часто заходила к бабушке. Вместе с ней садилась за стол – разглядывали письма и плакали.
Что было в них – скупых, нередко полуграмотных, некаллиграфическим почерком написанных строчках – я уже не помню. Наверное, то же самое, обычное: тоска по дому, по дочкам и жене, по родне и соседям. Сообщение, мол, идём в бой, или только что вышли из боя, или – попал в госпиталь. И обещание: вернусь, жди!
Дед не выполнил своего обещания. А его верная жена, моя бабушка, – до самой смерти была ему верна. Конечно же, она могла выйти замуж и, возможно, была бы счастлива в новом замужестве, но не стала она испытывать судьбу. В песнях, стихах, романах об этом сказано – лучше не скажешь. Но она этих романов не читала. Она знала, что если первая жена от Бога дана, то и муж – тоже. Вышла замуж, пятерых детей родила (правда, двое мальчишек в детстве умерли) – значит, тут тебе и судьба навек. А не стало мужа – и ничего не стало. Да и «похоронки» чуть ли не в каждую хату прилетали незваным гостем. Сколько слёз вдовами было выплакано – и прилюдно и в одиночку, в подушку, которая никому ничего не рассказывала.
Помню, как бабушка проникновенно читала мне: «Поздняя осень, грачи улетели, лес обнажился, поля опустели. Только не сжата полоска одна, грустную думу наводит она…» Почему не сжата, почему полоска, почему грусть? С открытым ртом слушал о былом.
Бабушка – донская казачка. Что только в жизни она не перенесла! И в Гражданскую, и в 1930-е годы, и в Отечественную, и после неё. По подлому доносу соседей даже насколько дней была в тюрьме. Но пронесло. Ей, оставшейся с двумя девчонками (третья – моя мать, была уже замужем), было всё-таки хоть душою легче. Святой материнский долг и забота о своих кровиночках не позволяли расслабиться, полностью поддаться горю. Надо было собрать волю в кулак и работать, работать, работать. Благо её, работы разной, но одинаково тяжёлой, было предостаточно. И ещё одна была главная цель: вырастить, сохранить дочерей, уберечь их от голода и болезней, по возможности и на учёбу отправить, хоть и не в чем было. И выучила: обе дочери получили высшее педагогическое образование. 
Чтобы на зиму заготовить корове сено, нужно было очень изловчиться. Что такое комбикорма в Черкесске в те времена «слыхом не слыхивали». Дело в том, что все луговые покосы принадлежали колхозам. И косить на них «городским» для себя можно было только после того, как колхозники заготовили сено для своего скота. Бывало, трава уже отцвела, перестаивала, а косить частным лицам запрещалось. За воровство – тюрьма. Никакой тягловой силы, кроме собственных ног и рук не было, поэтому увязывали охапку сена, такую, что поднять было можно, взваливали на загорбок и тащили к себе на огород. Сначала сушили, а потом скирдовали. А это – тоже искусство! Нужно было поставить стог так, чтобы ни ветром не разнесло, ни дождь не промочил, ни снег не попал между слоями: растает – протечёт вода вовнутрь, смочит сено, и загниёт оно или заплесневеет. А такое сено корова есть не будет.
И моя бабушка, как и многие женщины Черкесска, всё это умела делать.
А ещё мы часто бывали в конторе ГОРТОПа (организация, заготовлявшая для нужд населения дрова и уголь), где покупали двухметровые «дровины» (уголь, по счастливой возможности, приобретался летом или осенью). Доставлял их нам домой нанятый извозчик на ослике. Потом дрова надо было распиливать и расколоть. И мне это довелось делать. Кому же ещё? Ведь я был мужчиной!
Про прошедшую войну я уже много знал, например, что у тёти Фроси там погиб муж. Но многого не мог понять. Вот почему мой дед так долго в Черкесск не возвращается, а бабушкин сосед дядя Коля уже вернулся? Почему дед задерживается? Неужели убили? Когда вырасту, всё узнаю и пойму. Помирать под бомбёжкой, наверное, очень страшно, – взрывы бомб я видел в кино.
И лишь когда повзрослел, бабушка рассказала мне о деде: «Миша в семье младшенький был, а погиб, видишь, первым. На могилку к нему не сходишь… И где голову сложил точно неизвестно. Видно так тяжко ему было, что и молитва моя не помогла…». Похоронки она не получала. Дед считался без вести пропавшим. Мало того, бабушка не получала никакого пособия. Она так и дожила свою жизнь, не узнав судьбу своего мужа. 
«А вдруг дезертиром был, или перешёл на сторону врага?» – сказал мне в военкомате один майор, когда я уже взрослым пытался найти место захоронения деда. «Если раскопают, найдут его труп, – любезно пояснил он, – и при трупе медальон с фамилией, тогда можно хлопотать». 
– «Вы воевали? – спросил я. Он скривился от возмущения. – «Начинается. У вас только тот, кто воевал – тот человек…». Вот такой был разговор. 
79-летняя бабушка умерла в 1982 г. Мало я взял от неё, не расспросил толком о прошлом. Жалею. А ведь она знала очень многое о Черкесске.
Не нашёл я и могилы, в которых покоится прах моих дедов. На запросы в Центральный архив Министерства обороны из Подольска приходили ответы, словно сделанные под копирку: в списках убитых, раненых и награждённых не значатся. В Черкесск подобные письма приходили многим семьям.
Десятки раз я проезжал в районе Харькова и Таганрога. Под стук вагонных колёс смотрел в окно на степь, которая поглотила моих дедов. В Харьковском котле пропал без вести дед по материнской линии – Михаил Иванович, а где-то у реки Миус, под Матвеевым Курганом, – дед по отцовской линии – Николай Павлович. По сути дела, оба совсем молодые люди – в 1942-м им было по 39 лет от роду. Они были ещё красноармейцами, звание «рядовой» появилось только в 1943-м.
Буквально за несколько дней перед празднованием 70-летия Победы автор посетил Матвеев Курган и его окрестности, где воевал мой отец, где «пропал» его отец, а мой дед. Здесь же, в этих краях, в феврале-июне 1942 г. воевала и 2-я гвардейская СД, которая позже обороняла и освобождала город Черкесск от солдат Вермахта.Деда призвали на войну 2 сентября 1941-го. Ранней весной 1942-го он попал в окружение в районе Матвеева Кургана. Потом был плен. Из немецкого лагеря, расположенного между Таганрогом и Ростовом-на-Дону, он бежал вместе с группой красноармейцев. Была погоня, была стрельба. Сбежавшие из плена однополчане рассказали, что в намеченный район сбора дед не прибыл и дальнейшая его судьба неизвестна.
В районе Матвеева Кургана и в самом городке много обелисков. В этих местах погибло более 200 тыс. красноармейцев и офицеров РККА, а вокруг до сих пор находят невзорвавшиеся боеприпасы и останки наших солдат. В марте 1942 г., здесь, на мощном оборонительном Миусском рубеже на высотах «101», «103», «105», в балках Солёная и Жереганова проходили тяжёлые бои. Только в течение одного дня на высоте «101» полегло более 7 тыс. её защитников.
▲ А тогда, в 1945-м, на улицах послевоенного города Черкеска, неторопливо ходили прохожие, кое-где пасся скот, играли детишки. Внешне ничего не изменилось. Только тополя да акации стояли, помнившие их, не вернувшихся, молодыми. Но многие дети, возрастом чуть постарше автора, считали несправедливым, что всё вокруг осталось прежним, привычным, и только нет их отца. Казалось, откроется калитка, и он войдёт… Понятие «маменькин сыночек» обрело тогда иной смысл: не избалованный капризник, а товарищ и помощник своей матери, тянувшей в одиночку тяжкий семейный воз.
А в женщинах оставалось всё бабье. В те времена, после войны, каждая одинокая женщина была бабой. Плакать умели. Сейчас разучились плакать, потому что настоящих чувств не испытывают. Плачут сейчас только актрисы в сериалах, а тогда бабы плакали от сердца, если мужик или дитя померло.
▲ Время постепенно всё изменяло. У женщин стал появляться интерес к жизни. И главной причиной были дети. Сознание того, что есть человечек, чья жизнь всецело зависела от тебя, привязывала к жизни, придавала твёрдость духа. Вид же страданий других укреплял и успокаивал, потому что было понятно, что твои горести только частица общего несчастья, которое принесла война. Пока оно, это понятие, существует, ты не одинок.
О погибших говорили не часто. И будут говорить, чем дальше, тем реже, а потом не будут говорить совсем. Людей, знавших их лично, с каждым годом становилось меньше. 
▲ Возрождение мирной жизни на выжженной, разграбленной земле требовало от людей огромных усилий. Не хватало машин и рабочей силы, продуктов питания и одежды. Но люди не падали духом. 
Для Черкеской АО наиболее сложной задачей было восстановление сельского хозяйства, валовая продукция которого в 1945-м была на несколько десятков процентов ниже довоенного уровня. Значительно уменьшился тракторный парк. Особенно сказывались потери в людях. Число трудоспособных в колхозах, совхозах и на предприятиях сократилось почти наполовину. 
Если сравнить валовый выпуск промышленной продукции 1943-го с предвоенным 1940 годом, то в Черкесии он составлял 34,1%. В 1944 г. выпуск валовой продукции достиг 55% к довоенному уровню, в 1945 г. – 67,3%, в 1946 г. – 75%. 
▲ Значительная территория европейской части страны лежала в развалинах, была покрыта могилами её солдат. А затем началась отливная волна. Не менее размашистая, чем в прилив. Любой город становился становищем кочевников, какие не снились самым непоседливым предкам. Сотни бездомных и нищих. И Черкесск не был исключением. Со сталинским режимом люди мирились, а самого Сталина воспринимали как государя. Но о политических новостях говорили шепотом, с оглядкой – ни о каком протесте или недовольстве и речи быть не могло. 
▲ Летом 1945-го на железнодорожном вокзале Черкесска и вблизи него можно было увидеть немало всякого люда. Среди них те, кто отвоевался, или, отмучившись, отлежавшись в лазаретных покоях, ничего ещё не нашёл, а только искал свою новую мирную жизнь. Многие даже домой, ещё не доехали: по просьбе однополчанина заехали погостить на его благодатной родине, каковой была Черкесия. Но главное, а в этом все были совершенно уверены: войне конец.
Взрослые и дети. Фронтовики. Колхозники, помятые интеллигенты и бригады рабочих. Русские, евреи, уроженцы Кавказа, украинцы, узбеки, вездесущие цыгане. Иной раз прямо на земле, они лежали или спали, принимали пищу, плакали и смеялись, молчали и беседовали. Война потревожила их, сорвала с обжитых мест, разбросала в разные концы страны и, даже, в Черкесск.
▲ Вернувшись с войны в родной Черкесск победителями, выпив чарку за долгожданную Победу, фронтовики в те годы продолжали умирать. Большей частью сначала умирали мужчины. 80 процентов. Почему? Врачи объясняют это явление тем, что они мускулистее, у них мало жира. У женщин, даже маленьких девочек, жировая прослойка больше – так уж предусмотрела природа. Когда человек голодает, уничтожается жировой слой, потом – мышечный.
Сколько их было таких, умерших! Уже перешагнувшие порог родного дома, они умирали под своей крышей – через недели и месяцы. Тот, кого 9 мая 1945-го тяжело раненым привезли домой, а 10 мая он умер, его ведь тоже числили уцелевшим на войне.
Иногда на улице слышалось:«Здравствуйте, друзья-подруги,Здравствуйте, родители.Пришли вдвоём на трёх ногахФашистов победители»… 
Для выживания необходима работа, движение, главное, не ложится – «лёг – всё пропало, конец». Страшно не было, пугала неизвестность.
▲ После войны в Черкесске изредка проходили процессы по делу сдавшихся в плен и дезертиров. Да, были известны отдельные факты трусости, непорядочности, измены Родине, но в плен попадали и целые воинские соединения. И люди не виноваты в этом: тяжело складывалась для нас война в 1941-1942 годы. 
Ныне можно предъявлять всякого рода претензии, придирки и к местным властям, и к Верховному командованию – вовремя не были созданы запасы, не обучены люди, не началась эвакуация населения. Но всё это не будет исторично. Надо видеть, понять ту обстановку, где были и несомненные ошибки.
▲ После войны в СССР осталась сто одна армия. Такое количество солдат не в состоянии прокормить ни одно государство, поэтому личный состав Красной армии был резко сокращён, и им пришлось возвращаться на «гражданку». Каково было им, фронтовикам?! Здоровье и нервы на войне остались, молодость прошла, а на пенсию рано. За душой – никакой профессии. 
Фронтовики искали работу, но по своей довоенной специальности её часто не находили. Те, кто ушёл на фронт со школьной скамьи, те, вообще, умели только воевать. Больше они ничего не умели и не знали. 
С жильём в Черкесске совсем было плохо. А тут навалились всевозможные болезни. В Красной армии – единственной из всех участвовавших в мировой войне – отпуска военнослужащим не давали. Домой отпускали только по тяжёлому ранению. Физическое и психическое истощение дало о себе знать сразу же после войны. 
▲ Те фронтовики, кому повезло с работой, кто сумел психологически восстановиться и найти себя в жизни, после фронта, прямо в гимнастёрках, приходили в институты, техникумы и школы. Они начали учиться. Две половины фронтового поколения, одна – с образованием, другая – без образования, впоследствии будут плохо понимать друг друга.
Но больше всего власть боялась самостоятельного сплочения людей, вышедших из войны. Были даже запрещены официальные общественные организации ветеранов. Страх власти перед угрозой нового декабризма был необыкновенно велик. Декабрьское восстание в России в 1825 г. – следствие освободительного похода в Европу в финале войны против Наполеона, когда русские солдаты увидели своими глазами, как жили люди за границей.
Чтобы История не повторилась, вернувшихся из Европы победителей гитлеровской Германии, необходимо было рассеять, смешать их с общей массой.
▲ Хотя жизнь в Черкесске чётко разделилась на две фазы: «до войны» и «после войны», но «после войны» – это была ещё война. 
После всех испытаний военных лет люди понимали, что придётся затянуть пояса. Они никогда не жаловались, с готовностью мирились с тяготами жизни. Властям не требовалось ничего объяснять, всем было ясно: всему виной война. Она виновата в лишениях, в дефиците, во всех проблемах – и этим доводом пользовались из года в год, из десятилетия в десятилетие, пользовались без зазрения совести – и люди этот довод принимали. Они стали подвергать его сомнению лишь позже, когда, наконец, осознали: довод этот – прикрытие, оправдание бюрократического безразличия ко всем, экономического застоя, нежелание признать наличие глубоких изъянов самой политической системы. Ну, и потом, у всех была почти религиозная уверенность в том, что завтрашний день будет лучше сегодняшнего. Несмотря на голод послевоенных лет, несмотря на репрессии, подавляющее большинство советских граждан стало жить лучше. Они смотрели в будущее с оптимизмом, а к трудностям они привыкли, как и привыкли справляться с ними.
Многие мужчины и женщины, проживающие в Черкесске, в те годы носили военные гимнастёрки и шинели. Гимнастёрка, святая и единственная, в которой демобилизовался солдат, ещё долгие годы будет его одеждой на все случаи жизни. Поскольку другой одежды было не достать. 
Особенно плохо было с обувью. Зимой ходили в самодельных бурках. Они изготавливались из плотной ткани, простёганной вместе со слоем ваты. На них надевали галоши. Летом выручали босоножки, в том числе и на деревянной подошве. Эта последняя разновидность была известна с Гражданской войны. Тогда их называли «гренантоши», потому что при ходьбе они издавали страшные звуки.
Руки, четыре года державшие оружие, теперь брались за суппорт токарного станка, слесарный молоток, сапожный нож, брались за перо, за кисть, за скальпель.И ещё тогда казалось – мёртвая земля уже не сможет плодоносить. Засевали, заново обживали её, нашу землю. И тоже были потери. Увы, но сапёры не везде были. В послевоенные годы от гранат, мин и снарядов, которые оставила война, гибли и взрослые, и дети, особенно вездесущие мальчишки. 
▲ Чем был знаменателен 1946 год? Вся страна в единодушном порыве, впервые после войны провела выборы в Верховный Совет СССР. За «товарища Сталина по Сталинскому округу № 1 города Москвы проголосовал 101 процент избирателей». Абсурд? Но тогда так «единодушно» проходили выборы.
Кандидатом в депутаты Совета Национальностей Верховного Совета СССР от Черкесии по Кувинскому избирательному округу № 2 стала Пашехан Калабековна Лаказова (род. 1916). В 1933 г. она окончила среднюю школу. С 1934 г. она заведовала отделом пионеров Черкесского обкома комсомола, а с 1941 г. работала инструктором в Черкесском горкоме ВКП (б).
В Нюрнберге шёл судебный процесс по делу главных военных преступников нацистской Германии. В июне скончался «всесоюзный староста» М. И. Калинин. Его имя позже присвоили 2-й гвардейской Таманской дивизии, солдаты которой обороняли Черкесск и освобождали его от гитлеровской оккупации. 
▲ 25 февраля 1946 г. НК Обороны СССР был преобразован в Наркомат Вооружённых Сил СССР, который объединил сухопутные войска, военно-воздушные и военно-морские подразделения бывшей РККА или Красной армии.
С 15 марта Наркомат стал именоваться министерством (МВС СССР), а 16 августа Сталин вместе со словами «Вооружённые Силы СССР» предложил использовать слова «Советская Армия» (СА).
▲ До 1 марта 1946 г. в СССР была в основном завершена массовая репатриация чуть более полутора миллионов военнопленных (по западным данным число наших соотечественников, побывавших в плену – более 5,75 млн. человек, из которых более 4 млн. человек погибли). 
После того, как 7 июля 1945 г. была объявлена амнистия, многие военнопленные рядового и сержантского состава демобилизуемых возрастов, за исключением служивших в изменнических воинских формированиях генерала Власова, в полиции и тому подобное, были отпущены по домам, не демобилизуемых возрастов – зачислены в рабочие батальоны Наркомата обороны. 
Судьба репатриантов-офицеров, за редким исключением, сложилась трагически. Как считает историк И. Пыхалов, после войны подверглись репрессиям 14% наших военнопленных («Великая Оболганная война». М., 2005). 
После многомесячной проверки в проверочно-фильтрационных лагерях, 126 тыс. офицеров, возвратившихся из плена, были лишены воинских званий и сосланы в лагеря ГУЛАГ или на специальное поселение. Эти тысячи искалеченных судеб, сломанных жизней, долгие годы оставались под подозрением, так как их считали предателями. Многие из них так и не дожили до того дня, когда спустя 50 лет после окончания войны им были дарованы права ветеранов войны. 
Печальная судьба ждала и мирных граждан, насильно угнанных гитлеровцами в Германию. Контакты с иностранцами (тем более с врагами) считались в СССР неизлечимой чумой и заразой. И «больные» были отделены от «здоровых». В те же лагеря. 
▲ 15 марта 1946 г. СНК был преобразован в Правительство СССР – Совет Министров СССР. 28 августа в связи с засухой и недостатком продовольствия в стране была продлена карточная система. Продовольственные карточки: зелёные (для рабочих), жёлтые (для служащих), красные (для детей) и синие (для иждивенцев) появились раньше. 
Рост смертности (особенно детей до 1 года) наблюдался не только в 1946-1947 годы, но и позднее. 
▲ Хотя за время войны экономический потенциал страны возрос, в 1946 г. положение СССР было крайне сложно. Уровень благосостояния народа низок, в ряде регионов люди жили под угрозой голодной смерти. А «подлые буржуины» всё время грозили стране Советов ядерным уничтожением.
На городском базаре в Черкесске была распространена спекуляция мылом, спичками, содой, синькой и сахаром. Все попытки борьбы с этим злом со стороны Черкесского горисполкома успехом не увенчались. 
Стоимость входного билета на танцевальные площадки, расположенные в центральном сквере и сквере на площади им. Кирова (последняя находилась на месте построенного Дворца пионеров и школьников), составляла 3 рубля. Танцы проводились под радиолу или патефон.      
▲ К тяжёлым последствиям войны добавились неблагоприятные метеорологические условия, сложившиеся в 1946 г. Северный Кавказ, правобережье Нижней Волги, Украину, Молдавию и Центрально-Черноземные области охватила засуха, превосходившая по силе лето 1921 г. С отменой карточной системы пришлось повременить. В короткий срок в Черкесской АО были восстановлены все 77 колхозов и совхозов, два организованы заново. Дополнительно к шести восстановленным МТС, были организованы ещё две МТС.
▲ Первая половина 1946 г. – это время активной борьбы между группировкой Берии-Маленкова и Ждановым, вторым человеком в партии. Берия был снят с должности руководителя НКВД, Маленков потерял пост секретаря ЦК по кадрам. На месте Маленкова оказался человек Жданова – ленинградец Кузнецов. Ленинград традиционно воспринимался как «ждановская епархия». 
Секретари ряда обкомов обратились в ЦК ВКП (б) с уникальной просьбой: разрешить им не проводить 7 ноября 1946 г. демонстрацию трудящихся ввиду отсутствия у населения одежды.
▲ Черкесск продолжал жить в нищете. Мужчины донашивали военную форму и ватники, в платках и валенках 30-летние женщины выглядели старухами. Человек в костюме считался либо «большим начальником», либо «шпионом», либо «крупным уголовником». Модно одетая женщина, если она не была женой или любовницей какого-нибудь начальника, за «низкопоклонство перед западной модой» рисковала попасть «за колючую проволоку». К тому же наступило время «блатных», которые творили всё, что им заблагорассудится, и время опасных бритв, которые «блатные» применяли при драках.
▲ Между тем, не обходилось и без нарушений социалистической законности. «Областным судом рассмотрено дело бывшего председателя колхоза «Новая жизнь» (г. Черкесск – С.Т.) А. Подлесного. Он перерасходовал на внутриколхозные нужды 487 центнеров зерна, проводил обмен зерна на ободья, динамо. План госпоставок Подлесный сорвал. Областным судом А. Подлесный осуждён на 5 лет лишения свободы. Э. Кишмахов, будучи завхозом колхоза «Хаир» Черкесского района, совершил кражу 405 кг колхозного зерна. По закону от 7 августа 1932 г. он осуждён областным судом на 10 лет лишения свободы».
▲ В послевоенном 1946-м в Черкесске родилось детей больше, чем в довоенном 1940-м году.
В декабре «по всей Черкесии начался сбор золы, которая после внесения в почву, резко повышала урожай. Под заготовки золы облпотребсоюзом выделено на 1,5 млн. руб. различных товаров: мыло хозяйственное, стекло, замазки, ученические тетради, рыболовные крючки». Зола сдавалась на ссыпные пункты.
▲ 15 февраля 1947 г. по инициативе Сталина был издан указ о запрещении браков с иностранцами. 
▲ Потихоньку Черкесск залечивал раны войны. Наращивал свои мощности завод «Молот». Встав из руин, уже в июле выдал первые тонны портландцемента цементный завод, который планировалось ввести только в конце 1947 г. 
Из Черкесска пошли первые автобусы на Ставрополь, Пятигорск и Клухори (ныне г. Карачаевск), входивший тогда в состав Грузии. Местная газета «Красная Черкессия», руководимая «комиссаром в юбке» А. А. Дубковой, с верноподданническим И. Сталину настроем, публиковала на своих страницах все новости жизни, происходящие в области.
В 1947 г. тракторный парк был восстановлен к довоенному уровню на 98%. Благодаря самоотверженному труду колхозников, рабочих МТС и совхозов, уже в этом году посевная площадь колхозов достигла 85,4% довоенного уровня. По зерновым культурам план госпоставок в 1947 г. трудящиеся Черкесии выполнили на 105,7%. 1947-й год на предприятиях Черкесии ознаменовался выдающимся успехом. Выполнение плана по валовой продукции всеми предприятиями составило 104,4% к довоенному 1940 г. Около 600 стахановцев досрочно выполнили свои годовые нормы. Дефицитом после войны были в городе металлические кровати, которые делала артель «Металлист», действующая при заводе «Молот». Чтобы получить товар, нужно было три дня стоять в очереди.
▲ Война дала людям массу информации. Прежде всего, об их собственной стране. На фронте встретились люди из разных социальных слоёв, которые в мирной жизни не пересекались. Там многие горожане впервые узнали от крестьян правду о голоде в деревне, о том, что из себя на самом деле представляла колхозная жизнь. Вместе с мобилизованными заключёнными пришла информация из лагерей. Привычное для сталинских предвоенных лет массовое недоверие было и на фронте, и всё-таки, как свидетельствуют фронтовики, разговоры велись достаточно откровенные. Когда Красная армия перешагнула границу СССР, вошла в Европу, миллионы людей без подготовки столкнулись с иной, вообще неведомой им жизненной культурой. Это был психологический шок. Советские люди получили неожиданную возможность сравнивать. Такой вот подарок война преподнесла Сталину. Послевоенная жизнь – это новая борьба за выживание.
▲ В 1946 г. начался голод, который перешёл в 1947-1948 гг. Такой страшный, что именно он, голод, на самом деле был главным событием тех лет. Он унёс более двух миллионов жизней людей в стране, которые пережили и выжили в войну. Все знают, что без хлеба русскому человеку никак нельзя! А его в Черкесске почти не было. Питались тогда плохо. Ели жадно. Довольно долго питались фасолью с луком и постным маслом. А вот хлеба ели очень мало. Когда люди умирали, многих из них не хоронили. Об этом скрывали даже от соседей, чтобы только сохранить за собой продуктовые карточки.
Отрезать от «кирпичика» кусок хлеба, приблизительно равный по весу указанному в талончике, в магазине удавалось не всегда. А сколько пар глаз следили за «носиками» баланса рычажных весов! Для них главное – чтоб не было недовеса. Можно себе представить, какое напряжение царило в магазине при отпуске любого продукта: продавщица – не автомат, но ошибаться она не имела права ни в какую сторону: ни перевеса, ни недовеса.
Вместе с тем хлеб в стране был. Как и во время первого советского голода 1929-1933 гг., в 1947-м полным ходом шёл экспорт зерна. Газеты постоянно писали о советской помощи голодающим в других странах. Государственный резерв не размораживался. Но и не сохранялся. Загубленного по стране хлеба вполне хватило бы, чтобы оплатить трудодни голодающих крестьян. Хлеб, изъятый государством у колхозов в качестве продразвёрстки, гнил на элеваторах, складах. На железнодорожных станциях и при перевозке. Но даже прикасаться к нему было нельзя – за хищения хлеба тогда карали сурово. 
А потом наступил памятный день, когда 15 декабря 1947 г. в стране официально отменили карточки на хлеб. С затаённой радостью, улыбаясь, веря и не веря в чудо, жители Черкесска надеялись, что теперь свободно будут покупать хлеб, и можно его будет брать, сколько хочешь. Ешь – заешься. И завтра его будет полно, и послезавтра. 
Но дефицит с хлебом продолжал существовать и в начале 1950-х, и позже. В опустошённой войной и революциями стране даже жителям Северного Кавказа, довелось, ещё долго, есть лепёшки из кукурузы и лебеды. Картошка «в мундире», даже мёрзлая, считалась шиком.
▲ Мир наступил, и люди с надеждой ждали улучшения жизни. Появились поезда забитые вербовочными артелями, едущими на восстановление разрушенных городов. Даже в Сибирь, где за войну не слышали свиста снаряда. Вся страна была в строительных лесах. В своих станицах и аулах люди, уезжавшие из Черкесии, заколачивали досками двери и окна хат. 
      Рабочим же, которые были эвакуированы вместе с заводами на восток и которые «работали всю войну день и ночь на оборону», было запрещено возвращаться в родные места.
Также запрещено было возвращаться из таких больших городов как Сталинград, Киев, Ростов-на-Дону, Минск, куда многие мужчины и женщины Черкесска были отправлены для их восстановления. Была даже введена уголовная ответственность за бегство на малую родину. Она сохранилась до 1956 г.
▲ В июне 1948 г. началось «второе раскулачивание». Конфискации опять подлежал единоличный скот и инвентарь. Вопрос о выселении из Черкесска, как и в 1929-м, решали сельские сходы. Граждане, подлежащие выселению, немедленно арестовывались. Крестьян отрывали от земли и привычно отправляли в «никуда».
▲ В течение семи лет, отпущенных Сталину после Победы, Советским Союзом были восстановлены исторические границы Российской империи. Мы вернули Сахалин, наполовину проигранный Японии в 1904-1905 гг., потерянную в революцию Прибалтику (она была отвоёвана Петром I у Швеции), Западную Украину, Западную Белоруссию и Бессарабию с Измаилом (с 1812 г. в составе России), который в 1790 г. брали штурмом и хопёрские казаки. 
Прекратив вывоз сырья за рубеж, страна в течение пяти лет восстановила лежавшую в руинах территорию и вышла на наивысшие в истории СССР темпы роста. Осуществлялась ядерная и была заложена космическая программа. 
▲ Этот вариант развития Советского Союза не устраивал США. ЦРУ разработало известный план: сокрушить второй полюс в мире, в котором равновесие поддерживалось на равенстве сил двух сверхдержав и их сотрудников. Началась «холодная» война. 
А первым шагом к этому стало физическое устранение Сталина, из чего сейчас не делается тайны. Последующие четыре десятилетия были годами постепенного упадка и деградации режима. История не выдвинула деятеля, хотя бы по масштабам приближавшегося к И. В. Сталину.
▲ В 1947 г. председатель исполкома Черкесского горсовета Григорий Архипович Чекризов издал постановление «О мерах борьбы с детской беспризорностью и безнадзорностью». В нём запрещалась «индивидуальная продажа билетов детям и подросткам в возрасте до 16 лет на все мероприятия кино, театров и других зрелищных представлений во все дни недели, за исключением воскресных дней, праздников, зимних и весенних каникул», запрещалось «пребывание детей возрастом до 16 лет на улицах, в парках, на танцплощадках, в скверах, театрах, кино, клубах и прочих местах после 21 часа без родителей или лиц, их заменяющих».      
Детям, запрещалось бежать и цепляться за каким бы то ни было транспортом, кататься на коньках, самокатах, лыжах и санках по площадям и тротуарам города. Подросткам до 16 лет запрещалось продавать на рынках и в других местах, какие бы то ни было предметы и вещи, играть в карты, бильярд или другие азартные игры, производить всякие надписи на тротуарах и стенах города. За нарушение постановления на родителей или лиц, их замещающих, налагался штраф до 100 рублей или исправительно-трудовые работы сроком до 30 дней.
▲ В апреле 1947 г. «бывший председатель исполкома хутора Дружба Черкесского района А. И. Аникин и бывший секретарь партийной организации колхоза им. Сталина П. А. Кратов, используя своё служебное положение и грубо попрекая Устав сельхозартели, захватили два приусадебных участка. По существу не работая в колхозе, они ежедневно получали 1,5 трудодня. Кроме этого Аникин лично наделил не членов колхоза участками за счёт существующих земель. Народный суд Черкесского района приговорил Кратова к трём годам, а Аникина к 18 месяцам лишения свободы».
▲ В воздухе 1947-го года в голове у многих носилась одна мысль: чтобы выжить – надо воровать. Тюрьма не страшна. Там можно получить кусок хлеба.В июне 1947 г. за хищение 1623 кг пшеницы завпунктом Керижев и нач. заготконторы Кузьменко городским народным судом были приговорены к заключению, сроком на 25 лет, а кладовщик Кравцов – сроком на 20 лет; все – с конфискацией имущества.
      23 июля 1947 г. некий Борис Уладычко вместе с учеником 10 класса школы № 10 Александром Колесниковым на ул. Первомайской встретил ученика 8 класса СШ № 3 Николая Жежуру. Ударив последнего камнем по голове, они сорвали с его руки часы и продали их бывшему работнику артели «Химпром» М. Подсвирову. Народным судом 1-го участка г. Черкесска Уладычко и Колесников были приговорены к восьми годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Об этом писала газета «Красная Черкессия».      
▲ Весной 1948 г. на месте спортивной площадки у реки Кубань было начато строительство первой очереди городского стадиона на 2 тыс. посадочных мест. В конце июня в Черкесске был открыт Дом учителя. В нём читались лекции, работал политкружок. В библиотеке Дома учителя к услугам читателей было предоставлено 14 различных газет и 60 журналов. 
▲ Как до войны, так и сразу после неё, единственным жилым островом на Кубани был Свидин остров, принадлежащий некогда генералу Свидину.Меж двух проток он тянулся почти до Поповой мельницы. На острове находился трехэтажный особняк, в котором, сменяя друг друга, в разные годы размещались общежития школы рабочей молодежи и школы-интерната, затем был обустроен жилой дом для работников цементного завода и квартира директора. В дни оккупации в нём проживали немецкие сапёры.
▲ Самой большой ценностью на острове был большой фруктовый сад, опоясанный высокими тополями, с тремя березами и сосновой аллеей. Станичник и его так и называли: «Свидин сад».
В конце острова обе протоки сливались, вымывая в песке глубокую яму. Это место было любимым местом для купания и рыбалки горожан. Здесь, с крутого берега, окруженного камышом и кустарником, смельчаки кидались с разбегу в глубину воды. Мальчишки – просто «солдатиком» (руки по швам), ребята постарше – «нырком» (вниз головой). Были и такие, которые выполняли фигурные прыжки «через голову» или совершали в воздухе акробатическое сальто. 
▲ Страна медленно «вставала с колен». Все понимали, что сие происходило во многом за счёт недоплаты зарплат, недопроизводства товаров народного потребления и, как следствие дефицита, карточек и голода… Но терпели.
В 1949-1950 гг. черкешан всколыхнуло известие о «ленинградском деле». Сегодня уже никто не помнит Николая Алексеевича Вознесенского, одного из самых образованных и талантливых в том составе Политбюро человека, который, между прочим, пребывал в любимцах у Сталина. 
Было сделано всё, чтобы это имя прочно забыли, как и само «дело». Тем более что «делу» этому не предшествовала борьба мнений, оппозиция. Никого не разоблачали. Да и разоблачать-то было нечего. Не было публичного процесса. Пытали и уничтожили втихую. Наспех заклеймили, прокляли, но толком никто не понимал, за что и почему.
От ленинградских руководителей добивались, чтобы они признали заговор, будто собирались создать Российский ЦК, сделать Ленинград столицей России, противопоставить, расколоть партию… Словом, даже для того времени – бред сивой кобылы, состряпанный кое-как. А преподносил его в Ленинграде на активе Маленков, не заботясь о правдоподобии, мол, – наплевать, сожрут.
Повторилась та же ситуация, когда убили Кирова. В Ленинграде опять провели массовые репрессии, в ходе которых погибли почти все видные ленинградские руководители, специалисты и хозяйственники тех лет.
Кто там с кем боролся за власть – Маленков с Берией, оба ли они против Вознесенского, – не разберёшь и не поймёшь. Убрать Вознесенского устраивало и остальных, поскольку Сталин прочил его в преемники. Механика клеветы была отработана. 
Из всех «ленинградцев» чудом уцелел только А. Н. Косыгин, будущий Председатель Совета Министров СССР, рабочее место которого находилось в Кремле …в бывшем кабинете Сталина.
▲ Для высших лиц страны тогда существовала не то чтобы осторожность, это было условие выживания. И это надо было усвоить. Это должно быть привычкой, войти в кровь. 
В окружении Сталина шла жёсткая борьба за власть. Претенденты шли на любые уловки, чтобы пробить себе дорогу наверх. В любой момент порядочному человеку могли предъявить чудовищные подозрения: а не агент ли ты какой-нибудь иностранной разведки? Выучка обходилась дорого. Личность по мере подъёма состругивалась, исчезала. Страх сковывал самых честных и порядочных людей.
Также опасны были и любые сомнения в правоте вождя. Обо всех подозрениях сразу же сообщалось «кому надо». А ребята из ведомства Игнатьева зарплату получали не зря. Поэтому-то бόльшая часть членов Политбюро и ЦК партии, министров и других хозяйственников погибла.
▲ Чем выше человек поднимался по служебной лестнице, тем осмотрительней ему надо было держаться, тем продуманней вести себя. Необходимо было взвешивать каждый свой жест, взгляд. Оплошка приводила к падению, а то и к гибели. В Черкесске об исчезнувших гражданах люди упоминали шёпотом, с оглядкой, и тут же старались забыть, потому что главным всё-таки было служение Родине. Часто вспоминали, как жилось в «мирное время», то есть ещё до Великой Отечественной войны. 
Ныне молодые ребята, с пренебрежением в голосе подхватывают и говорят: «Вот и вся хитрость – запугивали. Все боялись». Попробуй им объяснить, что кроме страха была вера, было обожествление, надежда, радость свершений, – сколько всякого завязалось тогда тугим узлом. 
▲ 4 марта 1949 г. «товарищ Сталин сменил славного советского министра иностранных дел, второго человека в государстве, т. Молотова, на т. Вышинского Андрея Януарьевича, главного государственного обвинителя». 
Кроме завода «Молот», цементного завода, обувной и швейной фабрик в Черкесске в этом году действовали типография, горпромкомбинат, хлебокомбинат, мясокомбинат, горпищепромкомбинат, «Садкоопхоз», птицепром, пчелобаза, заготпункт «Росглаввино», автоколонна № 91, автоколонна «Союззаготтрас», облсвязь, железнодорожная станция, облпромсоюз, областная больница, облпотребсоюз, яйцебаза, артели «Химпром», «Путь в коммуну», «Красный партизан», «Красный металлист», «Красный Октябрь», «Кожевник», «Пятилетка», «Псау-Чешо», «Мебельщик», «Новый путь».
Для получения знаний горожанам были предоставлены учительский институт, педагогическое училище, медицинская школа, РУ № 3, средняя национальная школа, средние школы №№ 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, Дом пионеров, спортивная школа и другие.
▲ 21 декабря 1949 г. население города Черкесска вместе со всей страной отмечало 70-летие вождя. «Спасибо Вам, родной товарищ Сталин, за нашу светлую большую жизнь!», «Где Сталин – там победа!», «Нас окрыляет Сталин!» – этими и подобными им заголовками пестрели местные и центральные газеты в те дни. Список подарков, подаренных вождю на 70-летний юбилей, публиковался в газетах с декабря 1949 года по март 1953.
Фактически это был не юбилей. Сталин родился 6 (18) декабря 1878 г. – в день памяти самого почитаемого на Руси и вообще у православных Николая Чудотворца (Николая-угодника)! Крещён же будущий вождь был 17 (29) декабря 1878 г., о чём была сделана запись в метрической книге Горийской Успенской Соборной церкви. Впервые это было обнаружено в 1990 г. историком Л. М. Спириным.
Изменение даты его рождения – на 21 декабря 1879 г., произошло из-за случайной описки делопроизводителей.
В 1-й части метрической книги записано, что у жителей уездного городка Гори (это в 72 верстах от Тифлиса) православных крестьян сапожника Виссариона (Бесо) Ивановича, который был родом из села Диди-Лило Тифлисской губернии, и его законной жены Екатерины (Кэтэ) Гавриловны Джугашвили (в дев. – Геладзе) – она родом из села Гамбуреули, родился третий ребёнок – сын Иосиф (мать звала его Сосо, что по-русски означает Иосиф). Два его старших брата Михаил и Георгий умерли в детстве. 
Информации о том, что Сталин был сыном осетинского князя Джугаева или путешественника Н. М. Пржевальского – выдумки народа.
В детстве Иосиф чуть не умер от оспы, в мае 1921-го – от острого приступа гнойного аппендицита. В 10-летнем возрасте он попал под колёса проезжавшего фаэтона, после чего якобы его левая рука стала сохнуть. Однако очевидцы видели, как колёса проехали по ногам мальчика, а руки вообще не пострадали. 
▲ 8 марта 1950 г. маршал К. Е. Ворошилов озвучил сенсационную новость, и жители Черкесска узнали, что в СССР была создана и испытана на Семипалатинском полигоне (Казахстан) атомная бомба. Правда, сие событие произошло ещё 29 августа 1949 г.
Но если посмотреть подшивки газеты «Правда» за сентябрь 1949 г., то обращают внимание броские заголовки: «ТАСС уполномочен заявить...». Партийная пресса, обзывая все зарубежные источники «врунами» и «склочниками» уверяла советских читателей, что никакого испытания атомной бомбы СССР не проводил. 
От народа всё время что-то скрывали и народ всё время обманывали. Он видел и слышал «вещи» не такими, какие они были на самом деле, а такими, как ему внушали, чтобы он, народ, видел и слышал. Ложь в газетах, на собраниях, на партийных съездах, на плакатах, в кино, в жизни – всюду ложь, ложь и ложь.Узнав от Ворошилова, что первое испытание в то время всё же было, черкешане стали гордиться советскими учёными.
Позже, 12 августа 1953 г., на том же самом полигоне была испытана и первая в мире водородная бомба, отцом которой был Олег Александрович Лаврентьев (1926-2011), до 1950 г. никому не известный мл. сержант. Однако позже авторство бомбы «скромно взял на себя» всем известный академик А. Д. Сахаров, а авторство идеи использовать дейтерид лития-6 также «скромно взял на себя» другой академик – В. Л. Гинсбург. А ещё один академик Л. А. Арцимович безуспешно пытался реализовать вторую идею Лаврентьева – идею управляемого термоядерного синтеза.
О том, что создание водородной бомбы принадлежит именно ему, Олег Александрович узнал случайно, наткнувшись в 1968 г. в одной из книг на воспоминания академика И. Е. Тамма. Его фамилии не было, лишь невнятная фраза об «одном военном с Дальнего Востока», предложившем способ синтеза водорода. Лаврентьеву ничего не оставалось, как отстаивать свой научный авторитет. Его поиски завершились в архиве президента Российской Федерации. Документы хранились в особой папке под грифом «Совершенно секретно». Среди них было и предложение О. Лаврентьева, отправленное с Сахалина 29 июля 1950 г., и отзыв Сахарова на эту работу, и поручения Л. Берии. Научный приоритет был восстановлен, а имя д. ф-м. н. О. А. Лаврентьева заняло своё настоящее место в истории физики.
Сегодня его заслуги признаны всей мировой наукой.
▲ С 8 марта 1950 г. в Черкесске, как и по всей стране, демонстрировалась цветная музыкальная кинокомедия «Кубанские казаки». «Фильм о колхозном счастье» был снят кинорежиссёром И. Пырьевым на Кубани – в Курганинском районе Краснодарского края. 
С наступлением весны в Черкесске возобновились воскресники по ремонту зданий и благоустройству улицы. Проводились они в праздничной обстановке: вывешивались яркие транспаранты, играли духовые оркестры, работали киоски и лотки, не смолкали репродукторы, а вечером в скверах устраивались народные гулянья. 
▲ 12 марта состоялись выборы в Верховный Совет СССР. В газете «Красная Черкессия» – портреты и биографии кандидатов «нерушимого сталинского блока коммунистов и беспартийных». Это первый секретарь Черкесского обкома ВКП (б) Василий Васильевич Ивлеев, нач. механического цеха завода «Молот» Валентин Григорьевич Булдыгин, секретарь Черкесского обкома партии Талиб Умарович Шурдумов и председатель колхоза «2-я пятилетка» Мухаб Бидович Гедеулов.      
▲ 25 июня 1950 г., по согласованию со Сталиным, вооружённая Советским Союзом Северная Корея напала на Южную. Она хотела принести братьям по крови счастье социализма. Но не получилось. От социализма южнокорейцев спасли американские парни, посланные на эту войну по решению ООН. В этой войне приняли участие и некоторые жители Черкесска.
▲ В 1950-е гг. участковый уполномоченный городского отдела милиции Андрей Липский лично обслуживал половину Черкесска и поддерживал на своём участке образцовый порядок. Например, на «Покровке» возле местных хат на улицах росли только цветы, сорняков никогда не было.
▲ В 1952 г. в Черкесске (и во всей Черкесии) было всего два госавтоинспектора: Иван Герасимович Лесников и его напарник Б. Семёнов. 
В 1957 г. И. Г. Лесников спас жизнь утопающему ребёнку. В 1990 г. майор Лесников, чья грудь украшена орденом и медалями, отпраздновал золотую свадьбу, а в 1991 г. – 50-летие службы в рядах милиции.
▲ Летом 1952 г. Черкесск заполонили цыганские обозы. Они прикатили на Кавказ из Прибалтики, куда их загнали на истребление и чёрную работу немецкие оккупанты. Цыганки, пеленающие своих орущих младенцев, заполонили многие места в городе.
▲ В октябре 1952 г. жители Черкеска узнали, что 16 октября на Пленуме ЦК КПСС были избраны составы Президиума ЦК и бюро Президиума ЦК КПСС. Фамилии известные: Л. П. Берия, Н. А. Булганин, К. Е. Ворошилов, Л. М. Каганович, Г. М. Маленков, М. Г. Первухин, М. З. Сабуров, И. В. Сталин и Н. С. Хрущёв.
Телевидения тогда не было, и народ не представлял, как именно выглядит стареющий вождь. На портретах он был по-прежнему молод и полон сил. Но он постоянно болел. После войны у него было два инсульта. Но об этом нельзя было говорить. Вождь позаботился, чтобы соотечественники знали о нём только то, что им положено знать. Личная жизнь и состояние здоровья Сталина были высшим государственным секретом.
▲ После окончания войны правительство страны ежегодно перед первомайскими праздниками снижало цены на продовольственные и промышленные товары. Натерпевшийся в войну народ начал жить спокойной мирной жизнью. Резко сократилась преступность. Исчезла вороватая, нахальная шпана. Не стало нищих, оборванных ребятишек, слёзно просивших подаяние и которые были, не прочь, прихватить то, что лежало без должного присмотра. Испарились разного рода перекупщики. На городском базаре появились ларьки. В основном, в любое время суток, люди могли смело ходить по городским улицам, никто их не грабил, не насиловал. 
▲ Домов в городе было мало. В основном: «хаты – слева, хаты – справа». 
В 1952 г. в Черкесске было более двух десятков «многоэтажных», а точнее двух- или трёхэтажных зданий. К ним относился Дом Советов, два жилых 3-этажных дома по ул. Ленина, 2-этажный дом по ул. Ленина (бывший Тришкина), дом (бывший Подсвирова) на углу ул. Красноармейской и Калинина и дом по ул. Сталина (бывший Хавшанова), дом по ул. Комсомольской (бывший Свидина), дом (бывший купца Бородкина) на ул. Кирова, в котором располагался Дом пионеров, дом (бывший Чуйкова) на углу ул. Первомайской и Кирова, Дом связи, два детских сада, кинотеатр им. М. Горького, здания средних школ № 6, 7, 8, 9 (бывший дом Рядченко), 11, 13 и интерната областной национальной школы и др.
Среди домов были и «жактовские». Кстати, что означает таинственное слово «жакт», долгое время для автора оставалось загадкой. Да и сегодня мало кто знает его истинное значение. К слову привыкли, и живёт оно в Черкесске лет девяносто. 
Это таинственное слово появилось в лексиконе советских служащих в далёких 1920-х годах. Тогда в Баталпашинске бурно проходил процесс муниципализации жилищного фонда, иными словами, передел собственности (некоторые подробности описаны автором во 2-м томе книги). У одних людей дома отбирали, а другим отдавали. Причём, где раньше проживала одна семья, теперь благодаря уплотнению образовывалось несколько квартир, в большинстве своём с общим коридором и кухней. Туалет во дворе. Вот тогда и появились жилищно-арендные кооперативные товарищества, а сокращённо «жакт».
▲ Чем были памятны в Черкесске 1950-е годы? Вдоволь накормить людей местная власть была ещё не в состоянии, но могла напугать и отбить желание жаловаться и говорить о трудностях.
А трудности в Черкесске, конечно, были. Проблемой ещё оставалась питьевая вода. Водопроводных колонок было мало. Например, население города, проживающее ныне в районе Дворца спорта «Спартак», в те годы пользовалось услугами четырёх водоразборных колонок. Первая располагалась на пересечении улиц Герцена и Фрунзе. Вторая и третья – на улице Первомайской (возле горпищепромкомбината – на его месте потом была построена областная типография – и возле СШ № 13). Четвёртая – на переулке Союзном (неподалеку от ул. Ленина), как раз напротив магазина «КаГИЗ», в котором продавали учебники, книги и канцелярские товары.Ради исторической справедливости следует заметить: несмотря на то, что рядом протекала полноводная Кубань, проблема с водой в родном Черкесске была во все времена – и при царях, и при Ленине, и при Сталине. Заметное улучшение произошло только в начале 1970-х.
▲ В 1950-е гг. водопроводная вода была вкусной, ни запаха хлорки, ни привкуса ржавчины. Не требовала она и никакой дополнительной фильтрации. Правда, напор воды в колонках часто был слабым. К тому же, воду частенько отключали, то ли по техническим причинам, то ли в целях экономии, то ли ещё по какому-либо поводу. Однако о предстоящих коммунальных катаклизмах население держали в неведении: ни газета, ни радио ничего не сообщали.
▲ Жители города целыми днями напролёт тянулись за водой, таская в натруженных руках вёдра, молочные бидоны и другую, пригодную для переноски воды, тару. Некоторые тащили за собой небольшие тачки, в которых стояли 2-3 ёмкости «под воду». Часто за водой отправлялись целыми семьями, как на праздник. 
▲ Многие мальчишки и девчонки ходили «по воду» с коромыслом, как в деревне. Набрав полные вёдра и водрузив коромысло на плечи, они важно шествовали, стараясь не пролить на землю на капли драгоценной влаги. Повзрослев, стали стесняться, и ходили только с вёдрами. С коромыслами на плечах в поисках «нормальной» колонки порой приходилось пройти полгорода и простоять около часа в очереди. Потом была радость победителя – кубанская вода ни в какое сравнение не шла с горьковато-солёной водой из колодца.
▲ Некоторые находчивые горожане рыли во дворах глубокие колодцы-цистерны для сбора дождевой воды. Конечно же, стены цементировались. Воду использовали для бытовых нужд, а после кипячения она годилась для питья и приготовления пищи.
В каждом дворе жители держали воду «про запас» в оцинкованных вёдрах, из расчёта 2-3 ведра в день. Эта привычка прочно укоренилась в сознании людей, и сегодня во многих частных домах, где не подведён водопровод, по-прежнему держат воду «про запас».
▲ Война ещё продолжала напоминать о своём недавнем присутствии. Многие псы в Черкесске несли свою сторожевую службу рядом с курятниками. Нехорошая привычка была у некоторых граждан – лазить по этим курятникам. Любя курятину, они воровали кур. Так вот конец цепи был надет на лезвие немецкого штыка, а штык по рукоятку втыкался в землю. Таким же штыком многие мужчины забивали свиней, а немецкими касками, прибитыми к длинному шесту, чистили свои сортиры (туалеты). 
Колёса от станковых пулемётов приспосабливали к ручным тележкам. Гильзы от зенитного пулемёта мальчишки долго использовали в игре «городки». У многих жителей в обиходе были немецкие бинокли и сигнальные фонарики.
А у моей бабушки было ещё одно удивительное чудо – серебряная ложка с немецкими надписями. Она осталась у неё после бегства оккупантов. Это было так удивительно. Ведь война уже давно кончилась, а ложка сохранилась и была реальностью из чужого мира. Иногда я ел из этой ложки бабушкин борщ или кашу. От чувства того, что она изготовлена врагами, что они к ней прикасались, возникало чувство гордости за свою страну, которая смогла выстоять и победить этих немцев и доказать всем, что она непобедима.
Как-то отец сказал, что негоже матери мыть меня в корыте, и добавил: завтра – в баню. Впервые в жизни попав в городскую баню (она располагалась над Кубанью по ул. Горького), я увидел там впервые и наготу своего отца. По ней – шрамы, рубцы, входные-выходные дырки. Но это было ещё ничего, по сравнению с другими мужчинами, у которых тела были вообще изуродованы или вместо рук и ног были култышки.
▲ После окончания войны прошло уже более пяти лет, но поликлинику посещали очень много мужчин. И все – со своими фронтовыми «болячками. 
А ещё люди тогда пахли, то есть у каждого человека был собственный запах. Особенно пахли женщины. Они забивали запах духами, но всё же их, естественный, пробивался. Санитарии в жилищах тогда было мало. Мужики пахли табаком, водкой или коньяком в зависимости от социального статуса и достатка. Военные пахли сапожной ваксой и вдобавок чуть-чуть промасленным оружием.
Костюмы и пальто тогда покупали на всю жизнь. Брюки штопали или латали. Человек с заплатой на колене или локте не выглядел дико. Латали даже туфли и ботинки в верхней части. Дети донашивали за отцами. Кастрюли тоже латали. Их эксплуатировали с наклёпанными нашлёпками. 
Всего было не вдоволь, зато вещи ценили. Игрушек у детей было ничтожно мало, но самодельную старую куклу, замочаленную, повреждённую, дети прямо зацеловывали. 
Из игрушек помнятся деревянные автомобили с деревянными колёсами и куклы. В те давние бедные времена продавались тряпочные куклы, тело которых и все его части представляли собой фигурные мешочки, набитые опилками. Позже появились куклы, которые были сделаны целиком из пластмассы, поэтому корпус они имели твёрдый и сплошной – только руки-ноги, соединённые внутри корпуса резинками, крутились. К концу пятидесятых появились куклы, которые в положении «лёжа на спине» с помощью специального механизма противовеса, скрытого внутри головы, закрывали или закатывали глаза. Но обладателями последних, как правило, были дети, счастливо заполучившие родителей с деньгами и большими возможностями.
▲ В Черкесске было 19 мест сбора стад крупного и мелкого рогатого скота и несколько маршрутов прогона их на пастбища и обратно.      В городе очень популярной была «американка». Что это такое? Место, где можно было бы быстро пришить оторвавшуюся пуговицу, погладить костюм или заштопать порванное. 
▲ Для мальчишек в городе существовал свой уличный закон. Выйдя с куском хлеба на улицу к ребятам, мальчишка должен был быстро прокричать: «Сорок один – ем один!». Если не успевал, то кричали они: «Сорок восемь – половину просим!». И тогда с половинкой хлеба приходилось расставаться. Таков уличный закон. 
Дети послевоенных лет были особым поколением. Рано повзрослевшие, испытавшие неизлечимую боль потерь отцов и близких, беды, голод и лишения, они быстро научились постоять за себя, легко объединялись в стайки и ватаги с самыми разными наклонностями: от совместной подготовки уроков и выполнения домашних поручений до воровства и попрошайничества, иногда попадая под влияние опытных воров и грабителей.
Остро стояла и проблема беспризорников – детей потерявших родственников или сбежавших от них в поисках своего места в жизни. Для их спасения были созданы суворовские и нахимовские училища, школы юнг, детские дома и приюты. Из третьего класса СШ № 8, например, в Ставропольское суворовское училище перевели Витю Балабанова. Обездоленные войной дети получили не только образование, но и достойное воспитание. Некоторых малолетних детей, оставшихся без родителей и без крова, кто-то взял к себе членом семьи. В то время у нас не было беспризорных. Не было!
Дети учили друг друга разбираться в званиях, наградах, военной технике. Помогали взрослым в восстановлении разрушенного города. И хотя многие из них росли без отцов, но именно они отличались скромностью потребностей и самодостаточностью. Ели – что собрали на столе, носили – что предлагалось донашивать, поступали учиться – куда мать решит. Они мечтали о новых папанинских льдинах и новых чкаловских маршрутах с непременным участием каждого из них. А ещё мальчишки из Черкесска, почему-то, больше всего хотели иметь фотоаппараты «лейка», которые тогда были лишь у иностранцев, а девчонки, естественно, грезили модными платьями, как у героинь заграничных фильмов.
▲ В детские годы я часто жил у бабушки, потому что свободных мест в детских садах не было. А вообще-то в Черкесске в те времена и самих детских садов не было. В летнее время отец часто брал меня на завод «Молот», где находясь под навесом модельного участка литейного цеха, я целыми днями «играл в кубики», а попросту строил из отходов пиломатериалов всевозможные строения. Если во время войны при воинских подразделениях были «сыны полков», то я, наверное, был «сыном завода». Так как почти постоянно находился под присмотром работников тогда ещё маленького заводского коллектива, многие из них меня знали хорошо и относились с какой-то необъяснимой любовью. Даже тогда, когда я вырос и встречался с ними где-нибудь на улицах города. Вся реконструкция цехов завода на первой территории проходила на моих глазах. А с восьмого класса и до окончания школы, к тому же, проходил на заводе производственную практику, как ученик подшефной школы. Потому-то хорошо знаю и историю завода и его людей.
Хуже дело обстояло в холодное время. Уходя на работу, родители запирали меня в тёмной времянке (небольшое строение для временного проживания – С. Т.), единственное окно которой выходило на север. Я рос шустрым малым, с детства любил знакомиться с достопримечательностями родного послевоенного города, поэтому на моё достойное поведение они не надеялись. И, наверное, в то время были правы. Многие мои ровесники утонули в Абазинке и Кубани, пострадали от боеприпасов, оставшихся после войны. У нас, мальчишек, на них был какой-то особый нюх, как у овчарок.
В этой хатёнке (точнее – комнатушке) сначала я был один, но потом, когда родилась сестра, моё «заключение» временно прекратилось. Теперь было кому «смотреть» за нами. Когда я пошёл в школу, а сестра заметно подросла, нас стали опять запирать на замок в той времянке. Меня запирали на несколько часов – всё зависело от того в какую смену я посещал школу, сестру – на целый день. Представляете, как мы ждали обеденного перерыва и окончания рабочего дня! И это продолжалось где-то до третьего-четвёртого класса, когда я «повзрослел» и «набрался ума».
Когда был взаперти один, то на всю жизнь запомнил тишину. От гробовой тишины в полу сумрачной комнатушке мороз по коже бегал. И эта тишина до сих пор действует на меня. Придя на работу или домой – сразу же включаю телевизор или радиоприёмник. Просто фоном. Чтобы звучало…Чтобы не было той зловещей тишины…
▲ К самым сильным переживаниям раннего детства относились «походы» с родителями в «город». В основном – с матерями. Выражение «пойти в город» означало не в Черкесск, что было бы естественно, а – в центр Черкесска. 
Таинственная, волшебная страна под названием «город» располагалась в городе Черкесске в промежутке между улицами Первомайской, им. Ленина, Комсомольской и им. Кирова. Остальные улицы считались «окраиной». Если нужно было в другую часть Черкесска, слово «город» никогда не произносилось. «Мне на Покровку… на Маслы… на Абазинку» – конкретно, суховато, по-деловому. 
▲ Многие читатели, наверное, помнят своё первое путешествие в страну «неведомого», где был «иной воздух, иная жизнь». Ведь по правилам здравомыслия всё первоначальное должно навсегда врезаться в сознание: первая любовь, первый поцелуй, первая книга, первая рюмка, первое предательство… Как и первый выход «в город».
Когда-то здесь, в центральной части станицы Баталпашинской, звенели колокола Покровской церкви и Николаевского собора. Потом церковь была перенесена в южную часть станицы, а собор – снесён с лица земли. Благо, что теперь он, хоть и не в таком величии, но восстановлен и расположился на площади им. Кирова.«И мостовой не имеетца, и бывает непролазная в осеннее время грязь, от которой проезду и проходу пешим казакам не бывает. А в зимнее время ночью вывозят по пустое одного с обывательских дворов всякую нечистоту, отчего бывает тяжолость воздуха и по глухоте оного в ночные времена часто бывают шумы и драки» – писал в начале ХХ века баталпашинский корреспондент о центре станицы Баталпашинской.
▲ Чем же так волновал поколение детей пятидесятых годов центр Черкесска? Конечно же, не магазинами, это было самое скучное дело, потому что в раннем детстве матери почти ничего не покупали (в смысле – игрушки или книжки), и едва ли они могли с волнением отзываться пульсу весьма бурной уличной жизни. Здесь, в центре города, тесно прижались друг к дружке маленькие дома в один-два этажа, много лавчонок – магазинами не назовёшь – самого разного назначения. «Мудрая политика» нашего руководства в области сельского хозяйства ещё не избавила от дефицита продуктов многие города страны. И Черкесск от них ничем не отличался. Впрочем, официально считалось, что никакого голода нет и в помине, просто для удобства населения применялись продовольственные карточки, по которым на мясной талон можно получить… липкую бумагу от мух, а на молочный – яблочное повидло.
▲ Улица Первомайская была не похожа ни на одну из улиц Черкесска. Дома, витрины, вывески, людской поток. Всякий раз мы, дети, при выходе на Первомайскую из мрачных «ущелий» близ лежащих переулков им. Л. Шевцовой, им. Гастелло, прежде всего, поражались её многолюдству. 
Начинался «центр» города на Первомайской – с огромного корпуса здания, сложенного из красного кирпича. Ныне в этом здании расположена городская налоговая служба и гостиница «Кубань». Но в те годы проживание гостей не предусматривалось. Здание строилось как тюрьма, но окончательно не было достроено. После смерти Сталина махина строящейся тюрьмы долго маячила перед взором граждан: как будто крепость. Зданий с такими размерами в городе тогда не существовало.Напротив – располагался бывший «Дом горца». Метрах в ста на запад от них в деревянных казачьих постройках располагались магазины и фотоателье, затем – солидные здания почтамта, автоколонны, драматического театра (ныне филармония), бывшего владения Хавшановых (ныне – республиканский архив), «розовых домов» (три дома были покрашены в розовый цвет, и сразу же получили у населения такое название).
И каждый дом в отдельности,– только живописный мазок, а всё вместе это и было улицей Первомайской в её неповторимом своеобразии.
▲ Излюбленным местом всех горожан было фотоателье. Внутри деревянного дома, на стене, висел большой холст, на котором была намалёвана белая мраморная балюстрада, строй кипарисов, море, в море – корабль с раздутыми парусами. Клиента усаживали под кипарисом, а фотограф припадал к большому коричневому деревянному ящику, покоящемуся на растопыренной треноге, накрывал себя черной тряпкой, резко кричал: «Спокойно, снимаю!»
После чего, сняв колпачок с выпуклого глаза фотоаппарата, он описывал рукой плавный круг и вновь прикрывал глаз. Иногда фотограф, прежде чем снять колпачок, говорил: «Смотрите сюда, сейчас вылетит птичка!» Дети свято верили этому, хотя птичка никогда не вылетала и, видимо, навсегда осталась в деревянном ящике.
▲ На улице Первомайской всегда в изобилии были торговцы съестными товарами – пирожками (помнится – как хороши были пирожки с мясом, ливером, рисом, капустой и сладким творогом!), блинами, всякими подозрительными сладостями. При остром дефиците сахара это было странным. Многие мальчишки (как «мужчины», они исполняли обязанности носильщика) за оказанную матерям помощь получали от них награду – стаканчик мороженого.
Здесь же взрослые «дядьки» играли в «интересную» игру. Дно небольшого фанерного ящика делилось примерно на 10 нумерованных квадратиков. На квадратики ложились монеты (по-нынешнему – делались ставки), затем из стакана бросался кубик. Выигрывало поле, на котором останавливался кубик. Выигравший игрок получал втрое больше ставки, а всё остальное шло в пользу хозяина игры. При приближении же милиционера ящик мгновенно превращался в лоток с пирожками.Её дублировали самодельные «лотереи» в виде круга, разделённого на несколько секторов, над которым на оси вращалась стрелка. Участники очередного тура игры ставили на облюбованные сектор деньги. При остановке носика стрелки над этим сектором, поставившие на него получали четырёхкратную сумму по сравнению с поставленной. Но секторов-то было шесть. И всё же видя явную несправедливость, некоторые люди вновь и вновь, надеясь на счастливую «халяву», продолжали ставить деньги, порой – до последней копейки!
Были «напёрсточники», знакомые современным жителя по 1990-м годам, а также умельцы затягивать петлю, выложенную на фанерке из шнурка, почему-то всегда мимо пальца простака, решившего выиграть на этом аттракционе. 
А ещё «умельцы» выбрасывали толпе зевак три карты: нужно было угадать, которая из них «фигура». Задача не трудная, но, благодаря каким-то ловким маневрам игроков, почти никогда не удавалось угадать верно, после чего деньги «уходили» в карман ловкачей.
Возле магазина «Спорттовары» длительное время стоял инвалид, который совал прохожим культю обрубленной руки и кричал: «Подайте герою войны!» И, люди, скорее от испуга, чем от милосердия, совали ему рубли и трёшки. 
▲ После войны в Черкесске было множество инвалидов. Многие горожане хорошо помнят их, молодых парней в возрасте до 30 лет, звенящих медалями и орденами. Грубоватые, гордые и высокомерные. С выразительными кожаными лицами. Мужественность мужчинам, несомненно, шла от войны. У тех, кто хоронил многих убитых товарищей, были честные и простые лица, которыми гордились. Потерявшие, кто руки, кто ноги, изуродованные, многие из них не хотели возвращаться в свои родные места и семьи. Впрочем, если и возвращались, часто обнаруживали: жена, по ошибке получившая «похоронку», вышла замуж. И тогда они присоединялись к свободному племени нищих или воров и бандитов, и, естественно, рано или поздно, пополняли тюрьмы и лагеря заключенных. Мало кто из них имел имя. Их знали по кличкам и прозвищам. 
Не было ничего хуже, чем вернуться с войны инвалидом без ног. Некоторые из них передвигались на тележках, другие, вообще, волочили свои обшитые кожей культяшки по пыльной дороге.
«Кучковались» они на вокзале, у Покровской церкви, вокруг базара и магазинов. Прося подаяния, они трясли картузом и ловили от прохожих мятые рубли… А потом на улице звучал сиплый, пропитый голос:
«Жена родная не призналаИ отвернулась от меня-а-а…».
По вечерам бывшие фронтовики собирались в пивных и закусочных. В среде «своих», где у всех было общее прошлое, они могли выговориться и «отвести душу».Иногда, в меру своих возможностей, некоторые инвалиды пытались подработать, но руководители предприятий и учреждений, как правило, отказывали им в приёме на работу. На пенсию же, положенную фронтовику-инвалиду, прожить было невозможно. 
Буквально в один день все безногие и безрукие инвалиды исчезли. В Черкесске, как и по всем другим городам страны, была проведена координированная облава. Их покидали в машины и увезли... Добрая Родина-мать собрала своих сыновей – героев-инвалидов, отдавших своё здоровье во имя Победы, и отправила их в резервации на далёкие северные острова, чтобы не нарушали красоты городов. Все они тихо умерли там. Не то что говорить, но и думать об этом не полагалось. 
▲ Улица Первомайская была излюбленным местом цыганок, у которых дети покупали красные леденцовые петушки. Такого петуха можно было сосать с утра до ночи. Он не уменьшался, только красил пунцовым цветом губы и язык. 
За небольшую, копеечную плату, цыганки катали детей на спине ослика с длинными лысыми ушами и бесконечно грустным взглядом. 
А ещё цыганки продавали шарики на длинных резинках: голубые, красные, жёлтые, оранжевые – эти шарики чудесно подскакивали на резинке, возвращались прямо в ладонь. Были ещё трещотки на спичке с сургучной головкой. 
Но самым большим спросом пользовались воздушные шары. Когда шар лопался, начиналась его вторая, куда более увлекательная жизнь: из резиновых лоскутьев надували крошечные пузырьки и звонко давили их о лбы и затылки друг друга.
▲ Позже в «городе» появилась «Булочная», овощная палатка, столовая-забегаловка, магазины «Продовольственный» и «Промышленные товары», аптека, билетные кассы, областная библиотека, кафе. Всё сравнительно близко. Это было и хорошо, и удобно. 
А ведь до этого было туговато: если у вас, например, иголка сломалась – вы её не купите, пуговица оторвалась – будете просить у соседа, он может не дать, чтобы оставить себе на будущее.
Были ещё три «молочных» магазина: все они располагались ниже нулевой отметки и внутри были облицованы керамической плиткой. В них всегда было прохладно: и зимой, и летом.
Позже поражали витрины нового продовольственного магазина «Центральный», построенного в начале 1960-х годов на месте бывшей автоколонны № 91. Он выделялся среди своих собратьев разнообразием красок и творческой новизной оформления. Здесь, в центральном магазине города, продавали не только коньяк – демократический напиток, который трудящиеся пили устами своих лучших представителей – на окраинах его не продавали. Здесь продавали всё, что нужно человеку для пропитания: и мясо, и молоко, и рыбу, и хлеб, а также всевозможные кондитерские изделия и любимое всеми детьми мороженое. 
▲ Почтамт, расположенный на углу улиц Первомайской и Красноармейской, – неотъемлемая часть послевоенного поколения. Внутри зала стояли гипсовые статуи Ленина и Сталина, снаружи – статуи колхозницы и рабочего. 
Многие черкешане пользовались часами, установленными на Почтамте. Наручные часы тогда имели не все, поэтому пользовались «городскими», которые на улице Первомайской хорошо просматривались и с востока, и с запада. 
В 1950-е по-прежнему ощущался острый недостаток бумаги, а в Почтамте всегда было навалом бланков для телеграмм. Дети превосходно их использовали при изготовлении всевозможных поделок. А ещё на почтамте была возможность «зарабатывать» на свои нужды. У мальчишек очень хорошо получалось сколачивать фанерные ящики для посылок. Работа эта стоила дёшево, но в кино и на мороженое хватало.
▲ Во все времена у матерей существовала практика, когда они посылали своих детей то «за тем», то «за этим». Эта практика была в 1950-е годы, существует она и ныне. Страшного ничего не было: всего какой-то час «потерянного времени» – и свобода. Хуже было, если посылали за хлебом, молочными продуктами и сахаром. На покупки этих товаров порой уходило по нескольку часов. Очереди в Черкесске были одна другой больше и часто занимали значительную часть жизни горожан. Их длинные хвосты стояли за хлебом, молоком, сахаром, макаронами, чулками... Часто в очередь становились с ночи или раннего утра. Бывало в очередях стояли семьёй, сменяя друг друга.
Вместе с взрослыми детям тоже пришлось «пропустить через себя» длинные очереди. «Вавилонское столпотворение» в магазинах «Золотопродснаб» (неподалеку от завода «Молот» – на ул. Комсомольской), «Под большим домом» (ныне магазин на углу проспекта им. Ленина и Союзного переулка), «На курьих ножках» (на ул. Сталина) надолго сохранилось в памяти у многих горожан.
▲ Незабываемое, особое почётное место в жизни горожан занимал кипяток. В обыкновенной алюминиевой кружке булькает, весь в белых пузырьках, кипяток. Так и говорили: «Белый кипяток», и – вкус совершенно определённый, и согревающий, и весело становилось, и вроде бы поел.
Но очень большой редкостью был сахарный песок. Его насыпали на край стола и краем хлеба макали в кучку – так пили кипяток. Поколение автора хорошо помнит, как люди стояли целыми днями в магазине «Золотопродснаб» (ул. Комсомольская – ныне на этом месте стоит пятиэтажка со спортивным диспансером на первом этаже), где покупали, сахар, который был большими белыми кусками. Как камни. Его так и называли – «кусковой».
Возле магазина собиралось много мальчишек, если немного зазеваешься – они выхватывали у граждан хлеб – и сразу в рот. Пока их били – они успевали его проглотить. Самое большое, чего боялся тогда автор, это чтобы ребята постарше не вырвали из моих рук продукты, ведь с ними меня ждали дома. 
В очереди были свои законы, свой быт, свой жаргон, свой контроль, свои верховоды... Сколько слёз и огорчений доставалось детям, или их родителям, когда «что-то» кончилось «перед самым носом». Были в очереди и свои «специалисты»: одни могли незаметно «втираться» в очередь, другие смело скандалили и покупали товар без очереди, третьи ловко освобождали карманы покупателей от денег и кошельков. Очереди отнимали силы, часы, недели, но было это неотъемлемой частью жизни тех лет.
▲ Когда у некоторых жителей Черкесска спрашивали, где они живут, то получали ответ: «У чёрта на куличках». «Кулички» – это испорченное «кулишки» или кулижки», последнее правильней. А «кулижка» – исконно русское слово, объяснимое по-разному: топкое, болотистое место – говорят одни знатоки языка; лес после порубки – считают другие; луг и кустарниковая непролазь – объясняют третьи. Короче говоря: очень далеко, не добраться, а доберёшься, нужного места всё равно не отыщешь. Так много вмещает в себя это ёмкое выражение. И таких мест на окраине бывшей Баталпашинки – «ужас» для извозчиков, а потом и автомобилистов, – было много. 
▲ В центре Черкесска находились три кинотеатра: «зимний» (им. Горького), и два – «летних». Первый «летний» кинотеатр располагался с западной стороны кинотеатра им. Горького, второй – на северо-восточном углу улиц Красноармейской и им. Калинина. Ныне на его месте располагается здание республиканского телевидения. 
Во всех кинотеатрах «крутили» фильмы для взрослых и детей. Для маленького города это было хорошо. Вот только очереди за билетами были длинными, особенно если демонстрировался новый кинофильм.
▲ По улицам Черкесска часто можно было услышать: «Лужу! Паяю!» Это ходили по дворам лудильщики, которые лудили медную посуду и примусы. По улицам ходили и другие самые разные мастеровые люди, громко объявляя о себе. Приходили стекольщики, каменщики, копальщики подвалов и колодцев.
На лошадях проезжали и старьевщики, которые собирали изношенное тряпьё, галоши, ненужную макулатуру или абрикосовые косточки. Взамен они предлагали синьку, ученические перья, глиняные свистки, тетрадки, иголки и булавки, надувные шары-пищалки, шашки, ножницы.
Так как в каждом дворе были топор, пила, ножи, другие плотницкие и столярные инструменты, которые надо было точить, то по улицам Черкесска ходили ещё и точильщики со своими станками. Точило приводилось в движение ногой.
▲ Наверное, несколько поколений горожан вскормили медные примусы, керосинки, керогазы. С утра до вечера они безотказно кипятили, разогревали, варили немудрёную еду: борщи, супы, чаи, каши. Жарили яичницы, оладьи, блины, семечки. 
К месту будет заметить, что керосин как энергетическое топливо в те годы в Черкесске занимал второе место после угля. Керосин стоял в ряду товаров первой необходимости, уступая приоритет углю, дровам и селёдке пряного посола. Керосином торговали только в специально отведённых и оборудованных местах: на базарах – Центральном и «на Покровке». Название «рынок» тогда ещё не было в обиходе, оно появилось много позже. 
За керосином обычно выстраивалась очень длинная очередь, но двигалась она быстро. И хотя сосуды наполнялись вручную, всё это происходило за считанные секунды. Отпускали керосин только в металлические емкости. Иногда керосин внезапно заканчивался и не доставался тем, кто стоял в хвосте очереди. Стоил керосин дёшево, теми деньгами 6,5 копейки за литр.
А ещё керосином торговали прямо с колёс. Худая конская кляча тащила по улицам города телегу с металлической бочкой, на которой красовалась надпись, сделанная мелом – «керосин». А рядом в длинном брезентовом плаще, пропитанном маслом и керосином, шёл ездовой. В одной руке он держал кнут, а другой бил о металлический диск автомобильного колеса, подавая сигнал о своём прибытии. Люди с сияющими лицами выбегали с канистрами и отоваривались прямо у своих дворов. 
▲ Особенно город Черкесск выручал примус: выносливая, безотказная, маленькая, но могучая машина. Как выручали он многих женщин города! Хотя, судя по нынешним меркам, доставлял немало хлопот. Разжечь примус требовалась сноровка: надо было налить в чашечку керосин (позже туда клали сухой спирт), поджечь, когда спирт нагреет головку, тогда надо накачать, и пары керосина уже образуют шумный венчик пламени. Ниппель головки засорялся. Его прочищали специальной иголкой. Портился насос. Перегорала головка. Бывали случаи, когда вспыхивал огнём и взрывался и сам примус. 
Тихие керосинки, в противоположность примусу, вели себя смиренно, только виновато коптили и пахли керосином.
▲ Самым ужасным состоянием в хатах города были …полы. Многие семьи проживали к тому же ещё и в бараках или «времянке» (временное жильё, типа примитивной мазанки), в которых не было деревянных полов. Они были земляные, и женщины обмазывали их глиной с конским или коровьим навозом, поставщиками которого были дети. А «находили» они его на ближайших улицах и полянах города. Со скотом в городе проблем не было.
▲ В ненастное время у многих граждан на ногах блестели галоши. Их снимали в раздевалках, в гардеробе, на пороге и входили в дом без уличной грязи. Боты, галоши, глубокие и мелкие, толпились в передней у вешалки. Внутри они были выложены малиновой байкой. Чтобы опознать свои галоши, владельцы намечали внутри них химическим карандашом (был такой!) свои инициалы.      
Люди любили трудный ритм своей здоровой рабочей жизни. Любили праздники и вкусные застолья, любили петь хором и плясать лихо. На субботниках, спортивных соревнованиях, вечеринках или других мероприятиях при первой возможности вначале пели хором песни. И «не нужен мне берег турецкий, чужая земля не нужна».
▲ Любимой игрой у детей 1950-х была игра в мослы. Это были специальные кости из суставов ног баранов. У многих мальчишек их было штук по 10-15, и эти мослы высоко ценились. Так как у «городских» детей возможностей доставать их было не так уж много, не то, что у «сельских», чьи родители держали баранов, поэтому и играли, они осторожно, аккуратно и экономно. К мослам относились очень любовно. Особенно ценились цветные: зелёные – окрашенные зелёнкой, красные – марганцовкой, жёлтые – йодом. Были и другие цвета. А в биток, высверливая в нём отверстия, заливали свинец из разбитых аккумуляторов, которые выбрасывались на мусорные кучи. Технологию добычи свинца из аккумуляторов на костре знали все мальчишки и «выливали», что хотели: оловянных солдатиков, брелки (в виде черепа) на ключ, но самое главное – пули для «поджига». Всё это изготавливалось за окраиной города в специальной мокрой глине со своими секретами мастерства. 
▲ Морозным предрассветным утром 6 марта 1953 г. жители Черкесска узнали о событии, которое потрясло их и всю страну. Оказалось, что 5 марта в 21 часов 50 минут на 74-м году жизни скончался «великий друг и учитель всего прогрессивного человечества, Председатель Совета Министров СССР, Секретарь ЦК КПСС, Генералиссимус товарищ Сталин». 
Эту новость сообщили по радио, хотя дня за три до этого всем было уже известно о болезни вождя. По стране, так и по городу, зловеще ползли слухи о вожде. Говорили разное: одни – что у Сталина случился инфаркт сердечной мышцы; другие – что его разбил паралич; третьи – что у вождя произошло кровоизлияние в мозг. Многое говорили. Даже то, что Сталина отравили.
Сама эта смерть ошеломила людей 35-тысячного Черкеска, хотя и вызвала разные чувства. Общество страны – замерло. И та часть, что была убита горем утраты, и та, что радовалась – узники ГУЛАГ, которые видели луч надежды в амнистии.
В голове у черкешан вертелся только один вопрос: что же будет дальше? Куда пойдёт страна? Люди спрашивали друг друга: «Как же мы теперь будем жить без Иосифа-то Виссарионыча?» Ведь многие из них горячо любили Сталина, безгранично верили в него. Под портретами вождя выросла основная масса жителей города. Он был повсюду. Гигантское изображение Сталина с девочкой на руках – символ счастливого советского детства, покоящегося в добрых, надёжных руках «отца народов» – висело на фасаде одного из зданий в центре Черкесска.
Его видели в документальной кинохронике на трибуне Мавзолея во время праздничных демонстраций и военных парадов. Его портреты висели в школах и библиотеках, в кабинетах руководителей всех рангов, печатались в книгах, журналах и газетах. Его именем назывались населённые пункты, улицы, предприятия, колхозы и совхозы, клубы, кинотеатры, газеты. 
Человека, изображённого на картине художника Ф. С. Шурпина «Утро нашей Родины», представить мёртвым в то время было почти невозможным – настолько Сталин всем казался неотъемлемой частью жизни. 
Знал народ и другую классическую картину – «Сталин и Ворошилов в Кремле». В народе её называли «Два вождя после дождя», а нарисовал её художник А. Герасимов. 
С именем вождя в стране начинался и заканчивался день, так как в Государственном гимне были слова: «Нас вырастил Сталин…». И вот его не стало. Ушло нечто, казавшееся незыблемым, вечным, бессмертным. Простая житейская мысль: умер человек, и тело покойного надо предать земле – едва ли кому-либо приходила в голову. 
▲ В последующие четыре дня марта в Черкесске, как и по всей стране, объявили траур. На всех административных зданиях города были приспущены красные стяги, на зданиях обвисли красные с чёрными траурными лентами полотнища, многочисленные портреты вождя обвиты чёрным крепом. Были отменены спектакли и киносеансы. Из репродукторов звучала траурная мелодия.
Со школьных лет люди были приучены к тому, что Сталин думал о них обо всех, и растерялись, оставшись без него. Плакала вся страна, Россия. Плакал Черкесск. На улицах, в учреждениях, на заводах и фабриках. Это были искренние слёзы горя, и может быть, слёзы страха за будущее. 
▲ Гроб с телом Сталина несколько дней стоял в Доме Союзов – бывшем здании Благородного собрания Москвы. Тот, которого прославляли в стихах, прозе, льстивых речах как благодетеля человечества, как «гения всех времён и народов», лежал моложавый, как на портретах. И с причёской у него всё было нормально, хотя в 70-летнем возрасте у вождя была большая – лысина. Мимо гроба, цветов, красного шёлка все дни и ночи шли люди. У всех на лицах траур. 
Пока в стране было какое-то всеобщее оцепенение, пока люди гадали, кто станет во главе СССР, руководство страны делало вид, что единство Политбюро и Совета Министров сохранилось, и что вся машина власти будет работать нормально, даже когда вылетела главная её шестерня. 
Сменялись почётные караулы, но длительное время среди лиц, стоявших с траурными повязками, не было видно многих близких соратников Сталина, чьими именами ещё при их жизни были названы тысячи населённых пунктов, предприятий, хозяйств и улиц. В узком кругу, в глубокой тайне от народа они делили «пирог власти».
▲ Автору в то время было около семи лет, но некоторые события тех траурных дней в Черкесске, запомнились. В фойе Дома Советов – большой портрет Сталина в чёрной траурной окантовке. 
8 марта – воскресенье. Стоял тёплый солнечный день наступавшей весны. Снега уже не было. Его небольшие кучки сохранились лишь вокруг деревьев. Побросав снежки в печную трубу хаты, забежал в комнату. За столом сидели отец и мать с друзьями. В основном все бывшие фронтовики. Наверное, тайком (в стране ведь объявили траур), отмечали женский праздник и поздравляли женщин. 
Сначала выпили, потом пели песни… А после всего – плакали навзрыд по Сталину и сидели, погруженные в собственные раздумья. Такое из своей памяти разве выбросишь?
Мы, мальчишки, конечно, восхищались вождём. Для нас это был человек, можно сказать, в одиночку победивший Гитлера. А ещё мы мечтали попасть в Москву, пройти по Красной площади на демонстрации, чтобы увидеть его и его сподвижников на Мавзолее Ленина. Наивные дети! Мы и не знали, что попасть в колонну демонстрантов посторонним было невозможно.
В ночь на понедельник 9 марта 1953-го погода в Черкесске резко изменилось. Стало пасмурно, под утро приморозило. Москва в тот день хоронила Сталина. Чтобы послушать трансляцию похорон, мать повела меня и сестру к бабушке. 
Бабушка жила на улице Весёлой, что к северу от базара (ныне центральный городской рынок – С.Т.). Улица Весёлая была радиофицирована, а наша – улица Фрунзе – нет. Бывая в гостях у бабушки, я очень любил слушать старенький бумажный репродуктор. На стене комнаты, где он висел, мне издавна всё было знакомо, включая портрет Сталина с девочкой на руках и большим букетом цветов, похожем на раскрашенный кочан капусты. В 10 утра по репродуктору ежедневно передавали какую-нибудь сказку для детей. Но в тот день сказку не передавали. Из репродуктора лилась печальная музыка. А возле репродуктора сидела моя бабушка, тётки, мать. И все плакали.
В этот день по всему Черкесску проводились траурные митинги. Установленные в разных местах города репродукторы передавали из Москвы радиотрансляцию похорон Сталина. Стоя у динамиков, люди слушали речь В. М. Молотова, рыдающего с трибуны Мавзолея В. И. Ленина. 
Ровно в 12 часов работа на всех предприятия Черкесска была остановлена на пять минут. Протяжные гудки завода «Молот» и фабрик, паровозов, звуки сирен автомашин ознаменовали уход из жизни страны человека, под руководством которого черкешане жили, восстанавливая свой город из руин. 
Все люди понимали: грядут перестановки, не исключено – чистки. Но самым главным был вопрос: кто будет вместо «отца народов» Сталина?
▲ Ныне И. В. Сталин не нуждается в защите. Просто-напросто необходимо отдать ему должное. История сама расставит и уже расставляет всё по своим местам. Поскольку не было ни суда, ни приговора, «реабилитировать» Иосифа Виссарионовича сегодня нелепо. Нет нужды и «восхвалять» его. 
Чем дальше уходит в прошлое примитивное нытьё о «нарушении Сталиным ленинских норм» и «культе личности», тем явственнее проступает его роль в качестве настоящего великого императора, всю жизнь лишь казавшегося революционером. В первую очередь он был великим государственником, а потом уже всё остальное. Сталин действовал эгоистично и только в собственных узко-государственных интересах: боролся не за «кресло», а за будущее страны, за державу народа. 
Автор – не сталинист, и дабы не раздражать оппонентов и не давать им дополнительных поводов для обвинения его в сталинизме, хотел лишний раз не упоминать имя «товарища Сталина». Но сделать это невозможно. Жизнь, простите, не позволяет забыть всё, что связано с именем великого вождя.
▲ Связавший свою судьбу с судьбой Российского государства Иосиф Виссарионович Джугашвили (1879-1953) при жизни не был «низкорослым» человеком, каким его показывают в кино. При росте 169 см (2 аршина 6 вершков – эти данные указаны в учётной карточке Бакинского жандармского управления), вождь был человеком выше среднего роста. 
Сталин не был деревенским дурачком, целыми днями в детстве скакавшим верхом на горном козле по холмам Грузии, а потом каким-то чудом возглавил крупнейшую державу в мире.
Он владел грузинским, русским, древнегреческим языками, а также хорошо знал церковнославянский язык ещё с семинарии. По утверждению некоторых исследователей знал английский и немецкий языки, пометки, оставляемые им в книгах, были на венгерском и французском языках. Понимал армянский и осетинский языки. Троцкий же утверждал в одном из интервью, что «Сталин не знает ни иностранных языков, ни иностранной жизни».
Из-за детской травмы руки в 1916 году Сталин был признан негодным для службы в армии, но во время октябрьского переворота именно он был уполномочен вести переговоры о сдаче знаменитого особняка Кшесинской, а также переговоры с солдатами и матросами Петропавловской крепости.
В годы Гражданской войны его, старого революционера «Кобу» («Коба» означает «неукротимый» – С.Т.), посылали на самые трудные задания, где он показал умение пользоваться властью, проявил свой ум, волю, организационный талант. Если сравнить с Троцким, который не был мягкотелым, то Сталин был властолюбивее и беспощаднее, что сделало его человеком № 2 после Ленина.
▲ Сделав Сталина вождём вместо умершего Ленина, Коминтерн просчитался. Исполнителем чужой воли Сталин не захотел быть. Он понял, что должен захватить власть у захватчиков (Троцкого, Каменева, Бухарина, Ягоды, Гамарника…). То есть то, на что Ленин шёл ради идеи, Сталин пошёл ради власти. И тут никуда не денешься.
За первые 10 лет пребывания в верхушке партии Сталин три раза просил об отставке. Личная власть для него была не самоцелью, а лишь рычагом для решения национальных и общегосударственных задач. А для этого нужен был абсолютный авторитет его власти. Сталин его имел и пользовался им с полной самоотдачей, а в его лице народ приветствовал и саму партию.
▲ Жестокость, подозрительность и другие мрачные черты Сталина вторичны по отношению к историческим обстоятельствам. Историки считают, что случись это в древности или в средние века, Сталина признали бы фигурой, равной Александру Македонскому, Чингисхану или Тамерлану. Из персонажей российской истории он был ближе всего к Петру I «Великому». Хотя, несомненно, превзошёл его и по масштабам созданного, и по последствиям. Сталин лишь повторил то, что до него сделал Пётр I, а ранее Иван III и Иван IV «Грозный». А ведь власть их была для народа очень тяжёлой. 
После Сталина в Кремль приходили всё менее и менее способные, иногда и просто случайные политические личности. И им до Сталина далеко.
▲ Истинная трагедия России заключалась в том, что во все времена и века власть никогда не знала и не хотела знать русского народа, его боли и чаяний. Даже большевики, в ущерб русским, непонятно почему, так рьяно защищали интересы малых народов. Вместе с тем, эти народы, по их же представлению, должны были исчезнуть в ходе мировой революции.
Русский народ хотел всего лишь немного: землицы вдоволь, чтобы на ней работать и кормиться. А ещё – воли. Ему, народу, за сотни лет крепостного права просто надоела любая власть. Ленин, в чём и заключается его гениальная политика, пообещал и дал крестьянам землю. Ильич прекрасно понимал, что только этот шаг спасёт революцию, хотя ещё при жизни он уже понял всю бесперспективность того дела, которому посвятил жизнь. Такой удар для такого ума был смертелен.С этого момента история страны, как горная река после землетрясения, резко изменила своё русло. Её течение стало непредсказуемым.
Жить в многонациональной стране, тоже, самое, что строить атомную электростанцию в районе постоянных землетрясений и цунами. Тут надо учитывать всё. Если случится беда – мало не покажется. Являясь народным комиссаром по делам национальностей, Сталин считался специалистом по национальным проблемам. Понимая всю сложность национального вопроса, он ещё в 1912-1913 гг. написал статью «Марксизм и национальный вопрос».
Именно из-за разного понимания форм государственного устройства республики Советов (Сталин реалистичнее оценивал ситуацию в России и предлагал более жизнеспособные принципы государственного строительства) и роли русского народа в будущей стране, в отношениях между Лениным и Сталиным позже пробежала «чёрная кошка». 
Не поддержал Коба и знаменитые «Апрельские тезисы» Ленина (в частности его идею о преобразовании буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую), однако довольно быстро поменял своё мнение и поддержал Ильича по вопросам о земле, войне и социалистической революции.
▲ И. В. Сталин прекрасно понял всю несостоятельность, более того глобальную преступность экономического учения К. Маркса и Ф. Энгельса в условиях России. После Гражданской войны, точно так же, как в Русском государстве после Смуты 1612 г., Российское государство, которому все за границей предсказывали скорую гибель, под флагом Советского Союза было восстановлено. И руководителем этого процесса был Сталин. 
После смерти Ленина, Сталин, не отрекаясь формально от ленинизма, начал сворачивать эксперименты над Россией и решительно сделал ставку на русских. Он стал возвращать страну и её народ в русло «исторического бытия». Правда, получилось, жестоко. Возразить нечего. Но дальше тянуть было нельзя – неотвратимо надвигалась война, в которой могли победить только настоящие патриоты Отечества, а не «братья» по классу.
▲ Вся 30-летняя политическая карьера Сталина была борьбой не на жизнь, а на смерть не только с врагами, но и, самое главное, с «друзьями». В годы Гражданской войны многие противники Сталина, такие как Троцкий, Зиновьев, Каменев, Бухарин, Тухачевский и другие были незаменимы. Но в мирные дни они ни к чему не были пригодны. Они умели только великолепно разрушать и видели в России только материал для мировой войны. Не секрет, обернись дело чуть иначе, и его главные соперники тоже расстреляли бы Сталина. Упрочить же свою власть ему удалось только в 1939 г. До этого – борьба не на жизнь, а на смерть. Что-то похожее на хождение по лезвию ножа…
Словно опытному хирургу, Сталину пришлось выжечь язву смертельной опасности «калёным железом» и одновременно с больными клетками выжечь и оказавшиеся рядом с ними клетки здоровые. Тут уж ничего не поделаешь: или выжечь – и выжить. Или смалодушничать и – погибнуть. Помните, к каким трагическим последствиям привела беспринципность Горбачёва в 1990-е, а президента Украины Януковича в 2014-м? 
▲ В 1932 г. по сравнению с 1929 г. овец с козами в стране стало меньше на две трети, свиней – наполовину, коров – на треть. Но резал-то их не Сталин. Ножом провокации их вырезали сами крестьяне, сбитые с толку пропагандой кулаков. И это ещё одна из причин голода 1933 г.
Дикая ярость, невиданные зверства и жестокость – вот что отличало кулачество в те годы. Коммунаров и продотрядовцев, учителей и избачей, коммунистов и комсомольцев они не расстреливали, а распиливали пилами или обливали холодной водой и замораживали. А ещё разбивали дубинками черепа; заживо сжигали; вспарывали животы, набивая в брюшную полость зерно и мякину; волочили за скачущей лошадью; протыкали кольями, вилами, раскалёнными пиками; разбивали молотками половые органы; топили в прорубях и колодцах.
И что прикажите делать товарищу Сталину с жадными собственниками, любой ценой желающими сохранить старую, тёмную, невежественную, разобщённую Россию и не останавливающимися для этого перед любыми, самыми зверскими способами? Львиная доля среди них – мракобесы, изуверы, оставшиеся в живых худшие представители эсеров и белогвардейцев, бандиты, попы, уголовники, прямые единомышленники и прямые порученцы эмиграции. Воевали против Советской власти они, то открыто, то тайно. 
«И мы, и голод – это средство политической борьбы» – таков был девиз этих саботажников, националистов и им подобным. И действовали они старым испытанным методом. Они знали, что у баб гораздо больше инициативы, чем у мужиков. Бабы как-то более жадны, без всякого расчёта на будущее. Кулакам это было всегда под руку, и они всё время подстрекали женщин против Советов. 
А разъярённые бабы – это страшно… Особенно, если они хмельные. Выкрики «Бей их! Долой! Дави! Смерть коммунякам!» – действовали на них как шевелящаяся красная ткань на быка.
▲ Индустриализацию, коллективизацию, милитаризацию, культурную революцию, формирование плановой системы и становление отраслевой структуры народного хозяйства Сталин проводил тогда, когда многие специалисты не захотели сотрудничать с «быдлом». Вместо того чтобы остаться в трудный час с Россией, они эмигрировали. Но вопреки всему появлялись первые грандиозные новостройки – Комсомольск-на-Амуре, Днепрогэс, ВДНХ, Московский метрополитен.Образно говоря, Сталин занимался самой «черновой», самой неблагодарной работой. Вождь как бы «рыл котлован» и готовил фундамент под возведение здания социализма. И своего он добился. 
▲ Высокие технологии, которые Сталин скупал за границей, сами по себе говорят о его организаторском гении. Запад строил Сталину «под ключ суперпередовые заводы» (тракторные, автомобильные, химические), поставлял оборудование для ГЭС и домен, выдавал лицензии на производство самолётов. За короткий срок военная промышленность СССР прошла путь становления до танка «Т-34», штурмовика «Ил-2» и мобильных систем реактивной артиллерии «БМ-13», более известных как «катюши». На Западе, конечно, понимали, что собственными руками помогают творить могучего соперника и конкурента. Но там бушевал экономический кризис, а вождь расплачивался золотом.
За все годы Советской власти промышленность в СССР развивалась в 6 раз быстрее, чем в остальном мире. 
▲ Сталин буквально выходил из себя, отбиваясь от попыток наркоматов и главков вырвать валюту и закупить за границей то, что можно было произвести в СССР. От Сталина не было пощады никому. Безусловно, его боялись чиновники и выстраивали защиту в виде собственных группировок, самоволия, лжи в отчётности.В то же время, окажись на месте Сталина другой руководитель, человек слабый, не мыслящий стратегически, сегодня нашей страны в её границах и с её культурой, могло и не быть.
▲ Фигура Сталина в истории нашей страны огромна, но и трагична. Несомненно, вина Сталина и его окружения перед народом за допущенные массовые репрессии и беззакония велика и непростительна, хотя в годы руководства Лениным в России было допущено так же много ненужных жертв и беззаконий. Процесс реконструкции государства не всегда шёл в рамках «мирного» русла. Поэтому и «репрессии» и «культ личности», и многое другое было обусловлено очень многими взаимосвязанными факторами.
История есть история. Тут, как говорится, ни прибавить, ни убавить. Культ – правда! Когда М. А. Шолохова спросили как-то, был ли культ Сталина, то писатель ответил: «Да, культ был, но была и личность!»
Хрущёв «навешал» себе четыре Золотые звёзды Героя, Брежнев – пять. И это не культ. Это ничего. Это нормально. Только у Сталина был «культ личности». У того, при котором всё строилось, а при остальных – разваливалось.
«Сталин был не только вождём, диктатором и тираном. За внешней оболочкой культа личности жестокого деспота существовал и обычный человек – думающий, размышляющий, имеющий огромную волю, большое трудолюбие и немалый интеллект. Он был также несомненным патриотом исторической российской государственности» – писал Рой Медведев в книге «Неизвестный Сталин».
Бесспорно, Сталин был суров и жесток, и власть его была жестока, как нас ныне уверяют СМИ. Но ведь Сталин, пускай суровыми и жёсткими мерами, но ведь законными (в рамках существовавшего тогда законодательства!), не отдал Россию на поругание предкам нынешних «демократов», в том числе и идейным.
А если уж кому-то и хочется всё-таки бросить упрёк в адрес Сталина, то не грех бы вспомнить, что тогда и времена тоже были иные. И люди были иные, и законы тоже были иные. И последствия, в том числе и 22 июня 1941 г., были бы иные, не такие, как нам непрерывно пытаются вдолбить. И с современной «демократической» меркой к ним никак нельзя подходить. Оценки прошлого всегда должны быть абсолютно адекватны реалиям прошлого. Так что Сталин несёт личную ответственность вместе с жестокой эпохой, по законам, которой его и нужно оценивать. 
Но нельзя всех людей считать дураками, а виновником всех наших бед одного Сталина, у которого был «культ личности». Во-первых, страх вселился в людей задолго до «культа личности» вождя: многое шло от кровавого противоборства Гражданской войны. А во-вторых, сеяли подозрение и страх зачастую те, кто холуйствовал перед ныне нещадно оболганным и оклеветанным Сталиным, а потом, после его смерти, его же поносил.
▲ О роли могущественного партийно-государственного аппарата, без которого необъятная власть любого руководителя страны невозможна, почему-то скромно умалчивается. В СМИ, например, очень редко упоминается фамилия изобретателя «страшной кровавой кампании» Лазаря Моисеевича Кагановича. А ведь это он, своей недрогнувшей рукой, визировал документы карательных и судебных органов СССР и ни разу не выступил в защиту поверженных политических соперников, среди которых 75% составляли евреи – участники октябрьского переворота и ветераны партии с дореволюционным стажем.
За шумом о единственном виновнике тотальных преступлений – Сталине, не раскрывается правда о других виновниках преступлений. А ведь в случившемся прошлом и в нынешнем нашем дурном положении виноваты все – от рабочих до главы государства.
▲ Ныне некоторые политики надменно отзываются о советском времени, забывая о том, всём хорошем, что произошло. Они до сих пор «кричат», что во времена правления Сталина по политическим мотивам в лагерях погибло несколько десятков миллионов людей, тем самым дезинформируя граждан страны. 
Нынешние «историки» записывают в годы «сталинских репрессий» и тот период, когда Сталин не был № 1 в стране и не мог единолично решать вопрос о том, как и кого, репрессировать. Так, в 1921-1922 гг. власть в РСФСР была в руках Ленина и Троцкого, в 1923-1925 гг. №1 был Зиновьев, в 1926-1928 гг. – Бухарин. Только в 1929 г. Сталин формально стал № 1.То есть из 32 лет «сталинских репрессий» надо с ходу вычесть 14 лет.
Сегодняшние «либералы» – наследники троцкистов – нам говорят: репрессии обрушились на «лучших». Это кто же «лучшие»? Зиновьевы, каменевы, радеки, бухарины, ненавидевшие и презиравшие русский народ? Эйхе, постышевы, тухачевские, якиры?
Сталин никогда не был русским националистом. Он был державником, видевшим опасность в любом национализме, будь то украинский, грузинский, еврейский или русский.
Предложение Сталина об альтернативных выборах сталинское политбюро прокатило, но, чтобы подстраховаться полностью, оно решило нанести превентивный удар по тем слоям населения, которые вызывали у них наибольшие опасения.
Столкнувшись с сопротивлением верхушки, которое он не мог преодолеть, Сталин реагировал двояко: пассивно – там, где мог, уменьшал планировавшийся масштаб репрессий, и активно – развернул репрессии против верхушки, начавшей массовый террор. Хотели террор – получите!
Но даже со сталинским периодом было не всё так просто.
Кто-то из осуждённых и расстрелянных был троцкистом, кто-то вульгарно «зажрался», спился и переродился, кто-то погиб и безвинно. Троцкисты и другие политические авантюристы клеветой, а попросту – доносами, устраняли умело тех, кто мешал им или другим врагам Советской власти, скрывающим свою суть. Нас уверяют, что суть «репрессий» состояла в том, что Сталину удалось стравить одних врагов с другими. Вот только почему-то при осуждении массовых репрессий, перечислении жертв, описании лагерных условий и т.п., не раскрывают, как и кем был запущен механизм террора? СССР (Россия) – не та страна, где достаточно только лишь одной команды сверху, чтобы запустился, как его называют, «маховик репрессий». 
Одна лишь команда сверху не привела бы к таким массовым жертвам. Вряд ли можно было заставить миллионную армию следователей, лагерных вертухаев и соглядатаев сладостно ломать судьбы миллионов людей, если бы сами они не имели к этому занятию садистские склонности. И вряд ли бы можно было по приказу найти ещё и другую миллионную армию следователей и вертухаев, которая с не меньшим удовольствием вытеснила предыдущих из их кабинетов и тёплых местечек, а затем пустила в расход. Отсюда вывод: значительная часть репрессий была связана с выяснением отношений друг с другом различных энкаведешных кланов (этот вопрос хорошо освящён Л. Наумовым и другими). А это ещё более сужает размах сталинской «части» репрессий.
Значит тут дело не в Сталине!
Значительная масса невинных людей погибла именно из-за доносов по бытовым мотивам. Не зря же Сергей Довлатов писал: «Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И всё же я хочу спросить – кто написал четыре миллиона доносов?»
А действовали эти 4 млн. людей по принципу: лучше сейчас настучать, чем потом перестукиваться. Этот девиз никто не афишировал, но действовали ему многие: и до войны, и после неё. Так что попасть в места заключения в те времена было нетрудно. Кому-то понравилось твоё жильё или жена, кого-то «задавила» зависть. И исчезали с улиц Черкесска люди. И хорошие, и плохие. Фальшивый донос, что ты вредитель, шпион или член подпольной организации и «дело» сделано. Показывая свою «преданность», некоторые «товарищи» на местах очень любили раздувать миф об обострении классовой борьбы, а тем более разоблачать «врагов народа». Даже любую незначительную аварию или несчастный случай на производстве причисляли к вредительству.
Мог ли знать «враг народа», что его заставят подписать фальшивые протоколы? Конечно, нет. И то, что он подписал, не может быть оправданием тем, кто заставил его это сделать. 
Перед тем как обвинять, многие наши следователи не думали, не пытались сначала разобраться в случившемся, а потом уж выносить свои решения и мнения, основанные на собственных домыслах и фантазиях. Хорошо, что мы не оказались в той ситуации, когда за такую службу ставили бы в пример остальным, а за доносительство давали бы ордена и медали.
Не повинные люди потом были реабилитированы. Многие – «посмертно». Но их семьи автоматически преследовались, ссылались, выбрасывались из квартир, лишались работы, а дети превращались в бесприютных запуганных сирот, болели и умирали.
Среди «врагов народа» были и те, кто не подписал ничего, но таких были единицы. Большинство же подписывали в конечном итоге всё, что от них требовали. Сегодня осуждать их за это нельзя, потому, что неизвестно, как бы мы сами себя повели в той ситуации и что подписали бы. И, ещё одно: прошедший сквозь этот ад человек никогда не обвинял другого в том, что тот что-то о нём написал, ибо знал, каким путём были выбиты эти показания.
Термин «враг народа» всегда неприятен детям, чьи отцы были в заключении. Один из них сказал автору: «Я всегда относился к Сталину отрицательно, а когда отец вернулся, рассказал мне, что на него донёс его лучший друг. Отец якобы готовил покушение на секретаря обкома. Отца уже нет. …Теперь вот настали времена приватизации и невиданного в мировой истории узаконенного воровства и бандитизма. И вот сегодня я думаю: а может быть, даже в своих репрессиях Сталин был в чём-то прав?»
Таблица № 2 Число осуждённых за контрреволюционную деятельность и другие особо опасные государственные преступления, совершённые в 1921-1953 гг.
Примечание: данные подготовлены историком В. H. Земсковым;источник – ГАРФ, ф. 9401, оп.1, д. 4157, л. 201-205.
Попробуем сделать анализ этих цифр и расставим всё на свои места. Итак, лиц, приговорённых к заключению, могло быть максимум 3 260 851 человек (4 060 306 – 799 455). Из них осуждённых за контрреволюционную деятельность было примерно 16-17%, то есть около 540 000 чел., остальные – уголовники. В действительности же одновременно, лиц, находящихся в заключении, было меньше. Так, на 1 января 1941 г. в местах заключения содержалось 1 929 729 человек. В этом же году было досрочно освобождены 420 тыс. чел. осуждённых за прогулы, бытовые и незначительные должностные преступления. За годы войны было освобождено и направлено в действующую армию 975 тыс. человек. Вновь осуждённых за четыре года войны около 400 тыс. чел., то есть в местах заключения мог находиться примерно 1 млн. «зэков». 
Так что ни о каких десятках миллионов «политических» не может быть и речи. И верить А. И. СоЛЖЕницыну и таким, как он, наверное, не стоит. Когда он жил на Западе у него было много консультантов по этим вопросам. А к репрессиям приложили руку и тогдашние руководители государства – Каганович, Маленков, Молотов, Хрущёв и многие другие. 
▲ Лично Сталин не слишком строго соблюдал свою Конституцию 1936 года, именуемую в народе Сталинской. Но зная, как трудно заставить наших соотечественников честно работать, вождь своим устрашающим авторитетом сделал её не только действующей, но и самой долговечной в истории России. А это было не просто.
Наш соотечественник, в большинстве своём, быстрее согласится, чтобы корова у соседа сдохла, чем он сам будет заводить животное. И с этим, в принципе, ничего поделать нельзя. 
В стране появилось бесплатное жильё. Пусть тесноватое, но жить можно. Появилось бесплатное образование, причём действительно доступное, бесплатное здравоохранение – любой рабочий и колхозник мог отдохнуть и подлечиться в профсоюзных санаториях на побережье Чёрного моря и городах Кавказских Минеральных Вод.
Большинство парков отдыха в СССР были построены по инициативе Сталина.
Пионерское детство, комсомольская юность – была ли светлее и чище память о прожитой жизни! С ранних лет дети слышали довоенные и военные песни, с ранних лет они боготворили нашу русскую литературу, которая учила их только добру. С ранних лет дети ощущали опеку, заботу государства – во всём. Взвивались «кострами синие ночи», распахивались студенческие горизонты, после которых на трудовой подвиг звала «планета целина» и «зелёное море тайги». 
Хочешь – учись, хочешь – работай. Можешь путешествовать и заниматься спортом, покорять космические дали, заниматься наукой, зарываться в книги или упиваться семейным уютом. Только – выбирай. 
▲ В памяти народа Сталин остался человеком бескорыстным и неподкупным, строго карающим нерадивых руководителей. Легендарные сталинские наркомы отрывались от среднего уровня жизни, пожалуй, куда выше, чем горбачевские министры. Но тогдашнее процветание «хозяйственных командиров» народ воспринимал куда спокойнее, поскольку знал об их ответственности за срывы в работе. Сталин зря своих помощников на Лубянку не отправлял, но за слабую работу увольнял без излишних проволочек. А за попытки скрыть ошибки и ложь мог и впрямь отдать под суд по весьма серьёзным статьям. 
Но чтобы там ни говорили, Сталину увольнять, а тем более казнить руководителей не всегда было выгодно. Они имели накопленный опыт, и зачастую их просто не кем было заменить. Не зря же вождь в войну прощал генералам многие их «провалы». 
▲ В 1980-е годы перед празднованием очередного Дня Победы многие фронтовики не понимали, почему им запрещали выходить с портретами Сталина. Оказывается – было указание «сверху»: мол, мы выиграли войну вопреки вождю. Просто нелепость. Такого ещё в истории не было, чтобы войну выиграла армия и страна вопреки своему главнокомандующему. Сколько не повторяй, что «победил Народ, и не благодаря Сталину, а вопреки» – не звучит. «Народ» кто-то же должен организовывать. Это ж не толпа мужиков бежит по деревне с вилами и топорами в руках.
Сталин, как известно, влиял на все стороны жизни страны. Он не был полководцем, но утверждал и одобрял все более или менее крупные операции РККА. Как успешные, так и провальные. Роль Главнокомандующего в любой армии, в любой войне огромна, в ней есть и «плюсы» и «минусы», но главное – конечный итог. Мы выжили, и победили. Победа есть Победа. Она в генах каждого русского человека, в памяти истинного гражданина России, соотечественников бывшего СССР. И её не вытравить, не уничтожить.
Большинство фронтовиков при жизни своей признавали и репрессии, и дикое ведение войны. Но они говорили и то, что если бы мы проиграли Великую Отечественную войну, последствия для нашей страны были бы самыми катастрофическими. Также справедливо они говорили, что Победу не отделишь от Верховного Главнокомандующего.
У Сталина всегда была чётко принципиальная позиция. Гитлеру он никогда не верил! Но поступал сугубо прагматично, исходя только из интересов безопасности СССР. Вождь знал о предстоящем нападении Германии, готовился его отражать, но, никоим образом, не намеревался бить первым. Ибо знал: в случае нападения агрессору, т. е. СССР, Запад помогать не будет. 
Точной датой нападения Германии на СССР ГРУ не располагало. И всё потому, что, оказывается, день 22 июня 1941 г., как дату нападения на СССР, верховное командование Германии письменно указало только 10 июня 1941 года. До этого же срока немцы вели широкомасштабную, прекрасно продуманную, дезинформационную кампанию. О дате нападения первыми узнали пограничники от двух диверсантов, задержанных 14 июня на участке 19-й заставы 5-й комендатуры 87-го Ломжинского погранотряда НКВД Белорусской ССР. 
С 18 по 21 июня дату и время начала войны – 22 июня в 3 часа 30 минут по берлинскому (среднеевропейскому) времени – сообщали уже многочисленные перебежчики с той стороны. 
▲ В кинокадрах немецкой хроники многие из нас видели двигающиеся танки, ревущие орудия, с закатанными по локоть рукавами, идущих загорелых парней Вермахта. Поля усеяны трупами русских солдат. Устало бредут колонны военнопленных. Голос нацистского диктора звучит уверенно. В нём государственная значимость, торжественность. Ни тени сомнения; всё в абсолютном порядке. Мы, немцы, побеждаем. Попробуйте поставить себя вместо Сталина. Чтобы вы делали?!Уловив летом 1941-го глобальную суть войны, Сталин, учившийся когда-то в православной гимназии, обратился к народу с неформальной задушевностью: «Братья и сестры! Соотечественники мои!» А закончил словами, которые уже были сказаны в храме народными пастырями: «Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!»
Не без участия вождя в те грозные дни проявила себя как духовный поводырь народа и Русская Православная Церковь, которая с первых часов нашла точные и верные слова, обращённые к соотечественникам.
▲ Что вина за провал в начале войны лежала на Генштабе – уже давно известно, хотя не снимается вина и со Сталина. 
Размышляя о причинах неудач лета и осени 1941 г. нельзя не брать во внимание одно очевидное обстоятельство. Переброшенным из тыла дивизиям РККА, зачастую наспех сколоченным, противостояли лучшие на тот период дивизии Вермахта и СС. На Балканах, на полигонах Бельгии, Греции, Польши и Франции, во фьордах Норвегии германские войска четко отработали тактику блицкрига. Они до совершенства довели приёмы и тактику боя, отладили способы взаимодействия пехоты, танков, артиллерии и авиации.
Хорошо вооружённый противник, эффективно применяя танки, авиацию, противотанковую и тяжёлую артиллерию, действовал уверенно, дерзко и даже нагло. Такой войны ни в наших штабах, ни в окопах не ожидали, и противостоять такому противнику было непросто. Но мы – противостояли!
▲ Так что же выходит, что Сталин ни в чём не виноват? – на законном основании может спросить читатель. Автор хочет ещё раз повториться, что Сталин не нуждается ни в нашем осуждении, ни в нашем одобрении. Мы обязаны, всего лишь просто понять его – чтобы, может быть, понять что-то и в самих себе. Как это наш 300-миллионный советский народ, умудрился отдать свою Великую Родину на растерзание современным вандалам «от демократии». 
▲Теоретически в июле 1941 г. надо было расстрелять не генерала Павлова, а Генштаб и Сталина. А в 1945 г. даже два усыпанных бриллиантами ордена Победы (№ 3 и № 15 из 20 вручённых) для Сталина были малой наградой, которая была бы достойна Победы в той войне. 
Не все жители Черкесска знают, что 16 октября 1941-го, когда немцы оказались в 120 км от столицы, в Москве началась знаменитая паника. За её описание в «самиздате» можно было спокойно «схлопотать» статью 190 УК РСФСР «Заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный и общественный строй». А это уже серьёзно.
В тот день в Москве не ходило метро. Единственный раз за всю его историю. Десятки тысяч москвичей пытались вырваться из города. На Лубянке жгли архивы. В опустевшем без коммунистов ЦК ВКП (б) были взломаны замки, разбросаны бланки и другие секретные бумажки. В госпиталях бросали раненых, спирт сливали в канализацию. Шпана грабила магазины, на улицах бандиты грабили прохожих. Разномастные начальники «драпали» впереди всех. Тут же, как чёрт из коробки, возникла какая-то подпольная организация «Союз спасения Родины и революции», призывавшая сбросить «жидомассонскую клику Сталина».
Один только Сталин не паниковал. И из Москвы никуда не уехал. 7 ноября, когда немцы были в 70 км от Кремля, он организовал парад войск на Красной площади. Позже вождь навёл в столице порядок, после чего московские большевики вновь оказались на коне, с которого Гитлер их чуть не спихнул.
Сталину удалось создать режим, способный устоять при самых критических обстоятельствах, и воспитать народ, готовый по приказу власти идти на смерть, не считая собственные жертвы.
▲ Сталин возродил гвардию и погоны, звания офицеров, генералов, министров, реабилитировал слова «Россия» и «Родина», снова учредил патриарха Всея Руси, открыл Троице Сергиеву лавру, затем многие церкви.      
Под руководством вождя была ликвидирована преступность, ожившая в военные и послевоенные годы. Он даже архитекторские проекты лично правил и утверждал. В ряде случаев Сталин может считаться соавтором гостиницы «Москва», комплекса скульптора Вучетича в Трептов-парке в Берлине, многих станций московского метро. Именно лично он предложил увенчать шпилями все 8 высоток, заложенных в 1947 г. в честь 800-летия Москвы, благодаря чему их силуэт великолепно вписался в облик древней столицы.
▲ Нет никаких сомнений: восторжествуй в 1922 г. гениальная идея Сталина об административно-территориальном устройстве будущего СССР, в последующие десятилетия автономии прочно успели бы уяснить, что никакого «самоопределения» не может быть. Вождь предлагал создать одну единственную РСФСР с «кучей» автономий «без права на самоопределение». Дальнейшее развитие страны в комментариях не нуждается. 
▲ Сталин прекрасно знал психологию толпы, и не зря крайне редко появлялся на публике, зная, что внешне был далеко не идеалом красавца. 
Появившись на Мавзолее Ленина вместе с другими верными ленинцами, вождь часто скромно стоял во втором ряду. Потом он делал шаг вперёд, поднимал приветственно руку, и в ответ многотысячная толпа на Красной площади восторженно ревела. В старой кинохронике это хорошо видно. Сталин редко произносил речи, но когда выступал, говорил коротко, по делу, весомо и без малейшего намёка на театральность.
Народ видел его только на портретах, им же утверждённых. Остальное домысливал в голове, слушая его редкие радиовыступления. Его рябое лицо и неуправляемую руку видело в основном только близкое окружение вождя. На портретах Сталин не старел, его лик был неизменен.
Противоположный пример – наши бывшие генсеки. Сейчас многие ищут причину распада СССР. Одни называют политику, другие экономику. Но забывают про СМИ. Те, кто видел, как Брежнев и Черненко, старые и дряхлые, запинаясь, допускали много оговорок, читали свои речи, путаясь в страницах и перечитывая абзацы по нескольку раз, помнят своё ощущение: если у страны такие лидеры, слова которых народ не понимал из-за их плохой речи, то эта страна скоро умрёт. Так и случилось.
Не помогло ни вырезание брака их речи, ни перекрытие стыков кадрами публики. Кадры живых мумий скрыть было невозможно. Но их, как лидеров страны, обязаны были показывать. Наверное, телевизионщики понимали, что это позорно, но трусливо боялись сказать им честно, что это их уничтожает. А может, делали это специально.
▲ За счёт гонораров от издания своих трудов, Сталин, возможно, был самым богатым человеком в СССР. Из них составлялся фонд Сталинских премий, которыми награждались в СССР граждане, отличившиеся в области техники, науки и искусства. Однако он не испытывал никакой потребности в лишних вещах. В личном плане был с детства очень бережлив и откровенно брезглив к помпезности и бессмысленным тратам. 
Сталин очень любил шутить в повседневной жизни. Любил рисовать. Пил только вина «Цинандали» и «Телиани». Иногда пил коньяк, водку не пил совсем. Терпеть не мог сексуальных сцен в кино – это приводило его в бешенство. Любил петь во время застолий русские народные песни. Обожал читать – в квартире, в кабинете, на даче были огромные библиотеки, в основном книги по истории, философии, марксизму, экономике.
Писал документы, письма, другие бумаги чрезвычайно грамотно, что отмечалось многими свидетелями.
Ненавидел атеистическую литературу, называл ее «антирелигиозной макулатурой».
▲ Когда проходила послевоенная денежная реформа, то нарком финансов СССР А. Г. Зверев показал Сталину два образца денежных купюр: на одном был изображён Ленин, на втором – Сталин. Проявив свойственную ему мудрость, не говоря ни слова, Сталин взял в руки предложенный ему вариант купюры со своим портретом и …порвал.
Вождь отменил свой силуэт на орденах «Ленина-Сталина», «Победа» и «Слава», отказался от учреждения ордена «Сталин» (было разработано 12 вариантов). В июне 1945 г. он возложил принятие Парада Победы на маршала Г. К. Жукова, хотя сам был Верховным Главнокомандующим. На параде Победы раненного пса-миноискателя Джульбарса именно по приказу Сталина несли по Красной площади на его маршальской шинели.
▲ Сталин имел 19 советских и 8 иностранных наград. Из советских наград были ордена: три – Красного Знамени (1919, 1930, 1944), Красной Звезды 1-й ст. Бухарской НСР (1922), три – Ленина (1939, 1945, 1949), два – «Победа» (1944, 1945), Суворова 1-й ст. (1943), Тувинской Аратской Республики (1943), золотые медали «Серп и Молот» (1939) и «Золотая Звезда» (1945), медали «За оборону Москвы» (1944), «За оборону Сталинграда» (1944), «ХХ лет РККА» (1938), «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» (1945), «За победу над Японией» (1945), «В память 800-летия Москвы» (1947).
▲ Сталин никогда не носил одновременно все свои награды, как никогда не носил и «Золотую Звезду» Героя Советского Союза. Вождь не считал себя достойным этого звания. Свои действия он объяснял так, что поскольку он лично не принимал участия в боевых действиях и не совершал каких-либо подвигов на фронте, у него нет права на такое звание, какое ему присвоили подхалимы. Так и сказал: «подхалимы». 
Фотографии Сталина со всеми наградами или хотя бы только с двумя золотыми звёздами – «Серп и Молот» и «Золотой Звездой» – тоже нет. Это художники и скульпторы так изображали Сталина. На груди он носил только одну золотую «звёздочку». Первую: «Серп и Молот».
«Золотая Звезда» до конца жизни хранилась в Наградном отделе Президиума Верховного Совета СССР. Как и другие награды её прикрепили на подушечку лишь перед гражданской панихидой вождя. 
▲ В ходе войны сына Иосифа Виссарионовича Сталина – Василия – 12 раз представляли к званию генерала, но вождь каждый раз отменял представление.
▲ Сталин дважды был признан американским журналом «Times» человеком года. В первый раз 1 января 1940 года за то, что он «заключил с Гитлером пакт о ненападении и начал советско-финскую войну, в результате чего поменял баланс сил на мировой политической арене». В январе 1943 года тем же журналом он был назван «человеком года» повторно. 
В день смерти Сталина в Израиле был объявлен национальный траур.
▲ До 2004 года Сталин был почётным гражданином Будапешта, до 2007 года – города Кошице (Словакия) и до сих пор является почётным гражданином чешского города Ческе Будеевице. 
▲ В бывших республиках СССР и в России до сих пор существует более тридцати улиц, названных в честь Сталина. 
▲ В начале декабря 1943 г., по возвращению с Тегеранской конференции глав государств – участников антигитлеровской коалиции, И. В. Сталин в беседе с командующим авиацией дальнего действия А. Е. Головановым сказал о себе так: «Я знаю, что, когда меня не станет, на мою голову выльют не один ушат грязи, на мою могилу нанесут кучу мусора. Но я уверен, что ветер истории всё это развеет!»
Всё так и вышло. Смертельная схватка с «мёртвым львом» со стороны Запада была всё время и продолжается до сих пор. Некоторые наши политики тоже помогают Западу. Злобно критиковать мёртвого Сталина – дело нехитрое. Ни ума, ни знаний, ни порядочности здесь не требуется. Лай сколько хочешь, вот и весь разговор. Сталину приписывают множество всевозможных злодеяний, его постоянно стараются оклеветать, оболгать, опорочить его имя и дела. Многие всевозможные грязные фальсификации ныне развеяны по ветру. 
Право каждого: любить или ненавидеть кого угодно, в том числе и Сталина. И этого права ни у кого не отнимешь. Но вот считать Сталина полным идиотом, как это сделали Хрущёв и Жуков, – не только неприлично, но и просто подло. 
Нынешняя обстановка показывает, что хотя Сталин и совершал в жизни серьезные ошибки, его имя не будет вычеркнуто из Истории, сколько бы всевозможные «людишки» не пытались это сделать.
▲ В Лондоне перед Вестминстерским аббатством есть интересный памятник: У. Черчилль, опираясь на палку, в полуобороте, как бы глядит властно и презрительно на толпы туристов и законодателей. Кроме политического, ему был дарован литературный дар, отмеченный Нобелевской премией.
Так вот однажды этот человек, который никогда не скрывал свой лютой ненависти к СССР и России, и был самым настоящим «империалистом» в классическом значении этого слова, в своей книге «Мировой кризис» написал такие слова: «Ни к одной стране мира судьба не была так жестока, как к России. Её корабль пошёл ко дну, когда гавань была на виду. Она уже перетерпела бурю, когда всё обрушилось. Все жертвы были принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была выполнена… …В людях талантливых и смелых, людях честолюбивых и гордых духом, отважных и властных недостатка не было».А ещё У. Черчилль сказал очень мудрые слова, что если кто-то объявил войну своему прошлому, то он вскоре обнаружит, что у него нет будущего. 
Объявлять войну прошлому, наверное, нет необходимости. Просто надо принять его за информацию! Будь она хорошая или плохая. Родину, как и родителей не выбивают! Зачем «ковырять» раны? Наверное, лучше, – извлекать конструктивные решения для сегодняшнего дня, что позволит каждому из нас лучше осмыслить собственное участие в служении Отечеству, именно Отечеству, а не экспериментам над ним.
▲ Многим читателям известно высказывание о Сталине, которое приписали У. Черчиллю, сказанное им якобы в палате Лордов 21 декабря 1963 г.: «Он (Сталин – С.Т.) принял Россию с сохи, а оставил её оснащённой атомным оружием». 
Сэр Уинстон вроде и, правда, неплохо относился к Сталину (союзники как-никак), но подобной глупости никогда не говорил. Он знал, что в 1922 году в России была отнюдь не только соха. Царская Россия до революции демонстрировала самые высокие темпы промышленного роста в мире, мы росли даже быстрее США. А в 1953-м крестьяне пахали, как раз сохами…
Вышеуказанная фраза принадлежит, историку и публицисту, английскому троцкисту Исааку Дойчеру (1907-1967). 
О нашем же вожде У. Черчиль оставил следующие свои воспоминания: «Сталин производил на нас неизгладимое впечатление. Его влияние на людей было неотразимо. Когда он входил в зал Ялтинской конференции, все мы, словно по команде, вставали и, странное дело, почему-то держали руки по швам.Он обладал глубокой мудростью и чуждой всякой панике логикой. Сталин был непревзойдённым мастером находить в трудные минуты выходы из самого безвыходного положения.
В самые трагические моменты, как и в дни торжеств, Сталин был оди-наково сдержан, никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Сталин был величайшим, не имеющим себе равных в мире диктатором». 
«Этот человек умеет действовать, – говорил президент США Рузвельт своему сыну о Сталине. – У него цель всегда перед глазами. Работать с ним одно удовольствие. Никаких околичностей. Он излагает вопрос, который хочет обсудить, и никуда не отклоняется».
▲ По официальной версии, Сталин умер 5 марта 1953 г. от обширного кровоизлияния в мозг. Однако ещё до того, как это сообщение опубликовали, в народе заговорили о том, что Сталин умер не своей смертью, а убийц надо искать в ближайшем окружении вождя. 
Ныне уже не секрет, что Сталина отравили. «Вечерняя Москва» (9-15 марта 2006 г., № 39) писала, что всё началось с яда в желудке. И приложила копии акта заключения медэкспертизы. Смерти вождя «жаждали» многие из его окружения. И в первую очередь военные.
▲ Многие историки и политики ныне обвиняют Сталина. По их словам, лично он был виновен в том, что накануне войны войска РККА оказались подставленными под разгром врага из-за того, что не были разрешены ответные действия, не разрешали применять оружие. 
Тогда, из 44 дивизий ЗапОВО, имевшихся к началу войны, 24 были полностью разгромлены в первый день войны, а 10-я армия была уничтожена за 6 дней «из-за сознательного предательства в форме умышленного открытия фронта её руководства». И только чекистская гвардия – пограничники – с честью выполнили свой долг перед Родиной. Не зря Л. П. Берия всё предвоенное время уделял военной подготовке пограничников!
322 самолёта гитлеровского Люфтваффе уничтожили на земле 1489 советских. Правда, наши лётчики всё-таки совершили 6 тыс. вылетов и сбили около 200 самолётов противника. В самые же первые часы войны несколько лётчиков совершили воздушные тараны, потому что по приказу командования у них на бортах было снято оружие! 
Приказ, полученный во всех трёх основных округах на западной границе, о том, чтобы «1) не выдавать боеприпасы на руки личному составу; 2) огонь по противнику не открывать; 3) по самолётам противника огонь не открывать; 4) ждать дополнительных указаний» выдали Нарком обороны Тимошенко и нач. Генштаба РККА Жуков.Но в том, что вины вождя здесь нет, никому из наших «историков» в голову не приходит. Вождь как раз и отдал приказ о приведении войск в боевую готовность ещё за 4 дня до нападения и поставил в известность даже политические органы западных округов.
▲ Лживой байкой о том, что Сталин якобы приказал считать для Вермахта главным Юго-Западное направление, бывшие начальники Генштаба Жуков и Мерецков пытались снять с себя всякую ответственность за катастрофический провал Западного фронта. Результат плачевный – гитлеровцы появились едва ли не под стенами Кремля. 
В действительности Сталин ясно предвидел, что главный удар Вермахт нанесёт на Белорусском направлении, и именно туда послал очень уважаемого им маршала Шапошникова и маршала Кулика ещё 22 июня. А с 20 июля Сталин вернул Шапошникова на должность начальника Генштаба РККА, освободив от неё Жукова.
▲ К концу 1952 г. Сталин лично завершил тщательное расследование причин трагедии 22 июня 1941 г. и поиск её виновников, которое он в глубокой тайне начал ещё в дебюте войны. Он опросил оставшихся в живых генералов, командовавших частями в приграничных округах накануне войны, о событиях тех дней, о том, когда они получили предупреждение о нападении Германии. В своих объяснительных записках многие из них написали, что 18-19 июня 1941 г. И только генералы Западного ОВО написали, что никаких указаний на этот счёт не получали. Некоторые и вовсе узнали о войне из речи Молотова в полдень 22 июня. Предательство «5-й колонны» было налицо.
▲ Наличие у Сталина материалов расследования причин, ставших трагическими для первого дня войны и 1941-го года, очень сильно встревожило Жукова, некоторых маршалов и высших генералов. Не случайно они так резво переметнулись на сторону Хрущёва и помогли ему осуществить 26 июня 1953 г. государственный переворот в ходе, которого, без суда и следствия, был уничтожен Л. П. Берия – обладатель компрометирующих материалов событий 1941-го.
▲ В 1989 г. «Военно-исторический журнал» начал печатать некоторые материалы расследования, проведённого Сталиным. Редакции ВИЖ так дали «по зубам», что печатание материалов немедленно было прекращено.
▲ В 2014 г. в России были изданы два тома: Т1. «22 июня: Блицкриг предательства. От истоков до кануна». - М., Вече, 2014, 704 с.; Т2. «22 июня: Детальная анатомия предательства» - М., Вече, 2014, 735 с. Их автор – бывший полковник службы внешней разведки А. Б. Мартиросян.
В этом фундаментальном разведывательно-историческом расследовании подлинных причин кровавой трагедии 22 июня 1941 г. известный военный историк впервые в отечественной историографии привёл безукоризненные доказательства того, что эта трагедия произошла в результате исторически запрограммированного пересечения двух долгое время следовавших параллельными курсами заговоров.
Первый заговор – Запада и его англосаксонского ядра против СССР, в результате чего Гитлер пришёл к власти в Германии, а затем был натравлен на Советский Союз.
Второй – антисталинский заговор части советского генералитета, преследовавшего цель антигосударственного переворота, свержения Советской власти и устранения Сталина и его соратников на фоне военного поражения РККА на начальном этапе войны.
Несмотря на то, что многие документы во времена правления Хрущёва были уничтожены, Мартиросян полностью изобличил ложь наших маршалов (Конева, Жукова, Ерёменко и др.) и генералов, которые сваливали всю вину катастрофы 1941-го на покойного Сталина. Не врали только маршалы К. К. Рокоссовский и А. Е. Голованов.По сути дела А. Б. Мартиросян завершил ту работу, которую начал, но не довёл до конца вождь. Историк «подробным образом исследовал феномен предательства, сложившийся в результате действий некоторых представителей высшего военного руководства СССР, прежде всего «киевской мафии» – клана генералов, выходцев из Киевского ОВО, – во главе которой стояли Г. К. Жуков и С. К. Тимошенко. Автор тщательно проанализировал этот феномен вплоть до действий командования округов, армий, корпусов, дивизий, а в ряде случаев полков и даже батальонов».
«Немцы так много знали о войсках РККА в тактической зоне, что не приведи Господи. На одну агентуру, диверсантов и шпионов и даже воздушную разведку такое обширное знание не спишешь. Подчёркиваю, тут явно не обошлось без предательства, в том числе и со стороны командования разных уровней» – писал автор (Т2, с. 383).
▲ В книге «Неизвестный Сталин» полковник ФСБ в запасе В.М. Сойма отметив, что «рабы всегда пляшут на могилах своих господ», писал, что первым Сталина предал Хрущёв, больше всех пресмыкавшийся перед ним. Затем от вождя стали отрекаться и другие – политики, учёные, военные. Уверовав в свою гениальность, «забыв» сколько солдат погибло лично по его вине, Жуков тоже стал валить на Сталина всё, что угодно. И всё тут! А они, Жуков и Тимошенко, тут ни при чём! Тем более что ХХ съезд – так и постановил.
Вместе с тем в народе бытует мнение, что Георгий Константинович, мол, не жалел русского солдата. Жуковым было допущено очень много промахов, и хвалить его слишком хорошо, наверное, всё же не стоит. Но это сугубо личное мнение автора. Вместе с тем необходимо быть справедливым к маршалу: если бы Г. К. Жуков действительно относился к своим солдатам, таким образом, он не победил бы ни в одном сражении. Чего там говорить, завистников и обиженных вокруг жёсткого маршала всегда было множество, прежде всего в армейском руководстве. И миф о его людоедских наклонностях раздували именно они.
Стиль руководства у Жукова был явно не суворовский и кутузовский. И до интеллигентности и аристократизма ему было далеко. Но тогда таким был общий стиль руководства страной. Убеждать и объяснять времени не было, надо было приказывать, заставлять и спрашивать.
Историки до сих пор дискутируют, а нужно ли было командующему 1-м Белорусским фронтом, маршалу Жукову в лоб штурмовать до зубов укреплённую столицу рейха? Речь идёт о Зееловских высотах. Овладеть Берлином чуть позже могли бы и войска маршала Конева, обойдя «логово» с фланга. Однако, говорят они, Жукову хотелось первому «въехать на белом коне» во вражескую столицу. И он «въехал» туда 21 апреля, «положив» под Берлином около 200 тыс. наших солдат. Чтобы уменьшить эти потери, полководец отдал приказ развозить трупы солдат и офицеров подальше от Берлина и там предавать их земле. А на следующий день на окраины Берлина ворвались и войска 1-го Украинского фронта под командованием маршала Конева.
Да, при лобовом штурме Зееловских полегли тысячи наших солдат. Многие из них прошли всю войну, и дошли уже до Берлина. У столицы Третьего Рейха находилась огромная группировка немецких солдат, снятая с Западного фронта. И не замкни тогда Жуков его окружение, войска фюрера вошли бы в Берлин и чётко выполнил бы завет Гитлера о превращении Берлина в неприступную крепость. Это был бы второй Сталинград… Потеряв тысячи бойцов на Зееловских высотах, Жуков спас сотни тысяч в многодневных боях за Берлин.
А вот уничтоженные на улицах Берлина 1-я и 2-я гвардейские танковые армии генерал-полковников Катукова и Богданова были введены в город по приказу Жукова. В условиях городского боя две тысячи бронированных танков оказались хорошей мишенью. Это ведь не на открытом пространстве, где возможна различная тактика и маневры. Любой немецкий kinder имел возможность из любого дома, в упор, расстрелять из фаустпатронов любой советский экипаж. Но об этом наша военная история умалчивает. Самое главное, что мы победили, а Георгий Константинович – это Символ нашей Победы!
▲ Полковник Михаил Александрович Захарчук в «Независимой газете» писал: «Даже самого нашего выдающегося, если хотите, гениального полководца Г. К. Жукова, положа руку на сердце, вряд ли можно поставить в один ряд с известными генералами царской армии. И не вина его в том, а беда, что двигался он по службе не в окружении людей высокообразованных, благородных, честных, какими были царские офицеры, а в безликой массе сослуживцев – послушных, исполнительных, готовых по первому зову партии предать, оклеветать, осудить».
И что здесь неправда?
Именно 10-тысячный корпус кадровых офицеров белой армии, обладавший высшим образованием, стал очень внушительной силой в РККА. Не желая служить армиям Колчака, Деникина, Юденича, Врангеля и т. п., подконтрольным иностранным державам, именно они, занимая посты начальников штабов и помощников командующих, были подлинными руководителями фронтов, армий, корпусов и дивизий, подлинными организаторами побед Красной Армии в Гражданской войне. И, несомненно, так называемые многие «герои» Гражданской войны и обязаны им всей своей славой военачальников.
▲ Г. К. Жуков не был самым победоносным маршалом в годы Великой Отечественной войны. Тогда командующими фронтами побывали 43 маршала и генерала РККА. За период с 5 августа 1943 г. по 9 мая 1945 г. прозвучало 364 салюта 1-й, 2-й и 3-й степеней (1-й ст. – 24-ю залпами из 324 орудий, 2-й ст. – 20-ю залпами из 224 орудий и 3-й ст. – 12-ю залпами из 124 орудий) в честь побед наших войск; 9 мая 1945 г. был произведён особый салют: 30-ю залпами из 1000 орудий. 
Так вот, на долю войск под командованием Маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского (1896-1968) выпала честь удостоиться 63 салюта. Следовательно, на долю остальных 42 командующих фронтами остаётся 301 салют, в среднем по 7 салютов на каждого. Конечно, в действительности были не средние 7, а у кого-то больше, у кого-то меньше.
Каждый шестой салют во время войны – в честь войск под командованием К. К. Рокоссовского – самого победоносного маршала, которому принадлежат святые слова: «Только тот народ, который чтит своих героев, может считаться великим». 
Из всех военачальников по имени и отчеству Сталин величал только двух: мудрейшего аса Генштаба Бориса Михайловича Шапошникова и Константина Константиновича Рокоссовского.
▲ Сталин не оставил после себя в руководстве страны достойных преемников. Всё дело в том, что за годы революционной борьбы, ссылок и 35-ти лет совместной работы в составе Политбюро и ЦК, он слишком хорошо узнал их человеческую сущность, чтобы быть спокойным за дело своей жизни и будущее страны. В марте 1953-го высшая партийная номенклатура не простила Сталину планов реформирования политической системы страны, где ей отводилась второстепенная роль. Не простила и не забыла она Сталину его всесокрушающей и часто немилосердной воли в достижении поставленной цели, интеллектуального превосходства. 
▲ Военный историк А. Б. Мартиросян сделал и другой вывод: произошла консолидация интересов партократии с глобальными интересами Запада (точно такая же консолидация произошла и накануне развала СССР).
А всё дело в том, что 1 марта 1950 г. в советских газетах было опубликовано постановление Правительства СССР, касающееся валюты. Было установлено золотое содержание рубля в 0,222168 грамма чистого золота. Была установлена покупная цена Госбанка на золото в 4 руб. 45 коп. за 1 грамм чистого золота. За один американский доллар, вместо существующих ранее 5 руб. 30 коп., мы стали платить 4 руб., а за один фунт стерлингов, вместо существующих 14 руб. 84 коп., стали платить 11 руб. 20 коп. «Сталин посягнул на святая святых США, на их базу паразитирования, на доллар!» – писал другой историк Ю. И. Мухин. А ведь всем известно, когда речь идёт о золоте, Запад не останавливается ни перед какими преступлениями. Такие «вещи» он не прощает. Это тоже был мотив для убийства Сталина. 
▲ Если верить сайту ozon.ru, то ежегодно в России издаётся не менее сотни книг о Сталине. Это говорит о том, что с течением времени интерес к нему не ослабевает, его фигура притягательна. Причём для всех – левых и правых, сторонников сильной власти и либералов. 
Так был ли Сталин злым гением? Если это и правда – в чём тоже трудно сомневаться, – то почему спустя 60 лет после его смерти, после бесчисленных разоблачений его поступков такое большое количество людей у нас до сих пор с гордостью называют себя «сталинистами» и не осуждают его действия?
Не стоит надсмехаться над пожилыми людьми, которые ходят на митинги с портретами Сталина. Наши старики ни в чём не виноваты. Они так воспитаны. Они отдали стране всё, что имели, а у них вдруг отняли молодость, биографию, память. Гордость за себя и за свою Родину. Это надо понимать, а многие из нас не понимают. 
Ну как не понять их, «сталинистов», выступавших против освобождения в сентябре 2015-го госпожи Евгении Васильевой из ОАО «Оборонсервис», осуждённой за хищения миллиардов рублей из бюджета Министерства Обороны РФ? Её не только не посадили за решётку, но трудоустроили на хорошую гражданскую должность. Народ, получил очередной плевок в рожу. 
И возмущайся, или не возмущайся, ничего в нашей стране с людьми, укравшими миллиарды, не случается. Это белая кость, а остальные – холопы. 
Вот здесь и вспоминается с тоской и товарищ Сталин, и великий и могучий Советский Союз, когда за хищения государственного имущества в особо крупных размерах полагался расстрел. Люди ныне понимают, что будь Сталин живой, он приказал бы в нашей свободной и демократической стране расстрелять половину чиновников.
Ограбленный и обманутый народ теперь вздыхает: был бы Сталин, не было бы такой разрухи. И блата при Сталине не было! И коррупции не было! Растащивших народное добро миллиардеров не было! Многие бывшие фронтовики вскипали сердцем от горя и боли за униженную, поруганную страну. И никто ни разу не слышал от них худого слова о власти, Сталине, государстве.
Сталина можно обвинить во всём – в измене ленинским идеям, разорении деревни, голоде, восстановлении российской государственности, промышленной модернизации, военных неудачах, уничтожении миллионов граждан, победе в Великой Отечественной, закладке фундамента, который позволил противостоять хищническим интересам капиталистических стран и покорить космос… 
Но, наверное, время для выводов ещё не пришло, по крайней мере, для нас, живущих в силовом поле сталинского времени.
Иностранец Роже Гароди сказал: «Время Сталина не может быть определено однозначно, потому что любой простой вывод «Сталин – это плохо» или «Сталин – это хорошо» чреват недопониманием истинных пружин истории, что может аукнуться в будущем».