Ассистент

Исторический Черкесск: Энциклопедия: Шапранов Виктор Михайлович


Виктора Михайловича Шапранова (1935-2011) я часто видел в кабинетах областного комитета народного контроля. Я знал, что он возглавлял и больше ничего.

Летом 2009 г. я встретил своего бывшего комсомольского наставника Виталия Михайловича Иванова (он известен по работе вторым секретарём Усть-Джуегутинского РК КПСС и как руководитель управление жилищно-коммунального хозяйства области), который сказал, что есть такой «товарищ Шапранов, который ныне тяжело болен и который с интересом читает твои статьи в газете «День республики» и он очень хочет с тобой встретиться».

А через некоторое время я уже был в доме, расположенном почти рядом с пр. Ленина.

Сразу же в глаза бросилась длинная книжная стенка, стоящая в прихожей.

Болезнь приковала ветерана труда, 75-летнего Виктора Михайловича к четырём стенам квартиры пятиэтажного дома, однако он был в курсе всего того, что свершалось в Черкесске, КЧР, стране.

В первый класс школы большого степного села Арзгир, однго из район-ных центров Ставрополья, 6-летний Витя Шапранов пошёл осенью 1941 года. Страна тогда находилась в тяжёлом положении. Гитлеровские войска стремительно продвигались на восток, и тысячи мужчин, в том числе и его отец уже воевали с врагом. Несмотря на малый возраст, за успехи в учёбе его ганрадили Почётной грамотой с портретами Ленина и Сталина. Потом была вторая награда. Собирая с товарищами под нещадно палящим солнцем в поле хлебные колоски, он стал чемпионом школы. И он, счастливый пацан, с радостным блеском в глазах, принёс домой 5 кг верблюжей шерсти, из которой мама и бабушка связали носки и варежки, которые отправили на фронт.

А потом пришла долгожданная Победа, и вернулся домой отец, который

который оборонял Москву, участвовал в Курской битве и Яссо-Кишинёвской операции, штурмом брал Будапешт, проходил мимо трибуны Мавзолея на Параде Победы в столице. На память о фронтовом пути, он подарил сыну солдатский ремень.

Но носить его ему не пришлось. У Виктора был друг Ваня Палагута, чудом уцелевший во время расстрела в Арзгирской балке. А вот однажды, когда он, рассматривая ремень, пробормотал: «А мне уже никто не подарит такой ремень…», Витя отрезал пол ремня и подарил лучшему другу.

О том, что всю свою жизнь он посвятит работе в сфере сельсхого хозяйства, Виктор не сомневался. Выросший в селе, видевший как родители, честно и с самопожертвованием сражаются на огромном сельскохозяйственном фронте, сам с 14 лет участвовавший в уборке хлеба – сначала смазчиком комбайна, затем штурвальным у комбайнёра, он другой судьбы для себя не ожидал. Землю он всегда любил и она его к себе привлекала.

После окончания факультета механизации Ставропольского сельскохозяйственного института, два года работал по направлению в одной из ремонтно-технических станций Астраханской области, затем возвратился в родной колхоз имени ХХ съезда КПСС, где работал главным инженером.

А через семь лет, в 1967 г., Виктора Михайловича избрали председателем колхоза «Красный Октябрь». Сначала на два года, а потом ещё и ещё… В общем около 10 лет он руководил этим хозяйством и вывел его в одно из лучших хозяйств на Ставрополье. Он сразу же стал требовать от колхозников чёткого исполнения трудовой дисциплины. Он мог простить многое, но только не ложь. За обман наказывал строго.

А ещё свою работу новый председатель колхоза начал с подбора грамотных специалистов в области животноводства и растениеводства. И это позже оправдалось. Когда в засушливом Арзгирском районе не было урожая – колхоз сдавал государству шерсть, и наоборот, не было шерсти – перекрывали добрым урожаем.

Например, в колхозе часто не хватало кормов для скота. Тогда на каждой ферме построили цех по производству жидких дрожжевых кормов. И вопрос был решён.
А потом на свой страх и риск Шапранов резко увеличил площади под паром. Он хорошо знал, что земле надо периодически давать отдых, из неё нельзя выжимать последнее. Вместо 600 гектар в колхозе стало 7 тысяч! А урожай, вместо обычных 15, стали получать по 25 центнеров с гектара – такого в Арзгирском районе никогда не было.

Не слушался своевольный председатель указаний начальства и по другим вопросам, когда чиновники, сидящие в кабинетах, принимали решения, противоречащие здравому смыслу, тормозили развитие сельского хозяйства.

Например, чабанам при колхозной отаре, в которой было более 70 тыс. овец, разрешалось держать только 15 своих овец. А Шапранов разрешил держать 90. Расчёт был прост. Сделай человеку добро, он им же и оплатит. Каждый чабан будет теперь беречь колхозных овец, как и своих собственных. И воровать не будет, так как получил достаточный прибавок к зарплате.

Благодаря председателю Шапранову в Арзгире появился новый районный больничный комплекс (колхоз за это премировали первым автомобилем ГАЗ-24), районный центр с Будёновском связала новая асфальтированная дорога, которая пролегла и через поля колхоза «Красный Октябрь». Но «самоуправство» Шапранова там, «наверху», многим не нравилось, хотя колхоз за свои производственные достижения был награждён Красным знаменем ЦК КПСС.

Когда первый секретарь Ставропольского КК КПСС М. С. Горбачёв в начале 1976-го предложил В. М. Шапранову должность первого секретаря Нефтекумского РК КПСС, «неподвластный» никому председатель отказался, так как вынашивал грандиозные планы развития своего колхоза.

А потом Горбачёв сам приехал в Арзгирский район, но разговор не состоялся. Через сутки из краевого управления сельского хозяйства поступил приказ об освобождении Шапранова от должности председателя колхоза и назначении его начальником управления сельского хозяйства Прикубанского района КЧАО. По сути дела новое назначение смахивало на самую настоящую ссылку, но он был коммунистом, и вскоре, вместе с семьёй, покинул степи и прибыл в горный край.

В новую должность на новом месте втянулся не сразу. Всё было новым и незнакомым. Но постепенно познакомился с людьми, с хозяйствами, стали появляться положительные результаты в работе.

Через полтора года Шапранову в обкоме партии предложили возглавить работу по созданию в Карачаево-Черкесии областного объединение «Сельхозхимия». За свою историю, в России уже было несколько попыток создания структуры, которая бы занималась коренным улучшением как пахотных земель так лугов и пастбищ, но резко положительных результатов так и не было достигнуто. Однако лишь в четвёртый раз, в конце 1970-х, попытка увенчалась успехом. И ярким примером того, каким щедрым может быть ответ земли на заботу о ней, стала Карачаево-Черкесия. Именно здесь появилось одно из лучших объединений в структуре Россельхозхимии. Его председатель Виктор Михайлович Шапранов – первый зам. начальника областного управления сельского хозяйства Ивана Ильича Бизикова – развил бурную деятельность.

«В пригороде Черкесска была построена лучшая в России база для раз-грузки и хранения удобрений. В автотранспортном предприятии «Облсельхозхимия» насчитывалось более 150 автомашин, среди которых имелись даже такие диковинные, как камнеуборочные. Была создана станции химизации, в лаборатории постоянно проводились анализы почв, на основе которых на поля вносились те или иные удобрения. Около 150 тыс. тонн удобрений попадало в землю Карачаево-Черкесии ежегодно.

А работа по коренному улучшению горных лугов и выпасов стала предметом тщательного изучения на Всесоюзном семинаре, который проводился здесь же, в Карачаево-Черкесии. Специалисты из разных уголков СССР не могли поверить своим глазам – после щелевания почв, внесения извести, минеральных удобрений по картограммам в рост пошли даже те семена трав, что лежали в земле мёртвым грузом десятилетия!» - писала местная газета.


И это сельскохозяйственное подразделение Шапранов бессменно возглавлял более 15 лет. В середине 1990-х, когда «Облсельхозхимию» начали преобразовывать в акционерное общество, В. М. Шапранов ушёл на заслуженный отдых, но годы напряжённого руда быстро дали о себе знать: инсульт, второй… Благодаря жене и дочери он, по-сути заново родился: снова поднялся на ноги, стал разговаривать…

С женой Ниной Фёдоровной он прожил более 50 лет. Сын Александр стал учёным, работает в Российской Академии наук, дочь Марина – заведующая кардиологическим отделением в медсанчасти г. Черкесска. Есть внучки, единственная правнучка.

… Приехав в очередной раз в Черкесск, я посетил городское кладбище, где покоятся мои родители. Проходя по одной из аллей, увидел свежую могилу, обратил на неё внимание. Когда прочитал надпись, ужаснулся. Это была могила Виктора Михайловича - удивительного человека, на парадном пиджаке которого висели два ордена «Знак Почёта», орден Октябрьской революции, три медали «За доблестный труд» и другие.

А ещё Всероссийским научно-исследовательским институтом агрохимии им. Д. Прянишникова он был награждён медалью «Почётный агрохимик».
Невольно вспомнились стихи:

Мы виноваты перед вами,
Ушедшими с лица земли,
Хотя, наверно, мы и сами
Уже не раз уйти могли.
Но вот, нас это миновало.
А вы, любимые, а вы –
Жильцы печального квартала
Цветов, деревьев и травы.
А нам без вас сиротски пусто,
Нас тихо выедает стыд,
И ни наука, ни искусство,
Ни чудо – вас не возместит.

(Владимир Сергеевич Сидоров).