Ассистент

Исторический Черкесск: Энциклопедия: Штурм и освобождение Черкесска от немецко-нацистских оккупантов, часть 4 (январь 1943 г.)


▲ Работница завода «Молот» Мирошникова, работая на строгальном станке, систематически выполняла норму на 150-155%. Комсомолка Нина Теленкова, работая инструментальщицей, решила овладеть специаль-ностью токаря и после своей смены оставалась на заводе, чтобы изучить токарный станок. Слесарь этого же завода Делевский выполнял производственный план на 480%, модельщик Лихоманов – на 423%. Стахановка городского мясокомбината – жена фронтовика – Гриднева свою сменную норму выполняла на 190%, стахановец обувной фабрики Гайворонский – на 200%. 
▲ В справке начальника Ставропольского управления сберкасс Верича, направленной в крайком ВКП (б), указано, что по состоянию на 20 мая 1943 г. в Фонд обороны СССР для строительства самолётов и танков от 26 районов и 6 городов Ставропольского края поступило 6,44 млн. руб. облигаций и 8 тыс. руб. наличными, в том числе от г. Черкесска – 151 тыс. руб. 
▲ К 22 мая из 17 артелей работавших в Черкесске и его пригороде до оккупации, полностью были восстановлены 13, из них 9 – в Черкесске. Хорошие производственные показатели имели артели «Путь в коммуну», «Красный партизан», «Пятилетка», «Красный металлист», «XX годовщина Октября».
▲ Первым послевоенным объектом городского строительного участка, в составе которого было семеро строителей, стало здание, расположенное на северо-западном углу ул. Комсомольской и Ленина (на первом этаже этого здания долгое время располагался магазин «Урожай»). При отступлении наших (здесь размещались органы НКВД) – наши его подожгли, а при отступлении немцев – немцы взорвали. Сначала были восстановлены два его родных этажа, а потом, после исследования фундамента, решили надстроить и третий. И стоит он – по сей день. Затем был реконструирован драмтеатр, восстановлены сожжённые корпуса швейной фабрики.
▲ В июле 1943 г. вышел приказ немецкого командования о клеймении всех советских военнопленных. Раскалённое «клеймо представляет собой расширяющийся книзу открытый острый угол приблизительно в 45 градусов с длиной стороны в 1 см на левой стоне ягодицы, на расстоянии примерно в ширину ладони от заднепроходного отверстия…». В приказе также нарисован образец клейма. Нужны ли комментарии к этому страшному документу? Нет, не нужны. Звериная сущность врага на лицо.
▲ 15 июля начался второй призыв в школы фабрично-заводского обучения. В Черкесскую школу ФЗО пришло 200 ребят – будущих литейщиков, модельщиков, токарей. Вскоре они были направлены на завод «Молот», в мастерские автотранспортной конторы, в артель «Красный металлист».
▲ Информацию о самом большом танковом сражении в ходе Второй мировой войны на Курской дуге (12 июля 1943 г.) нам предъявляли, простите, необъективную. Нас уверяли, что всё началось с Курской битвы, откуда мы начали своё наступление до Берлина.В тот день у деревни Прохоровка 850 советским танкам и САУ противостояло 273 немецких танков и штурмовых орудия, в т. ч. всего 15 «тигров» («пантер» вообще не было – С.Т.). 
Появившиеся в 1943-м тяжёлые танки «Тигр», «Пантера», в 1944 – «Королевский тигр» – превосходили наш средний Т-34 и «ИС-2», но были большой редкостью. Их производство было очень дорогим, и сравниться с нашими танками по численности немецкие танки никак не могли.
Так вот, безвозвратные потери 2ТК СС Пауля Хауссера составили 5 танков. Повреждено было 38 танков и 12 штурмовых орудий. 
Танкисты же 5-й гв. ТА, под командованием П. Ротмистрова, безвозвратно потеряли 334 танка! В состав этой армии входили 5-й гв. механизированный корпус, 18ТК, 29ТК, 2ТК и 2-й гв. ТК.
После Прохоровки Сталин даже всерьёз думал о расстреле Ротмистрова за бездарно проигранный бой, так как потерянные им танки рассчитывал использовать в контрнаступлении под Харьковом. 
▲ Признавать успехи за немцами в Курской битве, в советской литературе было не принято. Впоследствии Прохоровка была объявлена грандиозной советской победой, сорвавшее немецкое наступление на Курск с юга. В действительности же Гитлер вынужден был прекратить операцию «Цитадель» из-за начавшегося в тот же день наступления советских войск на Орёл.
«Плотность минных полей достигала 4 тыс. мин на квадратную милю» – так газета «Красная Звезда» (22 04.2006) описывала подготовку советских войск к ведению оборонительных операций на Курской дуге. А ведь это чушь несусветная. Непонятно, почему в милях? И мы, и немцы пользовались километрами. 
Но не это главное. Одна сухопутная миля это 1,609 км. Одна кв. сухопутная миля – 2 588,881 кв. км. Если разделить эту цифру на количество мин (4000), то получим, что одну мину ставили на 647 кв. метров.?! Не густо. А попросту – смешно. Какой же это непроходимый за-слон?! 
Наши же потери объясняются просто: механики-водители советских танков, перед тем как идти в бой, успели наездить лишь 10 моточасов, вместо необходимых 25 моточасов. Многие механики из нового пополнения к началу битвы так и не научились, как следует водить боевые машины, в результате чего навечно полегли на поле боя. 
Такая «политика» командования Красной армии допускалась всё время и в других родах войск: в бои бросались необученные новобранцы, в самолёты – лётчики, освоившие только взлёт и посадку. 
Налёт часов у советских лётчиков перед войной был тоже крайне мал – от 4 до 15,5 часов за первые 3 месяца войны, а самолёты новых типов были слабо освоены. Так из-за недостатка горючего и опыта, наши лётчики летали не на максимально возможных, а на наиболее экономичных скоростях. Вплоть до конца войны советская авиация редко углублялась далее чем на 30 км от линии фронта и не вызывала особых опасений со стороны немцев.
Много неопытных, малограмотных людей, фальсифицирующих большинство дел о шпионаже, было и в СМЕРШ. Этот недостаток поправили переводом нескольких тысяч политработников в органы контрразведки.
▲ 12 августа Ставропольский крайком партии и крайисполком приняли постановление «О фактах политической беспечности в отношении лиц, активно сотрудничавших с немцами в период оккупации». Это постановление активизировало работу карательных органов.
▲16 августа 1943 г. в помещении кинотеатра им. Горького состоялось заседание военно-полевого суда по делу изменников Родины, совершивших злодеяния в Черкесске в период фашистской оккупации. Вход на заседание суда, которое вёл майор юстиции Мишин, был по пригласительным билетам, выдаваемым местным горкомом партии. 
17 августа на Базарной площади в 18 часов по приказу судебных органов была публично приведена в исполнение смертная казнь (через повешение) изменникам Родины Дмитрию Дзюбе и Ивану Момотову, которые служили в местной полиции. 
Сочувствия изменникам и предателям, добровольно служившим карателям, не было. Но как рассказывали старожилы, было не по себе от предстоящего зрелища. Дзюбу и Момотова привезли к месту казни в закрытом автомобиле (примерно в то место, где в 1970-е годы находилась котельная Черкесского Дворца пионеров и школьников им. Ю. Гагарина), затем провели сквозь людской коридор. Толпа молчала в оцепенении страшного ожидания.
Приговоренных изменников сначала подняли на кузов автомашины, стоящей под виселицей, затем – на табуретки. Связали сзади руки, на каждого накинули петлю. Военный зачитал приговор и приказал привести его в исполнение. Автомашина тронулась и выехала из-под виселицы. Казненные изменники закачались на веревках…
▲ Восстанавливая подробности этого эпизода из жизни Черкесска, автор как-то разговорил одного старика. «Их бы, б….., не так надо было вешать!» «А как же?» – спросил кто-то из его знакомых. «Их надо было бы повесить на крюк за ребро. Так же, как они вешали наших на допросах. Чтобы висели они и не сразу подохли…» Мнения присутствующих людей были разные. Были и такие, которые говорили, что их не за что повесили. 
Вместе с тем Бедненко Р. П. рассказывала: «Про Дзюбу люди говорили, что его зря наши повесили. Он жил на улице Международной и был партизаном отряда «За Родину». По заданию командира отряда, которого немцы расстреляли, он устроился в контору бургомистра. А когда наши пришли, Дзюба никак не мог доказать, что устроился по заданию… А вот второй повешенный – настоящая сволочь».
▲ Более 400 тыс. руб. было собрано в 1943 г. жителями станиц и аулов Черкеской АО и 500 тыс. руб. – жителями Черкесска, которые откликну-лись на призыв своего земляка лётчика ст. лейтенанта Измаила Аджиева собрать средства на строительство эскадрильи «Красная Черкесия». Вскоре самолёты боевого соединения громили гитлеровских захватчиков.
▲ В 1943 г. промышленность Черкесска дала фронту продукции на сумму 2 млн. 803 тыс. руб. Валовая продукция предприятий Черкесска в неизменных ценах 1926–1927 годов по данным 1943 года составила 2,29 млн. руб., в том числе (в тыс. руб.): 
по предприятиям республиканского подчинения: хлебозавод – 746 (дир. Толмачёв); мясокомбинат – 233 (дир. Левченко);
по предприятиям краевой промышленности: цементный завод – 8; швейная фабрика – 60; обувная фабрика – 87 (дир. Лапин); типография – 52; мастерская ВОС – 54;
по предприятиям местной промышленности: горпищепромкомбинат – 103 (дир. Глухов); облместпром – 440. 
▲ К концу 1943 г. основные предприятия Черкесска достигли до оккупационного уровня производства, а затем перекрыли его. Черкесская швейная фабрика в 1943 г. дала продукции фронту на 400, хлебокомбинат – 170, мясокомбинат – 63, горпищепромкомбинат – 559, облразнопромсоюз города, то есть промышленные артели, – 1612 тыс. руб.
▲ Для восстановления промышленных предприятий, колхозов, совхозов и культурно-бытовых учреждений, а также для оказания личной помощи рабочим и колхозникам, из отпущенных Советским правительством Ставропольскому краю денежных средств, Черкесску было выделено около 2 млн. рублей.
▲ В Черкесске в 1997 г. проживала вдова ветерана Великой Отечественной войны Екатерина Павловна Стукалова. Проводив мужа на фронт, Екатерина осталась одна с маленьким сыном. И с того самого времени не давала ей покоя мысль: «А чем я, кроме того, что работаю, могу помочь фронту?» И тут же решила: «Буду донором. Пусть моя кровь поможет выздоровлению раненых». Екатерина Павловна регулярно сдавала кровь. Уже в 1944 г. она была награждена значком «Донор СССР». И когда пришла Победа, Стукалова не перестала быть донором. Так же, как и прежде, регулярно сдавала кровь целых 35 лет. А всего сдала 112 литров. Много это или мало? Медики утверждают, что в чело-веческом организме 5 литров крови. Выходит, более 20 раз Екатерина Павловна отдала людям свою кровь без остатка. Чем не великий подвиг? Поэтому ей и присвоено звание «Почётный донор СССР».
▲ Несколько дней в начале ноября 1943-го в юго-восточной части Черкесска стояли вагоны, в которых находились выселенные в Казахстан и Киргизию жители КАО. «Двери каждого «загруженного» вагона были закрыты снаружи железной скобой. В вагоне было до 50 человек», – рассказывали очевидцы. «Вагоны были так переполнены, что людям приходилось по очереди ложиться на пол, чтобы поспать. Хотя вокруг вагонов находились офицеры и солдаты НКВД, в это время все депортируемые не получали ни пищи, ни воду.
Некоторые, находящиеся внутри вагонов люди, взяли с собой еду, но того, что не будет воды, никто не предвидел. Люди просили дать им по-есть, а чаще – попить. Изнемогая от жажды, они тянули руки через железные прутья окон. В окна вагонов многие собравшиеся женщины Черкесска передавали в окна вагонов воду и пищу…».
И всё это было в Черкесске. Решение о выселении горских народов было продиктовано обстоятельствами военного времени. Рано или поздно оно должно было принести горькие плоды. Но тогда никто об этом не думал. 
▲ 1 декабря 1943 г. Сталин прилетел в Баку из Тегерана со встречи с Рузвельтом и Черчиллем. В Баку он пересел в поезд, идущий на Москву, и проезжал в самой близости от Черкесска. В Ростове он свернул и сделал остановку в Сталинграде, где в простой шинели и фуражке без знаков отличия совершил поездку по разрушенному до основания городу, точнее, по тому, что от него осталось.
▲ К концу 1943 г. в городе действовали баня на 94 человеко-места и гостиница на 27 койко-мест. 
▲ В 1943 г. в Ставропольское Суворовское военное училище от Черкесска было направлено 13 детей, отцы которых погибли от рук немецких оккупантов.
▲ В годы войны многие девушки города в период выпадения весенних и осенних осадков проходили мимо госпиталя, который располагался в здании школы № 8, босиком, не стесняясь молодых солдат, однако жалея свою обувь. 
А когда подходили к кинотеатру им. Горького, то, помыв ноги в водо-проводной колонке, обували туфли и в них шли на занятия в учительский институт. 
▲ По состоянию на 1 января 1944 г. в Черкесске семьям военнослужащих выплачено 2,3 млн. руб. по пособиям и 276,6 тыс. руб. по пенсиям, выдано 10 тыс. единовременных ссуд.
▲ К 1 января 1944 г. в Черкесске были пущены в эксплуатацию: городская электростанция мощностью 50 киловатт-часов, с общей протяженностью линий электропередач 14,5 км; четыре промышленные установки, об-щей мощностью 113 киловатт-часов; насосная станция, которая качала городу 100 м3 кубанской воды в час, при общей протяжённости разводящей водопроводной сети около 12 км. Незадолго до прихода немцев в город в августе 1942 г. директор городской электростанции Леппе получил приказ об её уничтожении. 
Весной 1943 г., когда его снова назначили директором электростанции, ему в третий раз за свою жизнь пришлось восстанавливать энергетическое хозяйство Черкесска. Под его руководством по крохам собирались и восстанавливались дизели и генераторы, электрические сети. И лампочки вновь осветили центральные улицы города. 
▲ В ночь на Новый 1944 г. жители Черкесска, как и вся страна, по Все-союзному радио впервые услышали новый Гимн Советского Союза – «Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки Великая Русь...» на слова С. В. Михалкова, 30-летнего майора, в будущем известного детского поэта и писателя-сатирика, создателя сатирических кинофильмов «Фитиль» и 42-летнего капитана Г. Н. Эль-Регистана (псевдоним Габриэля Урекляна, 1900-1945), журналиста и путешественника, автора сценария первого советского приключенческого фильма «Джульбарс». 
▲ В начале 1944 г. в Черкесске уже действовали педучилище, учительский институт, ремесленное училище, медицинская школа, три детских сада, библиотека, музей, кинотеатр, драмтеатр. 
Восстановили свои функции детские ясли, аптека, зубопротезный кабинет, больница, родильный дом, городская поликлиника, детская поликлиника, детская консультация, туберкулёзный диспансер, венерологический диспансер, эпидстанция, малярийная станция, ветлечебница.
▲ 20 апреля 1944 г. около 60 юношей и девушек из Черкесска были вызваны по повестке в военкомат. А через некоторое время они уже принимали участие в восстановлении разрушенного войной Сталинграда. Среди них была и юная Вера Тарановская. Свою медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» Вера Михайловна Лотовина получила только в феврале 1994 г.
▲ 1 августа 1944 г. Сталин направил военкому Черкесской области полковнику интендантской службы Арновскому, начальнику политотдела капитану Стаценко и председателю женсовета Лагуновой телеграмму с благодарностью офицерскому и вольно-наёмному составу военкоматов и семьям офицеров-фронтовиков Черкесской АО, собравшим 20 тыс. 273 руб. деньгами и 86 тыс. 770 руб. облигациями Госзаймов в Фонд обороны Союза ССР.
▲ В сентябре 1944 г. в газете «Красная Черкессия» секретарь Черкесского ГК ВКП (б) Л. Емельянов сообщал, что «на восстановительных работах по школе № 1 и драмтеатру трудящиеся города за последнее время отработали около 2400 человеко-часов». «Горком своим транспортом доставил на объекты 4 тыс. кирпичей и свыше 5 тонн камня». «...особенно плохо помогают восстановлению школы и театра руководители промысловых артелей, входящих в ситему Нацпромсоюза. Эти артели имеют свой транспорт, которым они обязаны вывезти 32 куб. м песка и 11 тонн извести».
▲ С 10 октября 1944 г. по инициативе горкома партии в Черкесске про-водился месячник по оказанию помощи семьям фронтовиков в подготовке к зиме. Месячник был продлён до 5 декабря. Это решение нашло горячую поддержку среди рабочих, служащих и домохозяек Черкесска. Рабочие и служащие обувной фабрики отчислили двухдневный заработок и изготовили 150 пар женской и школьной обуви. Рабочие и служащие обллесхоза отчислили трёхдневный заработок и собрали три центнера картофеля. Члены промысловой артели «Красный партизан» семьям павших воинов отчислили пятидневный заработок. В ходе месячника было выявлено и взято на учёт дополнительно 420 семей. 
В результате работы, проведённой населением города, семьям фронтовиков было собрано и выдано 39 тыс. руб., 117 возов сена для скота, 410 кг кукурузы, 43 тн картофеля, 3 тн капусты, 6,6 тн огурцов, 4 тн помидор, 9 тн столовой свеклы, 59 кг масла, 414 кг соли, 31 поросёнок, 77 кг муки, 86 вещей зимней одежды, 5 меховых полушубков, 42 костюма, 56 гимнастёрок, 22 платья, 67 матрацев и другое, отремонтированы 323 пары обуви, 735 семьям была оказана помощь в предоставлении транспорта для вывоза урожая с поля. Большую работу в этом месячнике провела зам. председателя исполкома Черкесского горсовета М. Р. Оганезова.
▲ В конце октября в Черкесске некоторых несовершеннолетних пар-ней призвали в ряды Красной армии. Это был последний военный призыв по постановлению Государственного Комитета Обороны от 26 октября 1944 года «О призыве на военную службу призывников 1927 года рождения», подписанному Сталиным. В их числе 2034 тыс. призывников был ст. сержант запаса А. Криво-ручко, И. Шаталов, А. Дмитриенко, П. Астахов, А. Супрунов, А. Буланчиков и другие. Призывникам пришлось служить дольше всех, полных 7 лет, без отпуска, в условиях напряжённой обстановки, в разгар «холодной войны». Демобилизовали их только в 1951 г.
▲ 29 октября 1944 г. секретарь Ставропольского КК ВКП (б) П. М. Копейкин вручил первой группе лиц (27 чел.), награждённых по Черкесской АО, медаль «За оборону Кавказа». Среди награждённых были секретари обкома ВКП (б) П. Дзарагазов, Хлопков, Матросов, Калита, председатель облисполкома М. Дорохов, секретарь обкома комсомола Завалишин и др.
▲ На ноябрьские праздники 1944 г. в Черкесском звуковом кинотеатре им. М. Горького по пять сеансов в день, в том числе два сеанса – для детей, демонстрировались кинофильмы «Человек с ружьём» и «Зоя».
▲ 7 ноября 1944 г., впервые после оккупации города, в Черкесске был открыт областной краеведческий музей, который располагался в то время адресу: ул. Ленина, 34. Этому способствовала большая работа, которую провели директор музея А. Е. Дайворадова и сотрудница Чиж.
▲ С 22 по 24 ноября 1944 г. в драмтеатре Черкесска заседал Военный трибунал Пятигорского гарнизона, который приговорил бывшего начальника уголовного отдела полиции г. Черкесска С. С. Пушкарёва к высшей мере наказания – расстрелу, а укрывавших его жителей М. К. Зеленского и З. А. Галаеву – к 10 годам тюремного за-ключения. 
▲ 2 декабря 1944 г. в газете «Красная Черкессия» была опубликована телеграмма следующего содержания: «Черкесск, Ставропольского края. Черкесскому райвоенкому капитану Зиздок, начальнику 2-й части ст. лейтенанту административной службы Стасевскому. Передайте призывникам Черкесского райвоенкомата, собравшим 10504 руб. в фонд обороны Союза ССР, мой боевой привет и благодарность Красной Армии. И. Сталин».
▲ Муталиб Адамович Шебзухов (1921-2006) – инвалид Великой Отечественной, человек, чья жизнь являлась подвигом и примером для подражания.      С этим человеком, проживающим в соседнем подъезде 9-этажки (Красноармейская, 57), автору посчастливилось встречаться часто и узнать интересные факты из его жизни.
После окончания в 1938 г. десяти классов СШ № 11 г. Черкесска Муталиб работал в Икон-Халкском (ныне Адыге-Хабльском) райкоме ВЛКСМ, где прошёл путь от зав. отделом до первого секретаря райкома ВЛКСМ. В октябре 1940 г. он был признан на действительную службу в Красную армию. Опытного комсомольского вожака назначили на должность зам. политрука 2-го эскадрона 11-го Саратовского полка 5-й Ставропольской кавалерийской дивизии им. Блинова.
Война застала Шебзухова на западной границе – в приграничном селе Лехо, расположенном на р. Прут напротив румынского города Яссы. В 5 часов утра 22 июня 1941 г. дивизия вступила в первый бой с прорвавшимся через границу противником. Орден Красного Знамени, которого Шебзухов был удостоен 12 ноября 1941 г., все оставшиеся дни жизни напоминал ему об этих тяжёлых боях. 
Потом была оборона Москвы (медаль «За оборону Москвы»), тяжёлое ранение, лечение в г. Сочи, и снова фронт, но уже в составе 2-й гвардейской СД 37-й армии. Осенью 1942 г. в боях за селение Кизбурун-1, находящееся в Кабардино-Балкарии, политруку роты, ст лейтенанту Шебзухову осколком выбило правый глаз. И снова госпиталь, но уже в г. Баку. 
Когда Закавказский фронт готовился к освобождению Северного Кавказа, из офицерского запасного полка набирали добровольцев в ударную бригаду, формировавшуюся для этой цели. В неё записался и Шебзухов, но когда узнали, что он не годен к строевой службе (глазной протез никак не спрячешь), его возвратили в запасной полк и посадили под домашний арест сроком на 15 суток за сокрытие своей непригод-ности к службе.
В 20-х числах января 1943 г. демобилизованный из армии М. Шебзухов, был уже в освобождённом от немецких захватчиков Черкесске. Обком партии вновь направил его в Икон-Халкский район, но на этот раз на должность председателя райисполкома.
22 февраля 1945 г. в Икон-Халкский район Черкесской АО на имя секретаря райкома ВКП (б) У. Нахушева и заведующего военным отделом комитета М. Шебзухова поступила телеграмма И. В. Сталина, в которой Верховный Главнокомандующий благодарил трудящихся района за сбор 243 тыс. руб. на строительство эскадрильи бомбардировщиков «Красная Черкесия». 
Тот, кто лично испытал все тяготы военной разрухи, кто на своих плечах перенёс восстановление народного хозяйства, поймёт, каких тру-дов стоила простым крестьянам эта помощь фронту. А телеграмму в Москву на имя Сталина отправлял лично Шебзухов.
В 1951 г., после окончания Ставропольской партийной школы, Муталиб Адамович работал секретарём Икон-Халкского, затем Кувинского райкомов партии, возглавлял в разное время и Советы депутатов трудящихся этих районов. С 1957 г. он был председателем Хабезского районного исполнительного комитета. За большой вклад в развитие этого района был награждён орденом Трудового Красного Знамени. 
Когда в г. Черкесске Шебзухов возглавлял РСУ, его подчинённые за счёт сверхплановых прибылей построили на площади им. Кирова здание городского дома культуры, а когда был начальником ДСУ № 2 Ставропольского краевого дорожного управления – проложили к труднодоступным высокогорным пастбищам Карачаево-Черкесии более 150 км дорог. Немало труда он вложил в строительство птицефабрики «Заря», агрофирмы «Союз-совхоз «Юбилейный» и других объектов в г. Черкесске. В 84 года он, кавалер пяти орденов и 15 медалей, возглавлял республиканский фонд помощи ветеранам войны, труда и правоохранительных органов.
▲ Черкесск был родным городом для многих тысяч людей с Украины, Белоруссии, Ленинграда, Крыма и других мест. В 1944 г. в Черкесске проживали 4234 семьи военнослужащих, в том числе: генеральского состава – 1, офицерского состава – 625, семей Героев Советского Союза – 4, сержантского и рядового состава – 3604, партизан Отечественной войны – 24, а также 65 детей-сирот, у которых война отняла всех близких, и 103 престарелых родственника военнослужащих. В течение года семьям военнослужащих были выданы 900 метров мануфактуры, 1539 швейных и трикотажных изделий, 38 наименований тёплой одежды, 501 пара кожаной обуви, 365 пар валеной обуви и калош, подвезено 354 тонны топлива, отремонтировано 99 и предоставлена 191 квартира. 
Кроме этого 3950 семьям было предоставлено 430 гектар земли под огороды, 2114 семьям предоставлены льготы по налогам на сумму 365,6 тыс. рублейНаиболее нуждающимся 466 семьям выдана единовременная денежная помощь на сумму 144,6 тыс. руб. Более 1500 человек получали пособие, 362 – пенсию, 328 – по аттестату в военкомате, 350 детей фронтовиков были обеспечены детским садом, 40 – жили в интернате, 22 – в детском доме, 3234 семьи были трудоустроены.
▲ В 1943-1945 гг. инвалидам Великой Отечественной войны, прожива-ющим в г. Черкесске, было безвозмездно выдано 658 тн продуктов, 960 овец, коз и поросят, 858 телят и другое. 
▲ По итогам работы в 1944 г., на областную Доску Почёта были занесе-ны следующие предприятия Черкесска, выполнившие и перевыполнившие свои производственные задания: хлебокомбинат (дир. Толмачев), горпищепром (дир. Глухов), мясокомбинат (дир. Левченко, Корягин), завод «Молот» (дир. Дрокин), обувная фабрика (дир. Лапин), горпищепромкомбинат (дир. Юшин, Головко), швейная фабрика (дир. Ипатова), «АВТОТРАНС» (дир. Рязанцев), облмельуправление (дир. Чумак), мастерская ВОС (предс. Корчагин), гостипография (дир. Бежанов), обллесхоз (дир. Воропинов), Черкесская МТС (дир. Стадниченко), артель «Совбыт» (предс. Цахилов), артель «Красный метал-лист» (предс. Щербатенко). 
▲ 11 марта 1945 г. в Черкесск пришла телеграмма следующего содержания: «Черкесск, директору Кавказского мясомолочного совхоза № 30 тов. Ласкову, секретарю парторганизации тов. Зотову, председателю рабочкома тов. Гущиной. Прошу передать работницам, рабочим, служащим и специалистам Кавказского мясомолочного совхоза № 30, собравшим 300 пудов зерна и 400 пудов картофеля в фонд Красной Армии и 23,19 тыс. руб. на строительство авиаэскадрильи «Красная Черкесия», мой братский привет и благодарность Красной Армии. Верховный Главнокомандующий И. Сталин » 
▲ Всё, что волновало страну, касалось и несовершеннолетних граждан города Черкесска – девяти, восьми и пяти лет от роду. Они пели хором военные песни – с особенным удовольствием «Мою Москву», «Огонёк», «Я уходил тогда в поход», «Синенький скромный платочек». Учили друг друга разбираться в званиях, наградах, военной технике. Гибель в феврале 1945-го командующего 3-м Белорусским фронтом генерала армии Черняховского была их личным горем – они вырезали из газеты его портрет и вешали на стену.
Ещё шла война. Ещё воевали и умирали на фронтах солдаты. И среди них жители Черкесска. Но своим мужеством и беспредельным героизмом они приближали тот ясный майский день. Дыхание близкой победы слышалось и в ликующем голосе московского диктора Левитана, и в радостных, полных оптимизма сводках Совинформбюро. 
После боёв за Варшаву войска, развивая успешное наступление, стреми-тельно продвигались вперёд мимо старых распятий, высившихся по сторо-нам дороги, и деревянных щитов с плакатом, изображавшим бойца, присевшего перемотать обмотки: «Дойдём до Берлина!».
Отборные немецкие части яростно контратаковали советские войска, пы-таясь прорваться на Запад. Они рассчитывали сдаться в плен нашим союзникам и надеялись уйти от справедливого возмездия. Поэтому с врагом надо было кончать быстро и решительно. 
▲ Берлин надо было штурмовать. Несмотря на то, что авиацией США и Великобритании он был превращён в развалины, окружён со всех сторон кольцом советских войск. Несмотря на то, что в Берлине не работали коммуникации, был голод. Ждать, когда он сам бы сдался, сам бы вывесил белые флаги, нельзя. 
Всё дело было в лаврах. Кто первым возьмёт Берлин – тот и победитель Войны. Победитель диктовал всем остальным свои условия мира, послевоенный передел Европы – это знали и американцы, и англичане, и русские. Поэтому мы и спешили первыми взять Берлин, а не позволить сделать это союзникам. Не возьми Жуков во время Берлин, мы бы поимели ещё и стратегический проигрыш. Вот тут бы наши союзнички не растерялись. Пройдя по «зелёному коридору», они бы вмиг перераспределили послевоенное устройство мира в свою пользу. И мы оказались бы в том положении как тот старик у разбитого корыта. И это после того, что прошагали пол-Европы. Не обидно было бы?
Кстати, процент потерь при взятии Берлина (4,1 % безвозвратных) был всё равно намного ниже, чем при боях за город Будапешт (11,1 %). Но товарищи историки об этом почему-то «забывают».
▲ Руководители СССР и командование Красной армии считали, что овладеть Рейхстагом в Берлине, водрузить на его куполе Красное знамя – это значит оповестить мир о победе над нацистской Германией и Гитлером. 
Чтобы установить на Рейхстаге знамя, Военный Совет 3-й Ударной Армии утвердил 9 специальных знамен (по числу дивизий армии), изготовленных по стандарту Государственного флага СССР. 
▲ В десятом томе книги «История Второй мировой войны. 1939-1945) (М, Воениздат МО СССР, 1979, с. 341), сообщается:«Рано утром 1 мая на фронте Рейхстага, у скульптурной группы, уже развевалось Красное знамя, вручённое командиру 150-й стрелковой дивизии Военным советом 3-й ударной армии (1-го Белорусского фонта – С.Т.). Его водрузили разведчики 756-го стрелкового полка 150-й стрелковой дивизии М. А. Егоров (1923-1975) и М. В. Кантария (1920-1993) во главе с заместителем командира батальона по политической части лейтенантом А. П. Берестом при поддержке автоматчиков роты И. Я. Сьянова. Это знамя символически воплотило в себе все знамёна и флаги, которые в ходе самых ожесточённых боёв были водружены группами капитана В. Н. Макова, лейтенанта Р. Кокарбаева, майора М. М. Бондаря и многими другими воинами. От главного входа Рейхстага и до крыши их героический путь был отмечен красными знамёнами, флагами и флажками, как бы слившимися теперь в единое Знамя Победы».
▲ Немногие знают, что после того как Знамя Победы стало реять на фронтоне здания, бои в Рейхстаге шли ещё две ночи и день, а полное овладение Рейхстагом произошло только в 7.00 2 мая, с капитуляцией вражеского гарнизона, предварительные переговоры с которым ночью вёл переодетый в форму полковника лейтенант Алексей Берест. 
Уже в мирной обстановке, во второй половине дня 2 мая, по приказу ко-мандира 79-го СК Перевёрткина и под руководством командира 756-го СП Зинченко, замполит Берест, разведчики Егоров и Кантария перенесли Знамя Победы на самый верх купола Рейхстага.
На подступах к Рейхстагу, и в самом Рейхстаге мы потеряли 63 человека убитыми и 398 ранеными. У немцев убито и ранено до 2500 солдат и офицеров, захвачено 2604 пленных (в том числе 2 генерала). 
▲ Верховное Главнокомандование нацеливало наши войска на взятие Рейхстага, полагая, что там находится Гитлер и его ближайшие помощни-ки. Но Гитлера в здании Рейхстага не было. Но нам не всегда удавалось разгадать действительные замыслы противника, как и противнику часто не удавалось разгадать замыслы нашего Верховного Главнокомандования. Но на этот раз гитлеровцам удалось дезориентировать наше командование о действительном местонахождении фюрера и его ставки.
▲ Для немцев в Берлине главным был не Рейхстаг, а Имперская канцелярия или Рейхсканцелярия, здание которой стояло на Вильгельмштрассе и где, на самом деле, находился Гитлер. Перед Бранденбургскими воротами, сюда, в дни нацистских празднеств, сворачивали налево с Унтер-ден-Линден марширующие колонны, чтобы с факелами пронести свою готовность на всё под балконом фюрера. Отсюда Гитлер отдал приказ приступить к осуществлению плана «Барбаросса». Позже отдавал гибельные для немецкого народа приказы.
Во время Второй мировой войны помещения Рейхсканцелярии использовались для проведения заседаний штаба. Здесь же размещались и личные апартаменты Гитлера площадью более 400 кв. метров.
Неподалеку, на Вильгельмштрассе находился также комплекс правительственных зданий, от которых сейчас почти ничего не осталось. Здесь стояло здание МИД Германии, резиденции Рейхспрезидента, министерства транспорта, министерства авиации (Luftwaffe), а ещё дальше, уже на углу Принц-Альбрехтштрассе – Главное управление безопасности (РСХА).
Количество своих войск немцы распределили с учетом значимости двух объектов: Рейхстага и Рейхсканцелярии. Весь гарнизон Берлина, эсэсовские полки, войска, отступившие с Одера, из Кюстрина, снятые с Эльбы, были стянуты в район Вильгельмштрассе, чтобы оборонять штаб и стоять насмерть у стен «канцелярии фюрера».
▲ Рейхсканцелярия (нем. Reichskanzlei) — традиционное название ве-домства рейхсканцлера Германии с 1871 по 1945 год. Она располагалась на Вильгельмштрассе, 77 и, по настоянию Бисмарка, с 1871 г. обосновалась в бывшем дворце князя Антона Радзивилла. Это учреждение, прежде всего, отвечало за связь рейхсканцлера с империей и государственным аппаратом.
▲ В 1920-е гг. к зданию была сооружена пристройка, в 1934-1935 гг. – проведена реконструкция, созданы новые жилые и служебные помещения для Гитлера. В 1938 г. фюрер поручил своему фавориту архитектору Альберту Шпееру спроектировать новое здание Рейхсканцелярии. По замыслу Гитлера, постройка должна была отражать господство национал-социализма и поражать своими размерами (длина 441 м). Новое здание Рейхсканцелярии, расположенное на углу Фосс-штрассе и Вильгельмштрассе рядом со старым, построили всего за 12 месяцев и 8 января 1939 г. оно было готово. Рейхсканцелярия фюрера и рейхсканцлера стала главной резиденцией Гитлера и Геббельса. Рядом был оборудован сад с небольшим стадионом, куда вход простым смертным воспрещался. 
В 1943 г. в саду Рейхсканцелярии для Гитлера был сооружён подземный бункер. Он состоял из двух частей разного времени постройки: Vorbunker, который был построен первым и замаскирован небольшим зданием над ним, стоящим на задах Старой Рейхсканцелярии. Потом был достроен второй, более глубокий бункер, с более мощными конструкциями, которому дали название Führerbunker. Вот там и базировался Гитлер последние две недели существования Третьего Рейха, там шли и все оперативные совещания. В нём было более 50 комнат (в основном клетушек), находился мощный узел связи, кухня, запасы продовольствия. 
▲ 1 мая в Берлине было пасмурным. В ответ на полученный через парламентёра отказ Геббельса и Бормана безоговорочно капитулировать, в 18.30 по московскому времени полки 301-й СД генерал-майора В. С. Антонова и 248-й СД генерал-майора Н. З. Галая 9-го СК (командир – генерал-лейтенант И. П. Рослый) 5-й Ударной Армии поднялись на последний штурм объекта № 106 – серого трёхэтажного здания, на фасаде которого размещался громадный орёл со свастикой. Под таким кодовым номером на наших картах именовалась Имперская канцелярия. Было поставлена задача – последняя задача войны: захватить Гитлера, найти его, не живого, так мёртвого
Штурмовые отряды прорвали последнее заградительное кольцо и ворвались в Имперскую канцелярию утром 2 мая. Но Гитлера там не было. 30 апреля 1945 года в 15 часов 50 минут Гитлер и Ева покончили жизнь самоубийством, а их трупы были сожжены примерно в 3 метрах от выхода из бункера. Базировавшийся в первом бункере с семьей Геббельс, вместе с женой Магдой умертвил своих 6 детей, а потом они совершили самоубийство уже наверху, в саду Рейхсканцелярии, чтобы не тащили тела наверх.
▲ Каждый этаж Рейхсканцелярии обороняли отборные подразделения эсэсовцев, которые стреляли из-за каждого угла, из-за колонн. Бой шёл за лестницу, больше того – за ступеньку на ней, за каждый метр. Этот бой стоил жизни многим советским бойцам.
На рассвете 2 мая наша землячка, ст. инструктор политотдела и секретарь партийной комиссии 9-го СК, 40-летняя майор Анна Владимировна Никулина, действуя в составе одной из штурмовых групп 2-го СБ (комбат майор Ф. К. Шаповалов), в результате хорошо организованного взаимодействия с воинами 1-го СБ (комбат капитан И. Давыдов) и 3-го СБ этого же полка (комбат майор И. 3. Михайлов) 1050-го СП пробралась через пролом в крыше наверх Имперской канцелярии. 
Здесь она, вместе с бойцами штурмовой группы 1050-го СП ефрейто-ром Васильевым и связистом Петренко прикрепила обрезком теле-фонного провода к металлическому шпилю резиденции Гитлера – Имперской канцелярии красное полотнище, спрятанное до времени под курткой. 
▲ В своей книге «Воспоминания и размышления» (М, 1971, с. 635) советский полководец, четырежды Герой Советского Союза, Маршал Советского Союза Г. К. Жуков с гордостью отмечал смелые действия А. В. Никулиной в здании Имперской канцелярии: 
«Вечером 1 мая 301-я и 248-я СД 5-й Ударной Армии вели последний бой за Имперскую канцелярию. Схватка на подступах и внутри этого здания носила особо ожесточённый характер. В этих боях предельно смело действовала инструктор политотдела 9-го СК майор Анна Владимировна Никулина. При её непосредственном участии было водружено Красное знамя над Имперской канцелярией». 
▲ В учебном пособии для 10–11 классов общеобразовательных учреждений «Народы Карачаево-Черкесии: история и культура» (Ч., 1998, с.542) с.) к. и. н. М. Ф. Куракеева (ныне Титоренко) на с. 156 сообщала, что «Никулина Анна Владимировна закончила свой боевой путь в Берлине, водрузив знамя над Рейхстагом» (выделено С.Т.).
▲ Единственная женщина, шедшая в одном строю с солдатами на штурм резиденции Гитлера и водрузившая на этом здании алое победное Знамя А. Н. Никулина была награждена орденом Красного Знамени.
Несмотря на неоднократные просьбы её однополчан, звания Героя Советского Союза она не была удостоена ни при жизни, ни после смерти, 
▲ По приказанию командира 1050-го СП гв. п/полковника И. И. Гумерова со здания был снят и герб фашистской Германии – орел, державший в когтях круг со свастикой. Хотя он был прикреплен к фронтону могучими винтами, бойцы вместе с парторгом батальона лейтенантом Егоренковым выполнили эту задачу. Поверженное чудовище вскоре распласталось на мостовой. Потом герб был отправлен как трофей в Москву. И хранился в Центральном музее Вооруженных сил СССР.
▲ Бои не прекращались всю ночь, но уже с ночи во многих районах Берлина началась массовая сдача в плен – сдавались целыми соединениями. 2 мая, вывесив белые флаги, Берлин капитулировал. 134 тыс. немецких вояк вылезли с поднятыми вверх руками из своих убежищ и оборонительных пунктов. История отсчитывала последние часы Третьего рейха...
Красноармейцы и пушки, и машины – всё было на местах. Всё оста-лось как прежде. И вместе с тем всё внезапно стало другим. Пушки – не стреляли больше, солдаты – не шли в атаку. Долгожданный мир пришёл на землю. И не только те далёкие бои на перевалах Кавказа и берегах Волги, но и совсем ещё близкие бои за Берлин, Рейхстаг и Рейхсканцелярию, теперь становились Историей.
▲ Три года Рейхсканцелярия стояла в руинах. «Под ноль» здание окончательно снесено немцами в 1960-е гг. Большие светлые камни здания по приказу Сталина были использованы при строительстве мемориала советским воинам в Трептов-Парке и на Тиргартене, у Бранденбургских ворот, для ремонта повреждённой во время войны станции берлинского U-Bahn «Моренштрассе» и станций Московского метрополитена.
30 лет это место было пустырем, «мертвой зоной» близ берлинской Стены. И только в 1990-е восточные немцы построили по Вильгельмштрассе целый квартал жилых домов. На месте входа в Рейхсканцелярию теперь стоит здание детского сада.
▲ Анна Владимировна Никулина родилась 22 декабря 1904 г. в ст. Кардоникской Баталпашинского отдела, но с детских лет проживала в станице Баталпашинской. Об отце Анны, Владимире Степановиче Нику-лине, потомственном хлеборобе Ставропольской губернии, имевшем начальное образование, в станице говорили как о человеке недюжинной физической силы и прекрасном рабочем-кожевеннике, занимавшемся выделкой кож. 
На стройной красавице-украинке из Полтавской губернии Наталье Степановне, отец Анны – Владимир Степанович, женился, будучи вдов-цом, и был старше её на 12 лет. С косой ниже пояса, жена прекрасно пела русские и украинские песни, была не только классной плясуньей, но и замечательной домохозяйкой, воспитательницей детей. Вместе с женой Владимир растил трёх дочерей, из которых Анна была старшей, и двух сынов.
Потом семья переехала в главную станицу Баталпашинского отдела. С детства Анна росла трудолюбивой, бойкой девушкой. Нередко с отцом ходила на охоту, что поднимало её авторитет в глазах у сверстников, и, даже, принимала участие в кулачных боях. Мать не одобряла ребячьи проделки дочери, а отец лишь улыбался и подбадривал её. В 1915 г. малограмотная Анна с отличием закончила Баталпашинское двухклассное женское общественное училище. 
В 1918 г., во время налёта банды Шкуро на станицу Баталпашинскую, на Ярморочной площади белогвардейцы повесили отца Анны – первого председателя Комитета бедноты станицы. В 1919 г. Анна получила задание убить Шкуро во время его посещения Николаевского храма в Баталпашинской. Но покушение не удалось, так как Анна не решилась стрелять – вокруг было много народу.
После восстановления Советской власти, Анна оказалась в числе первых активистов комсомольской ячейки станицы Баталпашинской. Посещала кружки ликбеза и политграмоты, слушала лекции, которые читали то комиссары временно расквартированных красноармейских частей, то местные политработниками и чекисты в интервалах между схватками с БЕЛЫМИ, ЗЕЛЁНЫМИ и другими бандами.
В 16 лет Анна вступила в ЧОН, в 17 лет стала секретарём Баталпашинского райкома комсомола, в 19 лет чуть не умерла от брюшного тифа. В 1924 году Анна стала членом ленинской партии. 
После учёбы в Саратовском коммунистическом университете она вы-шла в Хвалынске замуж за секретаря уездного комитета комсомола Николая Виноградова. В 1926 г., по месту работы мужа, Анна переехала в Кабардино-Балкарию, где работала зав. информационным отделом обкома партии и преподавателем в партийной школе. 
В 1928 г. по решению ЦК ВКП (б) она получила направление на учёбу в Ростовский н/Д политехникум, где обучалась на механическом факультете. Когда в 1931 г., в горах Кабардино-Балкарии, кулаки зверски убили секретаря Балкарского окружкома партии Николая Виноградова, Анна духом не упала – сама воспитывала сына Владимира и дочь Лилию. После окончания в 1932 г. техникума, Анна стала первой женщиной на Северном Кавказе, водившей паровозы.
С 1933 г. А. Никулина заведовала ОНО в г. Сочи, с 1936 г. – работа-ла в Краснодарском обкоме партии, одновременно, с 1938 г., училась в Ленинградской академии водного транспорта. После сдачи экзаменов за третий курс академии грянула война, которая застала Никулину в Киеве. 
По возвращению в Краснодар, Анна получила назначение на должность управляющего трестом «Росглавмолоко», где проработала менее месяца. Почти с первых дней войны коммунист Никулина надела шинель. 
В августе 1941 г. она была вызвана в военкомат г. Краснодара и призвана в ряды Красной армии. Её, ст. политрука (капитана), назначили военным комиссаром Сочинского эвакогоспиталя ЭГ-2169. Оставив детей на попечение сестры Вари, Анна отправилась к месту назначения. Оба старших брата Анны Владимировны – Иван и Александр – в прошлом красные конники – также ушли на фронт добровольцами и вскоре погибли. И Никулина рвётся в боевые части, туда, где решается исход войны, решив мстить за смерть погибших братьев.
После окончания в 1942 г. ускоренного (четырёхмесячного) курса Ростовского н/Д военно-политического училища, ст. политрука (капитана) Никулину назначают старшиной роты, сформированной из бывших фронтовиков, прибывших из госпиталей. С этой должностью она успешно справилась. 
Потом её рекомендовали комиссаром батальона и, даже, отдельной части. Но в ноябре 1942 г. Анна Никулина неожиданно получила назначение на должность ст. инструктора по агитационно-пропагандистской работе в политотдел 9-го СК. Сражаясь на Кавказе, он понёс большие потери, и теперь находился на пополнении. Никулина постоянно была на передовой, вместе с солдатами отбивала атаки врага, заботилась о раненых.
За смелость, проявленную во время оборонительных боёв у Моздо-ка, в январе 1943 г. Никулина была удостоена первой боевой награды – медали «За отвагу». Весной 1943 г. молва о храбрости капитана Никулиной прошла по всему фронту. 30 апреля 1943 г. в статье «Отважная душа» о ней писала газета «Правда».День за днём, километр за километром вместе с друзьями-однополчанами, политрук Никулина осваивала географию военных дорог. Северный Кавказ, Ставрополье, Кубань, Донбасс, Запорожье, форсирование Днепра и Одера, участие в разгроме Ясско-Кишинёвской группировки противника, освобождение Польши, наконец, Берлин... 
▲ Кавалер трёх орденов Отечественной войны I и II ст., Красного Знамени, Красной Звезды и 11 боевых медалей («За оборону Кавказа», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и др.), А. В. Никулина, демобилизовавшись в декабре 1945 г., возвратилась в родные края. 4 года возглавляла в Пятигорске трест «Маслопром», заведовала отделом Пятигорского ГК ВКП (б), была секретарём Ессентукского горкома партии, работала зам. председателя Минераловодского райисполкома. Она вырастила детей, дала им образование. 
С 1961 г. А. В. Никулина – персональный пенсионер. Она переезжает в Москву к младшей сестре Варе, тоже фронтовичке, и живёт в столице. Здесь она была секретарём партийной организации крупного жилищного кооператива, активистом комитета ветеранов Великой Отечественной войны и Московского комитета советских женщин, вела большую работу по патриотическому воспитанию молодёжи. 
Неоднократно бывала в Черкесске, поддерживала тесные связи с клубом «Искатель» Черкесского дворца пионеров и школьников имени Ю. Гагарина.Её имя носят музеи, школы и улицы многих городов России, в том числе и Москвы (кроме Черкесска – С.Т.), жилой район в Германии. В 1990-е годы различными организациями А. В. Никулина несколько раз представлялась к званию «Герой России», но чиновники в Правительстве пока ещё не ощутили весомость совершённого ею подвига. Если Рейхстаг – своего рода символ Германии, то Рейхсканцелярия – штаб и мозг Третьего рейха.
Умерла Анна Владимировна в 1992 г. в Москве.
▲ О штурме Имперской канцелярии майор запаса А. В. Никулина опубликовала свои воспоминания в книге «Победа» (М., ДОСААФ, 1975) и в книге «Пламя в ночи». 
▲ 24 июня 1945 г., в числе немногих женщин, майор А. В. Никулина была участницей парада Победы в Москве. В составе 9-го стрелкового Бранденбургского Краснознаменного ордена Суворова корпуса она, чеканя шаг, прошагала по брусчатке мимо мавзолея, где стоял Сталин, полководцы, члены правительства. В этот день на Красной площади её ждала ещё одна радость. После длительной разлуки, она неожиданно встретила сына Владимира (он носил фамилию мужа – Виноградов), тоже участника парада (в составе моряков-курсантов). В 1942 г., в разгар войны, 14-летним мальчуганом он ушёл из Черкесска. Рискуя жизнью, сумел перейти линию фронта и пробраться в расположение войск Красной армии. 
▲ Муж Вари, младшей сестры Анны Никулиной – Александр Иванович Амирагов, один из первых комсомольцев-чоновцев ст. Баталпашинской. С 16-летнего возраста работал наборщиком в частной типографии местного богатея Кочко. В 1941 г. оборонял Москву. Став кадровым офицером, Амирагов в годы войны служил нач. политотдела 4-й гв. Мозырьской кавдивизии, входящей в корпус генерала Доватора. 
В феврале 1945 г. гв. полковник Амирагов был смертельно ранен при переправе через р. Одер. Похоронен в Варшаве на братском кладбище, в могиле под пятизначным номером. Варвара Владимировна (она проживала в Москве) передала в дар Карачаево-Черкесскому областному краеведческому музею довоенные и фронтовые фотографии мужа, а также фронтовой башлык, именные часы, которыми в 1942 г. ст. батальонный комиссар Амирагов был награждён командованием за боевые отличия.
▲ А затем наступил и он, первый солдатский отдых. Напряжение и усталость были так велики, что все валились с ног. 10 дней, не прекращаясь ни днём, ни ночью, шли бои. 10 дней и ночей никто не спал. И к полудню, 2 мая, когда Берлин пал, стало тихо, – все заснули. И солдаты, и командиры. Тут же, возле Рейхстага и Рейхсканцелярии, на древних улицах Берлина. Спали – вповалку. Привалившись к уцелевшим стенам домов, спали прямо на асфальте, спали на изрытых снарядами тротуарах. Спали грязные. Пропахшие дымом и копотью. Измазанные мелом и осыпанные известковой пылью. Голова к голове. Весь день!
И среди них были жители Черкесска... Николай Балабахин, Зинаида Борисенко, Анфия Василенко, Софья Гуминская, Дмитрий Марамзин, Рамазан Муков, Магомет Найманов, Анна Никулина, Леонид Остапенко, Василий Поплавский, Давлет Псху, Татлустан Марчануков, Михаил Шакунов и многие другие. 
Они прекрасно знали, что война, в общем-то, закончена. Что с минуты на минуту объявят о капитуляции Германии. Но они штурмовали объекты № 105 (Рейхстаг) и № 106 (Рейхсканцелярия), другие объекты и здания, в которых засели гитлеровцы. Они врывались на этажах в неизвестные комнаты и кабинеты. Стреляли наугад из автомата или пистолета. Швыряли гранату, другую. Залегали под кинжальным огнем. Бывало, схватывались врукопашную. Видели, как рядом падают убитыми и ранеными боевые товарищи, которые прошли всю войну…
Это был настоящий подвиг. И они его свершили!
▲ 8 мая, в 20 часов, когда вся страна слушала сводки Совинформбюро, на весь СССР было передано объявление – сегодня центральные радио-станции будут работать не до 12 часов ночи, а до четырёх часов утра. 
Вскоре весь мир узнал о Победе, о том, что Германский нацизм повержен. 
▲ 1416 дней и ночей, 20 часов и 43 минуты прошло с утра 1941 г., когда гитлеровская Германия вероломно напала на Советский Союз, до подписания окончательного Акта о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии (предварительный протокол капитуляции был подписан 7 мая в городе Реймсе). В ночь с 8 на 9 мая 1945 г. (это произошло в 00 часов 43 минуты, в Москве из-за разницы во времени было около 2 часов ночи), в двухэтажном здании бывшей столовой военно-инженерного училища, расположенном в берлинском предместье Карлсгофе, непобедимая империя «Третьего рейха» прекратила своё существование. Фактически война закончилась не 8-го, а именно 9 мая, когда войска 1-го Украинского фронта освободили восставшую Прагу.После завершения процедуры подписания Акта наши вместе с союзника-ми гуляли до утра. А маршал Жуков даже плясал.
Текст сообщения Акта о капитуляции тотчас передала из пригорода Берлина – Калсхорста радиостанция узла связи 1-го Белорусского фронта под началом майора Александра Тихоновича Холина – бывшего выпускника Архангельского морского техникума.
▲ А потом была последняя, боевая сводка Совинформбюро. И был голос Юрия Левитана из Москвы:
«Говорит Москва, говорит Москва! В ознаменование победоносного за-вершения Великой Отечественной войны советского народа установить, что 9 мая является днём всенародного торжества, праздником Победы...» 
И был приказ Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина по войскам Красной Армии и Военно-Морского флота № 369: 
«В ознаменование полной Победы над Германией сегодня 9 мая, в День Победы, в 22 часа столица нашей Родины Москва салютует доблестным войскам Красной Армии, кораблям и частям Военно-Морского Флота, одержавшим эту блестящую победу, – тридцатью артиллерийскими залпами из тысячи орудий».
▲ Нашим военным – «неумехам и недоучкам» – не помешали ни бездо-рожье, ни морозы, ни немецкое техническое превосходство, ни то, что на Вермахт работала вся покорённая Европа. Что война завершилась в Берлине, а не в Москве и что Знамя Победы было водружено над Рейхстагом и Рейхсканцелярией – это факт. Что Жуков приказал Кейтелю подписать акт о безоговорочной капитуляции, а не наоборот, – это второй факт. Что длинные колонны пленных немцев шли по России в Татарию, Башкирию, на Урал отрабатывать позор поражения – это тоже факт. Теперь им хочешь или не хочешь, а надо врать и про грязь, и про морозы у стен Москвы. И про то, что «нас было пятеро, а русских двадцать пятеро и оба в валенках». Немцам стыдно было признать, что их победили сталинские «бездарные лапотные малограмотные» маршалы и генералы.
▲ Бездари войн не проигрывают! Шапками врага не закидаешь! Ещё древние римляне утверждали, что армия ослов во главе со львом всегда победит армию львов во главе с ослом. Отсюда простой вывод – без талантливого лица, стоящего во главе страны, армии, фронта победа была невозможна.
▲ Большую помощь, будем честны, оказал и «Ленд-лиз». В переводе на русский язык «дай – возьми взаймы». Чтобы было понятно доходчивее – «мы платим, другие воюют». Англия и США поставляли нам по ленд-лизу дефицитное сырьё, железнодорожные рельсы, листовую сталь, локомотивы и железнодорожные вагоны, топливо, взрывчатку, транспорт, средства связи, сложные станки и промышленное оборудование, снаряжение, питание и боевую технику. Конечно, спасибо за это. На момент краха СССР в 1991 г. мы так до конца и не расплатились…
Обидно другое, когда немцы в 1941-м стояли под Москвой, когда не ясно было кто кого, из этого потока нам досталось менее 0,1%! А когда мы выстояли и погнали немцев на Запад, когда произошёл коренной перелом в ходе войны, т. е. в 1944-1945 гг., вот тогда мы и получили основное количество вооружения и других материалов. Правда и тут было «но». Часто поставлялись танки и самолёты устаревших конструкций и низкого качества. А ведь в наличии были равные или даже лучшие по качеству, чем немецкие машины.
И всё-таки беспристрастный анализ хода Второй мировой войны заставляет сделать вывод о том, что без содействия Англии и США, самостоятельно победить Германию Советскому Союзу было бы очень трудно.
▲ Благодаря Московской битве мы создали предпосылки для того, чтобы война закончилась уже в 1942 г. Это признают и американские военные документы. Но в октябре 1942 г., ещё до Сталинградского сражения, на совещании Черчилль четко высказал своё мнение: «Мы должны задержать этих русских варваров так далеко на востоке, как это возможно».
Вот почему война не закончилась ни в 1942-м, ни в 1943-м. «Союзникам» была невыгодна ситуация, в которой СССР оказался бы реальным и единственным победителем Германии и вышел из войны самой сильной державой в Европе.
▲ Благодаря советским разведчикам-нелегалам Сталину уже тогда было известно, что помимо плана «Оверлорд» (высадка союзников в Нормандии), подлые «союзнички» разработали и плана «Рэнкин» (Западом он до сих пор засекречен) – «технологию» вступления англичан и американцев в союз с немецкими генералами или нацистским руководством. Её суть заключалась в следующем. Немецкие военные открывают Берлин и все остальные города Германии для высадки англо-американских парашютно-десантных войск, а также создадут условия для того, чтобы «союзники» взяли под контроль Варшаву, Прагу, Будапешт, Бухарест, Белград. Софию, Вену. Для СССР война должна была закончиться где-то на довоенной границе 1941-г., или даже на границе 1939-го.
Слава Богу, кончилось всё это тем, что Рейхстаг взяли наши, а планы «союзников» накрылись медным тазом. Правда, временно, как оказалось…Править Восточной и Центральной Европой нам позволили недолгое время. А потом нас вышибли из завоеванных нами стран пинком под зад!▲ 8 мая закончилась подписка населения на 4-й Государственный Военный заем. По городу Черкесску она составила 1,9 млн. руб.
▲ Весть о Победе в Черкесске первой узнала дежурившая в ту ночь работница Черкесского обкома ВКП (б) Екатерина Павлова (пенсионерка Е. Т. Павлова в середине 80-х гг. прошлого столетия проживала в г. Ставрополе – С.Т.). 
Рано утром 9 мая она стучала в окна домов, в калитки дворов и кричала: «Вставайте, вставайте! Вставайте – Победа!» Люди выскакивали и бросались обнимать женщину, принесшую им такую долгожданную, радостную весть.
▲ Этот майский день 1945 года, пропахший весенними цветами, был очень счастливым, хотя именно в этот день радость и скорбь в Черкесске шли рядом. Они понимали друг друга. Не было большей скорби – потерять близких на войне. Не было большей радости – встретить Победу. Пришёл конец огромной и страшной войне. Свершился подвиг Победы. В одно мгновенье вся страна выдохнула долгожданное слово: «По-бе-да!»
В этот день в Черкесске радость не стыдилась скорби, а печаль не была оскорблена счастьем. Улыбки и слёзы перемешались в этот день. Радость и горе. Сколько тому свидетельств! Сердце разрывалось пополам: в первой половине – бьющее через край счастье Победы, во второй – жгучая боль по не вернувшимся с войны родным и близким. И сколько бы лет не пройдёт с того памятного дня, он так и останется для всех «праздником со слезами на глазах».
▲ Но не день и не два ещё будут выглядывать люди на улицы Черкесска с надеждой увидеть отца, сына, брата, мужа... Долго, а порой и всегда – ждать, ждать, ждать. Значительную часть не вернувшихся с войны составляли сильные, здоровые, трудоспособные люди – цвет нации. Кадровые офицеры. Рабочие и крестьяне. Учёные и инженеры. Врачи и учителя. Художники и поэты. Студенты и бывшие школяры... Невосполнимые потери были почти в каждой семье. А сколько за войну было утрачено родственных связей – многие ещё и сейчас ищут по свету своих родных и близких. Кто помнит то время, тот знает, как много жителей Черкесска в результате ранений, контузий, травм потеряли здоровье, полностью или частично лишились трудоспособности. Многие вскоре умерли. 
▲ А в это время они, уцелевшие фронтовики, уже зачехляли умолкнувшие орудия, целовали стволы пушек и начинали свой путь на Кавказ. Но почему-то не спешили фронтовики домой. Совсем не так, как ушли на фронт. Туда – гуртом, под песни, в которых кипели гнев и слёзы, а оттуда – по одному, тихо и незаметно. Туда – по длинному алфавитному списку, а оттуда, конечно, не все, один из десяти будет ли? Домой возвращались всё лето, и потому в Черкесске чуть ли не каждый день был праздник. И даже в тех хатах, где некого было ждать с войны, ещё теплилась надежда на чудо: а вдруг возвратится?! А вдруг похоронка ошибочно пришла, ведь были же случаи…
▲ Когда шла война, когда всё делали по дому одни бабьи руки да ребятишки, отсутствие мужских рук не так заметно было, как теперь. Да и такие дела, которые были сейчас не под силу женщинам, вылезли вдруг на первое место. Обветшалые, дырявые крыши, развалившиеся амбары и сараюшки, где всё надо ремонтировать, строить заново. И вот столько такой неотложной работы оказалось в это первое мирное лето 45-го, что если бы у людей было не по две руки, а по четыре, и тех бы не хватило.
▲ Вернувшиеся привозили на гимнастёрках и кителях ордена и меда-ли.. Победу привозили с собой солдаты и Славу. Руки, натруженные проклятой войной, истосковавшиеся по миру. Раны. Жизнь свою привозили с собой. А навстречу им бежали любимые: жёны, матери, дети. Обнимали, прижимали к сердцу, накрывали стол. 
То в материнской хате, в кругу родных, близких людей, на улочке, в жаркой городской бане, в кресле гордого и старательного городского па-рикмахера, наводящего всем красоту, всё чаще и чаще стали появляться воины-победители. По ночам стали слышаться переборы гармошки. На фотографиях местного фотографа на всю жизнь запечатлелись счастливые глаза первых послевоенных невест Черкесска.
▲ В редакции областной газеты «Красная Черкессия» и областной типографии текст Акта о капитуляции и Указ Президиума Верховного Совета СССР об учреждении праздника 9 мая были приняты глубокой ночью, но к утру были набраны в номер. Людские толпы стекались к цен-тру города. На перекрёстках вспыхивали митинги. Незнакомые люди обнимались и целовались, смеялись и плакали.
▲ За годы Великой Отечественной войны колхозы Черкесии дали государству 2 млн. 800 тыс. пудов хлеба, 320 тыс. пудов подсолнечника, 990 тыс. пудов картофеля, более 200 тыс. пудов овощей.
▲ За самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны только в Черкесии было награждено медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» около 2 тыс. человек.
▲ Старше поколение знает: после 1945 г. у нас было два Дня Победы. Но поскольку 2 сентября – День Победы над милитаристской Японией долгое время не праздновали на государственном уровне, он всё более уходил в тень Дня Победы 9 мая. Недавно обидная несправедливость была устранена. Государственная дума приняла законопроект, устанавливающий новую памятную дату России – День окончания Второй Мировой войны. В соответствии с датой подписания Акта о капитуляции Японии он будет отмечаться 2 сентября.
«В августе 1945-го наш полк вступил в бой с Квантунской армией. Война продолжалась месяц» – рассказывал автору фронтовик. «Кое-кто скажет: «Месяц – это не четыре года». Да, верно. Но любая война есть война. И если она оказалась короткой, это не значит, что она была лёгкой. Только за месяц с нашей стороны погибло около 12 тысяч, а сколько получили ранения?!
Для многих моих однополчан полторы секунды оказались слишком ко-ротким сроком для того, чтобы выжить в перестрелке. Я остался жив, и мне не очень хочется, чтобы события на Дальнем Востоке были забыты только из-за прилагательного «Дальний». Для истории Родины не может быть дальних и ближних границ».
▲Хотя планки орденов и медалей для ношения в повседневной форме вместо самих наград были введены в 1943 году, однако, до конца войны они заводским способом не изготавливались и в Военторг не поступали
Медаль «За Победу над Германией» была учреждена 9 мая 1945 года, но первые вручения высшим военачальникам начались лишь после 15 июня. Вручение же офицерам и солдатам началось лишь осенью 1946 г. и продолжалось вплоть до 1951 г.
Медали за оборону, освобождение и взятие городов были учреждены в мае и июне 1945-го, а вручение началось также осенью 1946-го. 
А у нас показывают кинофильм, где фронтовики летом 1945-го возвращаются домой с медалью «За Победу над Германией» на груди… И ничего… Сходит…
▲ Не погибнуть солдату было вообще очень трудно. На фронте всегда была такая полоса – метров пятьдесят, – где убивают всё и всех. Даже если оставался жив, или был ранен. Из боязни выстрела в спину, Из-за того, что возиться с солдатом некогда. Просто потому, что везде стреляли. И если, скажем, немецкий солдат проходил эту полосу, то ли спрятался, то ли притворился мёртвым – наши его уже не трогали. Да, это так. И это было тогда, когда позади у наших людей осталось столько несчастий, причинённых нацистами. Столько потерь, что, казалось, они могли теперь их только ненавидеть. Но в ста метрах от линии фронта наши солдаты сажали пленных немцев рядом. И водки наливали, и салом делились, и смеялись вместе… Наш, русский народ, страшно отходчив. Об этом знает вся Европа.Но, обязаны ли мы простить тех солдат, которые пришли к нам в 1941-м с мечом, обязаны ли первыми протянуть руку милосердия и простить всех, причинивших нам зло. Вот в чём вопрос? И на него, пока нет ответа…
«Живые знают, что умрут, а мёртвые, ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению и любовь и ненависть их и ревность их уже исчезли, и нет им более части во веки ни в чём, что делается под солнцем». ЕККЛЕСИАСТ, 9:5-6. 
Этим всё сказано.