Ассистент

Исторический Черкесск: Энциклопедия: Хрущёвская «оттепель» часть 2


▲ Летними вечерами у ворот какого-либо двора собиралась взрослая молодёжь и под гармошку или гитару устраивала танцы и пела песни. Нам, местной ребятне, милостиво разрешалось быть зрителями, и мы, усевшись неподалеку на зелёной лужайке, наблюдали за «взрослыми» и перенимали у них опыт. С нетерпением ждали выкрика «Барыню!». Услыхав его, музыканты оглядывались по сторонам и. убедившись, что нет посторонних, врезали «буги-вуги»: «Буги-вуги стильный танец, изобрёл американец….». В круг вылетала пара хлопцев, и такое начиналось! 
Девушки визжали от восторга! Наиболее смелые из них извивались и дёргались на месте, но в круг не входили. Боялись, что при исполнении рискованных «па» ребята могли увидеть их нижнее бельё. К нашему дикому восторгу бывали моменты, когда кто из ребят перебрасывал своего напарника через себя. Это напоминало борцовский приём, при котором падающий приземлялся не на спину, а на ноги.
▲ К Черкесску автор настолько привык, что, проживая в Таганроге, иногда говорил: «А у нас в Черкесске…», что вызывало у коллег улыбку. Бывая в нём изредка, всегда хотелось навестить места прекрасного детства, посмотреть, что стало с родительским домом, двором, улицей. 
Проходя по улицам города, смотрю на дома. В некоторых из них ещё живут уже постаревшие, полысевшие и поседевшие мои друзья-товарищи. С ними трудился на предприятиях и в организациях города, занимался спортом, увлечениями. 
Судьба позволила мне контактировать в Черкесске с талантливыми инженерами и испытателями от Бога, просто добрыми и хорошими людьми. Много лет прошло с тех времён, и, кажется, сегодня узнал бы каждого из них при случайной встрече. Вспоминаю по имени-отчеству даже тех, кто уже ушёл в мир иной. 
На улице Фрунзе, 35 автор не только вырос, но и женился, обзавёлся детьми. Как давно это было! Ныне у меня три внука и две внучки.
Говорят, опасно возвращаться в места собственного детства, на улицу свою родную. Быстротекущая жизнь не просто изменяет, а скорее уничтожает в памяти что-то прошлое, что ещё осталось во взрослом человеке со времени наивного возраста. Увиденная через много лет реальность отнимает у человека даже то малое, что хочется пронести с любовью через всю жизнь. То, что согревает душу человека и в среднем возрасте, и, особенно, – в старости. Большей частью там поселяются и разочарования. Главная досада бывает на то, что стало неприглядней, чем в те детские годы. 
Бродя по знакомой с детства утопающей в зелени родной улице (помните «Белой акации гроздья душистые…» – это и про Черкесск!), по прилегающим переулкам, невольно припоминаешь лица соседей, мальчишек и девчонок. 
Так и хочется кричать: привет тебе улица имени Фрунзе, привет вам, дома, стоящие по обеим её сторонам, с номерами чётными и нечётными! Привет вам, заборы каменные, и железные, высокие и низкие! Привет вам, асфальт и тротуарная плитка! Привет вам вишни и акации! Привет вам, столбы электропередачи, уличные фонари и провода! 
Давным-давно исчезли как вид голубятники, чей зычный трёхпалый свист загонял птиц высоко в небо. Неподалеку от нашего дома было три конкурирующих между собой голубятника, но лучший из них был, всё же, Коля Чмырёв. 
Давно умерли старушки, сидящие на лавочках или стульчиках возле дворов. Уже не услышишь подобные комментарии: «Нет, ты только посмотри! Вырядилась! Пошла…!» Её поддерживала вторая: «Бесстыжая! Юбку задрала до самых колен…», а потом и третья: «Смотри, а у этой синяки над глазами нарисованы! А нам мужья натуральные ставили. На весь глаз!» 
После отца ушла в мир иной и мать. Доставшееся по наследству от матери подворье сестра продала чужим людям. 
Приехав в Черкесск в конце октября 2015 года, увидел на месте родительского дома ровный участок земли. С лица земли исчезли не только два строения, хозяйственные постройки, но даже деревья и кустарники. Прощай дом моего детства! Приходить на улицу Фрунзе больше нет необходимости. Никого из знакомых на ней не осталось. И ничего родного.
▲ У каждого мальчишки или девчонки была своя коллекция фантиков. Особенно ценились фантики от конфет «Красная шапочка» и «Мишка на Севере», которые были сделаны из плотной, хорошей бумаги, с хорошим рисунком. Этими фантиками, так как они были большими, очень удобно было накрывать другие фантики, забирая накрытые фантики себе как выигрыш.
Повзрослев, мы поменяли фантики на толстые (их называли «общими») тетрадки. На них тогда была мода. Она продержались долго. Выкроив из бедной-бедной школьной нищеты какие-то суммы для приобретения этих тетрадок, каждый из нас затем оставлял на их страницах, на память своему однокласснику, написанные своим почерком стихи или песни. Всё это раскрашивалось бесцветными «цветными» карандашами той поры и оформлялось цветными наклейками. Любая тетрадь блистала различными афоризмами вроде: «Не дари поцелуя без любви» и др.
Однажды такую тетрадь я видел у матери. Тетрадь довоенной поры, когда мать была ещё школьницей. Со стихами и песнями 1930-1940-х годов. С фотографиями ребят и девчонок. Их было штук сорок. После войны в живых остался только один из них – парень в форме лётчика-курсанта. Когда узнал об этом, позже перелистывал страницы тетради с каким-то внутренним волнением. Мне будто стыдно было перед ними, что я живой, а их нет. Таких молодых и красивых.
▲ 3 мая 1957 г. жители Черкесска встречали первые эшелоны прибывших из мест депортации карачаевцев. Начиная, со станции Эркин-Шахар, представители всех национальностей области встречали прибывших хлебом-солью, музыкой, песнями. Май 1957 г. врезался в память горожанам, как истинный праздник дружбы. В Черкесске после возвращения из мест пересылки было размещено 156 карачаевцев, что составило 0,21 процента от общего количества размещённых по области.      
▲ 23 сентября 1957 г. в 16 часов в Летнем кинотеатре г. Черкесска председатель горисполкома Н. Д. Ситников открыл IV сессию Черкесского городского Совета, посвящённую 400-летию присоединения народов Карачаево-Черкесии к России.      
▲ 28 сентября в 10 часов в Летнем кинотеатре г. Черкесска началась Юбилейная сессия облисполкома по случаю 400-летия присоединения народов Карачаево-Черкесии к России. 65 депутатам облсовета и 325 гостям из районов области было оглашено приветствие Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР и ЦК КПСС к трудящимся Карачаево-Черкесии. Зам. Председателя Верховного Совета СССР Ю. И. Палецкис вручил области высшую награду Советского Союза – орден Ленина.       
С докладом «О 400-летии добровольного присоединения народов Карачаево-Черкесии к России» выступил председатель облисполкома. З. Карданов.С приветственными речами на сессии выступили 17 человек, и каждый из них преподносил жителям области подарки. Многие из них можно и сегодня увидеть в республиканском краеведческом музее.
Высокий трудовой и политический подъём вызвало награждение орденами, медалями Союза ССР и Почётными грамотами Президиума Верховного Совета РСФСР 520 передовиков промышленности, сельского хозяйства, работников науки и культуры, партийных советских, комсомольских и других организаций области.
Когда на трибуне выступал председатель Совета Национальностей СССР известный литовский писатель Вилис Лацис (1904-1966), начался дождь оваций. Автор романов «Сын рыбака», «Буря», «К новому берегу» сказал: «Друзья мои! Наши отцы и братья не боялись недавних свинцовых дождей Великой Отечественной. Думаю, что нам тем более не только не страшен, а приятен это благодатный дождь!»
В тот день на стадионе «Спартак» выступили представители литературы и искусства русского народа. Тепло встретили многочисленные слушатели выступление широко известного в стране хора им. Пятницкого.
На улицах города демонстрировались кинофильмы. После праздничной демонстрации на Комсомольской площади состоялась закладка памятника В. И. Ленину и монумента Дружбы народов.
В дни праздников буфеты, столовые и шашлычные располагались в сквере им. Кирова, на Комсомольской площади, у кинотеатра «Комсомолец», на Зелёном острове (в районе сельскохозяйственной выставки, стадиона и пруда).
На праздник были приглашены Н. С. Хрущёв, Л. И. Брежнев, М. А. Суслов, А. И. Микоян и другие официальные лица, но в Черкесск они не прибыли. 
Гостями жителей области были представители Народной Республики Болгарии во главе с членом ЦК Компартии Болгарии т. Стройчковым, делегации из КБР, Адыгеи, Калмыкии, Дагестана, Северной Осетии, Чечено-Ингушетии, Ставропольского и Краснодарского краёв, Ростовской области.
▲ В Москве, на празднестве, посвящённом 400-летию вхождения горного края в состав России, впервые была исполнена карачаевская народная песня «Эльбрус красавец» в обработке известного советского композитора Вано Мурадели, который был с 1939 г. председателем Музфонда СССР, а в 1959 г. стал председателем правления Московского отделения Союза композиторов РСФСР. Эта песня приобрела известность и стала популярной на территории всего СССР во многом благодаря её блестящему исполнению М. Кочкаровым.
В Черкесске Марата Хусеевича Кочкарова (1935-1997) знали как артиста Государственного ансамбля песни и танца Карачаево-Черкесии, хора Карачаево-Черкесского радио, автора многочисленных мелодий песен на стихи горских поэтов Кайсына Кулиева, Османа Хубиева, Биляла Аппаева, Хасана Айбазова, музыки к балетам «Айтуган – дочь Карчи» и «Касбот».
▲ К празднику, московской артелью «Победа» был выпущен памятный значок «Черкесия с Россией 400 лет». Ныне – это редкость. Его авторами были местные художники В. Бекетов и Н. Акимушкин. Известный черкесский писатель Мухадин Ахметов писал в те дни (русский перевод В. Марыинского и И. Кашпурова): 
 «Под радостным солнцем Советской России у снежных вершин и сверкающих рекЧеркес, карачаевец и абазинец, ногаец и русский сдружились навек.По лугам, долинам и полянам, красоты и счастья не тая, Ты проходишь молодой горянкой, Карачаево-Черкесия моя».
▲ 4 октября 1957 г. учёными Советского Союза на орбиту был выведен первый в мире искусственный спутник Земли. Металлический шар диаметром 580 мм и весом чуть более 80 кг, просуществовавший всего 92 суток, никто из горожан в небе не видел, но радости за державу он принёс многим. 
А вот 15 июля 1958 г. в 20 час. 53 мин. жители Черкесска впервые увидели пролетающий над городом с юго-запада на северо-восток третий искусственный спутник Земли (вес 1327 кг, длина 3,57 м), который был запущен в Космос 15 мая 1958 г., а своё существование прекратил в апреле 1960 г.
Потом стали запускать спутники с собаками.
Если раньше во дворах бывших баталпашинских казаков самыми популярными собачьими кличками были – иностранные, вроде Рекса или Джульбарса, то теперь, когда в космос полетели наши русские собаки, на каждой улице появились свои Лайки, Белки, Стрелки, Чернушки.
▲ 7 ноября 1957 г., в день празднования 40-й годовщины Великого Октября, впервые со дня установления Советской власти, на площади у Дома Советов жители Черкесска любовались большим праздничным фейерверком.
▲ В 1958 г. в Черкесске действовали 5 детских садов и 3 детских яслей. В них воспитывались 533 ребёнка.
▲ В 1959 г. в Черкесске впервые появился передвижной цирк «Круг смелости». В аттракционе принимал участие мотоциклист, который передвигался на мотоцикле внутри сетчатого металлического шара. Цирк так понравился горожанам, что после его убытия название «Круг смелости» перешло к «пивнушке», имеющей форму круга и выполненной из стекла. Она стояла в восточной части городского сквера. 
▲ 17 августа 1959 г. в Черкесске по ул. Ленина (напротив Дома Советов) открылся Дом книги – первый в Ставропольском крае и Карачаево-Черкесии (после открытия нового Дома книги, в этом здании разместились структурные подразделения управления сельского хозяйства области). Почти в это же время, рядом с городской больницей было сдано в эксплуатацию новое здание Дома культуры артели «Химпром» с совмещённой столовой.
▲ В конце 1950-х годов Черкесск всё ещё топтался на месте. Он оставался прежним – одноэтажным, деревянным, саманным, разве что на месте одного дома вырастал другой. Город не часто привлекал к себе внимание центральных газет, очевидно в нём не случалось никакого выдающегося события. Его не ругали и не хвалили. Его просто не замечали. И чувство ревнивой обиды невольно закрадывалось в душу многих горожан.
Почему рядом, в пределах полусотни-сотни километров, развивались вширь и поднимались ввысь города Ставрополья, а Черкесск был как рябая девка, обойдённая женихами? 
Почему там блестели молнии электросварок, валил дым из новых заводских и фабричных труб, прокладывались железные дороги, строились большие мосты, а в Черкесске почти всё оставалось без изменений. Ранний и поздний базар, гудок завода «Молот», ежедневное передвижение крупного рогатого скота по основным улицам города, кваканье лягушек и пыхтение крохотной электростанции, дававшей свет с потёмок и до полуночи.
А в то время другой голос уже поднимался в защиту города нашего детства. Что с того, говорил этот голос, что здесь не было ничего такого, что бы гремело на всю страну, даже на весь Кавказ, что нет ничего выдающегося, выходящего из ряда вон? Разве мало было в нашей стране городов вот таких же тихих, неприметных? Что делать, если он такой, как есть, а не лучше? Забыть его? Выбросить из памяти? Перечеркнуть всё, что было?       
▲ В конце 1950-х гг. в Черкесске и первомайская и ноябрьская демонстрация горожан начинались в 10 часов 30 минут. Праздничные колонны двигались по маршруту: ул. Кавказская – ул. Красноармейская – пл. Комсомольская (мимо трибуны) – ул. Ленина – ул. Первомайская – пл. Кирова. 
С конечной точки движения демонстранты расходились по своим предприятиям и организациям. В те далёкие годы парад частенько открывал бывший кавалерист подполковник Трофим Петрович Галушкин (1903-1989), который гарцевал на коне по площади впереди демонстрантов.
В начале 1960-х годов время и маршрут изменились. Начинались демонстрации теперь с 10 утра, а по Комсомольской площади демонстранты шли в направлении с запада на восток, а не наоборот, как раньше. Маршрут движения колонн: ул. Кавказская – ул. Ленина – пл. Комсомольская – ул. Комсомольская – пл. Кирова.
▲ В 1956-1961 гг. страна-победитель. усиленно отдавала долги своим гражданам, слишком много вынесшим в 1940-е. О многих вспомнили. Тем, кто выжил, возвращали ордена, партбилеты. Молчаливые люди с запавшими глазами и осторожными движениями, они, с чемоданчиками из фанеры, наполняли поезда движущие в центр страны с Севера и Дальнего Востока.
Тем, кто сгинул, ставились монументы. Старые имена осторожно вписывались во вновь создаваемую историю. В шестидесятые годы ХХ века «1941-й» – одна из горячих тем советской литературы и кино.
▲ В 1958-1961 гг. в народное хозяйство Черкесска было вложено 20,5 млн. рублей – больше, чем израсходовано в течение последних 15 лет.
▲ Как в 1950-е, так и вначале 1960-х гг., в каждом номере газеты «Ленинское знамя» печатались объявления о расторжении семейного брака между жителями города. 
Например, 23 сентября 1960 г. было напечатано следующее «Рябова Лариса Антоновна, прож. в г. Черкесске по ул. Сталина, 142-а, возбуждает дело о расторжении брака с Рябовым Василием Ивановичем, прож. в г. Новоузенске Саратовской области по ул. Тимошенко, 17. Дело будет слушаться в нарсуде 2-го участка г. Черкесска». Таких объявлений в каждом номере газеты было несколько.
▲ Летом 1960 г. сапёры – рядовой Николай Кожушко, водитель-рядовой Михаил Легеневич и ст. лейтенант Николай Бобров – приняли участие в обезвреживании склада боеприпасов, оставшегося в городе после войны. Благодаря профессионализму военных, ЧП в городе Черкеске не произошло. 
▲ Это было счастливое время в России. Начало шестидесятых. Уже затянулись ожоги войны. Страна зализала раны и заново строилась. А главное – это были романтические годы. Москва ещё дышала разноречием Всемирного молодёжного фестиваля. Повсюду в стране распевали «Не слышны в саду даже шорохи» и «А у нас во дворе есть девчонка одна».
Красавец киногерой Николай Рыбников в кинофильмах «Весна на Заречной улице» и «Девчата», мутил на ударных стройках городов и бесконечной тайги девичьи души фантазиями чистой негаснущей любви. 
1960-е годы – время российских самородков. В отличие от Сергея Есенина, который хотел «задрав штаны бежать за комсомолом», «шестидесятники» – поэты-глашатаи Евгений Евтушенко и Роберт Рождественский, чувственная Бэлла Ахмадулина и авангардный бунтарь Андрей Вознесенский сами вели комсомол и всю передовую общественность страны на свершение великих подвигов. Гастролируя по всей стране, они собирали полные залы. 
Гитарные аккорды бывшего фронтовика, поэта Булата Окуджавы, а также бородатых бардов Владимира Высоцкого и Юрия Визбора, звали на строительство грандиозных гидростанций Сибири.
Особенно популярен был Высоцкий. Героями его песен были настоящие мужчины: лётчики, альпинисты, фронтовики. Как правило, с бородой, гитарой и стаканом… Они ненавидели фальшь, туфту, показуху. Они всегда были готовы рисковать своей жизнью. 
В сентябре 1978-го некоторым жителям Черкесска, в числе которых был и автор, посчастливилось побывать в г. Ставрополе на концертах Высоцкого, проводимых в здании госцирка. 
В большом дефиците были книги «про шпионов», о «наших» бесстрашных разведчиках, честных и мужественных работниках уголовного розыска. 
Горожане зачитывались «Рассказами о Шерлоке Холмсе» Артура Конан Дойла, романами «Над Тиссой» Г. Адамова, «Возмездие» В. Ардаматского или бестселлером тех лет – «Рассказами майора Пронина», знаменитыми «Записками следователя» Льва Шейнина, не зная, что этот следователь принимал самое активное участие в репрессиях людей. Сильное впечатление производил роман Л. Никулина «Мёртвая зыбь», рассказывающий о работе московских чекистов в 1920-е годы. 
Зачитывали до дыр на страницах «Графа Монте-Кристо», «Трёх мушкетёров», «Сердца трёх»… Прочитать же все эти книги можно было только в читальных залах городской и областной библиотек.
▲ Что такое Черкесск 1960-х? Обычный город на Северном Кавказе, которому не светило стать Силиконовой долиной. На бытовом уровне его символом стали, конечно, «хрущёвки». Из бараков и коммуналок в отдельные квартиры, хоть и с очень маленькой кухней, переехала значительная часть горожан.
На реке Абазинке мальчишки, да и взрослые тоже, по-прежнему ловили рыбу и раков. Когда на крючке извивалась не просто чёрная пиявка, а настоящая серебряная плотвичка – это было чудом. Однажды мой друг из норы вместо рака вытянул змею. С тех пор никогда автор даже и не пытался ловить раков.
А вот плавание на деревянных подручных средствах, смелые броски в холодную воду полюбились надолго. Хотя были и проблемы. Мальчишки, проживавшие неподалеку от Абазинки, долго не отдавали «своего права» на речку и беспощадно карали чужаков, живших в центре города и рисковавших приблизиться к запретным благам речки без «уплаты дани». На всём побережье речки, от улицы Технической до Первомайской, «абазинцы» пытались создать вокруг своих владений мёртвую зону. Мы, «горожане», долго терпели это безобразие, но потом выступили единым фронтом, и после какой-то очередной драки разбили их в решительной стычке. После этого никаких эксцессов не было. Мы подружились, а жизнь с приключениями на Абазинке стала для нас нормой.
▲ Мужчины плавали во всех трёх рукавах Кубани или на пруду, по нему же катались на простых лодках и на «моторной». Народ семьями гулял по аллеям Зелёного острова, бродил в поисках ягод по его диким зарослям, жарил шашлыки, пускал свечки по воде, отдыхал на старой майской траве. Говорили о разных вещах: важных и неважных. Потом поднимались по каменной лестнице вверх в город. И Черкесск казался им уже каким-то другим: роднее, увлекательнее. Крепкое укреплялось, мимолетное распадалось.
▲ «Наружного вида Баталпашинская не имеет… Всё тонет в садах. Улицы узкие и кривые. Летом они покрыты пылью, а осенью, зимой и весной непролазной грязью…» – это взято из записок командира Хопёрского казачьего полка. Время – перед революцией 1917-го.
Сложно сказать, когда Черкесск по-настоящему стал городом, но начало, несомненно, было в 1960-е. Грань между превращением станицы в город, а города в столицу, также неуловима, как между детством, зрелостью и одышливой старостью.
Бытует мнение, что город – это место, где есть хотя бы один более-менее известный поэт или писатель. Великих поэтов – таких, которым ставят памятники для возложения цветов, – в городе не водилось. 
Не было в Черкесске в то время и выдающихся, известных на всю Россию или планету, знаменитостей, но городом он, всё же, стал, и в нём в основном проживал простой люд. Рабочие и работники сельского хозяйства, строители, транспортники – это основные профессии. Но были и другие.
Вахтёры в школе и на проходной предприятия, санитарки, технички с метлой, веником и ключами, парикмахерши, приёмщицы, продавцы – все они серьёзно и неторопливо вершили свой будничный суд. Коридорные в гостиницах, проводницы в поездах, кассирши в кинотеатрах, швейцары в ресторанах…
Встречала человека на земле Черкесска нянечка в родильном доме, а провожал – кладбищенский сторож. Простые, незаметные профессии.
▲ Поговорим об одежде. Шапка зимняя из меха норки (соболя, ондатры, нутрии и т.д.) была приметой «товарищей». Ценность меха соответствовала его рангу. Без шапки ни-ни!!! Она сдерживала мысли, не давала им разбежаться, сохраняла в заданных пределах. Вместе с тем, находились многие «авантюристы», которые, не принадлежали к когорте «товарищей», однако с октября до марта тоже носили такие шапки, подчёркивая перед своими земляками свою «крутость».
Для мужчин носивших тонкие и начищенные до сияния хромовые, а в грязное время года грубые яловые сапоги обязательным атрибутом были портянки – две примерно полутораметровые ленты шириной сантиметров 30-40. Летние портянки из бязи, зимние – из бумажной фланели или байки.
Нелепейший предмет – подвязки для мужских носков, которые ныне сгинули, как и нескладные сатиновые шаровары в которые переодевались мои одноклассницы перед уроком физкультуры. Носки с резинками в верхней их части, самостоятельно державшиеся на ноге, возникли в нашем обиходе в начале шестидесятых. Яркие капиталистические носки были из нейлона и совершенно не пропускали воздух.
Появившиеся почти вместе с электробритвами (они очень выручали во время службы в армии – С.Т.) нейлоновые рубашки поразили сильный пол не столько своим видом и цветом, сколько эксплуатационными возможностями. Цвета они были одного – белого в голубизну и подходили к любому галстуку, но позволяли обходиться и без него. Но самое главное то, что рубашку, в том числе и изгиб воротника, можно было запросто отстирать любым туалетным мылом и после этого, подвесив её на верёвку, снять через полчаса сухую! Это было чудо, как и появившиеся вшитые в ширинку брюк молнии. 
Нейлоновые рубашки мгновенно вытеснили зефировые с отстёгивающимися воротниками, хотя гигиенические качества в них совершенно отсутствовали. Но триумф нейлона продолжался недолго. После десятка стирок они начинали желтеть. Вскоре ржаво-жёлтые рубахи отправились на свалку истории.
Что касается нейлоновых женских чулок, то их время кончилось с наступлением эпохи колготок. Раньше женщины колготки штопали, чтобы ещё один раз одеть их, а когда и это не помогало, то резали их на губки для мытья посуды, или лук в них хранили зимой. Юморист Михаил Задорнов смеётся с этого способа хранения лука. Но ведь вся страна хранила, и лук сохранял свежесть и не вял в такой «таре»!
Многие женщины носили корсет, называвшийся «грацией», с резиновыми подвязками по нижнему краю – для пристёгивания чулок (потом, и чулки и резиновые подвязки возвратились в …эротическое бельё) и сшитый из лоснящейся ткани под названием «дамаст» или попросту «атлас». Это было сложное сооружение с пластмассовыми планочками, вдёрнутыми в специальные канальчики – для жёсткости.
Ещё носили «комбинацию» – тонкую сорочку с узкими лямками на плечах, которую носили под платьем даже в разгар жары. Ходить без комбинации представителям женской половины человечества в Черкесске считалось неприличным.
Да, ещё. В моде был нейлоновый дождевик «болонья». Им успешно пользовались и мужчины, и женщины. 
Никто сейчас уже и не вспомнит, что когда футболка торчит из-под свитера – это называлось «из под пятницы суббота» и вообще это тогда было просто неприлично! 
▲ Нельзя не вспомнить и ещё об одной традиции, которая для многих горожан была ярким событием в жизни. Речь пойдёт об обычном житейском деле – посещении городской бани. В Черкесске благоустроенных квартир было совсем мало, поэтому жители пользовался услугами трёх бань. Одна располагалась в районе ул. Кавказской, вторая – над Кубанью (в районе ул. Ставропольской) и третья (центральная) – на улице Почтовой, на которой располагался краеведческий музей. Лично для автора каждый четверг – банный день. Сам процесс помывки стандартен. Он знаком многим и не требует литературного описания. А вот парные, холодное пиво в буфете, и стоимость билета (всего 14 коп.) заполнились надолго.
▲ В самых нижних ящиках комодов черкешан хранились чистые простыни, пододеяльники и наволочки. Этот обычай сохранился до сих пор, как и обычай, хранить, засунув в постельное бельё, семейные сбережения, куда квартирные воры лезут в первую очередь. 
На комоде, как правило, стоял патефон, прикрытый сверху небольшой салфеткой. Салфетка могла быть ажурной, выстроченной на швейной машинке по технологии «ришелье». Её могли вышить также «гладью» или «крестиком», некоторые вязали крючком. 
Рядом с патефоном громоздились стопкой пластинки в рваных бумажных конвертах. Пластинки были бьющиеся и не бьющиеся. 
На комоде обязательно стояли узкие стеклянные вазы без воды, поскольку живых цветов не было. В каждой вазе торчало по одному тряпочно-проволочному изделию с густо-зелёными сатиновыми листьями и розовыми или кремовыми лепестками, отчасти похожими на живые. Между вазами помещался строй из семи мраморных слонов.
На крышке комода у некоторых хозяев могла оказаться и настоящая ценность – например, тонкой работы статуэтка их неокрашенного белого фарфора в виде обнажённой девушки сидящей на камне и грустно склонившей свою головку. Мог стоять бронзовый подсвечник (их ещё можно было купить в комиссионных магазинах) или керосиновая лампа.
Раньше каждый вечер заводили часы и будильник. Причем будильники были ого-го какие! Покойника могли поднять своим трезвоном. Прикроватная тумбочка тряслась так, что слышали этот будильник даже соседи.
Во многих семьях был круглый или квадратный стол. Он всегда был застелен огромной скатертью, свисавшей до самого пола, а мы дети любили забираться внутрь и там играть в свои игры: с куклами, машинками и др. 
У более обеспеченных граждан имелся письменный стол с настольной лампой на нём.
И были письма, которые писали от руки, не на компьютере набирали, не на печатной машинке, не электронной почтой отправляемые, а именно от руки, с обязательным ритуалом слюнявить почтовый конверт и марку.
Были «дипломаты» пластиковые – последний писк моды. Ходили с ними в школу даже девочки. И еще умудрялись кроме учебников и тетрадей спортивную форму в них запихивать. Как они не «взрывались» от такого напряжения – не понятно.
В каждой семье всегда имелись альбомы фотографий в бархатных, бордовом или фиолетовом переплётах. Альбомы всегда были разбухшими от фотографий, которые туда уже не помещались. Все фотографии были чёрно-белые, Цветное фото в Черкесске было большой редкостью. Его тогда делали только профессионалы в ателье крупных городов, да и то не во всех. 
Фотографии были удивительны тем, что у них по белой рамке вокруг шли разные зубчики – такой необычной тогда была мода. Сейчас никому и в голову не придёт такая мысль делать что-то подобное. 
Фотографии делали в фотоателье (особенно групповой снимок), или занимались этим сами. А помощниками были фотоувеличитель, красный фонарь, химические реактивы, глянцеватель. 
В некоторых домах имелась первое по тем временам чудо техники – радиола «Урал». Обычно она была с полированной крышкой и стояла на длинных ножках. Когда радиолу не слушали, её обязательно накрывали небольшим куском красной дорогой материи. Он непременно должен был быть из дорого бархата или велюра. Сейчас, конечно трудно представить кого-нибудь в наше время закрывающего, например, телевизор тряпкой, но тогда это было обязательным. 
На радиоле можно было проигрывать пластинки со скоростью 33, 45 и 78 оборотов в минуту, которая регулировалось специальным переключателем. Хорошие пластинки в то время тоже были дефицитом. Они выпускались на чёрных виниловых дисках двух размеров: большие и маленькие, а позже появились синие мягкие и гибкие из журнала «Кругозор» (был такой журнал для молодёжи с набором в нём из 5-6 пластинок). 
Конечно, в каждом доме был свой набор любимых пластинок. Песни « Берёзы», «Мужской разговор», «А у нас во дворе есть девчонка одна» имелись в каждой семье.По праздникам, когда приходили гости, люди не стеснялись сами петь и всегда «заводили» радиолу. Тогда не было популярного ныне караоке. Его заменяли обычные пластинки. Просто имелась возможность поставить любимые песни несколько раз, и это было очень здорово! Пели много, слова песен знали наизусть, часто подпевали пластинкам. 
Кроме пластинок в радиоле можно было включить радио. Правда на длинных и средних волнах работало всего несколько радиостанций. Популярной была – «Маяк». Однако на малых частотах было четыре диапазона. Если же удавалось подсоединить к радиоле специальную радиоантенну из скрученной медной проволоки и вывести её через форточку наружу, мощность приёма повышалась.
Когда родителей не было дома, у детей была возможность слушать в эфире иностранные радиостанции, что не рекомендовалось, и было наказуемым делом. В 1950-е годы за прослушивание передач западных просоветских радиостанций «Свободная Европа», «Би-би-си», «Дойче велле» («Немецкая волна») и «Голос Америки» из Вашингтона давали 10 лет лагерей. Причина объясняется просто. Увидев реальную жизнь западных стран, партийная номенклатура пришла в ужас, что об этом станет известно населению страны, и прилагала огромные силы и немалые средства, чтобы информация о жизни за рубежом никоим образом не стала достоянием широких масс народа. 
В 1956-1964 гг. по приёмнику в Черкесске на этих радиостанциях можно было уже свободно поймать и услышать русскую речь. Правда, спустя 4 года, руководство страны спохватилось крутить гайки обратно. Западные радиостанции пытались заглушать, включая шум и треск. Но было поздно, чаще всего их было слышно хорошо и разборчиво. Мнение народа было однозначным: раз глушат – значит что-то не так. И ещё больше верил американской пропаганде!
Помимо групп «Битлс», «Пинк Флоид», «Ролинг», только на этих радиостанциях можно было послушать Владимира Высоцкого и Булата Окуджаву. Уже тогда молодёжь задумывалась над тем, почему эти песни было запрещены, и почему их не позволяли слушать?
Счастливчики имели магнитофоны («Яуза», «Днипро») или магнитофонные приставки «Нота», наручные часы «Полёт», фотоплёночные фотоаппараты «Мир», «ФЭД», «Зоркий», «Зенит». 
Запомните: механизм советских часов и фотоаппаратов тогда по качеству нисколько не уступал зарубежным – эти отрасли, если сравнить с другими отраслями, у нас были приличными.
Помните, молоко в треугольных пакетах? Удобная штука была. И наливать удобно, н ставить в холодильник. Это сейчас их в пластик разливают. Откроешь его, и носишься потом с этим пакетом – всё не выпьешь, а поставить на стол опасно. 
Сейчас никто не набирает горячую воду в чайник, чтобы быстрее закипела. А помните, как стирали полиэтиленовые пакеты? Сейчас это кажется смешным, но ведь стирали. Попробуйте постирать современный, он не то, что стирку не переживет, он не доживет до того, что бы испачкаться
Когда гладили, то разбрызгивали воду изо рта. А ещё, чтобы почистить уши мы наворачивали вату на спичку. 
Никто уже не помнит чем отличается синяя стерка от красной. С помощью синей – стирали карандаш, а красной – стирали чернила до появления дырки в бумаге. А ещё делали чёртиков из капельниц.
А эти отрывные календари – непременный атрибут любого коридора. И полезные советы в них, которые мы с жутким рвением коллекционировали.
Кроме значков и открыток с изображением артистов кино, многие, и дети, и взрослые, увлекались собиранием этикеток – картинок со спичечных коробков. Спичечные коробки с разными этикетками покупали в магазинах, а потом наклейки от коробков аккуратно отсоединялась. Коробок спичек стоил тогда ровно одну копейку, попадались и сувенирные наборы по 20-30 коробков. Позже стали выпускать коллекционные серии наклеек из писателей, художников, олимпийских видов спорта, заповедников России, транспорта. Длительное время выпускалась большая серия – «Берегите лес от пожара!». Заядлые коллекционеры отслеживали коробки, где только было можно: на улице, дома, в любом магазине, у курящих мужчин (женщины тогда не курили).
В собирании этикеток (да и марок, тоже) был и огромный познавательный процесс. За каждым названием всегда тянулась цепочка вопросов, хотелось знать больше. Где, например, находятся заповедники с названиями «Аскания-Нова», «Баргузинский», «Лапландский»? Чем они знамениты? Какие виды животных в них охраняются? У каждого мальчишки с собой всегда был коробок со спичками, чтобы в любой момент можно было поменяться с другом, у которого увидел коробок с заинтересовавшей этикеткой. Огромная наука была освоена и по аккуратному отклеиванию этикеток от коробков. Работа требовала большого терпения и правильного обращения с лезвием. Отделённую мокрую этикетку, для придания ей первоначального вида проглаживали утюгом через промокательную бумагу. В то время в каждую ученическую тетрадь обязательно вкладывали такой листок. 
Коллекционировали и марки. В основном они были погашены почтовыми штемпелями. Для пересылки на конвертах они не годились и имели символическую копеечную цену. Это было одним из увлечений, через которые проходили многие дети в соответствующем возрасте. 
Сегодня ситуация изменилась. Коллекционирование марок стало более дорогим, уже не доступным детям в 10-15 лет, т. к. цены на них резко возросли. Коллекционирование марок стало увлечением серьёзных людей, располагающими большими суммами. 
Если же те читатели, кто родился лет на 25 позже описываемого времени, то есть нынешние современники, этак тридцати-с-чем-то-летние, всё же не поняли вышеописанное, то 60-70-летним, и вообще всем, кто застал ту жизнь, остаётся только позавидовать вам, ребята. Бывают вещи на свете, которых лучше не знать, и времена, когда лучше не жить. Но в основном многое так и осталось. Женщины наряжаются, мужчины одеваются. Женщины – создают уют, мужчины – стиль. Женщина ныне ездит на «такой большой красной» машине, настоящий мужчина знает про свой автомобиль почти всё.
▲ Есть ли в вашем доме настоящая шумовка? Та, которой снимают (в приличных домах) настоящий жом. Жом – для тех, кто понимает. В незапамятные времена дни были долгими, куры – жирными, бульоны, соответственно – наваристыми. И жизнь без этой самой шумовки уж кому-кому, а настоящей хозяйке показалась бы неполной. Шумовка как важный предмет кухонного обихода в те времена была ничуть не менее важна, чем, например, стиральная доска или чугунный утюг, хотя в обиходе были уже электрические утюги. Но чугунным утюгом можно было выгладить всё, что угодно! Какими безупречными казались складки, стрелки, воротники – стоило только пройтись по ним тяжеленным и полным незаметного достоинства чугунным чудовищем, которое было сделано на века. Одно беда: не трогай (!) – обожжёшься, уронишь – покалечишься.
Никто уже при виде знакомого не подходит к нему незаметно сзади и не закрывает ему глаза – угадывай, мол.
Теперь всё это исчезло, выбыло из обихода.
▲ Режим секретности в той нашей стране 1960-1970-х годов, был всеобъемлющим. Об этом знали многие. Когда автор непродолжительное время служил в Урюпинске, мои однополчане-танкисты стреляли на полигоне, ставшем потом ракетным. Это неподалеку от приволжского посёлка Капустин Яр. Так вот этот полигон, находящийся за тысячи километров от столицы, имел адрес «п/я Москва-400» (п/я – «почтовый ящик»). 
Во многих учреждениях и на предприятиях существовал «первый отдел» (был ещё «второй» и «третий»). Нет, это не тот, самый главный отдел, который вносил главный вклад в основную деятельность «конторы». Этот отдел обеспечивал неизвестность этой деятельности всему человечеству, включая и многих сотрудников самой «конторы». Вместо «танк» или «ракета» в документах писалось слово «изделие № такое-то».
Так было и на ЧЗХМ, который, как и многие другие предприятия Черкесска, имел адрес «п/я № такой-то», где некоторая выпускаемая продукция относилась к «изделиям» и была «секретной». Вместе с тем, спроси за проходной у любого грамотного жителя – все знали, что это такое. 
В начале 1970-х годов отдел, автор, по роду деятельности был связан с выпуском «изделий» и тоже имел всем известный «допуск». Так вот как-то начальник «первого» отдела, он же и секретарь партийной организации заводоуправления Леонид Власович Ткаченко показал мне секретный документ, хранящийся у него в отделе. Это был американский технический журнал с подробным описанием всех выпускающих нашим предприятием «изделий». Правда, все они имели какие-то романтические названия. А ведь сфера применения этих «изделий» в СССР считалась действительно сугубо секретной, и даже к концу Советского Союза её существование официально отрицалось. 
«Изделием» называлась и некоторая мирная продукция. Простите, почтенный читатель, речь здесь пойдёт о продукции Баковского завода резинотехнических изделий (это под Москвой, вблизи знаменитого писательского «стойбища» Переделкино – С.Т.). Это был мелкий квадратный пакетик из серой ломкой технической бумаги с прощупывавшимся кружочком и загадочной надписью «изделие № 2», чьё родовое имя «презерватив» было на годы изгнано из официального обращения, но имелось в каждой семье.
Кто это придумал?! Почему номер два, и что было номером один – мы не знали?
Но не это главное. Этот сигарообразный предмет из грубой технической резины, незначительно уступающей велосипедной камере, или попросту резиновая трубочка с одним небрежно запаянным концом, по тем ценам стоила всего 4 копейки. Но, во-первых, о!!!, сколько раз она драматически рвалась в самый неподходящий момент, создавая и разрушая семьи, вынуждая делать женщин десятки ненужных абортов, во-вторых, начисто отсутствовала в продаже!!! Они были дефицитом. Ими сочувственно делились многие жители Черкеска – один налетел в центральной аптеке на Пушкинской, другому не досталось… Как подобало порядочному мужчине, поймав завистливый взгляд, он угощал земляка… Даже бесплатно.
Многие граждане, этак рождения сороковых (с запрещёнными вдобавок абортами), пятидесятых и отчасти шестидесятых годов, наверное, никогда не узнают тайну своего появления на свет, скрытую под магическим словом «дефицит». 
Да, и ещё, чуть не забыл! Ведь были ещё и размеры! 1-й, 2-й и 3-й. Надо ли говорить, что 1-й был рассчитан на лилипутов, а 3-й, при тех же лилипутских размерах, особенно радостно рвался, сползая резиновым рубищем…
Теперь в Черкесске всё везде есть. Но тем людям, кто помнит, как ничего нигде не было, оно уже не нужно. А кто думает, что глянцевые игривые упаковки и целая витрина ассортимента были всегда, ничего не поможет: они размножаются не биологическими, а социальными способами.
▲ В конце марта 1960 г. все жители Черкесска восторгались четырьмя советскими военнослужащими Советской Армии. В середине января в штормовую погоду самоходная баржа Т-36, стоявшая на разгрузке на Курильских островах, была сорвана с якоря и унесена в океан. На её борту находились мл. сержант Асхат Зиганшин и рядовые Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федотов. 49 суток провели они в открытом океане без воды и еды. Съевших 7 пар кожаных сапог и умирающих от голода солдат, спас экипаж американского авианосца «Кирсардж».
▲ С 7 мая 1960 г. продолжительность рабочего дня на предприятиях Черкесска стала 7 часов. В субботу работали с 8 утра до 13 часов.
▲ 16 июля 1960 г. исполком Черкесского городского Совета депутатов трудящихся принял обязательное решение «Об упорядочении номерных знаков домовладений и трафаретов с названиями улиц».
▲ По состоянию на 24 сентября 1960 г. в Черкесске действовали только два кинотеатра: им. Горького (с летней площадкой) и «Родина». 
В кинотеатре им. Горького в этот день демонстрировались художественные фильмы – английский «Мэнди» (сеансы в 13, 19 и 21 час) и советский «Вдали от Родины» (сеансы в 11, 15 и 17 часов). На летней площадке – кинофильм «Шторм» (сеансы в 19.30 и 21.30).
В кинотеатре «Родина» – кинофильмы «Им было 19» (сеансы в 17 и в 19 часов) и «Любовь с первого взгляда» (сеансы в 15 и 21 час).      
▲ 12 апреля 1961 г. недоступное и вечно желанное небо стало ближе. Оно перестало быть прежним, потому что Ю. А. Гагарин оплодотворил его – как мужчина оплодотворяет женщину, но в этом было целомудрие и красота древнего мифа, в котором рассказывалось о том, что когда-то небо лежало близко от земли, но люди вытирали об него грязные руки, и оно ушло ввысь.
В среду 12 апреля 1961 г. город Черкесск с самого утра поливал обложной дождь. Однако после сообщения ТАСС о полёте советского космического корабля с человеком на борту, он не помешал жителям города выразить своё восхищение первому в мире космонавту. Люди выходили на улицы, обсуждали это событие, задали друг другу вопросы и от души радовались.
В Черкесске именем Юрия Гагарина назвали Дворец пионеров и школьников, а также улицу. Позже появился проспект Космонавтов, который, правда, на космос не смахивает. Там тишина. Здесь же постоянный гул автомашин следующих из района Кавказских Минеральных Вод или Ставрополя в сторону гор или обратно.
▲ Первых космонавтов в Черкесске любили и знали всех по фамилии и имени. Каждый житель знал, что космонавты прошли физическую и специальную подготовку, что были добрыми и умными. 
Правда, было удивление тому, что первым в космос отправился человек с сомнительной по пролетарскому происхождению фамилией Гагарин, а вторым – человек с нерусским именем Герман. Однако всё разъяснилось наилучшим образом. Смоленский крестьянин Гагарин как раз и утёр нос своим однофамильцам-князьям, лишний раз доказав демократический характер советской России. Что касается Германа Титова, то оказалось, что его отец увековечил в своих детях – Гèрмане и Земфире – бессмертные образы произведений великого русского поэта А. С. Пушкина. 
▲ Американцев, которые были взволнованы ещё в 1957-м запуском первого советского искусственного спутника Земли, наглядность очередной советской победы в космосе ошеломила. А мы от души радовались и гордились за свою страну. 
Космическая лихорадка в Черкесске продолжалась не долго – до 1968 г. – трагической смерти Юрия Гагарина. С уходом из жизни космонавта № 1, за полтора часа обогнувшего земной шар, что оказалось рекордом скорости, ушла и романтика космоса. Полёты как бы приняли отчётливо пропагандистский характер: то новый рекорд длительности установили, то грузоподъёмности, то в ракету посадили монгола. Всё стало обыденным и привычным, за исключением гибели космонавтов.Ощущение силы и безграничной веры в страну Советов сказывалось во всём: в стихах, песнях, сибирских стройках, первых хоккейных успехах, когда наши хоккеисты «раздолбали» профессионалов-канадцев у них дома. 
Религия признавалась пережитком прошлого и несовместимой с современной наукой, прогрессом и коммунизмом. Для Бога в интеллигентной России 1960-х годов места не хватило.
Правда люди ещё опасливо косились на «чёрные воронки» и держались стороной «серого дома» на углу улиц Первомайской и Фабричной, но анекдоты про первого секретаря ЦК КПСС Хрущёва, про его кукурузу уже «шпарили» без оглядки. 
▲ В июле 1961 г. в южной части Черкесска, где когда-то были военные лагеря Хопёрского казачьего полка, областным Советом профессиональных союзов был открыт пионерский лагерь «Дружба».
▲ 21 августа 1961 г. трудящиеся Черкесска тепло встретили делегацию молодёжи из Кубы, которые обучались в сельскохозяйственных учебных заведениях Ставропольского края. «Вива Куба!» («Да здравствует Куба!»), «Куба – да, янки – нет!» – транспаранты с этими и другими надписями заполнили всю Комсомольскую площадь города. 
Многолюдный митинг открыл первый секретарь обкома ВЛКСМ Дауров. От имени молодёжи и трудящихся города смуглолицых парней и девушек в голубых форменных рубашках и чёрных беретах приветствовали секретарь Черкесского ГК ВЛКСМ Киняпин, рабочий ЧЗХО Аубекир Узденов, председатель Черкесского горисполкома Д. Буздалов. От имени кубинцев выступили Орландо Рамирес и Хосе Леон.
▲ До Фиделя Кастро никакой Кубы для жителей Черкесска не было. Они знали: в западном полушарии была Америка – то есть Соединённые Штаты, – это точно. Там росло кофе, жили индейцы и ковбои, хорошо играли в бейсбол, баскетбол и хоккей. Там угнетали негров. И вдруг – кубинская революция! Да притом – социалистическая! Этому активно содействовали американцы, на чьём фоне Советский Союз, обещавший Кубе 100-миллионный кредит, выглядел заботливым другом страны. Портреты Фиделя и Че висели повсюду. Все знали слова лихой песни «барбудос»: 
«Куба, любовь моя, Остров зари багровой!Песня летит над планетой, звеня. Куба, любовь моя!»
Простота и красота испанского языка завораживала жителей Черкесска. Язык напоминал о самом романтичном периоде советской истории – Испанской войне конца 1930-х. И как тогда все знали «Но пасаран!», так теперь – «Патриа о муэрте!».
▲ Вскоре горожане узнали, что 1962-й связал Кубу с угрозой Третьей мировой войны. Правительство Н. С. Хрущёва считало, что Советский Союз как великая держава, располагающая атомным и водородным оружием, вправе диктовать свою волю другим странам и, если того требуют интересы безопасности, принимать силовые решения. И война едва не разразилась из-за того, что правительство СССР приняло решение разместить ракеты с ядерными боеголовками именно на «острове зари багровой» – в непосредственной близости от США. К счастью, в последний момент удалось избежать ядерного конфликта, последствия которого могли бы быть непредсказуемыми для всего человечества.
А когда Карибский кризис миновал, импортный революционный пыл оказался явлением временным, преходящим. Разумеется, не в кубинцах тут дело. Просто идея чистоты революции сначала была подвергнута сомнению, а затем и вовсе дискредитирована. Фидель продолжал быть Фиделем: водил джип, не брил бороды, говорил без бумажки, в отличие от наших партийных боссов. Но это были уже частные кубинские дела, совсем в другом полушарии.
1963 – убийство американского президента Джона Кеннеди ощущалось в Черкесске своей трагедией, а путевые заметки Ильфа и Петрова «Одноэтажная Америка» опять стали культовой книгой. Со стола многих горожан не сходил дар Нового Света – кукуруза.
▲ Центр Черкесска выделялся наличием тротуаров и деревьев вдоль него. Они создавали уют. Здесь же располагался сквер – любимое место отдыха горожан – с цветочными часами и танцплощадкой.
Внешний периметр сквера был вечерним и ночным местом гуляния молодёжи и влюблённых. Вокруг сквера ходили также милиционеры и парни с красными повязками дружинников.
Прогуливаясь, жители и гости Черкесска вели здесь сокровенные разговоры, мечтали, слушали пульс города.
На городской танцплощадке летними вечерами потешался клокочущий и пылящий за железной оградой «загон». Человеческое «стадо» веселилось и неистовствовало, творя из танцев что-то невообразимое. Появившиеся западные танцы «буги-вуги», «рок-энд-ролл», «твист», «шейк» и «летка-енка» свершили в Черкесске настоящую революцию. При громко звучащей музыке, «качающиеся» и «крутящиеся» – молодёжь мотала друг друга, висла один на другом, – они принесли свободу движений в танце, и были в диковинку старшему поколению.
Особенно выделялись стиляги. Не зря же в сатирическом журнале «Крокодил» этих стиляг, «чуждых великому делу построения социализма в отдельно взятой стране», рисовали в танце согнувшимися, как полевые цветы-сорняки. «Чуваки» едва не вывихивали ноги в этих танцах, не похожих ни на настоящий американский джиттер-баг, ни на его подступающую новую версию рок-энд-ролл, ни даже отечественный «атомный стиль». Так называли такую танцевальную манеру сами танцующие.
А когда во дворах, в школах, на сценах появились пластмассовые обручи – «хула-хуп», их вертели все, как ошалелые, дёргая задом. Вертели мальчишки и девчонки, вертели взрослые.
По воскресеньям всех черкешан будило радиосопрано: «С добрым утром, с добрым утром и с хорошим днём!» С 1960-го эта передача стала частью жизни для всей страны. 
Что касается будней, то день начинался с зарядки:
«Доброе утро, товарищи! Встали. Распрямите корпус. Прямее! Прямее! А теперь прогнулись. И – выпрямились. Очень хорошо. Поставьте ноги на ширину плеч. Вот так. Руки в стороны. Разводя руки, глубокий вдо-о-ох. Вы-ы-ыдох… А теперь переходите к водным процедурам. Шагом марш!»
И все прогрессивные горожане шагали на водные процедуры, из которых главной можно считать обтирание мокрым полотенцем: домов с квартирами, ваннами и душем в Черкесске тогда было очень мало. Роль холодной воды, с которой частенько были перебои, в те годы была непомерной, хотя бы даже для того, чтобы ледяной водой приводить в чувство пьяниц в вытрезвителе.
▲ 17 марта 1963 г. Невинномысский химический комбинат (ныне производственное объединение «Азот») посетил первый секретарь ЦК КПСС, председатель Совета Министров СССР Н. С. Хрущёв. На встрече с ним присутствовали первые секретари обкома и Черкесского горкома партии.
▲ С 1 июля 1963 г. в Черкесске, как и по всей стране, продолжилось наступление на личные подсобные хозяйства граждан. «Нормы» разрешали иметь семье одну корову с телёнком в возрасте до 4 месяцев либо одну козу с приплодом не старше года, а также одну свинью либо 3 овец. В результате этих и других мер развитие частного подсобного хозяйства было приостановлено на долгие годы.
▲ В начале 1960-х годов по телевизору стали показывать новую передачу, которая называлась КВН – «Клуб весёлых и находчивых». Мода на КВН широко шагала по стране. Первыми в КВН стали играть студенты, затем заиграли на заводах, в школах и даже в армии.
▲ До середины 1960-х гг. в Черкесске можно было ещё встретить на почте, в конторах, на всех письменных столах полукруглые, снабжённые розовыми, белыми, голубыми промокашками пресс-папье. Ими сушили – промокали написанные чернилами бумаги. А изготавливались они из металла, дерева или камня.
▲ Сейчас принято говорить, что после смерти Сталина в стране началась хрущёвская «оттепель», хотя некоторые учёные заменили её «слякотью».
При Сталине будущий «первый перестройщик» Никита Сергеевич Хрущёв (1894-1971) был тих и молчалив, хотя многие дотошные историки ныне уверяют, что «никто в мире не сгубил зря столько танков, пушек, самолётов, боеприпасов, не угробил столько солдат и офицеров, как Хрущёв, допустивший дикие просчёты в стратегии».Именно он был в сентябре 1941 г. одним из виновников окружения советских войск под Киевом. В мае 1942 г., будучи членом Военного совета Юго-Западного направления, Хрущёв бросил окружённые по его вине под Харьковом войска и чудом избежал военного трибунала.
Японский автор Такаси Хиросэ написал целое исследование, обнаружив в роду Н. С. Хрущёва предков из рода Романовых, Гогенцоллернов и даже Биббентропов, а также Рубинштейнов и Кропоткиных. Журнал «Россия и мир» (№ 17, август 2006, с. 173) утверждал, что истинная фамилия Хрущёва еврейского происхождения. В американской 10-томной «Международной энциклопедии образования», изданной в 1971 г. международной фирмой Макмиллана (она имеется в отделе иностранной литературы Ростовской областной публичной библиотеки) в статье тома 5 (с. 4801) Хрущеву посвящено всего 16 строк. Маловато! Но самыми примечательными оказались две последние: «Его подлинное имя Никита Саломон Пеарлмуттер» (Nikita Salomon Pearlmutter). 
Правда это или нет, не в этом дело. Ясно одно: не был он простым русским простачком, выплясывающим танец «гопак» перед Сталиным и носившим вышитую сорочку в украинском народном стиле.
Автор книги «Загадки гибели СССР» (М.,2003) А. П. Шевякин на стр. 29 своего труда привёл весьма любопытный пример: «В конце сентября 1964 г. в парламенте Англии на праздновании 90-летия У. Черчилля был предложен тост как за самого ярого врага России. Он в ответ сказал: «К сожалению (т. е. его, Черчилля. – А. П.), сейчас имеется человек, который нанёс вреда стране Советов в 1000 раз больше, чем я. Это Никита Хрущёв, так похлопаем ему!»
Тогда Черчилль ещё не ведал, что уже подрастает Горбачёв, который принесёт в тысячу раз больше вреда, чем Хрущёв, а ему на смену подрастает другой «рекордсмен» политического клонирования – Ельцин, последствия «деяний» которого даже на Западе сравнивают с преступлениями нацистов!
▲ Насколько известно автору, то Никита Сергеевич родился в курском селе Калиновка, а с детства проживал в Донбассе. О Хрущёве написано много. Сейчас всё чаще и чаще появляются материалы историков, обличающие лично Хрущёва в отравлении Сталина. Придя через трупы к власти (это произошло 13 сентября 1953 г.) и, захватив «трон» – надеясь, что пожизненно, Хрущёв принялся «лес рубить». Да с таким рвением, что «щепки» разлетались во все стороны и на все континенты. С другой стороны, такую колоссальную работу вместо него не осилил бы ни один из его коллег-соперников. Да, Маленков был грамотнее и лучше понимал, как управлять страной. Да, Берия был лучшим организатором, а Молотов обладал большим авторитетом в партии. Но при всём этом ни один из них не сделал бы самого главного – не изменил бы обстановку в стране.
▲ Устранив Л. Берию, Хрущёв понимал, что министр госбезопасности СССР В. С. Абакумов, бывший руководитель легендарного СМЕРШа, переигравшего в незримых баталиях гитлеровский Абвер вместе с другими спецслужбами Третьего рейха, был свидетелем прямого участия многих партийных чиновников в проведении репрессий, в том числе и самого Никиты Сергеевича. Хрущёв, приказал срочно осудить и казнить Виктора Семеновича. «Милостью» Хрущёва оказались за решёткой или были поставлены к стенке и многие чекисты, в их числе П. А. Судоплатов, легендарный разведчик Н. Эйтингон, – они тоже были опасными свидетелями.
Случайностей в таких делах не бывает. Это ещё одна грань «таланта» политического руководителя Хрущёва. Он боялся разоблачений – впереди его ждали архивы, которые он глубоко «прополол», реабилитируя сам себя. Позже расстреляли и соратников Л. П. Берии, которые «много знали» – Меркулова, Кобулова, Гоглизе, Мешика, Деканозова, Рюмина, Леонова, Лихачёва. Версию о том, что они якобы «карали виновников незаконных репрессий», следует отмести – те, кто их судил, были ничуть не лучше.
▲ В феврале 1956 г. на ХХ съезде КПСС в «закрытом» докладе Хрущёв «развенчал» культ личности Сталина, отомстив вождю за расстрелянного старшего сына Леонида, который попал в плен и пошёл на сговор с германскими нацистами. После того как СМЕРШ выкрал Леонида, а Военный трибунал приговорил его к расстрелу, Хрущёв обратился в Политбюро с просьбой отменить суровую кару. Но члены Политбюро во главе со Сталиным в просьбе ему отказали, напомнив Никите, что Леонида уже дважды прощали за допущенные им преступления. Став у власти Хрущёв потом расправился со всеми.
ХХ съезд отнял у людей идеалы. Священное имя Сталина, «вождя и вдохновителя всех наших побед», было дискредитировано. Страна пребывала в неясном томлении – без опоры, без веры, без цели. Со страной поступили нечестно, сказав как не надо, а как надо – не сказали.
Ранней весной, на закрытых партийно-комсомольских собраниях, парторги зачитывали коммунистам и комсомольцам суровый текст из крупноформатной тёмно-красной брошюры с грифом секретности, запретив разглашение.
Доклад Хрущёва стал историческим поворотом в биографии нашей страны. Прозвучавшие на съезде оценки прошлого стали для основной массы жителей Черкесска потрясением, для некоторой – давно ожидаемой данью справедливости. 
Своим поступком против Сталина Хрущёв как бы снял ореол неприкосновенности с «первой личности» и её окружения. Вера в то, что наверху находится «самый мудрый» и «самый справедливый», в народе была сильно поколеблена.
Многим хотелось, чтобы на всю жизнь И. В. Сталин остался в памяти такой справедливый и честный, каким его рисовали в течение трёх десятилетий.А что теперь делать с его портретами? Является ли он теперь классиком марксизма-ленинизма? Можно ли пользоваться его трудами в пропагандистской и преподавательской работе?
Когда в учреждениях и на предприятиях Черкесска меняли портреты вождя, директор завода «Молот» Я. Д. Шаповалов не стал снимать у себя в кабинете портрет Сталина. Дома рассказал жене. Та, испугавшись, сразу же посоветовала: «Иди и немедленно сними, а то тебя арестуют и посадят, как культ личности». 
Факт, пожалуй, типичный. В то время в Черкесске многие ещё не отделяли новый курс партии от привычных в прошлом проработанных кампаний и периодических «чисток». Даже «старые кадры», кто понимал или чувствовал особую роль случившегося, не сразу смогли преодолеть некоторое своё смятение и боль утраты прежних убеждений. 
В тот момент никто толком не знал, как относиться к резкому подъёму критической волны: «Говорят, что политика партии была правильной, а вот Сталин был не прав. Но кто возглавлял десятки лет эту политику? Сталин. Кто формулировал основные политические положения? Сталин. Как-то не согласуется одно с другим». 
В итоге – разоблачения Сталина сочетались с неготовностью осудить сталинский социализм. И люди постепенно, шаг за шагом, отказываясь от восприятия спущенных сверху установок, стали самостоятельно осмысливать всё происходящее. 
▲ С позиций сегодняшнего дня можно по-разному относиться к мотивам, которые побудили Хрущёва проявить такую инициативу и смелость. Но вот зачем он накануне съезда распорядился изъять из публичных библиотек страны стенографические отчёты предыдущих съездов с его выступлениями, многие не поняли. Ветеран контрразведки Борис Сыромятников вспоминал, что начальник Центрального архива полковник В. И. Детинин рассказывал ему об уничтожении документов, компрометировавших Хрущёва как одного из самых кровавых палачей 1937-1938 гг., играющего в организации массовых репрессий одну из главных ролей. Были уничтожены и все архивные материалы, касающиеся его сына Леонида.
Сочувствовавший в 1918 г. левым эсерам, впоследствии троцкист, Хрущёв возглавляя московские городскую и областную организации ВКП (б), одним из первых региональных партийных секретарей обратился в Политбюро с просьбой санкционировать массовые аресты и последующие расстрелы или выселение «антисоветских элементов» по решению «троек». Только в июльских (1937 г.) списках Никиты Сергеевича значилось более 41 тыс. человек.
В архиве сохранилось письмо Хрущёва, в котором он писал вождю народов жалобу: «Дорогой Иосиф Виссарионович, Украина ежемесячно посылает «списки» на 17-18 тыс. репрессированных, а Москва утверждает не более 2-3 тысяч. Прошу принять срочные меры.
Любящий Вас Н. Хрущёв».
Сталин написал на его прошении суровую резолюцию: «Уймись, дурак!»
▲ Удар Хрущёва на ХХ съезде партии по эпохе Сталина открыл возможность Западу иными глазами взглянуть на, казалось бы, нерушимое государство, каким они видели СССР. Вместе с тем, даже капиталистов раздражало, что суд устроен над умершим человеком. По этому поводу У. Черчилль сказал: «Хрущёв начал борьбу с мёртвым Сталиным и вышел из неё побеждённым».
▲ В июне 1957-го, бывшие соратники самого Сталина – Молотов, Булганин, Маленков, Каганович и «примкнувший к ним Шепилов», решили провести дворцовый заговор и освободить Хрущёва с поста первого секретаря ЦК КПСС и назначить министром сельского хозяйства. Не получилось. Маршал Г. Жуков и первый секретарь МГК КПСС Е. Фурцева защитили Хрущёва. Без их помощи он не удержался бы у власти. 
Хрущёв, по сути, пришёл к власти на армейских штыках, находящихся за спиной у Г. Жукова. Именно позиция маршала обеспечила ему сохранение поста руководителя КПСС в момент попытки государственного переворота. 
Жуков при живом Сталине всегда хвалил его, а едва вождя не стало, тут же диаметрально изменил свою точку зрения. Вместе с Хрущёвым он стал клеветать на Сталина, чтобы взвалить вину поражений во время войны на Сталина, и оправдать свои просчёты.
Позже Хрущёв «отблагодарил» своих спасителей. Пока осенью маршал летал по делам за рубеж, Хрущёв добился снятия его со всех постов: и члена Президиума ЦК КПСС, и министра обороны. Фурцеву освободил от должности секретаря ЦК, вывел из членов Президиума ЦК КПСС и назначил министром культуры. 
▲ Вся вышеуказанная группировка была объявлена «антипартийной группой», хотя таковой в жизни не существовало, как не было у неё и никакой программы. Их разогнали: кого куда. Хорошо, что не расстреляли. Маленков свою трудовую деятельность закончил директором Усть-Каменногорской ГЭС, Молотов стал послом в Монголии, бывшего министра обороны и премьер-министра Булганина заставили руководить Ставропольским совнархозом, Кагановича вообще отправили к «чёрту на кулички».
Изгнав из политической жизни и избавившись от тех, кто ему был предан, Хрущёв стал единоличным руководителем страны – «властолюбивым и нетерпимым, коварным и двуличным» – и …остался с теми, кто в дальнейшем его предал. 
Предав государственные интересы своей страны, Хрущёв сотворил величайшую в истории глупость, разрушив все отношения СССР с Китаем, который построил Сталин, и силе которого просто-напросто не могло противостоять ни одно государство на планете. Л. И. Брежнев продолжил охлаждать отношения. А одной из движущих сил, разрушивших отношения СССР и КНР был развенчанный культ личности И. Сталина. Что это было именно так, руководство компартии Китая не восприняло и выразило протест.
Когда Хрущёв с барского плеча подарил Украине Крым, он поставил перед собой и другую цель. Против старой команды И. Сталина он стал собирать коалицию из молодых партийцев в лице Брежнева, Пономаренко, Кириленко и др., которые были родом с Украины. Они-то через 10 лет и отстранили Хрущёва от власти. Именно эти украинцы и уничтожили Россию в советское время.
Ну, а мы пожинаем теперь последствия плодов «гарных украинских хлопцев».
▲ 30 июля 1961-го в стране все события поблекли перед главным – текстом проекта Программы КПСС. Когда жители Черкесска прочли его в газетах, построение коммунистического общества этим и закончилось – то есть его построил каждый для себя, в меру своего понимания и потребностей. 
Страна же, так или иначе, применила Программу для насущных потребностей. Перед ней всегда стояли конкретные и внятные задачи: победить внешних врагов, победить внутренних врагов, создать индустрию, ликвидировать безграмотность, провести коллективизацию. Советский народ всегда что-то строил, попутно что-то разрушая. 
▲ В октябре 1961 г. состоялся XXII съезде КПСС. На нём Хрущёв впервые стал оперировать термином «внезапное вероломное нападение» (имеется в виду нападение Германии на СССР 22 июня 1941 г. – С.Т.), а потом это стало постоянным оправданием политиков. Это была чистая демагогия, запущенная Хрущёвым. Как будто войну положено объявлять заранее, за 2-3 месяца минимум. 
Самым главным событием на съезде было принятие Программы КПСС. Обещая, что «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!», Хрущёв уточнил: в царстве-государстве с молочными реками и кисельными берегами мы будем жить в начале 1980-х.
В Черкесске Программу КПСС изучали на политзанятиях. О ней бесконечно говорили в документальной кинохронике, по радио и телевидению, писали на лозунгах и в газетах. Люди только и говорили о том, что при коммунизме будет бесплатный транспорт, бесплатные коммунальные услуги, бесплатные заводские столовые. Хотя в самом прямом смысле в конкретные цифры Программы никто не верил: они не соответствовали здравому смыслу. 
Любой житель Черкесска мог выглянуть в окно и убедиться в том, что пока всё на месте: разбитая мостовая, очередь за хлебом, алкаши у пивной. Все люди понимали, что такой «пейзаж» за два десятилетия радикально не изменится. 
Жить при коммунизме жителям Черкесска так и не довелось. Пожили – посмотрели – посмеялись. Некоторые нашли в Программе что-то желаемое для себя, а Моральный кодекс строителя коммунизма стал как бы советским аналогом известных всем десяти ветхозаветных заповедей: «кто не работает, тот не ест», «каждый за всех, все за одного», «человек человеку – друг, товарищ и брат» и др.
Новая редакция Программы КПСС, принятая в 1969 г., уже не вспоминала о хрущёвских пророчествах насчёт «нынешнего поколения». 
▲ Хрущёв обещал молочные реки, а страна в это время выстраивалась в очереди за спичками и солью. По его приказу два немца создали документальный кинофильм «Русское чудо» о том, как было плохо раньше и как теперь, при Хрущёве, хорошо. Но в стране пропало не только масло и мясо, с прилавков исчез и хлеб. И не весной, а осенью, сразу после урожая. 
Большие перебои с хлебом были и в Черкесске. Белые пшеничные батоны совсем исчезли, продавались только кирпичики чёрного, какого-то липкого хлеба. И те давали только по одной буханке в одни руки. Какие это были руки – неважно (взрослые, детские), но чтобы хлеба хватило. Очередь нужно было занимать в пять утра. Магазин же открывался в семь. 
Более смышлёные граждане шли к хлебозаводу № 1 (ул. Союзная) и спрашивали у извозчика, куда он повезёт хлеб на своей старой лошадёнке. Когда будка с хлебом (иногда автомашина) появлялась возле магазина, они в это время уже находились там и были готовы разгружать хлеб. За свой труд они получали право на покупку вне очереди пары буханок.
▲ В 1960-е годы, набранные в стране темпы экономического роста, начали снижаться. Сказались отрицательные последствия непродуманных организационных перестроек, которые осуществлялись в первую очередь в ущерб производства и принципа материального стимулирования трудящихся по результатам их труда. Были повышены цены и обнаружились серьёзные затруднения с продовольствием. При этом правительство без каких-либо разъяснений снизило расценки на оплату труда. Всё это вызывало недовольство политикой Хрущёва, массовые протесты трудящихся.
▲ Когда Хрущёв развернул в стране кампанию под лозунгом «Догнать и перегнать США по производству мясомолочной продукции на душу населения», повсюду, в том числе и в Карачаево-Черкесии, начался совершенно непродуманный массовый забой скота.
Считавший себя демократом и либералом, Хрущёв приказал в течение трёх дней ликвидировать по стране всю городскую живность. То ли ему кто-то подсказал, что мол, магазинного хлеба горожане много скармливают коровам, козам, курам и поросятам, оттого его и нет. То ли ещё что. Коров учесть не трудно, и их ликвидировали в течение недели. А вот кур, выгнанных на улицу озлобленными хозяевами, по пыльным улицам Черкесска милиция ловила долго. Даже с помощью рыболовных сеток. 
Специалисты считают, что за те эксперименты Хрущёва страна и поныне расплачивается дефицитом мясных и молочных продуктов. В течение последующих трёх лет личный скот, главным образом это были коровы, крестьяне сдавали в стада колхозов и совхозов. Но основною часть скота они прирезали уже раньше, когда были уничтожены миллионы голов скота. Потом произошло «урезание» приусадебных участков. 
А ведь в дореволюционное время даже царь не мог, не имел права отнять у частника его кровное: хлеб или мясо. Он имел право только купить его по существующим в мире ценам, купить так же, как и любой житель России. 
Шальная идея «догнать и перегнать Америку» подкреплялась из Кремля не менее дурацкими лозунгами: «Цели ясны, задачи поставлены – за работу, товарищи!» или «Жить и работать по-коммунистически!».
▲ Когда Никита Сергеевич затеял одну из грандиозных по бездарности и провальным результатам авантюр ХХ века – «освоение целины», под нужды сельского хозяйства были приведены в негодность громадные территории целины. Надолго останутся в памяти народа и проводимые «чудеса» с квадратно-гнездовым способом посева зерна, с химизацией земли, Нечерноземьем.
Во время поездки в США Хрущёва поразила кукуруза – корм для скота и еда для людей. Вернувшись в Москву, он потребовал, чтобы кукурузу выращивали в СССР. Идея была в принципе неплохая, если бы не извечный российский бич: глядящая начальству в рот бюрократия, только и думающая о том, как ему угодить. 
Когда Хрущёв стал нахваливать кукурузу, партийно-советская бюрократия восприняла это как приказ к действию. Все другие культуры были забыты, всем колхозам и совхозам приказали сеять кукурузу, невзирая ни на климат, ни на почву. Достаточно заметить, что после снятия Хрущёва, кукурузу перестали сажать вообще, и это оказалось столь же пагубным для советского сельского хозяйства, сколь пагубным было изначальное повальное сеяние этой культуры.
В те годы народ часто пел частушку: «Кукуруза, кукуруза, 40 метров высоты. Кукурузу, кукурузу обожают все скоты». 
▲ По всей стране вместе с принудительной трудовой повинностью было выдумано социалистическое соревнование. С одной стороны – дело хорошее. Однако многие представители послевоенного поколения были свидетелями, когда иной «передовик производства» думал не о существе и пользе дела, а, войдя в азарт, думал только об одном – выиграть эту «игру» ради нелепого вымпела, переходящего знамени, грамоты. Порой нечестно, путём приписок. 
В конце концов, подневольный, почти бесплатный труд, все эти соцсоревнования, вымпелы, премиальные, за которые всё время надо дрожать и напрягаться, так осточертели рабочим (и в промышленности, и в сельском хозяйстве), что производительность труда оказалась никчёмной, и всё время падала. 
▲ Настоящие мастеровые ненавидели тех «работяг», кто начинал работать в несколько раз лучше, чем они. Иной раз дело доходило до ляпсусов. Арифметика здесь простая. Существовала норма выработки. Скажем 100 деталей за смену, при заработке 5 рублей. Но тут находится «умник», который, нарушая технологию обработки детали или эксплуатацию станка (попросту насиловал его), делал в смену 150 деталей. 
Тотчас всем станочникам менялась норма выработки. Всем приходилось потеть, «гробить» инструмент, станок, материал и вырабатывать по 150 деталей в смену. Притом зарплата вовсе не была увеличена, а тем более в полтора раза. «Новатор» или «ударник производства» поначалу получал за выполнение полутора норм, а потом и ему увеличивали норму выработки, не платя за неё.
В странах же «загнивающего капитализма» к этой проблеме подходят иначе. Положено по технологическому процессу 100 деталей – делай 100. Сделал 99 – тебя попросят с работы, так как ты или лентяй, или не профессионал. Сделал 101 деталь – и на этот раз попросят с работы – ты бракодел, где-то схитрил, «сэкономил», не соблюдал регламент, режим, технологический процесс обработки. 
▲ Курьёзов в жизни страны было много. На строительстве, например, в Сибири, были нужны специалисты высокой квалификации. Но тут вмешалась партия, и стройку объявили всенародной. Раз так, то комсомол взялся помогать. Начали собирать комсомольцев-добровольцев. Поймают бомжа: «Или ты добровольно едешь на стройку, или мы тебя упечём». И привозят целые отряды таких «добровольцев». Постепенно энтузиазм в отношении комсомольцев-добровольцев в этом отношении угас. А города и ГЭС строили настоящие специалисты и энтузиасты.
▲ Хрущёв был бесстрашен и мало чего боялся. Его решительность проявлялась не раз: в реорганизации КГБ, свержении Берии, расправе с оппозицией, освоении целины, внедрении кукурузы (от субтропиков до Заполярья), рьяном руководстве культурой страны, жилищном строительстве («хрущёбы», перестройка Арбата), угрозе войны Англии и Франции в Египте, слишком поспешном сокращении армии, разоблачении Сталина. На вполне официальном уровне он назвал Мао Цзэдуна «старой калошей», болгар – иждивенцами, а американскому представителю в ООН заявил: «Чья бы корова мычала, а ваша помолчала».
На встречах с интеллигенцией Хрущёв оскорблял поэтов Е. Евтушенко, А. Вознесенского и Р. Рождественского, художников Б. Жутовского и Э. Неизвестного. Он гневно топал ногами на художников в Манеже и свободно мог выгнать поэта из страны. Снять башмак во время Генеральной Ассамблеи ООН в Америке и стучать им по трибуне, на тысячи долларов штрафа, став посмешищем в глазах всего мира как «последний идиот», простите, такое – не каждому дано.
▲ В 1960-м, в год образцово-показательной кампании борьбы за мир, Хрущёв разогнал первоклассные боевые части СССР, сократив их на «мильон двести»; «гадов-капиталистов», в случае чего, грозился закидать ракетами. Военная реформа оставила без пенсии за выслугу лет 200 тыс. офицеров.
Хрущёву ничего не стоило дать приказы, на основании которых были устроены массовые расстрелы людей в Тбилиси (1956), Темиртау (1959) и Новочеркасске (1962). 
▲ То, что творилось в годы правления Хрущева, запомнилось современникам как бесконечная череда непонятных административных решений. Он «прославился» драконовскими гонениями на колхозное крестьянство и русскую православную церковь, возрождённую Сталиным. Вместо упразднённых отраслевых министерств, появились образованные по территориальному принципу совнархозы. Потом Хрущёв вызвал берлинский кризис и едва не развязал мировую ядерную войну, послав стратегические ракеты на Кубу. 
Президентам Индонезии и Египта он за что-то присвоил звание Героя Советского Союза. Потом произошёл анекдотический случай вручения полководческих орденов Суворова I ст. королю Камбоджи Сурамариту и его сыну принцу Сиануку. Спустя 3 года (1959) этой награды удостоился и император Эфиопии Хайле Селассие.В США Хрущёв предал советскую разведку, похваставшись директору ЦРУ Даллесу, что она читает всю американскую шифропереписку.
▲ Хрущёв – противоречивый человек. Он был своего рода самородком. Человек острого ума, наделённый и хорошей памятью, и лидерскими качествами, хитрый, беспокойный и деятельный, он, при всём этом был малообразован (писать без грубых ошибок до конца жизни он так и не научился). Для того чтобы стать политическим мыслителем ему не хватало знаний. Хрущёв и теоретически был склонен к Троцкому, нежели к Сталину. Но при всех своих недостатках и ошибках он был предан идеям социализма. Им двигали определённые демократические импульсы, он не был лишён принципиальности и мужества.
▲ Наделённый даром импровизации, талантливый во всех своих благих и безумных делах, Хрущёв первоначально постоянно демонстрировал свою открытость и желание советоваться с простым народом, готовность прислушиваться к чужим мнениям. Частые поездки за границу открывали и его, и наше государство миллионам зарубежных граждан. 
Но постепенно Хрущёв стал перебарщивать, стал меняться. Он не терпел возражений, был вспыльчив и падок на лесть, чем пользовалось его окружение. И он поддался соблазнам того самого культа личности, против которого на первых порах так яростно боролся. В конечном счёте, он уверовал в свою всесильность, всезнайство, всемогущество и непогрешимость. 
Хрущёв не устоял перед соблазном воспевания собственной личности и стал жертвой собственного нрава. Чем хуже шли дела в стране, тем громче и восторженнее звучала хвальба подхалимов, получавших высокие посты, высшие награды, премии и звания. И он утонул в этом море лести и восхвалений. Когда Хрущёв приказал вынести Сталина из гробницы Мавзолея и втихую закопать возле кремлёвской стены, по стране пошла молва: себе место рядом с Лениным готовит.
▲ У нелюбви народа к Никите Сергеевичу были ещё одна серьёзная причина. Этот «лысый, пузатый», некрасивый человек, был слишком «простым». Он очень уж походил на выходца из народа, и именно поэтому народ презирал его. Он не обладал эрудицией и интеллектом Ленина, не имел представительного облика Сталина. «Болтун», «полуграмотный болван», «грубиян, лишённый такта и чувства собственного достоинства», «посмешище на весь мир, превративший в посмешище собственную страну», «шут гороховый» – примерно так характеризовал Хрущёва простой люд. Русские всегда хотели и хотят, чтобы нашу страну представлял человек, вызывающий всеобщее уважение.
Сам Хрущёв, хотел он этого или нет, подставил себя под прицел народа. О нём и его приближённых по стране сразу же пошли не только анекдоты, но и сатирические стихи и куплеты.
«В СССР Никита жил, часто речи говорил, Часто ездил за границу раздавать свою пшеницу.В Гане строил он заводы, покорял Египта воды.В Африке его любили, он дарил автомобили.Дал Лумумбе самолёт (тот, кто знает, сам поймёт).Деньги всем давал он сходу – не свои, за счёт народа.Помогал работе сей зять Никиты – Аджубей.Так мы жили, не тужили, белый хлеб совсем забыли. Масла вовсе не видали, а планы перевыполняли…Ильич, Ильич, проснись! И с Хрущёвым разберись:Водка стоит двадцать семь, сала, мяса нет совсем.К коммунизму подойдём – и капусты не найдём!» –оповещал стих одной из листовок, «гулявшей» по Черкесску и явно вышедший «из народа». 
▲ Судьба вернула Хрущёву сторицей. 14 октября 1964 г. Пленум ЦК КПСС, организованный в отсутствие Н. С. Хрущёва, находившегося на отдыхе, освободил его от должности первого секретаря ЦК «по состоянию здоровья». На следующий день указом Президиума Верховного Совета СССР Хрущев был освобожден от должности главы советского правительства. Соратники Хрущёва, сговорившись, в одночасье, превратили его в «ничто» и развенчали его собственный культ личности.
Запад был в шоке от русских! Только что аплодировали своему «премьеру Хрущёву», а тут – опа: и вмиг сняли!
Когда Хрущёва освобождали по изобретённой им же схеме «по состоянию здоровья», он сказал знаменитые слова: «…то, что имеете возможность просто снять меня со всех постов, говорит о демократических принципах партии, которые мне удалось провести. Попробовали бы снять Сталина!».
Став первым в правящей партийно-государственной «верхушке» четырежды золотозвёздным Героем (всего у него было 19 орденов и 20 медалей, одному Брежневу только и уступил в «заслуженных наградах»), он оставил народу кучу анекдотов о себе.
▲ В Черкесске на партийных собраниях и рядовых политинформациях людей знакомили со всеми материалами пленума, в которых разъяснялись ошибки Хрущёва и его неправильные действия. Причём так, что даже упоминать фамилию Хрущёва, почти два десятка лет, было запрещено. 
Людей же в то время больше интересовали вопросы о хлебе насущном, поэтому назначение Л. И. Брежнева первым секретарём ЦК КПСС особого резонанса не вызвало.
▲ Вместе с тем, оглядываясь на последующие годы, можно сделать вывод, что Хрущёв всё же был не из худших руководителей страны. На фоне нынешних безликих партийных функционеров, жующих слова, как мякину, Никита Сергеевич, никогда не лез за словом в карман, и сегодня выглядел бы весьма эффектно. 
Несмотря на провал многих своих начинаний, главным достижением Хрущёва было то, что он, буквально за один год, изгнал из общества страх. Тем, кто не жил при Сталине, не понять, что это значит – бояться последствий буквально каждого своего шага. Бояться того, что сделал, того, что не сделал. Даже бояться поделиться мыслями даже с женой и ближайшими друзьями. 
Между прочим, это он, Хрущёв, не обладавший элементарными знаниями, путавший «кислоту» с «кислородом», придумал способ помещения ракет в подземные шахты и новый тип снегоуборочной машины.
Да и некоторые другие его поступки украсили бы любую биографию политического лидера. При нём был открыт для свободного входа Кремль, в Москве организованно прошёл Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, выданы паспорта крестьянам (через сто лет после реформы 1861 года!), развивалось жилищное строительство, повышались пенсии, достигнуты успехи в космосе.       
«Лысому Мыкыте» польстила лысина супермена-ковбоя с кольтом Юла Бринера – и жители страны были благодарны главе государства, что в 1962 г. на экраны кинотеатров вышел американский приключенческий фильм «Великолепная семёрка», который покорил сердца зрителей. 
▲ Вместе с электричеством появились радиоприёмники (в конце 1950-х некоторые жители Черкесска имели возможность эксплуатировать даже большие телевизоры с малюсенькими экранами). Но ими нужно было пользоваться очень аккуратно.
Но в нашей стране всё равно с каждым годом «жить становилось легче и интереснее». Многое было общим – и радости, и горести, а зачастую и обеды, приготовленные на костре, устроенном на улице.
Рок запрещали – так вся молодёжь ломилась на подпольные концерты. Когда перестали ввозить настоящие джинсы – русские умельцы наладили втихую выпуск самодельных. Американские джинсы, сигареты и жвачка стали теми данайскими дарами, которые взорвали позже изнутри осаждённую крепость, каковой был СССР, развесившую уши и растопырившую карманы.
▲ 15 августа 1964 г. в доме, который до революции принадлежал станичному атаману (ул. Кавказская), открылся первый в Черкесске и в области Дом счастья. Первыми посетителями, зарегистрировавшими свой семейный брак, стали токарь ЧЗХО Юрий Петров и учительница Нина Новикова, гальваник завода НВА Владимир Осадчий и ст. технолог ОГТ этого же завода Галина Ташлыкова. В торжественной обстановке молодожёнов поздравили председатель общественного совета Дома счастья Е. Манихина, заведующая отделом ЗАГС А. Зубахина, директор завода НВА Б. М. Бальмаков, председатель Черкесского горсовета Д. В. Буздалов, родственники, друзья, товарищи по работе.