Исторический Черкесск: Энциклопедия: 1901-1917. Годы великого перелома часть 3


▲ На Кавказском фронте воевали также:Ассиер Георгий Александрович (1893-1919), из обрусевших французов. Хорунжий 1-го ХКП. В Первую мировую войну сотник 2-го ХКП, командир сотни в Кубанском отряде особого назначения Шкуро (1917). Был в ДА и ВСЮР, полковник, командир 1-го ХКП, смертельно раненый под Старым Осколом в ноябре 1919 г полковник Ассиер, не доезжая до Екатеринодара, умер от раны. Посмертно произведён в генерал-майоры;Бабыч Михаил Павлович (1844-1918), казак, из потомственных дворян ККВ, участник Русско-турецкой войны (1877-1878), Ахал-Текинской экспедиции (1880-1881) генерал-лейтенант (1907), начальник Кубанской области и Наказной Атаман KKB (1908-1917), генерал от инфантерии (1914), уволен от службы за болезнью (1917). Зарублен КРАСНЫМИ под Кисловодском 7 августа 1918 г. В апреле 1919 г. перезахоронен в Екатеринодарском Войсковом соборе;Беломестнов Петр Константинович (1867-1919), офицер 1-го ХКП, есаул 2-го ХКП (1909). Был полковником в ДА и ВСЮР, в Отдельной Кубанской казачьей бригаде полковника Шкуро, командир 2-го ХКП, генерал-майор, убит под г. Усмань в октябре 1919 г.;Бородин Александр Иванович (р. 1871), офицер 1-го ХКП В Первую мировую войну — есаул, войсковой старшина, командующий полком (1917). «Первопоходник», был в ДА и ВСЮР, полковник (с мая 1919). В эмиграции жил в Болгарии;Исарлов Иосиф Лукич (р. 1862), с 1884 г. офицер в Гвардейской кавалерии, полковник (1905). В Первой мировой войне — генерал-майор, командир 2-й бригады (18-й драгунский Северский и 1-й ХКП KKB) Кавказской кавалерийской дивизии. Ларионов Григорий Антипович (р. 1868), войсковой старшина 1-го ХКП (1917).Логвинов Александр Петрович (1852-1916), из дворян. Служил в Кубанском эскадроне Собственного Е. И. В. Конвоя (1876). Участвовал в Русско-турецкой войне (1877-1878). Полковник, пом. командира Конвоя (1894), командир 1-го ХКП (1897), генерал-майор (1904), командир 1-й бригады 1-й Кавказской казачьей дивизии (1909), в отставке с чином генерал-лейтенанта (1911). В Первой мировой войне определен на службу с тем же чином. Командующий Сводной Кубанской казачьей дивизией (1915), начальник корпусного резерва Экспедиционного корпуса в Персии (1915); Логвинов Василий Петрович (1864-1921), сотник 1-го ХКП ККВ, хорунжий Собственного Е. И. В. Конвоя (1892). Подъесаул в Русско-японской войне (1904-1905), командир Лейб-Гвардии 1-й Кубанской сотни (1910). В Первой мировой войне — полковник (1914), командир 2-го Екатеринодарского полка KKB (1917); первопоходник, в ДА генерал-майор. Был в эмиграции, умер в г. Вранье (Сер-бия);Перепеловский Владимир Васильевич, хорунжий 1-го ХКП, офицер Лейб-Гвардии Кубанских сотен Собственного Е. И. В. Конвоя (1891), полковник, пом. командира Конвоя (1908). В Первую мировую войну — командир 1-го Таманского полка KKB; командир 1-й бригады, командующий 1-й Кавказской казачьей дивизией на Персидском фронте. Награжден орденом Св. Владимира 3-й ст. с мечами, генерал-майор. Расстрелян КРАСНЫМИ на ст. Ладожской в июне 1918 г.; Прощенко Яков Иванович (1893-1918), офицер 2-го ХКП, подъесаул, командир 1-й сотни Кубанского отряда особого назначения, кавалер Георгиевского креста 4-й ст. (1917). Выдающийся во всех отношениях офицер, он при возвращении с Персидского фронта на Кубань (март 1918 г.) был расстрелян КРАСНЫМИ на станции Кавказской;Соламахин Михаил Карпович (1888-1967), командир сотни 1-го ХКП, кавалер ордена Св. Георгия 4-й ст. (1917), окончил ускоренные курсы Академии Генштаба (1917). Был в ДА и ВСЮР, полковник, командир Хоперской бригады (март 1920). В эмиграции жил в Югославии, начальник штаба ККВ, генерал-майор (1937), причислен к Генеральному штабу; в мае 1945 г. выдан в Лиенце. После ареста в Австрии вместе с Шкуро, отбыл 10 лет лагерей; после освобождения проживал в г. Апшеронске на Кубани;Толстов Василий Григорьевич, (р. 1857), офицер 1-го ХКП, командир 2-го ХКП, командир 2-го Кубанского полка, генерал-майор, атаман Кавказского отдела KKB (1914-1917). Воевал в Крыму (1920). В эмиграции – на острове Лемнос и в Сербии.Известный Кубанский историк; воевал в Крыму (1920). В эмиграции жил в Сербии, служил псаломщиком в монастыре в Хопово. В чине есаула написал исторический очерк (1896), затем фундаментальное исследование «История 1-го Хоперского полка ККВ» (1901), «Памятку 1-го Кубанского полка» (1914). Повторно в 1932—1934 гг. написал «Историческую памятку Хоперского полка ККВ» и «Краткую историческую памятку Кубанского генерал-фельдмаршала Великого Князя Михаила Николаевича полка ККВ»;Служил псаломщиком в монастыре в Хопово (Югославия), умер 25 ноября 1935Улагай Сергей Георгиевич (1875-1944) — его биографические данные имеются в главе 5; Успенский Николай Митрофанович, (1875-1919), окончил Академию Генштаба (1905). Капитан Туркестанского ВО (1909), офицер 1-го Лабинского генерала Засса полка ККВ. В Первую мировую войну — командир 1-го ХКП, нач. штаба 4-й Кубанской казачьей дивизии, командующий Отдельной Кубанской казачьей бригадой на Персидском фронте В Гражданскую войну — участник Ледового похода, в ДА и ВСЮР генерал-майор, начальник 1-й Конной дивизии, член Кубанского правительства, преподавал в Кубанском Алексеевском военном училище. Кубанский Войсковой Атаман (ноябрь—декабрь 1919), умер от тифа в Екатеринодаре;Шведов Павел Васильевич (р. 1883), рядовой казак в 1-м ХКП, урядник. В Первую мировую войну произведен за боевые отличия в чин прапорщика (1915), в конной атаке 21 мая 1916 г. под Ханекином смертельно ранен, посмертно произведен в чин хорунжего и награжден Георгиевским оружием (1917).
▲ В Первую мировую войну многие жители Баталпашинской с честью служили в Императорской армии, проявили себя в сражениях и битвах. Многие наши земляки были награждены орденом Св. Георгия или солдатскими Георгиевскими крестами. Полное официальное название ордена – Императорский Военный орден Св. Великомученика и Победоносца Георгия.
В статуте ордена написано: «…ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражениях раны не приемлются в уважение при удостоверении к ордену Св. Георгия за воинские подвиги; удостаивается же оного единственно тот, кто не только обязанность свою исполнил во всем по присяге, чести и долгу, но сверх сего ознаменовал себя в пользу и славу российского оружия особенным отличием…».
С 10 августа 1913 г. Знак отличия Военного ордена, который имел четыре степени: I и II ст. – золотые кресты (на георгиевской ленте – бант), а III и IV ст. – серебряные, получил официальное название «Георгиевский крест» и был причислен к ордену Святого великомученика и Победоносца Георгия. Награждение Георгиевским крестом «За отменную храбрость» осуществлялось только нижних воинских чинов и проводилось последовательно, начиная с IV степени. Георгиевский крест для нижних чинов был высокой наградой.
▲ Орден Св. Георгия, как и орден Св. Владимира, как и, снимать не полагалось ни при каких случаях, даже в бою. Другие ордена надевались только при полной парадной форме.
Георгиевские кавалеры сражались с исключительным мужеством и упорством: ходили в знаменитые атаки на превосходящего противника под шквальным пулемётным огнём, с винтовками наперевес бросались на вра-жеских кавалеристов, даже раненые не выпускали из рук оружия, пока в силах были его держать.Согласно положению о Георгиевском кресте, полный Георгиевский кавалер в России имел тогда 136 рублей золотом в год, 100 десятин земли, потомственное дворянство, первый офицерский чин и освобождение от налогов, каждому удостоенному IV степени ежегодно выплачивалось по 36 рублей, III степени – по 60 рублей. Были и другие льготы. Вдова награждённого после его смерти пользовалась причитающейся ему по кресту денежной выдачей ещё один год. 
Для сравнения: отобедать в фешенебельном столичном ресторане можно было за 2-3 рубля. В уездном центре деревянный одноэтажный дом в центре города оценивался в 300 рублей.
▲ В документах Государственного архива Краснодарского края (ф. 396, оп. 1, д. 10663) сохранись некоторые сведения о награждении Георгиевскими наградами баталпашинцев за проявленные ими подвиги в Первую мировую войну в период военных действий на Кавказском фронте (см. табл. 2). 

Таблица 2. Фамилии некоторых казаков станицы Баталпашинской, награждённых Георгиевскими наградами
▲ Полным Георгиевским кавалером был и есаул 4-й сотни 2-го Хопёрского казачьего полка Некрасов Николай Петрович, приказ от 22.05.1915. Убит 24 ноября 1914 г. у села Хухлива. (ф. 400, оп. 12, д. 26979, л. 607, 666, 728-731 /1915/); (ф. 400, оп. 17, д. 23975, л. 23-29 /1915/). 
За лихую атаку под Костельцем (ныне расположен в Чехии – С.Т.), в октябре 1914 г., 12 казаков 2-го Хопёрского казачьего полка были награждены Георгиевскими крестами, а есаул Ларионов Георгий Григорьевич, 1893 г.р., (в 1918-м в Баталпашинской он был расстрелян КРАСНЫМИ – С.Т.) – орденом Св. Владимира с мечами и бантом (!).
На хоругви и вымпеле, находящихся в Покровской церкви города Черкесска, фамилии ЛАРИОНОВА и НЕКРАСОВА среди награждённых казаков отсутствуют. После атаки под Костельцем (в 1920 г. название Черни-Костелец (Чёрный Костелец) было заменено на Костелец-над-Черними-Леси – С.Т.) в полку появилась казачья песня, прославляющая хопёрцев:
Вспомним-ка, братцы, про подвиг лихойСлавных хопёрцев в войне с пруссаком.Много дрались мы, но случай такойДолжен служить, как пример вожаков.Как-то к Костельцу походом мы шли. День был хороший, октябрь во дворе.Вдруг узнаём, что пруссаки прошли,К Брудзеву, пеши, там за горой.«Ну-ка, хопёрцы! – сказал бригадир, –Вон ваша жертва ползёт за горой».«Пятая сотня! – вскричал командир, - Живо в атаку!» – махнул он рукой.Точно на пир, против немцев задир, Лава помчалась с гиком, стрельбой.Вёл её славный Ильин, командир, С ним Ларионов, хорунжий лихой.Немцы тотчас же к земле прилегли. С дрожью больного открыли стрельбу.Все же лавины сдержать не могли. В руки героев отдавши судьбу.Шашки блеснули, начнут уж косить, Немцы с испуга – оружье долой.Все на колени и стали просить –Милость и жизнь, чтоб вернуться домой!Вся рота, с ней офицеры сдалисьНашим храбрейшим хопрам-казакам.Пусть же тот случай послужит в пример, Славным героям и всем пруссакам!
▲ Мировая война не оказала сколько-нибудь заметного влияния на урожайность, которая, как и прежде, в здешних местах колебалась в зависи-мости от погодных условий. За годы войны в ст. Баталпашинской увеличилось количество лошадей, крупного рогатого скота, свиней. Уменьшилось лишь количество овец. 
В 1915 г. Кубанский Областной статистический комитет издал «Кубанский календарь». В нём сообщалось, что в Баталпашинской «саманные мазанки, крытые соломой и редкие кирпичные дома являли собой безотрадную картину, дополняли которую одинокие вертикали собора, церкви и пожарной каланчи. Ещё было в станице 47 лавок и питейных заведений. Население станицы в 1915 г. составляло 19 230 человек при 2936 дворовых местах».
▲ В 1915 г. русская писательница Мариэтта Сергеевна Шагинян (1888–1982) написала роман «Своя судьба», который полностью был опубликован в печати лишь в 1923 г.
Действие романа происходит в глубине Ичхорского ущелья на Кавказе, а повествование ведётся от лица рассказчика – молодого ассистента Сергея Ивановича Батюшкова, который прибыл на работу в Ичхорский санаторий талантливого психопатолога профессора Фёрстера. В этом романе описание станицы Новонагаевской и города Буйска, взято со станиц Невинномысской и Баталпашинской, которые писательница посетила в 1912 г. 
В томе I Собрания сочинений Шагинян (М., «Художественная литература», 1956, с. 231, 235) можно прочитать следующее: «Я в три дня доехал до станции Новонагаевской, в просторечии Нагаевки, а затем перебрался из вагона в почтовую колымагу. Мне предстояло ещё три дня пути вдоль реки Кубанки, мимо казачьих станиц, горских аулов и пастушьих кошей». «Полуденные облака заволокли Эльбрус. Часам к двум показались белые хатки большой казачьей станицы, поднялась густая пыль, залились собаки с обеих сторон нашей тележки, и мы въехали в грязный, шумный «заезжий двор». 
«Заночевали мы в городке Буйске, отличавшемся от станиц разве тем, что грязь в нём не сохнет ни в жару, ни в холод. Гостиница «Африка» с бильярдом и граммофоном, где мы остановились на ночь, была переполнена. Нам отвели чуланчик с двумя койками и не успели мы лечь и задуть свечу, как по стенам зашуршали тараканы…». 
▲ С 24 октября 1916 г. в Баталпашинской, как и во многих станицах Кубани, стал ощущаться недостаток печёного хлеба. Многие хозяйки стали выпекать хлеб сами. Временный генерал-губернатор Кубанской области и Черноморской губернии М. П. Бабыч вынужден был даже издать приказ, воспрещающий вывоз зерна и муки из края.
И ничто ещё не предвещало бурю…
В декабре 1916-го будущий военный полководец Клим Ворошилов работал ещё в Петрограде мастером на частном заводе Ургайло, а беглый каторжник Михаил Фрунзе скрывался статистиком в Комитете западного фонта Всероссийского земского союза в Минске. 
Владимир Ульянов (Ленин) гулял по набережным Женевского озера (Швейцария) в сопровождении двух партайгеноссе. Первая – Надежда Крупская – была законной женой, превосходным секретарём, а главное, хорошо вела финансовую отчётность партии. Вторая – Инесса Арманд, обладающая незаурядным умом и обаятельной внешностью, была любимой женщиной.
▲ Затяжная война стала гибельной для Германии. Воюя на два фронта, она оказалась в клещах, была отрезана от всего мира и окружена со всех сторон. Природных ресурсов для войны у неё не было. Обладая небольшой территорией, недостаточной сельскохозяйственной промышленностью, Германия не смогла прокормить даже своё население. Понимая гибельную ситуацию, германский кайзер 12 декабря 1916 г. обратился к Николаю II с предложением о заключении мира.
▲ По Баталпашинской всё чаще и чаще ползли жуткие слухи: «Бабоньки, Рассею-то, оказывается, продали немцам. Теперь вот-вот событий надо ждать...». И новость тут же разлеталась по станице: Россию Вильгельму, оказывается, продала жена царя – императрица. Востроносая дама с колючими глазами. Чистокровная немка. Вместе с полюбовником своим Гришкой Распутиным и генералами... За сто миллионов рублей золотом... Царь пьёт запоем и ни до чего ему дела нет. Водку-то и коньяки разные, небось, бесплатно получает. 
С Вильгельмом царь в родстве состоит, а родичи, известно, друг другу дорогу не перейдут ...
▲ Как бы к Александре Фёдоровне не относиться, но обвинения станич-ников в адрес императрицы по поводу шпионажа в пользу Германии – это конечно вздор. Хотя, к сожалению, в современной литературе бытуют обывательские разговоры о том, что мол царь не мог не делиться с женой своими проблемами, и не мог не получать от неё советов.
В годы Первой мировой войны во всех странах мира военачальник, осмелившийся обсуждать с женой планы боевых действий, немедленно подлежал военно-полевому суду по обвинению в разглашении военной тайны.
Александра не была предательницей. За 95 лет самых тщетных поисков никто из историков не обнаружил ни одного свидетельства «заговора императрицы».
▲ Императрица Александра Фёдоровна – внучка самой великой английской королевы Виктории. И по самоощущению, родному языку и кембриджскому образованию Александра Фёдоровна никогда не была немкой. Она была скорее англичанкой. Поэтому ненавидела Вильгельма и пруссаков, говорила по-русски или по-английски (реже по-французски), переписку с мужем вела на английском языке. Женщина деятельная, она была одним из крупнейших организаторов санитарного дела в России.
Уникальный случай в истории: в течение трёх лет Первой мировой войны императрица и её старшие дочери прослужили сёстрами милосердия, причём, отнюдь не декоративными. Правда, это мало кто оценил.
▲ Все слухи о том, что Распутин имел какое-то влияние на государственные дела – это всё, вздор, распространявшийся левыми. Всё ограничивалось тем, что жадные до титулов, чинов и орденов сановники и всякие проходимцы обращались к Распутину за помощью или за протекцией, и Распутин писал безграмотные записки Императору или Императрице. Всё это было сильно преувеличено, но, конечно, раздувалось высшим светом.
Когда главнокомандующий 15-миллионой армии Николай II находился в своей Ставке в Могилёве, большая романовская семья выражала недовольство положением дел в правительстве, вмешательством в его дела Григория Распутина и императрицы Александры Фёдоровны. 
Получив аудиенцию у государя и сделав ему доклад о положении в стране, председатель Госдумы М. Родзянко завершил её он словами: «…В стране растёт ненависть к императрице. Для спасения Вашей семьи Вам, Ваше величество, необходимо отстранить императрицу и Распутина от влияния на политику. Не заставляйте, чтобы народ выбирал между Вами и благом Родины».
Да на фига, простите за выражение, малограмотному мужику из далёкого сибирского села было лезть в царские дела? Он достиг положения у престола своими мистическими пророчествами, лечением наследника и царицы. И более высокого положения никакими советами по военному и другому делу ему не достичь. Тем более, ныне достоверно известно, что и Распутин и Александра ничего не смыслили в военном деле, экономике и внешней политике. 
▲ 1916 год завершился убийством «святого чёрта» Распутина. В Баталпа-шинскую дошёл слух, что Гришку Распутина, «царицынова полюбовника», прикончили монархисты и бросили в прорубь на реке Неве. Но одного не знали баталпашинцы, что на самом деле убийство старца было лишь одним и вовсе не главным элементом «великокняжеского заговора». Основная часть операции – устранение императрицы – не была выполнена.
Никто из казаков по старой привычке не перекрестился, сказав при этом: «Упокой, господи, душу грешного раба твоего Григория». Своё отношение к случившемуся баталпашинцы выразили более краткой формулой: «Собаке собачья смерть». Вместе с тем они насторожились – неужели дождались, неужели начинается? 
Чего дождались? Что начинается? Никто объяснить не мог. Но надежда на что-то затеплилась в их измученных душах. Даже своим сумеречным сознанием казаки понимали: то, что происходит в России, дальше продолжаться не может. Понятие о монархии, буржуазии и капитализме входило в сознание станичников через зады и спины. Драли лозой, которой навалом было в пойме Кубани. Притом драли посередине площади, при всём народе. «Лоза древо божье, терпеть можно» – поговаривали казаки.
▲ Под Новый 1917-й прошёл слух о том, что сбежавший из Баталпашинской австрийский инженер Юлий Радик, который построил в станице первый водопровод и первый настоящий мост через Кубань, оказался «немецким шпиёном», специально засланным в станицу самим Вильгельмом. 
Об этом говорилось шепотом, в это верили и ужасались. Прямой, как колодезный журавль, Радик ходил по станице в длинной накидке. За ним вечно бегали станичные казачата, но он их не прогонял, даже одаривал дешёвыми карамельками. Но за чем бы и за кем он мог бы шпионить в казачьей Баталпашинке? Непостижимо. Вернее всего, от скуки ради, о нём хотели сложить сказку. 
И сложили бы. Но ярко полыхнул 1917 год, и пошли по Баталпашинской такие изумительные были, что никакой сказки не надо.
▲ Сейчас модные историки, захлёбываясь от восторга, описывают мощь русской армии. В 1917 г. она-де собиралась перейти в решающее наступление на немцев и разгромить их с помощью лучших в мире бомбардировщиков «Илья Муромец», танков конструкции Лебеденко и автоматов Фёдорова. Однако злодеи большевики украли у России победу.
Увы, как ни прискорбно говорить, царская авиация, танки, артиллерия и стрелковое оружие безнадёжно устарело или не получило широкого применения по сравнению с вооружением Антанты и Германии. Но главное не это. Самое главное, что армия не хотела воевать. Русские мужики в зелёных гимнастёрках нутром чувствовали, что если они победят немцев, то завтра «на коне» будут «поручики Голицыны и корнеты Оболенские», которые не дадут грабить барские и монастырские усадьбы и национализировать фабрики (в марте-июне 1917 г. только в Европейской части России произошло 2944 крестьянских выступления).
▲ 1917 год, как говорят историки – самый главный и самый страшный год ХХ века в России, да и в мире. На него приходится две русских революции. Первая революция сделала Россию на 9 месяцев – три четверти года – демократической, а вторая – на три четверти века большевистской. Отставка царя, Временное правительство, приезд из 17-летней эмиграции и невероятная, дьявольская, роковая активность Ленина и Троцкого – или Троцкого и Ленина – всё это 1917-й.И человек, который мог повернуть ход истории, но не повернул, – Александр Федорович Керенский Керенский (настоящее имя и фамилия — Арон Кирбис, 1881–1970), человек, которому весь последующий век будут вменять исклю-чительно слабость и нерешительность – это тоже 1917-й. Именно в этом году он вдрызг про…л Россию. А потом пережил всех своих «другов и недругов», скончавшись в американской эмиграции. 
▲ Известие о Февральской революции было то, что называется «как снег на голову». Никто никогда в Баталпашинке не думал, что Россия может сделаться какой-то республикой, и что возможны такие вещи. Увы, всё это оказалось возможным благодаря тому, что Государя окружали не генерал-адъютанты, а генерал-предатели во главе с Алексеевым. Власть разваливалась на глазах у людей. Никакого порядка, даже минимального, ни в одной из столиц не было – все как бы сошли с ума. «Вид солдат не напоминал воинов. Это были какие-то расхлябанные, не отдающие чести офицерам толпы народа, которые лузгали семечки и заплевывали мостовые и панели. Вообще было что-то ужасное. Интеллигенция держала себя более чем скромно, стараясь не попадаться на глаза разнузданным толпам».
Офицер Хопёрского полка вспоминал: «Шашку «товарищам» я не отдал – сказал, что шашка – это эмблема офицерской чести. И благодаря тому, что на моей шашке был красный темляк, то есть орден Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», мне сохранили шашку и, отняв револьвер, успокоились».
▲ К 1917 г. в России сложилась парадоксальная ситуация. Ни император, ни либеральная оппозиция не знали, куда вести империю. Ни у Николая II, ни у кадетов не было никаких определённых планов ни в области внешней политики и военной стратегии, ни в земельном и национальном вопросах… 
Царь лишь импульсивно реагировал на возникавшие проблемы. В первую очередь – внутренние, затем – внешние. 
Когда главной опорой оказался человек без собственных решений, империя рухнула. Опираться можно только на то, что оказывает сопротивление.
▲ Русский военный теоретик Драгомиров оставил не лестное высказывание о российском императоре, хотя по крови он был русским только на 1/128: «СИДЕТЬ на престоле годен, но СТОЯТЬ во главе России неспособен». И ещё.
«Если о государе говорят, что он добр, его царствование не удалось», – это сказал не Ленин, а Бонапарт Наполеон.
▲ Со страхом и надеждой баталпашинцы продолжали ждать перемен. И они не заставили себя долго ждать. Стали появляться листы газет с белыми цензурными плешинами, бумажными марками с портретами царей (вместо серебряной монеты). Множество плакатов военного займа. 
Но главное – шушуканье. Шушуканье везде – дома, в синематографе (кинематографе), на улице, в магазинах, на площади у Николаевского собора. Что-то с военными делами становилось совсем неладно. Недобрые слухи зловеще ползли по Баталпашинке. Об измене. О проигранной войне. 
О близкой какой-то катастрофе. Весть о том, что царь отрёкся от престола, что в России началось то самое, о чём таинственно шептались в станице давно: ре-во-лю-ци-я, пришла в Баталпашинскую нежданно-негаданно. 
▲ Как известно, тогдашние власти попытались скрыть от баталпашинцев сообщения о революционных событиях в Петрограде, завершившихся 27 февраля (12 марта) свержением самодержавия. Наказной атаман запретил помещать в газетах какие-либо телеграммы из столицы. Однако слухи о происшедшем с нарастающей силой будоражили баталпашинцев, грозя вылиться в массовые беспорядки. Трудно было разобраться во всём этом хаосе малограмотным людям. Но чтобы – революция! Чтобы рухнул царский трон! Этого не ждали.
Новость взбудоражила, взволновала и напугала казаков. Обошла дома зажиточных, хаты бедных, базар, мастерские, казармы. Люди собирались группами. Шептались. Потому что такое вслух сказать было боязно. Казаки чесали затылки, крякали, дымили цыгарками. Старики, вздыхая, крестились и не то со зла, не то так, для порядка, то и дело угощали детвору своими батогами. 
Затем прошёл слух, что, император арестован, что петроградские городовые прячутся на чердаках, что вместо полиции заведена теперь народная милиция, которая именно тем и занимается, что вылавливает городовых и сажает их в тюрьмы. 
▲ Когда в запоздалое весеннее метельное криводорожье вслед за слухами пришли в Баталпашинскую газеты, то некоторые, как на Пасху, целовались, восторженно приветствовали победу революции. Даже из самых верно-подданных баталпашинцев никто не выразил по этому поводу особой скорби и печали. Напротив. Матёрый монархист купец Хавшанов, узнав об отречении, во всеуслышание заявил: «Давно пора. Силы в нём настоящей не оказалось. Думы разные развёл, народ распустил. Вешать надо было больше крикунов разных. Не царь, а дерьмо». А ведь в день объявления войны именно он нёс впереди крёстного хода портрет Николая II…
Другие вели себя сдержанно. Кое-кто из стариков возмущался: «Чему радуются, пустые головы! Подумаешь, царя спихнули, большая радость. 
А как же теперь без хозяина будем жить? Он ведь был богом поставлен, помазанник божий. А самое главное – пропадёт Российская держава!» Разговоров было много, и они были разные. Зажиточные казаки шипели: «Наделали дялов питерские работяги». 
▲ Полный пока еще неясных слухов о событиях в Петрограде, ушёл в историю февраль 1917-го. Но что было в Петрограде – оставалось неясным. В местных газетах о них – ни строчки. Мало кто знал правду о событии происшедшем в столице – хватало по горло всякой всячины. Сенсационные телеграммы о революции в Питере держались в секрете. Приказ войскового атамана был лаконичен предельно: «Не печатать! Подождать!»
▲ Февральская революция, или переворот, пусть каждый читатель называет, как хочет, была неизбежна. Но она стала для всех полной неожиданностью. Даже для Ленина. Все руководители партии, включая его, Сталина. Зиновьева, Троцкого и других, были в ссылке или эмиграции и о революции узнали из газет с многодневным опозданием. За две недели до её начала Ильич, выступая в Швейцарии, заявил, что революция в России непременно свершится, но его поколение вряд ли станет ей свидетелем.
Справедливости ради, следует отметить, что существует достоверная версия о заговоре английского посла Джорджа Бьюкенена и лорда Мильнера, которые планировали организацию дворцового переворота, опираясь на прогрессивных членов Думы. Петроград в то время кишел британскими агентами. Именно они во время восстания раздавали 25-рублёвые купюры солдатам Павловского и других полков. Переодевшись в гражданскую одежду, эти солдаты примкнули к бунтовщикам и подстрекали их к мятежу. Солдатская масса, лишённая офицеров, превратившись в злобную вооружённую толпу, одинаково готова была разорвать на части всякого «недруга» и разбежаться во все стороны при первом залпе казаков, пытавшихся их усмирить. 
Содействие англичан смещению царя и содействие Германии большевикам – это только фрагменты общей картины. Самое главное – появилась русская трещина. И была она внутри самих русских.
Именно в те дни Дума сама отдала в Петрограде руководство вооружёнными людьми в руки параллельной властной структуры. Идея Совета рабочих депутатов была не новой. 
▲ Сам термин «Совет» очень удачно родился ещё в революцию 1905-го, хотя само слово уходило корнями в крестьянское сознание, в традицию русской соборности. Опыт Совета рабочих депутатов был использован в Петербурге, где им руководил вначале адвокат-меньшевик П. А. Хрусталёв (настоящее имя – Г. С. Носарь), а потом уже Л. Троцкий. К тому же, как и во всех немногочисленных большевистских организациях, в этом Совете состояли более 30 осведомителей охранки. Сам председатель, три его заместителя и два редактора «Известий Совета рабочих депутатов» тоже были агентами охранки.
В результате победы Февральской буржуазно-демократической революции 27 февраля 1917 г. наряду с Временным правительством в Петрограде установилась вторая власть – исполнительный комитет Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, ставший органом революционно-демократической диктатуры народа. Власть, опирающаяся на толпу.
На протяжении следующих 3 суток в России существовала ситуация трое-властия. Николай II оставался императором, старые органы власти – за исключением Петрограда – функционировали. Однако на властные рычаги всё сильнее претендовали Петроградский Совет и Временный комитет Государственной Думы, трансформировавшийся во Временное правительство, Ситуация была крайне неопределённой и могла развернуться в ту или иную сторону.
▲ В Петроградском Совете рабочих и солдатских депутатов, председателем которого был избран первоначально социал-демократ Чхеидзе, представители взбунтовавшихся солдат составляли две трети. Идея им была безразлична, лишь бы не на фронт. Именно эти солдаты впоследствии открыли большевикам доступ в казармы и воинские части на фронте. 
Совет не мог сместить Временное правительство, ибо в глазах России и оно, и Государственная Дума – зачинатели революции. Но Совет уже открыто контролировал их деятельность. 
▲ Петроград представлял собой безумную смесь всех течений, порождённых революцией. Здесь собрались и большевики, и эсеры, и анархисты, и монархисты. По городу постоянно возникали беспорядочные манифестации.
ВКГД освободил томившихся в тюрьмах за свои политические убеждения заключённых. Получили свободу и уголовные преступники. Все эти убийцы, воры и грабители, переодевшись в форму нижних чинов, нагло врывались в частные квартиры, производили незаконные обыски, грабили, насиловали и наводили ужас. Бродили по улицам в поисках, не найдётся ли чем поживиться, и солдаты. Отношение к офицерам – явно враждебное. Их то арестовывали, то освобождали. Очевидно, солдаты сами не знали, что нужно делать и чего они хотят. Всего как будет установлено по материалам Чрезвычайной следственной комиссии, только в первые дни «бескровной» революции в столице было убито и ранено минимум 1315 человек, из них 53 офицера, 73 полицейских, 602 солдата и 587 гражданских лиц.
Вооружённые солдаты, матросы и рабочие бродили по улицам и требовали, чтобы Совет взял власть в свои руки.
Однако победой народных масс воспользовалась более опытная в делах государственного управления буржуазия. 
▲ 2 (15) марта 1917 года во главе с министром-председателем кадетом Г. Е. Львовым было сформировано Временное правительство, состав которого до октября трижды менялся. Руководящее положение в нём занимали кадеты – члены Конституционно-демократической партии, главной партии либерально-монархической буржуазии в России, которые проводили антинародную, контрреволюционную, империалистическую политику. Тогда же генерал Л. Г. Корнилов был назначен командующим войсками Петроградского военного округа.
▲ Нравится нам или нет, но Февральская революция, первый день которой начался 23 февраля (8 марта) оказалась масонским переворотом, в результате которого к власти пришло масонское Временное правительство во главе с князем Львовым. Масонские ложи в России в ХХ веке имели чёткую политическую ориентацию. Их целью было свержение самодержавия.
Если в период революции 1905 г. бурлила вся страна, то теперь напряжённая ситуация была только в одной точке – Петрограде, где на улицы вышли десятки тысяч рабочих, студентов и чиновников. Демонстрации были многочисленными и не стихийными, Большевики их не организовывали. Ими умело управлял кто-то другой…Первые признаки рабочих беспорядков в Петрограде появились 23 февраля (8 марта) 1917 г. В тот день забастовало около 80 тыс. рабочих (из общего числа в 400 тыс.). На следующий день число бастующих достигло 200 тыс. Мирные митинги уступили место вооружённым столкновениям с полицией. 25 февраля (10 марта) число бастующих рабочих возросло до 250 тыс. Прекратились занятия в учебных заведениях. Появились первые признаки неустойчивости войск, в том числе и казаков.
▲ В 1909-1910 гг., из-за пристального к масонам внимания со стороны охранки, руководство масонов прибегло к своей классической тактике и распустило все масонские ложи в России. На деле этот роспуск был фиктивным и являлся прикрытием для реорганизации масонских лож.
По данным масона Н. Н. Берберовой (Люди и ложи. Русские масоны ХХ столетия. Харьков: Калейдоскоп; М.: Прогресс-Традиция, 1997) в первый состав Временного правительства (март-апрель 1917-го) вошло 10 масонов и один человек П. Н. Милюков – близкий к ним. Она пишет, что состав будущего правительства был представлен «Верховному Совету Народов России» уже в 1915 г.
▲ Февральская революция – это не буржуазная революция. Это самый настоящий классический переворот, совершённый по всем законам руково-дителями партий кадетов и октябристов. Их активно поддержали изменившие присяге высшие генералы царской армии, представители буржуазии и дворянства, будучи на 60% нерусским, а также обездоленные рабочие и солдаты, которым за два с половиной года так и не удосужились объяснить, за что они воюют с немцами.
Но не прошло и трёх месяцев, как вся система управления огромной страной рассыпалась, словно карточный домик.
А потом, как снег на голову, свалились большевики. Эти, как им казалось, всё знают.
▲ Масоны, сравнительно легко захватив власть в Петрограде, образовав Временное правительство, направили на места губернаторов комиссаров Временного правительства. Но у масонов тоже не было ни политической, ни военной, ни экономической более-менее удовлетворительной программы. 
Не могли они решить и аграрный вопрос. Тогда, в течение марта–июня 1917-го, только в Европейской части России произошло 2944 крестьянских выступ-лений. К осени в Тамбовской губернии крестьянами были захвачены и разгром-лены 105 помещичьих имений, в Орловской – 30 и т. д. 
Немедленно дать землю крестьянам? Но нельзя обидеть помещиков. Карательных же отрядов для наведения порядка у Временного правительства не было.А в это время в Петрограде солдаты уже убивали офицеров, громили богатые дома, грабили магазины. Гражданские лица убивали приставов, стреляли по казакам.Решительного человека, который бы мог спасти город от большого кровопролития, в столице не оказалось. Были министры, великие князья, генералы, полковники. Их было много. Но не оказалось одного единственного, который бы взялся усмирить бунтовщиков, прекратить беспорядки и навести порядок.
Толпы азартных демонстрантов с красными флагами заполонили Невский проспект и всю центральную часть Петрограда. У всех ораторов был один лозунг: «Долой войну!». 
▲ 3 (16) марта в Баталпашинской все только и говорили о какой-то важной телеграмме переданной из Екатеринодара. Атаманская верхушка сразу же пустила по станице слух: петроградские большевики и другие предатели православной веры вынудили монарха отречься от престола! Но и этого им мало! Они повсеместно захватывают власть! Будут отбирать у казаков землю, скот, всё движимое и недвижимое имущество! Кубанское казачество никогда не пойдёт против царя! Казачество было и остаётся верной опорой и силой, которая всегда защищала святую святых – престол! А большевики ... продадут нас немцам. 
▲ 4 (17) марта 1917 года, практически во всех газетах России, в экстренном специальном выпуске под заголовками «Государственный переворот в России» был опубликован Манифест об отречении Николая II в пользу своего брата Великого князя Михаила Александровича. Произошло это в четверг 2 (15) марта в 15 час. 
▲ Решающую роль в исходе революции играла позиция армии. А войска в то время были ошеломлены. «Ни радости, ни горя. Тихое сосредоточенное молчание… И только местами в строю непроизвольно колыхались ружья, взятые на караул, и по щекам старых солдат катились слёзы», – свидетельствовал генерал Деникин. Ему вторил Врангель: «Неожиданность ошеломила всех. Офицеры, как и солдаты, были озадачены и подавлены. Первые дни даже разговоров было сравнительно мало; люди притихли, как будто ожидая чего-то, старались понять и разобраться в самих себе».
Однако в Баталпашинской всё оставалось по-прежнему относительно спокойно, ибо газеты в станицу пришли с опозданием.
▲ Вина Николая II была не в том, в чём его чаще всего обвиняют: предательстве национальных интересов в пользу Германии. Император не был предателем. Главная слабость его заключалась в том, что он был «хорошим монархом-венценосцем, монархом-чиновником, но не был монархом-политиком». Он не уделил должного внимания настроениям улицы и не проявил решимости бороться свою за власть до конца. И тем самым открывал простор революции…
Этим и трудностями войны воспользовалась группа элиты: олигархи и интеллигенты. Высшая аристократия, окружавшая престол, искала личных выгод и желала установления собственной власти. Февральская буржуазно-демократическая революция 1917-го – это не народный бунт, а измена, заранее спланированная окружением царя. 
В течение нескольких дней была разрушена российская государственность, а с ней и великая страна, которая была четвёртой экономикой мира.Царя скинули не большевики! Они власть подобрали, когда та в грязи валя-лась. А кто её в грязь кинул? Вовсе не революционеры. Ближайшее окружение царя, предатели, изменники. 
Не стоит осуждать государя. Бог ему судья. Точно такое повторилось поздней осенью 1991 г. Власть тогда тоже лежала под ногами. В России тогда не могли найти руководителя правительства: все отказывались! 
▲ Заговор по свержению Николая II начал готовиться с февраля 1916-го. Этим занимались верхушка Государственной думы (её председатель Родзянко, лидер кадетов Милюков, промышленник Коновалов, представитель револю-ционного крыла Думы Керенский), руководство военно-промышленных комитетов (Гучков). Заговорщиков поддержали командующие фронтами адмирал Непенин (Балтийский флот) начальник штаба Ставки генерал Алексеев.
В их глазах Государь был лишь полковником, не окончившим Академию Генштаба и потому непригодным быть Верховным главнокомандующим. Вместе с тем, другая часть штабного офицерства и генералитета была предана импе-ратору беззаветно, без критики и рассуждений. 
▲ Все участники переворота, поднявшие флаг борьбы с императором, никогда не участвовавшие в государственном управлении и не понимавшем его, в конечном счёте, проиграли. Причём проиграли – сказано мягко. Позже значительная часть заговорщиков будет убита большевиками, а остальные вынуждены были эмигрировать. Написанные же ими в эмиграции мемуары потомкам ничего толком не рассказали. В них они только оправдывались.
▲ Политики из Думы, командующие фронтами, армейские генералы, многие представители российской элиты, хотя и поддерживали отречение Николая II, отнюдь не стремились уничтожить монархию. Не допуская хаоса и обвала, они хотели заменить плохого императора и Верховного главнокомандующего на хорошего. Некоторых на переворот толкало их самонадеянное представление, что они смогут лучше управлять Россией, чем царь. 
▲ Многие считают Николая II человеком не на своём месте. С этим мнением можно не согласиться. Достоверно известно, что Николай II не был бездарным человеком. Просто его способности не нашли настоящего применения. Он не был диктатором или тираном, не был безупречным правителем, но был вполне адекватен своей должности. 
В 1905 г. только его решительный политический маневр, сочетающий карательные меры с глубокой политической реформой, позволил удержать страну на краю пропасти. 
Его воспитали верующим, и, вместе с тем, очень доверчивым человеком, что, в конце концов, его и подвело. Он был умён, высокообразован. Кроме русского языка, в совершенстве владел французским, английским, немецким и датским языками. Как профессиональный фотограф, неоднократно занимал призовые места в различных европейских конкурсах. Как первоклассный спортсмен очень метко стрелял, прекрасно играл в теннис, обыгрывая всех лиц свиты, но уступая, правда, чемпиону России графу Н. Сумарокову-Эльстону.
В общении был прост и легкодоступен, держался так, что присутствующие совершенно забывали, что перед ними император. В личной жизни был чрезвычайно малотребователен, слабоволен и непостоянен. Проявлял нерешительность, когда речь шла о применении силы.
Вместе с тем, за обходительными манерами, мягким обращением, граничащим со скромностью и даже робостью, простотой нрава скрывалось упрямое мужество. Император проявил его, когда принял на себя командование армией. Он пошёл на сознательный риск в надежде помочь победе и исполнить то, что он считал своим долгом. И именно август 1915 г. стал тем поворотным пунктом, после которого улучшились и результаты работы Ставки, и боеспособность русской армии.Николай II провёл больше всех реформ и больше сделал для модернизации России, чем кто-либо из его предшественников.
Кстати, Временное правительство дало возможность после отречения Николаю и Александре за два дня сжечь большое число документов. Каких? Ведь они оставили (или не успели сжечь) всю свою личную переписку, дневники царя почти за 40 лет, то есть то, что человек, попав в опасность, уничтожает в первую очередь. Значит, было, что-то и важное!
Отсюда вывод: современным историкам известна лишь внешняя сторона событий конца 1916 г. – начала 1917 г., но закулисный механизм происшедшего до сих пор остаётся загадкой.
▲ Считается, что собственную гибель и гибель российской империи император, по сути, запрограммировал своей женитьбой на Алисе Гессенской. Брак монарха обязан преследовать два требования: принести в дальнейшем политические выгоды и служить появлению на свет здорового потомства.
Женившись по любви, Николай II совершил предательство интересов России: на российском престоле оказалась женщина с дипломом доктора философии, несшая в генах страшную болезнь – несвертываемость крови (гемофилию). Последствия известны – родился больной наследник. Не без помощи императрицы при дворе постоянно появлялись сменявшие друг друга шарлатаны – целители, «святые старцы». Кончилось всё Распутиным, приведшим к окончательному краху.К концу 1916 г. против царя, Алисы и Старца были все – промышленники, депутаты Госдумы, генералитет и даже вся царская родня, включая императрицу-мать. В результате чуть ли не десяток великих князей мысленно примеряли на себя шапку Мономаха.
Первым из императорской семьи Николая II предал Кирилл Владимирович, затем ближайшие родственники – великие князья Александр Михайлович, Михаил Николаевич, Алексей Александрович, Николай Константинович, которые не чурались спекуляции, финансовых афер, прямого казнокрадства. 
▲ По известной всем версии император сложил корону к ногам предавшего его армейского руководства, отрекшись в пользу своего брата, но 3 (16) марта от престола отрёкся и Михаил Романов. Многовековая Российская империя прекратила своё существование. 
▲ Оригинала Манифеста никто не видел вплоть до 1928 г., когда он был обнаружен в архиве Академии наук в Ленинграде. Но тема отречения была закрытой. Доверяли только свидетельствам людей, которые совершали переворот, воспроизводились только их версии событий.
Сегодня известно, что знаменитый Манифест об отречении – фальшивка века. При проведении анализа достоверности документа, учёные пришли к выводу, что отречения в действительности не было. На тексте, набранном на печатной машинке, подпись Николая II сделана карандашом (документы государственной важности никогда не подписывались государем карандашом), отсутствовал титул императора и личная императорская печать. 
В 2006 г. исследователь Андрей Разумов фактически доказал, что «карандашная подпись» взята с приказа Николая II по армии и флоту от 1915 г. Эта подпись была «переведена» по специальной технологии и была поддельной.
«Отречения» Государь даже не видел. Когда он, православный человек, отказавшийся подписать любые бумажки с отречением, узнал, что, несмотря на это, Манифест от его имени всё же был опубликован, он воспринял это как волю Божию и не стал бороться за власть. Если бы он знал, сколько потом русских перережут русские из-за его смирения со сложившейся ситуацией. 
▲ Свою власть царь отдал не добровольно, его заставили это сделать. Народ же и значительная часть образованного общества не могли разобраться в тонкостях придворных взаимоотношений.
Отречение от престола Николая II добились не Ленин и Троцкий, а высший генералитет и связанные с ним придворные круги, которые изменили императору. Ключевую роль в этом деле сыграли генералы Алексеев и Рузский, скипер Родзянко, а отречение у Романова приняли не питерские рабочие, а крупный помещик Шульгин, фабрикант и великий авантюрист Гучков и генерал Данилов. Лишь адмирал Колчак, командующий Черноморским флотом, остался преданным императору. Естественно, заговорщиков поддерживали правящие круги некоторых западных стран. Верх взяли силы, стремящиеся упразднить монархию, хотя по действующему закону император вообще не мог отречься! 
▲ Начальник Генштаба Алексеев, выманил императора из Петрограда в Ставку с тем, чтобы по дороге состав был захвачен. Николай II был лишён свободы не 8 (21) марта 1917 года в Могилёве, а ночью 28 февраля в Малой Вишере. После этого поезд был насильственно отправлен заговорщиками в город Дно, а затем в Псков. Здесь царский поезд был взят под жёсткий контроль. Попасть к императору без разрешения заговорщика Рузского никто не мог. Николай II и Великий князь Михаил Александрович были полностью блокированы и до самой кончины находились под домашним арестом.
Франция, Англия и Германия (императоры последних двух государств были родственниками Николая II) отказались принять царя и его семью. Николай II был британским фельдмаршалом, однако это не помешало англичанам поддержать его свержение и откровенно предать после Февральской революции.
▲ События 27-28 февраля и последующее отречение императора от престола открыли дорогу потоку ненависти и насилия. Уже с 1 (14) марта в Петрограде и вокруг него начались дикие расправы над офицерами. И на суше, и на воде. Солдаты, казаки и матросы, уголовные элементы и озверелые толпы народа, явно кем-то подстрекаемые, устраивали охоту на армейских, морских и казачьих офицеров. Мясорубка «гидр контрреволюции» медленно, но более массово и жестоко стала распространяться по всей России. Шла по стране, словно эпидемия. Десятилетиями накопившаяся ненависть к «золотопогонникам», по сути, вылилась в самую настоящую гражданскую войну. Особенно опасным было положение офицеров на Дону, на Кубани и Северном Кавказе. И то, что именно офицерство стало основой Белого движения, было закономерным явлением.
▲ 25 марта 1917 г. Временное правительство запретило смертную казнь. И со свойственной ему прозорливостью, в тот же день, в Петроград из ссылки вернулся грузин Коба, то есть товарищ Сталин. Прибывали и другие политики, которые в тот момент были в России. Других взять было неоткуда. Главные большевики еще не вернулись из эмиграции.
▲ В мае 1917-го А. Керенский стал Военным министром, хотя настоящая кадровая армия вся полегла на фронтах ещё в 1914 г., а её остатки всё ещё находились на войне. Когда же Керенский стал во главе России, с подачи видного эсера, комиссара Юго-западного фронта Б. Савинкова, командарм Л. Г. Корнилов был назначен Главнокомандующим Российской армии, а Брусилов отправлен в отставку. 
В середине августа по возвращении с Государственного совещания Корнилов говорил генералу А. С. Лукомскому: «Пора немецких ставленников и шпионов во главе с Лениным повесить, а Совет рабочих и солдатских депутатов разогнать, да разогнать так, чтобы он нигде и не собрался! Руководство этой операцией я хочу поручить генералу Крымову. Я убеждён, что он не задумается в случае, если это понадобится, перевешать весь состав рабочих и солдатских депутатов». 
▲ При Временном правительстве резко ухудшилось экономическое положение в стране. Закрытию подверглись свыше 800 предприятий. В деморализованном состоянии пребывала армия. Страну захлестнул поток дезертиров с фронта. Именно они выступили впоследствии в качестве наиболее активных революционных элементов на местах. 
Вопреки современному сложившемуся мнению, инициаторами распада России на национальные государства были не большевиками. В марте 1917-го Временное правительство восстановило автономию Финляндии, потом заявило о согласии в будущем независимой Польши. Самочинно созванная на Украине Центральная рада, стала её фактическим правительством и тоже объявила об автономии Украины. По украинскому примеру была создана Белорусская рада. С сентября вслед за Украиной начал отделяться Северный Кавказ. К концу 1917-го от России отделились Закавказье, Литва, Бессарабия.
Временное правительство установило в России 8-часовой рабочий день, отменило все ограничения в имущественных правах, выборе места жительства, поступлении на службу и в учебные заведения. Упразднило цензуру. Оно предоставило гражданам право свободно объединяться в общества и проводить собрания. Ввело мировые и административные суды, где можно было обжаловать действия бюрократов-чиновников, расширило права присяжных. Создало земельные комитеты, которые незамедлительно приступили к разработке новой аграрной реформы. 
Все главные вопросы страны предполагалось решить на Учредительном собрании.
▲ Если до 1917 г. проституция в России была явлением официально разрешённым, то Февральская революция коренным образом изменила поло-жение института продажной любви в России. В марте 1917-го были упразднены все законодательные акты о проституции и о врачебном надзоре.Однако многие гулящие женщины продолжали заниматься своим ремеслом уже без официального разрешения, никуда не исчезли и потребители услуг.
▲ Временное правительство провозгласило Россию республикой, провело всеобщие, равные, прямые и тайные выборы в парламент. Оно торопилось, но постоянно запаздывало, делая всё, что было в его силах.
По-человечески это было много. Но для того чтобы сохранить государство и спасти его от катастрофы в условиях тяжелой войны, было всё-таки мало. Когда дворцовый переворот 1917 г. перерос в революцию, выяснилось полное отсутствие у знати и генералитета способностей к управлению страной и популярности в народе.
▲ К октябрю 1917-го в России уже развернулась нешуточная борьба за власть. Из состава Временного правительства вышли яркие дореволюционные лидеры политических партий Львов, Милюков, Гучков и Родзянко. Оставшиеся министры – люди в целом неплохие. Но они не имели ни широкой известности, ни авторитета в стране. Интеллигентные, образованные, не связанные с вознёй у трона, они любили Россию, но у них был один недостаток: власть не была их страстью, единственной целью всей жизни. Просто власть свалилась на них вместе с разваливающейся армией в воюющей стране необъятных размеров. Они думали о будущем России, а не о том, сумеют ли удержать власть. 
Но главное, они не были героями. Теми, кто, рискуя сложить голову на плахе, поднимают народ на борьбу. Состав правительства менялся почти каждый месяц, и с каждым разом он «мельчал».
Временное правительство не смогло, как подобает, распорядиться исполнительной, законодательной и судебной властью. А если честно – наверное, просто не умело. Не хватало опыта, для приобретения которого требовалось время. Пусть малое, но время. А его-то как раз и не хватало. 
▲ И тут появились большевики, ведомые В. И. Ульяновым (Лениным). «Россия будет первым государством с осуществлённым социалистическим строем. И дело не в России, на неё, господа хорошие, мне наплевать, – это только этап, через который мы проходим к мировой революции» – сказал В. И. Ленин. Ровно через год, при подписании Брестского договора с Германией, соглашаясь на грандиозные территориальные потери, Ленин будет думать только об удержании власти в России. И он её удержит.
▲ Справедливости ради, следует отметить, что большевики, к тому времени были популярны в народе. Многие заговорщики, революционеры и террористы успели побывать в царских тюрьмах, ссылке, каторге, вынужденной эмиграции. Ведя политические дискуссии, они умели красиво говорить, громче всех кричать, давать простые и очень заманчивые обещания. Короче говоря – возбуждали толпу. 
Их лозунги – «Долой войну!», «Вся власть Советам!», «Земля – крестьянам!», «Фабрики – рабочим!», – были понятны всем, кто был беден. Всем, кто вообще ничего не имел, кроме собственных рук, или смертельно устал от войны. 
В основу политической деятельности большевиков легли идеи Ленина, изложенные в опубликованной им в газете «Правда», статье, названной впоследствии «Апрельские тезисы». Ленинский план октябрьского переворота признан классикой организации захвата власти.
▲ В Баталпашинском отделе, где в первые дни после свершения Фев-ральской революции была осуществлена попытка создания Совета рабочих и солдатских депутатов, казачья верхушка с помощью предателей меньшевиков и эсеров поспешила взять власть в свои руки. Атаман Баталпашинского отдела полковник Кравцов – верный слуга самодержавия, издал 8 марта приказ, по которому сам возложил на себя обязанности уездного комиссара Временного правительства по Баталпашинскому отделу.
▲ 12 (25) марта в Баталпашинской отметили свержение самодержавия. Кроме митинга был парад, в котором вместе с местными казаками принимали участие георгиевские кавалеры, гимназисты и «сводный батальон выздоравливающих и тыловых пополнений».
▲ 19 марта (1 апреля) 1917 г. в станице Баталпашинской на съезде упол-номоченных населённых пунктов Баталпашинского отдела, проходившем под руководством члена Кубанского областного исполнительного гражданского комитета, кабардинского коннозаводчика, адвоката Пшемахо Коцева, был избран Баталпашинский отдельский гражданский исполнительский комитет, который являлся контрреволюционным органом. 
Председателем Комитета стал видный на Кубани эсер адвокат Белоусов, ловкий демагог, ревностный защитник интересов помещиков. Съезд привет-ствовал Временное правительство, одобрил его внутреннюю и внешнюю политику. 
Присутствовавшие на съезде большевики И. Пузырёв, Т. Беседин (делегаты от станицы Отрадной) и другие революционно настроенные делегаты рассказывали присутствующим контрреволюционную сущность Временного правительства и его органов на местах, осудили войну, раскрыли антинародную политику эсеров, которые верховодили съездом. 
▲ 24 марта (6 апреля) 1917 г. было опубликовано постановление комиссара Временного правительства на Кубани К. Л. Бардижа о снятии портретов бывшей царствующей династии и эмблем самодержавного строя, «каковые не уничтожать, а хранить впредь до особого распоряжения». Вскоре на здании правления станицы Баталпашинской, на том месте, где ещё вчера возвышался парадный портрет государя-императора, висела пустая рама: «государя сволокли в подвал».
▲ Пытаясь узаконить свою власть, 3 (16) апреля 1917 г. в Баталпашинской буржуазно-националистическая верхушка провела съезд мусульманского населения аулов Баталпашиского отдела. Съезд вынес решение о поддержке Временного правительства и высказался за борьбу в блоке с казачьей верхушкой против революционного движения крестьян.
▲ 18 апреля (1 мая) 1917 г. баталпашинцы впервые легально отмечали День международной солидарности трудящихся. По этому поводу в станице был проведён даже небольшой митинг. 
▲ Летом 1917 г. казьминские крестьяне по примеру отрадненцев захватили значительное количество помещичьих земель и разделили их между собой. Для водворения «порядка» атаман Баталпашинского отдела войсковой старшина Бальбуциев направил в с. Казьминское казачью сотню из станицы Баталпа-шинской с целью возвратить помещикам землю и арестовать большевиков. Но на митинге казаки побратались с казьминскими крестьянами, и ушли обратно в Баталпашинскую, не выполнив приказ атамана.