Исторический Черкесск: Энциклопедия: 1920-1929. Строительство новой жизни


▲ 17 января 1920 г. ВЦИК и СНК приняли постановление об отмене смертной казни в отношении врагов Советской власти как по приговорам ВЧК и её местных органов, так и по приговорам городских, губернских трибуналов, а также Верховного трибунала при ВЦИК. Постановление подписали: Ленин, Дзержинский, Енукидзе.
▲ Многие читатели считают, что наиболее жестокое время репрессий в стране было в 1936-1937 гг., когда начались аресты деятелей всевластной партии. Это сильно поражает воображение современников. А что в 1920-е тысячами расстреливали офицеров, профессоров и священников вместе с русским, белорусским и украинским крестьянством – на это как-то не обращается внимание.
▲ В 1920 г. Гражданская война формально была объявлена законченной. Смолкли гром орудий, топот кавалерийских лав и рёв победных кличей. Но трескотня винтовочных и револьверных выстрелов не оставляла наше истерзанное Отечество ещё долго. Последствием Гражданской войны стала разруха. Старые специалисты ушли, новые ещё не научились работать. 
По домам были распущены пленные казаки, проводилась регистрация всех офицеров-белогвардейцев, пленных и перебежчиков, а также всех бывших чинов и служащих, добровольно оставшихся в России после прихода РККА. Проводился «добровольный сбор белья, одеял, одежды и прочего, необходимого для раненых».Рабочий класс, перенесший тяжесть империалистической, Гражданской войн и хозяйственной разрухи, устал. Многие рабочие, бросив заводы и фабрики, уходили в деревню.
▲ Нелёгким было и положение крестьян, которые отдавали государству все излишки продуктов. Пока шла война с помещиками и капиталистами, крестьяне мирились с тяготами и суровыми мерами «военного коммунизма», но после победы они хотели работать на полученной и отвоёванной земле. Свободно распоряжаться продуктами своего труда. Продавать хлеб на рынке. Они стали решительно вступать против продовольственной развёрстки. 
▲ В результате демобилизации солдат из РККА в деревни и города возвращались сотни тысяч людей, которые не могли сразу найти работу. Это увеличило количество недовольного населения. 
В 1920 и в 1921 г. по стране прокатились волны крестьянских выступлений. Участники мятежей выступали главным образом под флагом «беспартийности» и выдвигали требования: «Долой продразвёрстку!», «Да здравствует свободная торговля!», «Свобода для всех!», «Советы без большевиков!». 
А тут ещё и прокатившаяся летом 1921 года засуха, которая уничтожила посевы. Плодороднейшие районы Кубань и Северный Кавказ, являвшиеся житницей страны, не дали не только хлеба для снабжения населения, но и семян для нового посева. Советская Россия оказалась перед новым страшным бедствием – голодом.Станица Баталпашинская заметно обнищала, многие магазины были закрыты. Рабочий паёк в 1920 г. по стране составлял – 124 г хлеба, 12 г мяса, 12 г постного масла на человека в день. Это при условии, что карточку удавалось отоварить.
▲ Если БЕЛЫЙ террор с окончанием братоубийственной вакханалии прекратился, то КРАСНЫЙ не знал ни конца, ни начала, ни даже перерыва. Массовый террор стал называться КРАСНЫМ с «легкой руки» Свердлова в ответ на убийство меньшевика, примкнувшего накануне революции к большевикам, «эмигранта-интернационалиста, не большевика» (как указывалось в некрологе, опубликованном в «Красной газете» 31 августа 1918 г.), председателя Петроградского ЧК Моисея Соломоновича Урицкого. 
Троцкий тут же поддержал Свердлова, и произнёс пламенную речь о возмездии. А 5 сентября 1918 г. СНК принял уже постановление «О Красном Терроре».
▲ После октябрьского переворота в России большевики начали строительство нового государства. И хотя оно провозглашало «свободу, равенство и братство», но переход казачества на сторону Советской власти происходил медленно и трудно. Едва ли не с первых дней своего существования, в официальной политике Советского государства появилось враждебное отношение к казачеству. Оно не принадлежало ни к какому государству, ни в чьём подданстве не состояло, ни от кого не зависело и никому не подчинялось. Всё это новую власть раздражало.
▲ Ещё в начале становления Советской власти казачество было оклеветано Троцким, который утверждал, что якобы «казачество для России всегда играло роль палача», что «у казачества нет заслуг перед русским народом и русским государством». Так казаку незаслуженно и накрепко был прикреплён ярлык «сатрапа царя» и «нагаечника».
В 1917-м Ленин подписал Декрет «Об уничтожении сословий и гражданских чинов». На основании него ЦИК партии большевиков в 1918 г. утвердил программу борьбы с казачеством. Так по отношению к нему определилась политика государства. «Люди чести, доблести и славы» пугали новую власть, и она решила перемалывать их судьбы, а заодно и уничтожать их. Советское правительство не простило непокорных казаков и решило принести их в жертву российской и мировой революции. По отношению к ним было принято решение о проведении тотального (сплошного) КРАСНОГО террора.
Позже, 6 и 9 января 1923 г., Ильич призывал «очистить российские земли от всяких вредных насекомых». Под насекомыми он понимал не только «классово чуждые элементы» (дворян, чиновников, офицерство, казачество, духовенство и т. д.), но и «рабочих, отлынивающих от работы». Формы наказания самые разнообразные. От принудительных работ до работ «тягчайшего вида». Вождь собственноручно внёс в проект уголовного кодекса 5 статей. По ним следовало людей, несогласных с Советской властью, расстреливать.
▲ Выступая на заседании ВЦИК в сентябре 1918-го, Свердлов подчеркнул, что «на БЕЛЫЙ террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и крестьяне ответят массовым КРАСНЫМ террором против буржуазии и её агентов». 
На заседании коллегии Петроградской ЧК выступил Зиновьев (Апфельбаум). Он возбужденно требовал немедленно вооружить всех рабочих страны и предоставить им право самосуда над казаками. Призывал к расправе над «контрой» прямо на улицах, без суда и следствия. 
▲ На совещании работников политотделов VIII и IX армий Южного фронта было отмечено: «Казачество – это класс, который избрало царское правительство себе в союзники, опора трона. Казаки подавили восстание 1905 года. Их история запятнана кровью рабочего класса. Они никогда не станут союзниками пролетариата. Уничтожить как таковой, расказачить казачество – вот наш лозунг! Снять лампасы, запретить именоваться казаком, выселить в массовом порядке».
▲ 24 января 1919 г. Свердлов единолично подписал директиву Оргбюро ЦК РКП (б) о поголовном истреблении казачества. Зловещая директива чудом сохранилась в некоторых архивах. 
Вот некоторые фрагменты из этой неё: «... учитывая опыт гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества, путём поголовного их истребления. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно. Провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью... Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем сельскохозяйственным продуктам... Всем комиссарам проявлять максимальную твёрдость и неуклонно проводить настоящие указания. ЦК постановляет...» 
▲ Вот так и пошло: «ЦК постановляет...» Росчерком одного Свердлова – миллионы людей шли на эшафот. И всё неукоснительно выполнялось под страхом смерти. Многих, ни в чём не повинных, баталпашинских казаков без права возвращения на родину выселяли на чужбину: в Сибирь, Казахстан, на Северный Урал, Крайний Север и Дальний Восток. Там они строили железные дороги и заводы-гиганты, добывали руду на рудниках, рубили уголь в шахтах, валили и сплавляли лес в тайге. А ещё был Беломорканал, Магадан, Сахалин, Соловки… На Соловецких островах была устроена настоящая мельница смерти. Попав под её жернова, тысячи казаков разделили судьбу вырезанной старой интеллигенции, расстрелянного дворянства, уничтоженного офицерства и заморенного голодом хозяина-крестьянина. Казачьи районы опустошались не по дням, а по часам. На Дону и Кубани встретить мужчину на улице станицы стало редкостью. На Тереке с казаками расправлялись люди Серго Орджоникидзе. 
▲ Ныне покойный Федор Никитович Зеленский тоже в ссылке побывал. Правда, по собственной воле. Рассказывал, как его, 8-летнего пацана, потеряли, когда арестованную семью в Невинномысскую на вокзал везли. Так он, смекнул, и сам пошел туда, где эшелоны стояли. Приходит и говорит охранникам: «Так, мол, и так, пустите, дяденьки, меня с папкой и мамкой в ссылку». Пустили. А не пустили бы – сгинул парнишка с белого света…
Все эти меры имели основной целью или смирить непокорных, или уничтожить их физически.
▲ На самом деле ЦК ничего не постановлял. Когда истребление казаков уже шло полным ходом и они, защищаясь от неслыханного террора, восстали против Советской власти, 16 марта 1919 г. (в день смерти Свердлова – С.Т.) Пленум ЦК РКП (б) отменил январскую директиву Свердлова. 
Выступая в прениях, делегат от Московской губернской организации РКП(б) Н. Осинский сказал, что вся «организационная работа ЦК сводилась к деятельности одного товарища – Свердлова. На одном человеке держались все нити…»
Но было уже поздно – адская машина была пущена в ход. Да и как же её можно было остановить, если директива исходила от самого Председателя ВЦИК? Хотя народом и не избранного. 
Являясь одновременно и секретарём ЦК партии, этот человек в черной кожаной куртке и с 4-классным образованием, добравшись до власти не жалел ни стариков, ни женщин, ни детей. Большими организаторскими способностями по уничтожению людей на Урале он обладал ещё во времена революции 1905 года. 
Являясь «мозгом партии», Свердлов в уме ворочал тысячами имен, на память знал все большевистские кадры. Историки утверждают, что лозунг «Кадры решают всё» – впервые сказал не Сталин. Это сказал Свердлов. И в свою компанию он подобрал людей себе подобных. Это он внедрил для элитных комиссаров кожаную куртку, организовал расстрел царской семьи Романовых, сделал много-много других подлостей. Когда Свердлов умер, работу высших партийных органов, пришлось кардинально перестраивать, а его должности тут же были переданы Сталину и Калинину.
▲ Начавшееся физическое уничтожение кубанского казачества, было и духовным унижением баталпашинцев. В условиях народившейся Советской власти это было страшно и невероятно. Даже люди, симпатизирующие новому строю, с тревогой и недоумением вопрошали: «Неужто Советская власть несёт такой ужас?!»А среди её представителей были и тёмные, забитые люди, были и садисты, были и просто дураки. И все они считали, что казачество должно быть сожжено в пламени революции. Его необходимо обезлошадить, обезоружить и обезнагаить. Обратить в чисто земледельческий район.
И когда люди в кожанках кричали «Именем революции!» и командовали: «Пли!», многие казаки воспринимали эту чистку как месть Советской власти за «невинно убиенных» в годы Гражданской. 
▲ После освобождения (22.03.1920) Баталпашинской от белогвардейцев в здании совпрофа (дом на Училищной, принадлежащий ранее полковнику Свидину) с 9 до 15 часов уполномоченный ЦК Шейкин (Общество Содействия Жертвам Интервенции) принимал заявления от станичников на понесённые убытки во время Гражданской войны. Регистрировались заявления Ф. Г. Лагеревым.
▲ В марте 1920-го в Баталпашинской прекратили работу деникинские, кубанские и другие органы самоуправления; уволены служащие «бывших», за исключением врачей. 
Всем жителям Баталпашинской предписывалось в течение 6 часов после опубликования приказа сдать в местный ревком всё имеющееся оружие. Как холодное, так и огнестрельное, а также и патроны всех видов. После истечения назначенного времени по всей станице были проведены поголовные обыски. При обнаружении оружия или патронов виновные предавались военно-полевому суду. 
▲ В марте 1920 г. в Екатеринодаре Кубано-Черноморский областной партком вручил мандат председателя Баталпашинского отдельского революционного комитета пом. нач. штаба 50-й Таманской дивизии А. Н. Марчихину. Вместе с ним в Баталпашинскую выехали члены ревкома В. Малахов и Ф. Шматченко. Перед двумя последними была поставлена задача по организации и восстановлению партийных и советских органов. Позже в состав ревкома вошли также Спиридон Савин и Иван Борисенко.
▲ При поддержке отдельского комитета партии, во главе которого стоял старый большевик И. П. Пузырёв, прибывшие ревкомовцы занялись созданием органов революционной местной власти. Прежде всего, было уделено внимание образованию отделов ревкома, подбору для работы в них преданных Советской власти, способных людей.
▲ 24 марта 1920 г. решением Кубано-Черноморского областного ревкома в станице Баталпашинской был создан Баталпашинский отдельский революционный комитет (ревком), который возглавили местные большевики и представители армии. 
▲ Председателем ревкома был назначен Александр Никанорович Марчихин, членами – Владимир Малахов, Филипп Шматченко, Афанасий Баранов (зав. отделом управления), Г. Лазарев (зав. финансовым отделом), П. Борисенко (военный комиссар), Д. Гутякулов (зав. отделом здравоохранения), Я. Чайка (нач. политического бюро), Н. Долгов (зав. совнархозом), Могильный (продовольственный комиссар), Н. Фисенко (нач. милиции). Земельным отделом заведовал беспартийный В. Гаврилин. Впоследствии в состав ревкома были введены Леденёв, Левин и другие. 
Штаб отдельского ревкома в течение 1920 г. доходил до 30–35 членов, из них 8 человек были коммунистами. 
▲ С первых же дней Марчихин с головой окунулся в работу ревкома. Многим старожилам хорошо запомнилась его выступление на первом съезде представителей Карачая и Черкесии в ауле Эльбурган, деятельность по созданию Национального Совета при ревкоме. Именно он заложил основу создания автономной области, В 1936 г. Марчихин был избран председателем Сулимовского горисполкома. В 1937-м стал «врагом народа», но выжил. В 1950-е годы проживал в Армавире. В сентябре 1957-го, когда отмечалось 400-летие добровольного присоединения народов Карачаево-Черкесии к России, Марчихин был награждён орденом «Знак Почёта».
▲ После убытия Марчихина, работу отдельского ревкома возглавил большевик Александр Дмитриевич Метелев – организатор и первый редактор отдельской газеты «Баталпашинская правда». 
▲ Вместо атаманского станичного правления в Баталпашинской создавались Советы. С изумлением наблюдали многие из «бывших», что «у руля» становились необразованные, некультурные люди. Многие бывшие гуляки и лодыри теперь распоряжались судьбой людей. Начался насильственный передел казачьих земель, массовые аресты и расстрелы недовольных. Участились случаи мародёрства, насилия станичников. В станице стали появ-ляться уголовники, выпущенные из тюрем. 
▲ 27 марта 1920 г. бывший комиссар и комендант ст. Баталпашинской Василий Васильевич Смирнов был назначен военкомом 2-го батальона 176-го СП 20-й СД X Армии. Оклеветанный по подлому доносу, он едва не погиб от рук чекистов. К счастью, 11 июня 1920 г. Смирнов из-под ареста был освобождён. А ведь это именно он с группой красноармейцев обезоружил в Теберде отряды капитана Соколова, генерала Абашкина, полковника князя Гагарина. Всего было взято в плен 52 офицера и 250 белоказаков.
▲ К началу апреля 1920 г. Советская власть была восстановлена на всей территории Северного Кавказа, в том числе и в Баталпашинском отделе Кубанской области. В начале апреля 1920 г. в Баталпашинском отделе был организован отдельский горский ревком, который подчинялся общеотдельскому ревкому. Его председателем был утверждён А. Кочкаров, заместителем – А. Кал-мыков. 
▲ Состоявшийся в Баталпашинской 27 апреля 1920 г. съезд горцев Баталпашинского отдела единогласно принял резолюцию о признании и полной поддержке Советской власти.
▲ «Карающий меч» продолжал вершить судьбы людей России. В Баталпашинской прошёл такой разбой, какого не было со времён Кавказской войны. Массовые расстрелы, заточение в тюремные застенки, переселение, ссылка, вынужденная эмиграция, захват казачьих домов и земель. Всё это стало обыденным.Декретом от 25 марта 1920 г. в бывших казачьих областях было отменено традиционное землепользование. Казаки лишились 53 млн. десятин земли (это почти 59 млн. гектаров). 
Были сформированы продовольственные реквизиционные отряды для конфискации у населения хлеба. Их цель – лишить казака права продавать своё зерно. Или просто захватить его от имени Советской власти. Естественно, не заплатив ни копейки. «Хлебная повинность» – 5 пудов с десятины, засеянной в 1919 г.Конфискованный хлеб, как правило, ссыпался где-нибудь, как попало. В большинстве своём он пропадал и гнил. 
▲ «Жидовские комиссары», партийные, советские и комсомольские активисты, красноармейцы, тщательно не разобравшись в сложившейся ситуации, под видом реквизиций врывались в хаты. Требуя хлеб, масло, яйца и сало, они вели открытый грабёж населения. Вместе с сельскохозяйственными продуктами конфискации подлежали любые ценности, которые удавалось обнаружить в нехитрой обстановке казачьей хаты. Отбирались деньги, дешёвые женские украшения из «дутого» золота, оклады икон, разная мелочь и личное имущество, купленные в своё время на ярмарках Баталпашинского отдела.
Забиралась сельхозтехника, для нужд РККА осуществлялась реквизиция коней и скота, на убой шли даже стельные коровы. 
▲ Как и предполагалось, баталпашинцы не захотели отдавать «пόтом заработанное» и стали оказывать яростное сопротивление. Властям пришлось привлечь войска РККА. Но озверевшие казаки, с колами и вилами, шли даже на пулемёты. 
«Несмотря на горы трупов, их ярость не поддаётся описанию» – заявил в письменном отчёте участник одной карательной экспедиции. 
▲ Всех казаков, независимо от их материального состояния и политических взглядов, относили к контрреволюционерам. До 1936 г. казаки не призывались и на службу в РККА. Лица казачьего звания, не коммунисты, в состав Советов, как и ревкомов, ни в коем случае не могли входить.
▲ Был растоптан быт и традиции казака. Его заставляли забыть о прошлом своих отцов и дедов. Таить в глубине души возвышенное чувство о своих предках и лучших традициях. 
Из лексикона станичников упразднялись слова «атаман», «станица», «еса-ул», «казак», «казачий круг» и др. За ношение штанов с лампасами, погон, царских наград, фуражек, мундиров, не говоря уже об оружии, хранение семейных фотографий – полагался расстрел на месте. 
▲ Запретили Пасху, Троицу, Петров день, престольные праздники, Рождество, Иордань, Прощёное воскресенье, День поминания усопших, церковный обряд венчания, крещение, исповедь, причастие... Всё то, что веками очищало совесть человека. Запретили традиции народа, обворовав его до нитки и доведя до нищенски-рабского существования. Запретили колокольный звон Покровской церкви и Николаевского собора. 
Прошла волна переименований улиц, многие из которых вряд ли назовёшь разумными. 
▲ «Советская власть будет беспощадным хирургом, и гнойных нарывов в Баталпашинском отделе не будет!» – писала местная газета. Это намёк на расстрел без суда и следствия. Были такие, против чьих фамилий в протоколе сразу было написано «расстрел». Особенно это касалось казачьих урядников и офицеров. Расстреливали без суда по донесению местного комиссара или по наговору соседки, даже безграмотных старух и стариков, еле волочивших ноги. Расстреливали на глазах у всей станицы с издевательствами.
Что-то не понравилось представителю Советов – ставили казака к стенке – и пулю в лоб. Или рубили шашкой. Служил у БЕЛЫХ – к стенке. А кто из казаков не служил? Все служили. Насильственную мобилизацию казаков в возрасте 18-50 лет под угрозой открытия пулемётного огня проводил и Покровский, и Шкуро. Значит, уничтожению подлежало всё наиболее жизнеспособное население бывшего Баталпашинского отдела! 
В памяти старожилов остались случаи, когда каратели «пролетарской диктатуры» вырезали казакам лампасы на ногах, выкалывали им глаза и приколачивали гвоздями к плечам погоны. 
Некоторых казаков привязывали вожжами к конскому хвосту и таскали до смерти волоком по пыльным баталпашинским улицам.
Казака, убившего насильника его жены, пьяные красноармейцы привязали к артиллерийской пушке и выстрелили. Очевидцы этого факта в Черкесске ещё были живы в конце 1980-х гг.
Людская молва уверяла, что казаков отправляли даже на Каспий, а там грузили в баржи и… топили. Скот же и имущество оставлялись на месте. 
▲ Вся вакханалия происходила якобы во имя идеи революции, предполагавшей освобождение, раскрепощение, возвышение человека труда! На са-мом же деле происходила противоположная ситуация. «Лихолетье», как говорили старые казаки. 
В 1970-е годы местные старики, собираясь на аллее улицы Первомайской, что напротив центрального городского парка в Черкесске, бывало, упо-минали имя Якова Вейцмана, наводившем «порядок» в Баталпашинской. Спустя десятки лет помнили этого садиста в кожаной тужурке. «Насадит казачат на лавку и расстреливает. Нам, повезло, чуть было не попали в его руки. А вот наши друзья менее сообразительными оказались…Царствие им небесное…».
▲ Что оставалось делать хопёрскому казаку, если его со всех сторон зафлажили, как дикого волка? Оставалась одна Кубань. Широкая. Бурная. Плыви вниз куда хочешь. Но с обоих берегов бежавших казаков отстреливали, как на охоте. Пытаясь спастись от произвола, баталпашинцы стали прятаться в лесах, уходить в горы к генералу Фостикову. Да от судьбы разве скроешься? Тут же, незамедлительно, последовал указ: «Чтобы воспрепятствовать уходу в горы казачества, нужно брать заложников из членов их семей и близких родственников, а имущество конфисковать». 
▲ 16 апреля 1920 г. отдельский ревком издал постановление № 27, на основании, которого запрещалось изготовление, продажа и распитие самогонки (араки). Граждане, нарушившие постановление, подвергались взысканию в административном порядке: первый раз в размере 10, во второй – 20, в третий – 30 тыс. руб. При несостоятельности к уплате штрафов – аресту от одного до трёх месяцев или общественным работам на этот же срок. Захваченные при этом самогонка, инструменты для её изготовления и посуда для её хранения конфисковывались и уничтожались. 
▲ С первых месяцев после установления Советской власти ст. Баталпашинская стала центром возрождения народов Карачая и Черкесии. Первый съезд народов Баталпашинского отдела, состоявшийся 27 апреля 1920 г. в админи-стративном центре отдела, приветствовал «Советскую власть и Советскую Россию, освободившую трудящихся Кавказа», единогласно принял резолюцию о признании и полной поддержке Советской власти и приступил к организации Советов в станицах и аулах Баталпашинского отдела.
▲ В апреле 1920 г. в Баталпашинской был создан первый женский отдел. Для оказания практической помощи в работе среди женщин, ЦК ленинской партии направил активных коммунисток в национальные окраины страны. 
Первый председателем Баталпашинского женсовета, по-тогдашнему – зав. женским отделом Баталпашинского отдельского комитета РКП (б), была вернувшаяся из армии уроженка ст. Отрадной М. Ф. Макеева – вторая жена революционера А. Г. Макеева. После её смерти заведующей женским отделом стала только что вернувшаяся с фронта Надежда Корнеева. Осенью 1921 г. её заменила Анна Александровна Бурина. 
Активно выступая за ломку устоев старой жизни, женотдел сплотил горянок, развернул повсеместную работу по ликвидации неграмотности, вовлечению женщин в активную общественную жизнь. Неоценимую роль здесь сыграли жены партизан – А. Лапина, М. Григорьева, М. Сотниченко и многие другие.
▲ Весной 1920 г. были зарегистрированы многочисленные конфликтные ситуации между гражданскими властями и военными. Один из них имел место в ст. Баталпашинской между отдельским ревкомом и командованием воинских частей. 
На заседании Баталпашинского ревкома 4 мая 1920 г. были отмечены многочисленные злоупотребления представителей РККА и вынесено постановление, в котором подчёркивалось, что «вся полнота власти в Отделе принадлежит лишь Отдельскому Баталпашинскому Ревкому, уполномоченному Кубано-Черноморским Ревкомом…». Предлагалось «Разъяснить и категорически указать всем частям и лицам, находящимся на территории Баталпашинского отдела, что они присланы не для управления, а в помощь Отдельскому Ревкому и потому обязаны работать по плану Отдельского Ревкома» (ГА КЧР фонд Р-4, оп. 1, д. 5, л. 15).
▲ Главари БЕЛОЙ армии всерьёз рассматривали вопрос о возможности осуществления интервенции Юга России. Они собирались поднять на «красной территории» восстание против большевиков. Находящийся в Крыму врангелевский штаб Русской армии разработал подробный, с учётом промахов Советской власти, план борьбы с большевиками. Вплоть до высадки на Кубань и Северный Кавказ десанта и диверсионных групп. 
Антисоветские центры Кубанской Рады и Терского правительства, различные горские организации, дислоцирующие в Грузии, также активно помогали повстанцам оружием, деньгами, агитацией и пропагандой.
Недолгий мир сменился новым противостоянием БЕЛЫХ и КРАСНЫХ. На три года Кубань и окружающие её территории стали центром мощного антибольшевистского движения.
▲ Восстановление народного хозяйства в Баталпашинском отделе продол-жало проходить в условиях острой классовой борьбы. Оставшиеся в России офицеры армии Деникина, опираясь на казачью и горскую верхушку, создавали вооружённые отряды, которые вели в течение 1920-1923 гг. на территории Баталпашинского отдела, а затем на территории Объединённой Карачаево-Черкесской автономной области, борьбу против органов Советской власти. Естественно, с противоположной стороны, со стороны КРАСНЫХ, все эти отряды именовались не иначе, как бандами.
История сохранила фамилии их главарей. Генералы Фостиков и Султан-Гирей, князья Джантемиров, Крымшамхалов и Узденов, полковники Андреев, Белов (Реутский), Бочаров, Васильев, Жуков, Минаков, Назаров, Серебряков (Даутоков), войсковой старшина Трубачёв, есаулы Арканников, Горленко, Марченко, Нагубный и Хащина, ротмистр Наурузов, поручики Васюков, Джантемиров и Петренко, подхорунжий Меркулов, казаки Дубков, Логвинов, Овчинников, Ропотов и Супрунов и др.Были также банды Курджиева, Абака, Яценко, Весенцова-Панжа, Якуты, Савенкова, Хмары, Погребнякова и Третьякова. 
▲ В апреле 1920 г. генерал-майор М. А. Фостиков, оставшийся в Баталпашинском отделе после поражения БЕЛОГО движения, возглавил в Карачае повстанческий отряд. В нём были кубанские казаки, помилованные бойцы бывшей РККА, монархисты-добровольцы, бывшие белогвардейцы. 
Первоначально во время своей партизанской войны повстанцы нападали на разъезды КРАСНЫХ, убивали активистов и коммунистов, устраивали погромы советских учреждений. Но действовали они разрознённо и стихийно, а их командиры, «как князьки, не хотели подчиняться друг другу. 
Находясь в Преображенском монастыре (Теберда), Фостиков установил контакты с казаками предгорных станиц и Кубанской области. На призыв генерала вступать в ряды повстанцев откликнулись офицеры из Баргустанского терского отряда полковника Лиснюкова, казаки Лабинского отдела во главе с есаулами Ковалёвым и Поперекой. В станице Бекешевской генерал наладил связь с казаками станиц Баталпашинской, Беломечетской и Усть-Джегутинской. 
▲ В дневнике М. А. Фостикова имеются записи того периода:
«Уже тогда (февраль 1920-го – С.Т.) у меня зародилась мысль в случае краха армии уйти с единомышленниками в горы и организовать борьбу в защиту поруганной чести Родины, но головокружительные события на фронте и в тылу, развал армии и растерянность главнокомандующих (тогда ещё был Деникин) путали планы.Имея сведения, что в Баталпашинском отделе находятся целые казачьи и горские части, я поспешил туда. Проезжая с 15 казаками через свою родную станицу Баталпашинскую, я был арестован толпой казаков и иногородних этой станицы, но по выяснении моей личности толпа устыдилась, и я был освобождён.Атаман Баталпашинского отдела генерал Абашкин оставил свой пост и скрылся на Теберде.
Его заместитель полковник Гречкин был совершенно растерян и не знал, что делать. Я предложил ему присоединиться ко мне, но от моего предложения он уклонился – и я заключил, что он намеревался сдаться красным». 
«По пути в станицах Преградной, Сторожевой и Зеленчукской наблюдал поголовное пьянство и заметил враждебность ко мне (здесь казаки меня не знали). Всюду ожидали большевиков, страх был приметен на лицах почти всех – поэтому, вероятно, и напивались! «Пропивали свою свободу» – как говорили.
Многие казаки из страха не оставались в станицах перед приходом «товарищей», а уходили в горы выжидать развязку. Прибыв в Сентинский (Преображенский) монастырь, я окончательно решил остаться на Кубани. Всё это происходило в конце февраля – начале марта 1920 года».
«Возвратившись ночью, офицер-карачаевец Бабла Кочкаров рассказал нам, что «товарищи» в ауле ведут себя хорошо (действительно, эта пария под командованием бывшего офицера Смирнова, расстрелянного потом большевиками за укрывательство офицеров и сочувствие контрреволюции, вела себя отлично). И этим подкупили некоторых офицеров, которые сдались. Многим Смирнов выдал пропуска. И они ушли к станице Баталпашинской. Большое число сдавшихся офицеров после были расстреляны в Баталпашинской, а между ними и генерал Абашкин – кубанец, атаман Баталпашинского отдела».
«Скрываясь по медвежьим углам Карачая, я зорко следил за поведением населения и большевиков. Ещё в ауле Даут карачаевцы мне говорили: «Твоя нюжна разбить тавариш большевик». Но, попрятав в горные трущобы свой скот, они не чувствовали на себе большевистской руки – большевики очень побаивались проникать в глубь гор».
«На другой день выбрано место для бивака, построены шалаши и из станицы (Баталпашинской – С.Т.) подвезено продовольствие. Набралось 98 человек (10 офицеров и 88 казаков)…».
«Большевики из Баталпашинской подсылают в монастырь своего шпиона, бывшего белого офицера, которого мы открываем и расстреливаем».
«18 июня, прибыв к себе на бивак, я принимаюсь за организацию частей: Казаков Баталпашинской свожу в одну часть и называю – 1-й Хопёрский полк (135 человек с пятью пулемётами). Всего в составе частей набралось 428 человек и до 50 офицеров. Спешно организую тыл в посёлке Хасаут-Греческий, где открываю лазарет».«Командирами полков назначены: …1-го Хопёрского – есаул Ларионов, храбрый, отличный офицер».
«…преступления, за которые офицер подвергался смертной казни: побег с позиции, побег из отряда, неподчинение приказам, грабёж, пьянство, насилие и оскорблении религии. За пьянство – в первый раз 25 плетей, в другой – 75 плетей, а в третий – смертная казнь».
«10 июля все части переведены на новый бивак в Широкую балку. Из района Баталпашинска… прибыли ко мне около 150 казаков с лошадьми и оружием».«Прибывшие из Баталпашинской за лесом жители сообщили, что в Баталпашинск 12 июля из Пятигорска прибыл штаб 12-й советской Кавказской дивизии с тремя полками, а со станции Невинномысская курсанты Майкопского училища, 304-пехотный полк с шестью орудиями и много боевых припасов».
«14 июля противник занимает Красногорскую. В станицах и хуторах от Баталпашинска до Красногорской красные грабят всё, реквизируют, жгут дома. А население от террора разбегается во все стороны! К ночи точно выяснены силы наступающего противника: 304-й, 305-й пехотные полки (1200-1400 штыков), курсанты – 250 человек, конная бригада 34-й дивизии – 400 шашек, конная бригада 12-й дивизии – 900 шашек, 6 орудий, 25 пулемётов».
«Этим набегом потрясён 305-й полк красных, но удачи у нас не было, счи-таю это неудачей. Важно было то, что к началу моих боевых действий под станицей Кардоникской большевики в Баталпашинской не имели покоя. Несколько раз они были вынуждены переселять свои учреждения, эвакуировать семьи коммунистов и т. д. Все учреждения и канцелярии, возвращаясь обратно в Баталпашинск, не разгружали свои подводы, а гарнизон станицы по ночам вовсе не спал и совершенно не раздевался до прибытия штаба и частей 12-й дивизии красных».
«К этому времени мои части усилились: 1-й Хопёрский полк – 650 человек» (всего более 2 тыс. чел., 35 пулемётов, 2 орудия – С.Т.)
«Противник в станице спал мирным сном под защитой Баталпашинска и Кардоникской группы, имея лишь караул с пулемётом на мосту. Атака с рас-светом произведена полками почти одновременно, запоздал лишь немного Лабинский полк, которому пришлось перейти вплавь через глубокое место реки. Мостовой караул не успел разобрать винтовки, и был весь целиком сброшен с моста в реку Кубань.
В станице произошла короткая перестрелка, главным образом стреляли коммунисты, которые выскакивали из дворов на тачанках и верховых лошадях, убегающие из станицы попали под шашки лабинцев. В станице изрублено 200 человек коммунистов (коммунистический эскадрон при IX армии – С.Т.). Взят в плен целиком хопёрский батальон в 550 человек (все казаки-донцы из пленённых на Черноморском побережье), 4200 снарядов для трёхдюймовых полевых пушек, 5 миллионов ружейных патронов и масса всевозможного груза (110 подвод). Денежные ящики с 2,5 миллионами рублей, главным образом советских».
«В Беломечётской я узнал о зверском убиении моих родственников: бабка, отец, сестра с шестью детьми и несколько родственников были расстреляны. Этот гнусный и невиданный до тех пор террор и зверство над моими родными зажгли у меня такую бешеную месть, что я поклялся перед Богом в будущем не пощадить ни одного коммуниста».
«Мобилизация проходит довольно хорошо, формируются до конца 2-й и 3-й Хопёрские полки – около тысячи бойцов (войсковой старшина Маслов)… В район станиц Баталпашинская–Бекешевская–Джегутинская высылается есаул Ильин с 20 офицерами для формирования 12-го кубанского батальона и 4-го Хопёрского полка».«11 августа. Наступление противника на Отрадную отбито хопёрцами и гарнизоном станицы. Красные снова потерпели неуспех и в беспорядке отступили. Пришла радостная весть, что наши части разбили красных под станицей Баталпашинской: 4-й Хопёрский полк и 12-й пластунский батальон очистили станицу, и 4-й Хопёрский полк занял её, захватив большие трофеи. Красные здесь отошли быстро к станицам Беломечетской и Ново-Георгиевской, а части 4-го Хопёрского полка захватили ещё станицы Суворовскую и Воровсколесскую». 
«13 августа. В районе Отрадной и Баталпашинской перестрелки. Баталпашинская группа красных конницей забирает станцию Курсавка, взрывает полотно железной дороги и с подкреплением от Невинномысской снова захватывает Баталпашинскую».
1 сентября 1-й и 2-й Хопёрские полки вмести с другими полками генерала Фосткова перешли через перевал Аишха. 4-5 сентября они были в селении Псху, где договорились с помощью грузинских пограничников о выезде в Сухум. «Абхазское правительство (комиссариат) закрывало глаза на моё присутствие в Псху и давало мне возможность занять большой район в пределах Грузии».
▲Станицы и аулы, приютившиеся в предгорных и лесных районах Северного Кавказа, стали прекрасным местом баз для формирования и действий вооружённых отрядов. В них всё больше и больше вливались недовольные Советской властью группы населения. Проводившиеся комиссарами «мероприятия» вызывали возмущение казаков, вынуждали их массами вступать в антибольшевистское движение. 
▲ День 1 мая 1920 г. в Баталпашинской был нерабочим, праздничным. В станице состоялся митинг. «После чтения и объяснения Конституции РСФСР митинг прошёл как собеседование. Небольшая сначала кучка слушавших вы-росла до толпы в 700-800 человек. Предлагались самые разнообразные вопросы. Особенно остро ставились вопросы о продовольствии и аннулировании денег. Ответы, вполне удовлетворившие граждан, даны тов. Савиным и тов. Максимовым. Митинг затянулся по обыкновению до сумерек» – писала «Баталпашинская правда».
▲ 25 мая 1920 г. исполняющий обязанности председателя Батапашинского ревкома В. Малахов приказом № 53 обязал жителей станицы в 3-дневный срок очистить улицы от мусора, который «при господствующих здесь ветрах содействовал распространению заразных болезней». Виновные в несоблюдении изданного распоряжения карались денежным штрафом 1000 руб. и общественными работами сроком до трёх месяцев. Начальнику милиции предписывалось неукоснительно следить за точным выполнением настоящего приказа.
▲ Весной и летом 1920 г. в Баталпашинском отделе возникли первые профсоюзные организации. Первым председателем отдельского совета проф-союзов стал И. П. Пузырёв. Отдельский профком был создан только в апреле 1921 г. 
Определённый вклад в укрепление и развитие профсоюзов Баталпашинска и Карачаево-Черкесии вложили председатель союза совторгслужащих, член партии с 1918 г., будущий кавалер ордена Ленина Ефим Кияшко, председатель союза работников просвещения Семён Сотниченко, председатель Всерабземлес Николай Кондратенко, председатель союза Медсантруд Марк Маркушевич, председатель союза строителей Пато Махов, председатель союза металлистов Николай Подгорный, председатель рабочкома механической мастерской (завод «Молот») Александр Хруслов.
▲ Иван Прохорович Пузырёв (1881-1942) – уроженец Смоленской губернии. По профессии рабочий-металлист. В 12-летнем возрасте он познал горечь непосильного труда. Работал кузнецом, слесарем на заводах в Латвии, Баку, Поволжье. Член РСДРП с 1906 г. Вёл большую организаторскую и политическую работу в Прибалтике, на Смоленщине, в Поволжье, Баку и на Северном Кавказе. Ни тюрьмы, ни ссылки не могли сломить этого человека. 
В 1914 г. Пузырёв переехал в станицу Отрадную, где работал машинистом на одной из мельниц, принадлежавшей Айвазову. В ноябре 1916 г. он организовал подпольный большевистский кружок, который, по сути дела, явился первой группой большевиков на территории Баталпашинского отдела. В него вошли 15 рабочих. В 1917-1921 гг. Иван Прохорович участвовал в установлении и упрочении Советской власти на территории нынешней Карачаево-Черкесии. В январе 1918 г. он был избран председателем организованного бюро по созыву I съезда Советов Кубанской области. Вместе с Макеевым руководил работой I съезда Советов Баталпашинского отдела. В годы Гражданской войны он был политическим комиссаром 9-й колонны, которой командовал Я. Балахонов. 
▲ Весной 1920 г., сразу же после освобождения Северного Кавказа, Пузырёв был отозван из армии и возвращён на работу в Баталпашинский отдел, где возглавил отдельский совет профсоюзов. Как член Баталпашинского отдельского комитета РКП (б), он принимал самое деятельное участие в создании партийных ячеек, учил молодых коммунистов практике партийного руководства. Он один из инициаторов создания первых в Баталпашинском отделе общеобразовательных школ, клубов, изб-читален, первых совхозов, частей особого назначения (ЧОН). Видную роль сыграл Пузырёв в издании газеты «Баталпашинская правда». 
▲ Покинув Баталпашинск, И. П. Пузырёв до 1933 г. вёл хозяйственную и профсоюзную работу в Армавире, Краснодаре и Туапсе, до 1942 г. – в Пятигорске и Ессентуках. В августе 1942 г. перед приходом нацистских оккупан-тов на Ставрополье, ослепший и ослабевший, он не смог эвакуироваться, и, чтобы не стать жертвой врага, покончил с собой.
▲ Приказом по Баталпашинскому отдельскому военному комиссариату от 24 мая 1920 г. всем военкомам, начальникам милиции, участковым комендантам и домохозяйкам предписывалось принять меры к выяснению проживающих в их районах бывших офицеров, чиновников, служивших в БЕЛОЙ армии.
▲ С 14 июня Фостиков создал в Кардоникской постоянный пост, который направлял в верховья реки Кардоник всех прибывающих казаков. Вскоре из них, прошедших школу Первой мировой и Гражданской войн, был организован 1-й Хопёрский полк им. генерала Шкуро (командир – сотник Погребняков).
▲ В Баталпашинском, Лабинском и Майкопском отделах приказами Фостикова были назначены атаманы, сформированы отдельские управления, введены должности атаманов станиц, старшин селений и аулов. Запрещалось проводить самочинные реквизиции у местного населения. Продовольствие и вооружение генерал обязал пополнять либо за счёт добровольных пожертвований, либо отбивать их у КРАСНЫХ.
▲ Атаманом Баталпашинского отдела был назначен полковник Бочаров.
2 июля 1920 г. он объявил исключительно по возрастному принципу мобилизацию в повстанческие отряды, которой подлежали не только казаки, но и офицеры, гражданские чиновники, врачи, фельдшеры, сёстры милосердия. Также предписывалось «собрать все имеющиеся у населения патроны, винтовки, пулемёты. Части их и бомбы и вместе с всадниками на подводах отправить в управление отдела». 
Но патронов у баталпашинцев было мало, и помочь в этом вопросе Фостикову они не могли. Патроны и оружие приобретали даже в соседней Грузии. При стоимости патрона 7 руб., например, одного баталпашинского быка меняли на 1285 патронов.
▲ Не видя больших результатов партизанской войны против большевиков, Фостиков прекратил её. В середине июня из нескольких разрозненных отрядов казаков он сформировал «Армию возрождения России» (АВР). Первоначально армия насчитывала в своих рядах 6 тыс. человек, в лучшие свои времена – до 12 тыс. бойцов. Объединив отряды в единую армию, генерал постарался навести в ней порядок и дисциплину. Он призывал к сохранению целостности России, пресекал сепаратистские стремления со стороны горцев и казаков. Из всех повстанческих подразделений, действующих в те годы на Юге России, «АОР» была единственным стόящим вооружённым формированием. 
▲ В июне 1920 г. постановлением РВС IX Кубанской армии и Кубано-Черноморского ревкома в Баталпашинском отделе было введено военное положение. Военные и карательные органы могли применять к восставшим любые меры вплоть до расстрела. Случаи мародерства были распространены достаточно широко. Это стало даже предметом обсуждения в большевистской прессе. 
В «Баталпашинской правде» (1920 г.,18 июня) в статье «К событиям в горах», отмечалось: «Состоявшийся несколько дней тому назад поход в горные станицы красноармейской части и конной милиции посеял среди населения отдела различные толки, а в некоторых станицах даже и беспокойство. Красноармейцы и милиция ходили в горы исключительно для того, чтобы положить предел тем нападениям, которые делаются изо дня в день бродячими офицерскими бандами на мирное население станиц. Но проведение этого плана полностью, без обыска на местах кадетских агентов, было совершенно невозможно, поэтому высшими властями и было разрешено произвести обыски, аресты, а где нужно, конфисковать имущество. Но, как известно, эти обыски и конфискации кончились тем, что местами было взято и то, что почти не следовало брать, и производились обыски там, где их и не нужно производить. Эти ненормальности дошли до сведения властей. Отдельский ревком и военные власти создали комиссию и послали на место происшествий для обследования и возврата всего взятого у населения имущества».
▲ 7 июля 1920 г. в Баталпашинской были аннулированы все денежные знаки, выпущенные «врагами РСФСР», что поставило многие учреждения в сложное положение.
▲ С мая 1920 г. молодое советское государство активизировало военные действия на Западном фронте против войск Польши и Врангеля. А для этого требовались новые людские и конные ресурсы. Газета «Баталпашинская правда» сообщала, что в день объявления в отделе первой мобилизации в РККА – 7 июля – «в центр отдела организованно прибыли многие сотни крестьян, казаков, горцев и настойчиво просили отправить их на польский фронт». Но на деле, казачество, не поддержавшее Добровольческое движение, тем более не хотело участвовать в военных операциях большевиков. Многие отряды и группы казаков стали скрываться от мобилизации в лесах Баталпашинского и Майкопского отдела.
▲ Этот любопытный документ вышел 9 июля 1920 г. Обязательное постановление Баталпашинского отдельского ревкома по Отделу продовольствия гласило: «В целях сохранения и разумного использования урожая ягод и фруктов воспрещается:
1) срывание с деревьев и кустов, произрастающих в садах, в незрелом виде всякого рода фруктов и ягод, что вызывает бесполезное уничтожение урожая их, а также приносит вред здоровью;
2) всякая поломка и порча вышеупомянутых деревьев и кустов. Ввиду того, что в большинстве случаев поломку деревьев и срывание плодов с них в незрелом виде производят дети, коим их родители надлежащим образом не разъясняют о вреде, приносимом подобными действиями, ответственность за детей несут их родители. За нарушение сего постановления виновные в сём подвергаются штрафу 10000 рублей, с заменой при несостоятельности тюремным заключением до 1 месяца».
▲ 15 июля в Баталпашинской была введена всеобщая трудовая повинность для лиц, не занимающихся общественно-полезным трудом. На ул. Покровской была открыта биржа труда, или, как её официально называли, орган учёта и распределения рабочей силы. Все лица, ищущие работу или без определённых занятий, должны были в обязательном порядке зарегистрироваться именно здесь. Те же, кто поступал на работу или принимал на работу, минуя биржу, подвергались строгому взысканию. 
▲ В одном из первых постановлений Баталпашинского отдельского ревкома, касающихся биржи труда, защищались интересы прислуги. Так, для всех людей, занятых в услужении, вводился нормированный «8-часовой рабочий день с перерывом для принятия пищи не менее получаса и не более двух часов». Кроме того, прислуга должна была иметь полный отдых в воскресный день и другие праздники, установленные Советской властью для трудящихся. Расплата с прислугой должна была проводиться согласно тарифным ставкам, выработанным для служащих и рабочих Баталпашинской. 
▲ К концу августа 1920 года в «АВР» были созданы десять полков (три Линейных, три Лабинских, два Хопёрских и два Урупских) и четыре Кубанских пластунских батальона. В окрестностях Баталпашинской вели скрытую борьбу ещё три его отряда, у которых было на вооружении 780 сабель, 90 штыков и 7 пулемётов
▲ Не имея конкретных указаний из Крыма, Фостиков всё же развернул на территории Баталпашинского, Лабинского и Майкопского отделов активные боевые действия. С июля до осени АВР вела с регулярными частями РККА не скрытую, а уже открытую войну. Совершая налёты на населённые пункты, «Армия» всячески мешала проведению в жизнь мероприятий Советской власти. Её бойцы терроризировали население, громили советские учреждения, расправлялись с беднотой, учителями, партийными, комсомольскими и советскими работниками и активистами. 
22 июня «АВР» заняла станицу Сторожевую, 6 июля – Передовую, 8 июля – Кардоникскую, 13 июля – Зеленчукскую, 7 августа – Беломечетскую, 15 августа – Бекешевскую, 17 августа – Отрадную. 
▲ 22-26 августа в районе станицы Баталпашинской 1-й Хопёрский полк и 12-й пластунский батальон «АВР» вели ожесточённые бои против КРАСНЫХ. Прорвав фронт КРАСНЫХ частей, фостиковцы открыли выход к линии Владикавказской железной дороги и к Армавиру.
▲ Рано утром 4 сентября 1920 г. конный отряд «АВР» внезапно ворвался в Баталпашинскую. Бывшая учительница, председатель Баталпашинского женсовета Мария Федоровна Макеева должна была ускакать на лошади в Невинномысскую за помощью. 
Но в последний момент она отказалась от поездки и, спрятавшись за памятниками возле Николаевского собора, стала стрелять по кавалеристам генерала Фостикова. Здесь они её схватили и увезли из станицы. В степи, между нынешним аулом Красновосточным и станицей Бекешевской, белобандиты долго глумились над «комиссаршей»: насиловали её, избивали плетьми, вырывали волосы, резали груди, кололи тело кинжалами, упражнялись в стрельбе по ней из револьверов. Потом, вместе с другими красноармейцами, братья Супруновы из Бекешевской убили её. 
▲ Всего один день хозяйничали фостиковцы в Баталпашинской, но и за это короткое время они принесли станичникам много беды. В бою полностью погиб малочисленный гарнизон отдельского военного комиссариата, во главе с военкомом Ребергом, зверски были убиты комсомольские вожаки Василий Кошуба и Иван Жидков, красноармейцы Бахметьев Дмитрий Фёдорович, Ревякин Георгий Игнатович, Столяров Алексей, Тарасенко Антон Трофимович, Шепилов Егор Фёдорович, Округин Николай Ефимович и многие другие.
▲ Макеева первоначально была похоронена в станице Баталпашинской на кладбище, на месте которого после его снесения было построено ПТУ-17 (ныне улица Октябрьская). Позже останки Марии Фёдоровны были перенесены в центральный сквер Черкесска.
М. Ф. Макеева родилась в многодетной семье Фёдора Сухорады, казака ст. Подгорной Баталпашинского отдела. С раннего детства батрачила на соседа-богатея. Правда, ей повезло. Вскоре она переехала в Армавир, к старшей сестре – жене учителя Ивана Артюха. До 1917 г. работала учительницей в станицах Баталпашинского отдела. 
В 1917 г. в Армавире она познакомилась с А. Г. Макеевым, который стал её мужем после смерти первой жены. Именно от него, в общем-то, далёкая от политики, впервые услышала Мария о революционных идеях и взглядах Чернышевского, Белинского, Некрасова, прочитала некоторые труды Плеханова и Ленина. Увлекшись романтикой борьбы за свободу трудового народа, выполняла поручения мужа – распространяла листовки и прокламации на Невинномысской шерстомойной фабрике, беседовала с работницами об их нелёгкой жизни. В том же году она стала членом РСДРП (б). 
Первая беда обрушилась на неё в феврале 1918 г., когда был убит А. Г. Макеев. Дальнейшие события – переход власти в руки белоказаков – вынудили Макееву оставить на попечение сестры Екатерины старших детей и, взяв в руки винтовку, уйти с грудным ребёнком в партизанский отряд. Здесь её настигла ещё одна утрата: умер от переохлаждения маленький Вася.
▲ После освобождения Кубани от белогвардейцев, Макеева возвратилась к мирной жизни: открывала пункты по ликвидации неграмотности, детские дома, создавала комсомольские организации, устраивала благотворительные мероприятия, создавала мало-мальски сносные условия жизни для обездоленных детей и женщин, привлекала к активной общественно-политической работе женщин-горянок, а по ночам часто патрулировала с комсомольцами по станице.
▲ После смерти А. Г. Макеева, у Марии Федоровны остались на попечении две его дочери от первого брака – пятилетняя Любовь и трёхлетняя Надежда. Когда Макеева погибла, родственники отдали девочек в детский дом станицы Калниболотской. Надя вскоре умерла, а Люба выжила. Она жила в Краснодаре. Сначала работала учительницей, потом машинисткой в институте «Севкавгипропищепром». До 1963 г. она ничего не знала о своих родителях, их революционной деятельности и трагической гибели. 
В середине 1970-х годов старшая дочь Гордеевича от первого брака 60-летняя Журкина-Макеева Любовь Александровна проживала в ст. Отрадной. На местном кладбище покоится прах её отца. 
▲ В то время, когда основные силы левофланговой группы IX Армии сражались против главных сил Фостикова в верховьях рек Урупа и Большого Зеленчука, князь Крымшамхалов объединил контрреволюционные карачаевские и казачьи банды и начал теснить со стороны Усть-Джегутинской и Бекешевской 102-ю стрелковую бригаду, которая, сражаясь, отступила к Баталпашинской. 
9 сентября 1920 г. в окрестностях станицы Баталпашинской снова шли ожесточённые бои. Подоспевшие кавалерийские части 12-й дивизии наголову разбили банды и, преследуя их, 12 сентября заняли ст. Бекешевскую, а 16 сентября – ст. Усть-Джегутинскую и аул Джегутинский.
12-15 сентября 14-я дивизия освободила станицы Преградную, Сторожевую, Зеленчукскую, Кардоникскую, 21 сентября было занято селение Георгиево-Осетинское, 23 сентября – аул Каменномостский.
▲ Фостиков блестяще выполнил поставленную задачу по организации в тылу у КРАСНЫХ хорошо организованного вооружённого формирования. Но противостоять превосходящим силам КРАСНЫХ, в конечном счёте, «Армия возрождения России» не смогла. Сказалось отсутствие связи с Крымом, несогласованность действий с разгромленным десантом генерала Улагая, недостаток оружия и боеприпасов. Но самое главное – не получилось широкомасштабного восстания. Население Северного Кавказа должным образом мятежников не поддержало. 
Фостиков оказался один на один с превосходящими силами РККА. Во время боёв были почти полностью уничтожены 2-й, 3-й и 14-й Кубанские батальоны, большие потери имели и полки. При такой ситуации генерал принял решение отступать со своей армией на Черноморское побережье – в нейтральную Абхазию. По ущелью реки Малая Лаба его отряды отошли к ГКХ, а переход через него совершили через перевалы Белореченский и Аишха. После боёв под Сочи, которые продолжались до 10 октября 1920 г., остатки «АВР» вошли в Абхазию, где сложили оружие. После прибытия в Крым они продолжили сопротивление РККА и разделили судьбу Русской армии.
▲ В разгроме «Армии возрождения России» генерала Фостикова непосредственное участие приняли следующие подразделения РККА: 12-я, 14-я, 22-я, 31-я, 34-я СД (в составе 101-й и 102 стрелковых бригад и кавалерийской бригады), 17-я Кавказская горная кавалерийская дивизия и 2-й полк особого назначения. Им помогали 35-й и 38-й бронепоезда.
Общая численность войск Левофланговой группы войск РККА (по Н. Кратовой), сосредоточенных на фронте с «АВР» на 1 сентября 1920 г. составляла 15 733 штыка, 2407 сабель, 271 пулемёт и 48 орудий. 
▲ После того, как 18 июля 1920 г. вспыхнуло восстание против Советской власти в станицах Григориполисской и Прочноокопской, командующий IX Кубанской армией М. К. Левандовский издал приказ. На его основании следовало, что «… если население какой-либо станицы или хутора будет уличено в активной помощи агентам Врангеля или бело-зелёным бандам, то к таким хуторам и станицам будут применены самые жёсткие меры воздействия включительно до уничтожения дотла этих хуторов и станиц».
На следующий день, 23 июля, войскам последовал новый приказ, в котором подробно сообщалась технология проведения репрессий.
▲ 31 июля 1920 г. в Баталпашинске состоялось Чрезвычайное совещание Баталпашинского отдельского ревкома с участием особоуполномоченного представителя Реввоенсовета IX Кубанской Армии и члена ревкома Баталпашинского отдела Черемухина. На нём был рассмотрен вопрос о борьбе с повстанцами, выработан ряд конкретных мероприятий, подлежащих немедленному исполнению. Предлагалось даже проведение чистки личного состава Баталпашинского отдельского ревкома и других отдельских учреждений. Лиц, замеченных в антисоветской агитации и саботаже, надлежало немедленно передать Черемухину.
В этот же день в станице Баталпашинской «за контрреволюционные действия, сношения и пособничества противнику» по приказу Черемухина были расстреляны 22 станичника. В качестве заложников были взяты отец и сестра генерала М. Фостикова (впоследствии они были расстреляны).
▲ По всей Кубани было распространено «Обращение ВЧК к населению Кубанской области и Черноморского побережья» за подписью особоуполномоченного ВЧК по Северному Кавказу К. И. Ландера. В обращении говорилось, что «станицы и селения, которые укрывают БЕЛЫХ и ЗЕЛЁНЫХ, будут уничтожены, всё взрослое население – расстреляно, всё имущество конфисковано». 
В случае наступления банд, расстрелу подлежали и все взрослые родственники повстанцев. И это были не пустые угрозы.
▲ 6 августа 1920 г. в ст. Кардоникскую вошли 305-й и 306-й полки 102-й бригады 34-й СД. По приказу начальника дивизии часть станицы сразу же была подожжена после входа в неё войск.
После проведённой операции Черемухин сожалел, что «поджог вёлся без всякой системы». Со знанием дела он «исправил ситуацию»: «Войдя эскадроном в станицу в 17 ч., я разослал кавалеристов по улицам станицы, разбив их по кварталам, и поджёг другую часть станицы, где не было пожара». Было уничтожено ¾ станицы. И всё же особоуполномоченный не был доволен результатом: «Поджог проходил второпях, так как было приказано немедленно преследовать отступающего противника, почему полностью станица не была сожжена».
▲ «От имени Советской власти заявляем: середины не может быть! Кто не с нами – тот против нас! А с противниками Советская власть разговаривает огнём и железом…» – сообщалось в Приказе-воззвании № 2, выпущенном 9 августа 1920 г. в Баталпашинске. Приказ подписал Черемухин (позже он был осуждён ревтребуналом и расстрелян – С.Т.) и управляющий делами Ф. Сладкович. 
На основании данных ему чрезвычайных полномочий, Черемухин постановил: «1. Станицу Кардоникскую, как пособницу белогвардейцам, враждебную советской власти, высказавшую эту враждебность в активном содействии белогвардейцам в их борьбе против советской власти – уничтожить». И уничтожил. 
Карающие меры были предусмотрены и в последующих 2–6 пунктах Приказа-воззвания.
«За контрреволюционность», «укрывательство белых» и «активное содействие белогвардейским бандам» попало под ликвидацию и селение Георгиево-Осетинское.Для выполнения этого пункта приказа у Черемухина не было войск, поэтому для подавления восстаний он решил привлечь карачаевцев, обещая передать им земли восставших казаков и осетин, но те, сославшись на куначество, чинить расправу над соседями отказались.
Жителям выше указанных населённых пунктов было приказано явиться с повинной в ст. Баталпашинскую «... для чего всё мужское население выше означенных станиц от 18 до 50 лет погрузить в эшелоны и под конвоем отправить на Север для тяжёлых принудительных работ. Стариков, женщин и детей выселить из станицы, разрешить им переселяться в хутора и станицы на Север. Лошадей, коров, овец и прочий скот, а также пригодное для военных целей имущество передать Кавтрудармии...». 
▲ В Российском Государственном военном архиве (РГВА), Ф.192 .3, д.1063, л. 28 сохранилась секретная телеграмма серия «Г» Наштакавказ:Екатеринодар 10 августа 1920 г, пр. 9238/с
7 августа в связи с налётом противника на Беломечётскую и создавшейся угрозой Баталпашинской… перед отходом полков из Кардоникской эта станица была уничтожена. 
Вр. Наштарм 9 Куб Машкин
▲ В конце августа 1920-го в Баталпашинской были проведены поголовные обыски. Циркуляр гласил: «при обнаружении незарегистрированных бывших белогвардейских офицеров – беспощадно уничтожать их; широко оповещать население о расправе со всеми контрреволюционными элементами». 
▲ Советское правительство срочно исправляло содеянное. Изворачиваясь во лжи, некоторые комиссары говорили о «перегибах на местах», обещали вернуть казакам отобранные права, казачье самоуправление. Но народ им уже не верил. Террор сделал своё дело. Оскорблённых, униженных и расстрелянных людей, сожжённые станицы и отобранное имущество простить они не могли.
▲ В декабре 1920 г. в Баталпашинский ревком прибыла целая делегация от БЕЛО-ЗЕЛЁНЫХ отрядов, скрывающихся в лесах Баталпашинского отдела. Банды Карпова, Стоволосова и Бабичева, утомленные безуспешной борьбой, соглашались сдаться при условии гарантии сохранения жизней.
▲ Во избежание утечки информации начальникам милиции предписывалось давать сведения в зашифрованном виде. Для этого из Баталпашинской по районам был разослан специальный ключ к шифру и дан перечень секретной информации, подлежащей шифровке.
▲ 21 июля 1920 г. в ст. Баталпашинской прошёл Баталпашинский отдельский землеустроительный съезд, на котором были намечены и определены земельные угодья каждого населённого пункта. Пахотные и сенокосные угодья предоставлялись только тем, кто обрабатывал её и не пользовался чужим трудом. Запрещена была также купля и продажа земли.
▲ В начале августа в связи с участившимися случаями хищения овощей с огородов баталпашинцев, военным комендантом станицы был издан приказ об искоренении среди воинских подразделений «этих проявлений вседозволенности». Было запрещено «всякое движение после 1 часа ночи», а также рекомендовано «всем увеселительным заведениям заканчивать свои представления и сеансы к 24 часам, чтобы граждане успевали добраться домой».
▲ С 7 августа 1920 г. в Баталпашинской, во дворе Учительской семинарии (ул. Красная), была открыта детская столовая для детей 14-летнего возраста. Обеды выдавались с двух часов дня, как в самой столовой, так и на дом. Стоимость обеда составляла пять рублей. «Столоваться» могли «дети беднейшего населения по удостоверениям комендантов или квартальных комитетов, предъявленных в отдел общественного питания при Продкоме». 
▲ Газета «Красные горы» от 6 ноября 1920 г. сообщала, что 31 октября в Баталпашинской провели воскресник по заготовке дров для больницы и школ; в тот же день бойцы 12-й кавдивизии дали спектакли, денежный сбор от которых поступил в фонд помощи фронту; что к двум детским приютам в Баталпашинской прибавился третий и для него союз строителей рабочих доставил 20 кроватей, а вскоре доставит ещё 30. Ниже – заметка о готовящемся в станице открытии детской столовой, гостиницы, дома призрения для стариков и инвалидов. Читатели газеты информировались также о положении за рубежом, на фронтах, в стране.
▲ В 1920-м г. Баталпашинская представляла собой утопающую в зелени садов станицу, с широкими и ровными просторными улицами, где между невысокими деревянными заборами и проезжей дорогой существовали просторные зелёные лужайки, на которых играли дети, паслась домашняя птица. Для станичников было дикостью выбрасывать на улицу перед двором мусор и навоз. 
▲ В течение 1920 г. на территории Баталпашинского отдела возникли во-семь колхозов и три совхоза. К началу 1921 г. число коллективных хозяйств увеличилось до 52. Большинство из них (36) составляли земледельческие артели и объединяли в своих рядах 12,1 тыс. человек. Благодаря выполненным мероприятиям уже в 1920 г. трудовые казаки, горцы и иногородние крестьяне получили в Баталпашинской по 1,5-2 десятины плодородной земли на едока.
▲ В 1920 г. зав. Отделом Управления отдельского Ревкома А. Баранов из-дал приказ начальникам отдельской и районной милиции, всем ревкомам Баталпашинского отдела: «Многими местными ревкомами и учреждениями на местах не сверяются имеющиеся у них часы с часами местных почтово-телеграфных учреждений, в которых благодаря частым сверкам с Центром, время более или менее точное.
Признавая необходимым, чтобы все советские учреждения начинали свои служебные работы и заканчивали их одновременно, предлагается впредь свои часы ставить по часам местного почтово-телеграфного учреждения».
▲ В ноябре 1920 г. в Баталпашинской проводился «День изъятия вещей у буржуазии» или как его называли «День ущемления буржуазии». Реквизициям подвергались все – не только крупные торговцы и богатые казаки, но и мелкие лавочники, кустари и прочие граждане, которые по каким-либо признакам подходили под категорию «буржуазия». Отбирались деньги, бельё, канцтовары, нитки, мыло, веники, конверты и другое. При этом конфисковывались даже вилы, сковородки, алюминиевые кастрюли. Отобранные вещи переписывались, а затем распределялись между бедняками. 
Вместе с тем Советская власть стремилась проводить на Северном Кавказе весьма осторожную политику. Например, наряду с общесоветской системой судопроизводства, здесь существовала и религиозная. Исключительно для мусульман учреждались шариатские суды.
▲ В декабре 1920 г. на территории отдела был создан Баталпашинский Совет народного хозяйства (совнархоз), который начал вести регистрацию промышленных предприятий, учёт рабочей силы. Он организовывал на местах прокатные пункты, различные мастерские. Совнархоз возглавляли Пузырёв, Левин, Растегаев. После образования ОКЧАО Совнархоз был преобразован в Карачаево-Черкесский совет народного хозяйства. Впоследствии функции совнархоза были переданы в управление местной промышленности (УМП). 
▲ В конце 1920-начале 1921 г. в Баталпашинском отделе стали создаваться части особого назначения (ЧОН). Эти военно-партийные отряды, создавались при заводских партийных ячейках и местных комитетах партии на основании постановления ЦК РКП (б) от 17 апреля 1919 г. В задачу этих отрядов входило оказание помощи органам Советской власти в борьбе с контрреволюцией и бандитизмом, защита важнейших объектов, проведение чрезвычайных операций и другое. Они использовались и как заградительные заслоны с тыла наступающих частей РККА и для карательных функций. Вначале они формировались из членов и кандидатов партии, а затем и из лучших комсомольцев. 
▲ В Баталпашинске ЧОН была создана в марте-апреле 1921 г. ЧОН состояла из отдельного батальона, в который входили 8-я, 9-я и 10-я отдельные роты. Эти роты размещались, соответственно, в Баталпашинске, Отрадной и Невинномысской. Штаб батальона ЧОН дислоцировался в Баталпашинске.
8-я отдельная Баталпашинская рота ЧОН была надёжным помощником 55-го дивизиона Рабоче-Крестьянской милиции в вооружённой борьбе с контрреволюцией. Командиром 8-й роты и одновременно адъютантом штаба батальона ЧОН был назначен Павел Иванович Окружко, член ВКП (б) с 1918 года, воевавший в Гражданскую войну в составе XI Армии. Уроженец ст. Баталпашинской, он малолетним подростком в 1912-1915 гг. работал батраком у частных владельцев Кирея Рассыпаева и Михаила Покользина. С апреля 1921 г. по февраль 1923 г. Окружко был командиром ЧОН.
ЧОНовцами были не только мужчины, но и многие женщины: Милашова, Грыкина, Кентина, Акулина и Вера Лапшины, Елена Красотина, Марфа Зозуленко, Анна Акимовна Дубкова – мать будущего первого секретаря Черкесского ГК ВКП (б) А. А. Дубковой.
▲ 11 января 1921 г. по станичным и аульским сельсоветам был разослан циркуляр Баталпашинского ревкома, который предписывал регистрировать и представлять списки желающих уехать на родину беженцев и военнопленных.
▲ С февраля 1921 г. в Баталпашинской конными разъездами и пешими милиционерами было установлено патрулирование с 24 ночи до 4 часов утра.Сотрудники милиции поквартально каждый вечер проводили проверки для выявления граждан, не имеющих документы.
▲ 10 февраля 1921 г. Отдел Управления Баталпашинского ревкома выдал распоряжение о проведении регистрации всех жителей ст. Батаплпашинской, тщательной проверки имеющихся у граждан документов, введении домовых книг, в которых вписывались все члены семьи квартиранты.
Обо всех квартирантах, проживающих в Баталпашинской, необходимо было ставить в известность милицию.
▲ 11 февраля 1921 г. решением Баталпашинского отдельского ревкома был ликвидирован станичный Баталпашинский ревком, а вместо него 25 марта был образован Баталпашинский городской Совет рабочих, красноармейских, казачьих и крестьянских депутатов, состоящий из 14 чело-век. 
К концу 1921 г. численность горсовета составляла 95 человек. В их числе было 39 рабочих и крестьян, 37 служащих, 19 красноармейцев. Из всего состава горсовета 36 человек были большевиками. Первыми членами Баталпашинского горсовета были Рыманов, Пономаренко, Чучулин, Пузырёв, Лина, Даниленко и другие. 
▲ 17 мая всем учреждениям Баталпашинской был разослан секретный циркуляр, который предписывал составить списки лиц, имеющих право на хранение и ношение оружия, а также лиц, лишённых избирательных прав, принимавших участие в составе БЕЛО-ЗЕЛЁНЫХ отрядов и «вообще подозрительного элемента».24 мая 1921 г. был созван съезд представителей 20 горских аулов Баталпашинского отдела для выработки мер по борьбе с БЕЛО-ЗЕЛЁНЫМИ. После доклада командира 101-й бригады 34-й СД Бериева съезд принял решения «оказывать власти всемерное содействие в борьбе с бело-зелёными». Были созданы отряды самообороны.
▲ По указанию Ленина трудящимся Баталпашинского отдела в 1920 г. было выделено 250 тыс. аршинов мануфактуры, денежная сумма в размере 100 тыс. рублей и земли на равнинах.
▲ Даже после того, как армия Врангеля была разбита в Крыму, а меньшевистская Грузия стала советской, многие повстанцы Кубани всё ещё ожидали помощь извне, с помощью которой надеялось сломить большевистский режим.
Весной 1921 г. вся территория Кубанской области была разделена на определённые участки. Все они были закреплены за определёнными подпольными организациями. Во главе их стояли опытные, энергичные офицеры, на которых возлагалось руководство действий местных повстанческих отрядов. 
Организацию повстанческого движения в предгорной полосе Кубанской области в 1921 г. осуществляли есаул Андрей Кузьмич Арканников, полковник Виктор Михайлович Серебряков (Даутоков), полковник (войсковой старшина) Александр Дмитриевич Трубачев, полковник Белов (Реутский), полковник М. Н. Жуков и другие.
▲ После разгрома армии Фостикова ухода отряда генерала Султан-Гирея в Грузию, Серебряков, оставшись с небольшой группой казаков, скрывался в районе станицы Ахметовской (Лабинский отдел), а затем прибыл в район станицы Бекешевской. В марте 1921 г. ему удалось создать «Хопёрскую сотню», а к апрелю объединить ряд повстанческих отрядов и создать «Организацию народных войск Северного Кавказа», которая насчитывала в своих рядах четыре полка вооружённых людей.
Когда в состав «Организации» вошёл отряд есаула Арканникова, то объединённый отряд был преобразован в «Первую Кубанскую повстанческую армию», которую возглавил старший по званию полковник Серебряков. 
8 мая, у горы Сычовой (20 вёрст к северо-востоку от Баталашинской) произошла стычка объединённого отряда с частями 101-й бригады 34-й СД и конным резервом милиции.
19-20 мая в районе аула Карамурзинского вместе с отрядом Ропотова «повстанческая армия» попала в западню и была разбита. Сам Серебряков попал в плен и 30 июля был расстрелян. Ропотов и 60 пленных бойцов были расстреляны на месте.
Арканникову с частью повстанцев удалось уйти, и уже в июле его группа вошла в состав партизанского отряда полковника Трубачёва. В ноябре 1922 г., оставшись только с одним бойцом, Арканников добровольно сдался властям.
▲ Полковник Трубачёв с 14 июля командовал Горного Кубанским партизанским отрядом. В него вошли отряды Арканникова, полковников Белова и Васильева, которые в своё время отказались воевать под командованием Серебрякова. 
В начале октября 1921 г. 1-й Хопёрский конный полк, которым командовал Васильев, перешёл через Марухский перевал в Грузию. В одной из стычек с КРАСНЫМИ полковник попал в плен.
Отряд Трубачёва действовал до ноября 1921 г., а когда командир был убит, отряд распался. В первых числах ноября вместе с сотниками Буниным и Стацюрой, хорунжими Мищенко и Гребенюком, частям РККА добровольно сдался и полковник Белов, скрывавшийся в пещерах в районе ст. Исправной. 
▲ Интересный факт описан научным сотрудником КЧИГИ к.и.н. Н. В. Кратовой в книге «Повстанческое движение на Кубани и в Пятигорье в начале 20-х годов ХХ века» (с.187). 
После конфликта с советскими работниками, командир дивизиона Логвинов (он был также помощником командира 93-го полка 16-й кавдивизии, которой командовал Я. Балахонов) с частью бойцов в августе 1921 г. перешёл на сторону мятежников и стал видным лидером повстанческого движения.
«Его переход сорвал кампанию по добровольной явке под гарантии амнистии, объявленную командиром 16 дивизии Балахоновым. Вместо ожидавшейся сдачи отрядов Савенкова, Хмары, Супрунова, Погребнякова и Третьякова, действовавших в районе Баталпашинска, за период с 25 июля по 1 сентября 1921 года сдалось лишь 56 «бандитов». Логвинов пользовался большим авторитетом не только в своём отряде и среди местного населения, но и среди своих бывших однополчан, оставшихся в дивизии. Будучи профессиональным военным, прекрасно зная тактику красных, и, имея широкую сеть осведомителей среди жителей станиц и совработников, он был неуловим для красноармейских отрядов, высылавшихся для его поимки. Специально для ликвидации отряда Логвинова и других отрядов был сформирован «Сводноэкспедиционный отряд Баталпашинского района» под руководством командира 39-й стрелковой бригады П. Блинова. Несмотря на абсолютное превосходство, как в живой силе, так и в вооружении (на 350 бойцов Логвинова был брошен 2000-й отряд с пушками и пулемётами), предпринимавшиеся в течение сентября облавы и засады успеха не принесли».
Когда в сентябре 1921 г. Блинов издал приказ об амнистии, бойцы отряда Логвинова, устав от тяжёлой и, главное, бесперспективной борьбы, согласились сдаться. Но во время встречи отряда Логвинова с представителями 16-й кавдивизии было принято решение не разоружать отряд, а привлечь его к борьбе с оставшимися повстанческими отрядами. Комдив Балахонов поверил Логвинову.
С октября 1921 г. по май 1922 г. «Партизанским отрядом Логвинова» было ликвидировано 15 крупных и мелких повстанческих отрядов. В их числе отряды Супрунова, Третьякова, Джентемирова, Беззубова, Овчинникова, Кожевникова, сотника Бочарова, есаула Амосова.
▲ Общее руководство борьбой с повстанческим движением на освобождённых весной 1920 г. территориях Северного Кавказа осуществляло Кавказское бюро ЦК РКП(б), образованное 8 апреля 1920 г. В августе 1920 г. для руководства действиями по ликвидации мятежей и десантов в Ростов н/Д был направлен Серго Орджоникидзе, в Краснодар прибыл член РВС СКВО, командующий 1-й Конной армией С. М. Будённый. 
28 февраля 1921 г., на заседании Президиума Кавбюро ЦК ВКП(б) было создано Юго-Восточное бюро, руководившее работой в Донской, Кубано-Черноморской и Терской областях, в Ставропольской губернии. Непосредственную же ликвидацию повстанческого движения осуществлял РВС Кавказского фронта (СКВО) и реввоенсоветы действовавших здесь воинских частей. На территории Баталпашинского отдела ликвидацией мятежников руководил РВС IX Кубанской армии. 
▲ После образования 12 января 1922 г. Объединённой Карачаево-Черкесской автономной области в числе первых женщин-активисток были Люция Эрнестовна Бутте-Батчаева, Елена Павловна Борисенко, Лидия Аполлоновна Дубовик, Джалдус Муссовна Тхохова, Фатима Ионова, Хаджат Айтековна Джатдоева, Муза Шхамбулатовна Тлисова.
В декабре 1922 г. во время проведения выборов в Советы отсталая часть горцев выступила с протестом против участия в них женщин. Это событие отразилось на результатах голосования. Например, в состав Баталпашинского городского Совета попали только семь женщин: А. Лапина, М. Милашова, Н. Григорова, М. Алфёрова, А. Бурина, Н. Корнеева и Коннова. В 1924 г. в состав Совета была избрана 21 женщина, в 1925 г. – 98, в 1926 г. – 183.
▲ К 1922 г. частям РККА удалось ликвидировать основные антисоветские центры в Крыму и Грузии и уничтожить практически все повстанческие отряды, действовавшие на Кубани и Северном Кавказе (Ставрополье и Пятигорье).
Население, разорённое войнами, истощённое репрессиями и голодом, сникло перед окрепшей Советской властью и в дальнейшем не могло ей противостоять. Увидев результаты возрождения народного хозяйства и НЭП, люди стали постепенно привыкать к советскому режиму.
16 марта 1922 г. Карачаево-Черкесское военное совещание издало приказ, в котором гражданское население станиц и аулов призывалось «помогать Советской власти, давать сведения о скрытом оружии, бандитах».
▲ В течение последнего года сформированный в Баталпашинской продовольственный отряд комсомольцев обнаружил и конфисковал 180 тайников, в которых станичники скрывали зерно. 
▲ 11 января 1919 г. СНК принял декрет о продовольственной развёрстке, согласно которому всё количество хлеба и фуража, необходимого для удовлетворения госпотребностей, развёрстывались между производящими хлеб губерниями и дальше – между уездами, волостями, деревнями и дворами (использовался принцип круговой поруки). 
Крестьянам оставляли определённое количество продовольствия для питания, фураж для скота и зерно для посева. Всё остальное зерно подлежало изъятию за деньги. Но так как деньги потеряли в то время своё значение, фактически у крестьян отбирали излишки хлеба бесплатно. Угроза голодной смерти (но не угроза голода) в городах и в армии была устранена. Пайками было обеспечено практически всё городское население и часть села. Постепенно система пайков была заменена оплатой труда натурой.
▲ Продразвёрстка, введённая Советским правительством, была успешной не из-за жестокости продотрядов (хотя эксцессов не могло не быть!). Причина в том, что крестьянство, получившее от Советской власти землю и освобождённое от долгов, выкупных и арендных платежей, не пошло на конфликт с властью. Хотя, разумеется, реквизициям оно сопротивлялось. Нередко возникали и вооружённые столкновения.
▲ В 1920 г. в России было около 4400 совхозов. Примерно половина из них была подсобными хозяйствами заводов. Продуктивность их была не велика, а главное их появление враждебно встретили крестьяне, которые увидели в этом «восстановление помещиков под советским флагом». Директора совхозов занимали дома помещиков, а порой и сами бывшие помещики возвращались в свои дома в качестве директоров совхозов. Большой роли в снабжении городов совхозы не сыграли.
▲ Прошедший с 8 по 16 марта 1921 г. в Москве X съезд РКП (б) принял решение о переходе от военного коммунизма к новой экономической политике (НЭП), предложенной Лениным. Цель НЭП – восстановить доверие крестьянства к властям, для чего продовольственную развёрстку, то есть прямое изъятие продуктов, производимых крестьянством, заменить вначале продовольственным, а затем денежным налогом.
В целом Ленину удалось завершить Гражданскую войну двумя завершениями: решительной победой КРАСНЫХ над БЕЛЫМИ в Крыму и прекращение стихийного крестьянского сопротивления через переход к НЭПу. После войны бывшие противники примирились на основе признания советской государственности.Отныне предполагалось не забирать у крестьянина все «излишки» выращенных им продуктов, лишая стимула к расширению производства, а установить твёрдый налог – процентное отчисление от урожая.
Чтобы облегчить подъём промышленности, крестьянам позволили свободно продавать излишки своей продукции на рынке. В торговле и промышленности частично восстанавливался частный сектор. Однако право осуществления контроля над главными экономическими рычагами государство оставило за собой.
▲ В. И. Ленин, как председатель СТО, в телеграммах от 15, 16 и 18 февраля 1921 г. требовал от уполномоченного Наркомпрода на Юго-Востоке России М. И. Фрумкина ежедневной отправки центру 200 вагонов продовольствия. 
Но задание это было непосильное, не смотря даже на то, что контролировалось Ревтрибуналом. Наказания были суровыми. За то, что не был внесён продналог, у людей конфисковывали скот.
Поскольку Дон и Северный Кавказ весной 1921 года «были почти единственным источником хлеба для рабочих центра, советское правительство было вынуждено оставить здесь продразвёрстку в целом и после введения в стране продналога».
Но урожай 1921-го, а вернее неурожай, не принёс утешения. Жестокая засуха охватила Поволжье, Приуралье, юг Украины, Крым, Кавказ. Испепеляющий зной, суховей причинили громадный ущерб и земле Баталпашинского отдела.
▲ НЭП для многих оказался великой иллюзией. Интеллигенция, специалисты, которые не уехали и которые не были высланы в 1923 г. за границу, наблюдая за происходящим в стране, подумали, что революция завершается, что жизнь налаживается, здравый смысл возвращается и что с властью можно и нужно сотрудничать.
При НЭПе, то есть в период свободной торговли своим хлебом, обычная деревенская семья обеспечивала себя и кормила трёх горожан. Те, которые считались кулаками, кормили 15 горожан.
▲ В Москве одновременно с НЭПом, активными приверженцами которого были Бухарин, Томский, Сокольников, Рыков, появилась западная музыка (танго, джаз, фокстрот, уанстеп), западные кинофильмы и западные журналы. Женщины срочно из занавесок шили платья с низкой талией и коротко стриглись. 
Всё это быстро доходило до окраин России, в том числе и до Баталпашинской, в которой всё чаще и чаще стали появляться нэпачи в твёрдых старинных котелках, в кургузных, дудочками, брючках. Это были возродившиеся рядченковы и хавшановы, с их бытом «под Европу»…
▲ Основная масса населения была благодарна Ленину за не слишком жирный, но всё-таки сытный НЭП. По сути, позже, люди и плакали по умершему Ильичу в основном из-за НЭПа, хотя это была жалкая пародия на обыкновенную, нормальную российскую, дореволюционную действительность с бурной торговлей и изобилием товаров 18 тыс. ярмарок. 
▲ При НЭПе вплоть до 1927 г. в стране свободно работал частный рынок зерна, цена которого превышала государственную более чем вдвое. Но дело было не только в цене. К 1928 г. СССР был уже невероятно забюрократизирован. Чиновники по крупному подворовывали, повсюду царила полная неразбериха. Даже если крестьяне хотели сдать хлеб, у них это получалось с трудом. Они сутками стояли у ссыпных пунктов, их гоняли из одного района в другой. Безграмотное государство не в состоянии было конкурировать с частным предпринимателем. Кроме того, в стране царил товарный голод. Государственная промышленность производила мало и вяло.
▲ Получив секретный приказ № 393 IX Армии от 16 марта 1921 г. об уничтожении большого числа заложников из казачьих семей, председатель Баталпашинского отдельского исполнительного комитета Леденёв, заявил на заседании: «... надобность в этом приказе ощущалась уже давно, а теперь же, по получении этого приказа немедленно нужно приступить к осуществлению его... и взятию заложников». 
Леденёв чётко контролировал выполнение распоряжений Реввоентрибунала: следствия длились не более 10 дней, обвинительные заключения вручались за 3 дня до суда. Срок лишения свободы по так называемым делам «о госпреступлениях» для казаков увеличился от 10 до 25 лет.
▲ 25 марта 1921 г. в г. Баталпашинске состоялось первое торжественное заседание Баталпашинского горсовета, на котором был рассмотрен вопрос о работе ревкомов и дальнейших задачах городского Совета. 
Здесь же с докладом «О международном и внутреннем положении РСФСР» выступил Даниленко. Как гласят документы Государственного архива Краснодарского края (ф. р.102, оп. 1, д. 196, листы 1-3), «Баталпашинский городской Совет рабочих, красноармейских, казачьих и крестьянских депутатов постановил: «... политику Центральной Советской власти и Российской Компартии во всех отношениях всецело считать правильной и твёрдо проводить в жизнь». Позже на базе Баталпашинского городского Совета был образован Баталпашинский отдельский исполком, хотя в Баталпашинском отделе в ряде мест ещё продолжали функционировать ревкомы.
С 25 марта 1921 г. станица Баталпашинская вновь стала именоваться городом Баталпашинском.
▲ Еще свирепствовали расстрелы, когда будто по заказу в Баталпашинске начался голод. В тот страшный 1921 г. и природа помогала комиссарам гу-бить людей: град выпал с куриное яйцо. «Всё побил. Поля и огороды черными месяц простояли. Ни живого, ни какого…». Очень голодали станичники в том году. Аналогичный голод повторился в 1933 и 1947 гг.
▲ 28 апреля в Баталпашинске прошло общее собрание членов и кандидатов РКП (б) Баталпашинского отдела, на котором был заслушан доклад о замене продразвёрстки продналогом. Собрание одобрило решения X съезда партии и призвало всех трудящихся приложить все усилия по проведению в жизнь продналога. В массах проводилась большая разъяснительная работа о целях, задачах и сущности НЭП. 
▲ Как показала практика, сдача в аренду некоторых мелких и средних промышленных предприятий Баталпашинска (например, кожевенного завода, типографии и других) сыграла положительную роль. Арендаторы при заключении договоров обязывались произвести полный ремонт предприятия и осуществить новое строительство. 
Арендная политика содействовала привлечению частного капитала к восстановлению и развитию промышленности в городе, сохранила немногочисленные отряды рабочего класса, мелких товаропроизводителей, кустарей и ремесленников. Она ускорила восстановление промышленности, оживила товарооборот между городом, станицами и аулами отдела. Первыми на хозяйственный расчёт были переведены механическая мастерская (будущий завод «Молот») и городская электростанция.
▲ 29 мая 1921 г. перестал действовать Кавказский фронт Гражданской войны, открытый 8 декабря 1918 года.
▲ В мае 1921 г. в ауле Тохтамышевском на съезде представителей народностей долин Большого и Малого Зеленчуков – абазин, ногайцев и черкесов – была впервые высказана идея создания автономии для этих народов.
▲ В конце августа 1921 г. в Баталпашинске появились первые советские почтовые марки. 
▲ В один из осенних дней 1921 г. город Баталпашинск, уже привыкший к беспорядочным перестрелкам на пыльных улицах, к бешеному топоту копыт казачьих коней, к истошным предсмертным крикам на скаку исполосованных шашками людей, был взбудоражен. 
Первыми высыпали за ворота дворов босоногие пацаны в пёстрых от латок портках, за ними осторожно потянулись женщины: лица их выражали и досаду, и любопытство. А вскоре тут и там по-над оградами замаячили головы мужиков, не рисковавших покинуть пределы своей усадьбы.
В Баталпашинск вступила 6-я Чонгарская кавдивизия Первой Конной армии Будённого. В годы Гражданской войны этой дивизией командовал талантливый военачальник И. Р. Апанасенко. 
На Соборной площади состоялся митинг, на котором к жителям с приветственным словом обратился начальник дивизионной ЧК Подсоцкий. 
А вскоре им же были взяты под стражу бывший атаман станицы Баталпашинской Максим Ренсков, регент церковного хора Николай Иваненко, зажиточный казак Прокофий Понамарёв, крупный скототорговец Филипп Бород-кин. 
▲ 26 ноября 1921 г. в Баталпашинске состоялся съезд представителей народов Баталпашинского отдела «на котором присутствовали представители Наркомнаца, Карачаевского округа и чересполосных русских населённых пунктов». Съезд принял решение ходатайствовать перед высшими органами Советской власти об образовании автономии Карачая и Черкесии, а также обсудил вопрос «О борьбе с бандитизмом». С докладом по данному вопросу выступил Д. Н. Гутякулов. Съезд обязал ещё существующие на местах ревкомы «организовать для борьбы с бандитизмом в каждом населённом пункте самооборону». К концу года отряды самообороны были созданы в Баталпашинске.
▲ 5 декабря 1921 г. в Баталпашинске состоялся I съезд Советов рабочих, крестьянских, казачьих и горских депутатов Баталпашинского отдела, на котором присутствовали 129 делегатов из 54 населённых пунктов. Главная повестка дня – образование автономии Карачая и Черкесии. По окончании съезда был избран Совет из 95 человек, качественный состав которого был: по партийности – 36 членов РКП (б) и 59 беспартийных; по профессии – 39 рабочих и крестьян, 37 служащих, 19 красноармейцев; по образованию – 32 имели высшее и среднее образование, 63 – низшее. 
▲ 6 февраля 1922 г. ВЦИК издал декрет об упразднении ВЧК и её органов на местах. Лишившись чрезвычайных полномочий и действуя на основе только что созданных уголовных законов, задачи ВЧК выполняло ГПУ, находящееся в составе НКВД. Возглавил ГПУ при СНК (с 1923 г. – ОГПУ) Ф. Э. Дзержинский, а после его смерти – В. Р. Менжинский. 
▲ «Предпринятые со стороны местного ГПУ меры способствовали ликвидации организованных в Баталпашинском отделе банд, общим числом до 173 человек, то есть политический бандитизм совершенно изжит. Уголовный бандитизм, как и организованные банды, также ликвидирован. Однако не закончена борьба со ското-конокрадством» – писала местная га-зета.
▲ На состоявшемся 24 февраля 1922 г. в Баталпашинске земельном съезде казачьих и крестьянских депутатов было принято решение об оказании помощи голодающим районам России, хотя сами трудящиеся Карачая и Черкесии испытывали в это время серьёзную нужду в продовольствии.
▲ 3 марта 1922 г. был издан приказ № 1 по Объединённой Карачаево-Черкесской автономной области, в котором объявлялось для сведения и руководства постановление ВЦИК об образовании области. Этим же приказом утверждался состав областного ревкома, в который вошли от Карачая – Курман-Али Курджиев (председатель), Али-Султан Герюгов, Магомет Батчаев, от Черкесии – Даут Гутякулов (заместитель), Ахлау Ахлов, Асланбек Калмыков, от русского населения – возвратившийся с фронта и назначенный комиссаром областного военкомата Яков Балахонов (заместитель), Николай Ковалёв и Александр Селиванов.
▲ В 1922 г. в Москве при ВЦИК было образовано представительство Карачаево-Черкесии, которое выражало интересы области в экономическом и культурном строительстве. Возглавил представительство член областного ревкома коммунист Рябов.
Евгений Максимович. Рябов (р. 1894) был первым председателем ЧК Карачая и ЧК ОКЧАО, а затем – представителем области в Москве. В Первую мировую войну Рябов был разведчиком Сунженского казачьего полка. От рядового дослужил до пом. командира разведывательной сотни, получил за храбрость 4 солдатских Георгиевских креста и 4 медали («Полный бант» – как говорили тогда). В июне 1917 г. в Гомеле он стал большевиком. 
▲ Весной 1918 г. Ленин распорядился направить Рябова на службу к Дзержинскому в ВЧК, где он под руководством «Железного Феликса» до октября работал комиссаром. В 1919 г. вместе с героями Гражданской войны И. Федько и А. Пархоменко он воевал на Украине, участвовал в формировании частей РККА в Крыму и на Северном Кавказе, награждён орденом Красного Знамени. 
Вместе с Балахоновым Рябов принимал участие в операциях по уничтожению банд генерала Фостикова, полковника Серебрякова, есаула Хмары и других. ▲ Окончив Военную Академию, а в 1929 г. ещё и горный институт, командир корпуса (ныне это звание приравнивается к званию генерал-лейтенанта) Рябов с 1933 г. работал на Севере начальником управления золотодобычи.
С августа 1938 г. находился 132 дня под арестом в качестве «врага народа». В первые же дни Великой Отечественной войны Евгений Максимович вместе с женой и сыном ушёл добровольцем на фронт, где прошёл путь от майора до полковника. В 1947 г. Рябова отозвали из Южной группы Советских войск в Москву за новым назначением, где он получил …13 лет лагерей с последующим вечным поселением на Колыме. Только в 1955 г. пришла желанная свобода и полная реабилитация. Находясь на пенсии, был членом военно-научного общества при Центральном музее Советской Армии в Москве.
70-летие со дня своего рождения поэт и писатель Е. М. Рябов праздновал в 1964 г. в кругу старых боевых друзей в Черкесске.
▲ На основании ходатайства административной комиссии Карачаево-Черкесии о переименовании ст. Баталпашинской в город, ВЦИК на своём заседании 16 июня 1922 г., обсудив этот вопрос, постановила: «Переименовать станицу Баталпашинскую в губернский город объединённой Карачаево-Черкесской автономной области». Подписал постановление секретарь ВЦИК Авель Енукидзе. Постановление это хранится в государствен-ном архиве КЧР (ф. 19, оп. 1, д. 64, л. 49). Хотя, на самом деле, Баталпашинск назвался городом ещё с 25 марта 1921 г.
▲ С 30 августа 1922 г. зам. председателя ревкома области Гутякулов разрешил официальное ношение кинжалов без особых удостоверений и разрешений «как принадлежность костюма (черкески и бешмета) ... и национальный обычай» в г. Баталпашинске и других населённых пунктах Карачаево-Черкесии 
▲ С 20 сентября начались регулярные занятия в областной совпартшколе.
▲ С 23 октября в городе запрещалась «варка разных спиртных напитков и самогонки, продажа и покупка их», запрещалось также появление на ули-цах и в публичных местах в нетрезвом виде.
▲ «6 ноября (1922 г. – С.Т.) в помещении театра им. Луначарского состоялся вечер воспоминаний, посвящённый 5-й годовщине Октябрьской революции, на котором, присутствовали представители партийных, советских и профсоюзных организаций, воинских частей, станиц и аулов. После 10 часов вечера состоялась пьеса «Красный Октябрь» с участием оркестра духовой музыки. 7 ноября в 10 утра в театре состоялось торжественное собрание, где лицам, непосредственно принимавшим участие в Октябрьском перевороте, и добровольцам Красной Армии с 1918 года, вручены ценные подарки. В 1 час дня президиум вышел на Советскую площадь, где расположились войсковые части, советские учреждения, организации с революционными знамёнами и плакатами. 
После митинга, все присутствующие на параде участвовали в шествии по городу с оркестром духовой музыки, после чего разошлись по квартирам. В 4 часа дня для детей детских домов устроено катание по городу на автомобилях. В 4 часа дня в помещении Народного дома для представителей с мест и учреждений был устроен обед. С 7 часов до 8 часов в помещении театра для детей детдомов и учащихся совшкол было показано кино. С 9 часов в том же помещении для граждан и войск частей устроен бесплатный спектакль «Под стягом коммунизма». В этот день больным лазаретов, для Дома инвалидов, Арестного дома и лагеря принудительных работ выдавался двойной паёк». 
▲ 1922 г. не принёс спокойствия жителям Баталпашинска. Он прибавил работы: прячущиеся по ущельям и балкам мелкие группы белогвардейцев всё ещё совершали ночные налёты на хутора и затем исчезали в лесах. Спус-кались с гор банды Мара Шатова, Маджира Ногаева, Комаза Джемакулова и других. Они убивали коммунистов и сжигали первые клубы, угоняли скот и отнимали зерно. Многие станичники, выбитые с насиженных мест терроризмом, военными действиями и голодом, рассеялись по стране. 
▲ Осенью в Баталпашинске (с близкими хуторами) проживало около 17 тыс. человек, которые представляли 30 национальностей. 85% всего населения города составляли казаки. Горцев было несколько десятков человек. В основном все постройки города были одноэтажные. Двухэтажных зданий было только пять. Строились кирпичные, деревянные, саманные и турлучные дома. Мощение центральных улиц не было начато.
▲ С 15 по 21 марта 1922 г. в Баталпашинске, как и по всей России, проводилась Всесоюзная перепись городского населения. 
▲ В 1922 г. наметилось некоторое смягчение репрессий. Так в июле-августе в ОКЧАО выездной сессией ревтребунала был арестован 21 человек. И после рассмотрения дела 20 человек были освобождены, а один отправлен по месту жительства.
▲ В 1922 г. Н. К. Крупская составила рекордный список запрещённой литературы, который был оформлен в виде инструкции под названием «О пересмотре книжного состава библиотек к изъятию контрреволюционной и антихудожественной литературы». Инструкция мгновенно была распространена по всей стране. Из библиотек изымались книги философов Канта, Платона, Декарта, Ницце, Шопенгауэра. Писателей: Дюма, Лескова, Толстого, Боккаччо, Загоскина, Тэффи и кое-что из Гоголя.
Детям категорически запрещались сказки: «Котик-коток, серенький лобок», «Курочка Ряба», многие сборники русских народных сказок. «Конёк-Горбунок» проходил по разделу «порнография». Запрещён «Петя-петушок». Видимо по той же причине. 
Были запрещены стихи первого поэта России Сергея Есенина. Причём причина запрета – Троцкий, который любил стихи Есенина. Дальнейший ход советской истории обеспечит невероятную популярность Есенина. Особенно по тюрьмам и лагерям. Его стихи любили бывшие бандиты и воры, бывшие офицеры и инженеры, бывшие колхозники и рабочие.
В этом же году по инициативе Ленина чекисты выслали из страны тысячи независимых мыслителей, политиков, экономистов, религиозных деятелей, журналистов, писателей, поэтов, инженеров. Политическая и моральная оппозиция большевизму была полностью подавлена, границы – наглухо за-крыты. Контроль над лидерами был утрачен, «мягкие большевики» – ошельмованы и уничтожены. Журналисты были объявлены «подручными партии», а искусство было полностью подчинено задачам пропаганды.
▲ 24 ноября исполком ОКЧАО выдал Баталпашинскому горисполкому инструкцию о запрещении выдачи удостоверения личности «порочному элементу». Всех подозрительных лиц, не имевших документов, следовало задерживать и препровождать в областной отдел Управления. Городские органы самоуправления населения – десятидворки – также обязывались усилить надзор за «порочным элементом» и доносить в исполком обо всех приезжих в Баталпашинск.
▲ 30 ноября 1922 г. в Баталпашинске состоялся I учредительный съезд Советов Карачаево-Черкесии, на котором присутствовало более 400 делегатов. В работе съезда принимал участие секретарь Юго-Восточного бюро ЦК РКП (б) Анастас Иванович Микоян. Почётными Председателями съезда были избраны Ленин, Сталин и Троцкий. На съезде был избран облисполком, состоящий из 21 человека (в их числе было 15 коммунистов). 
Председателем облисполкома был избран К.-А. Курджиев, или Нану, как его любовно называли в народе, его заместителями – Я. Ф. Балахонов и Д. Н. Гутякулов, секретарём – М.-Г. Мансуров.
В 1968 г. в Черкесске проживали строитель Михаил Нанашевич и врач Евгения Михайловна Курджиевы. Их сыновья Борис, Валерий и Александр были внуками председателя облисполкома Курмана Али-Алиевича.
▲ Я. Ф. Балахонов, участник I учредительного съезда Советов Карачаево-Черкесии, был избран делегатом I Всесоюзного съезда Советов, который открылся 30 декабря 1922 г. в городе Москве. В этом году Яков Филиппович стал членом Оргбюро ОКЧАО, куда входили Малышенко (председатель), секретарь обкома комсомола Сердобольский, управляющий Госбанком Чаплыгин, командир ЧОН Еслар и начальник ОГПУ Иванов Сергей Иванович (1900–1937).
▲ По состоянию на 1 января 1923 г. в Баталпашинске действовали 5 детских домов, которые обслуживали 13 воспитателей (один из них – мужчина). В двух домах воспитывались 27 мальчиков и 40 девочек дошкольного возраста, в трёх других – 111 юношей и 99 девушек школьного возраста. Все дети обучались в школах при этих детских домах. 
В конце года детдом № 5 был расформирован, а в него была заселена Детская колония им. Будённого.
▲ С января 1923 г. облкоммунхоз стал арендовать в Баталпашинске баню, принадлежавшую ранее купцу Илье Рядченко. В этом же месяце в городе была создана «Чрезвычайная тройка» – комиссия по принятию срочных мер по нашествию мышей на горскую столицу. 
▲ С февраля 1923 г. зав. Баталпашинским базаром был назначен 48-летний беспартийный Ренсков Максим Васильевич, который «до февральской революции был атаманом станицы Баталпашинской».
▲ В феврале все мельницы, находившиеся на территории Баталпашинска и принадлежавшие частным владельцам Стоялову, Попову, Юрченко, Пучкину и Дьяченко, были национализированы и переданы в эксплуатацию коммунальному хозяйству города.
▲ В 1923 г. в Баталпашинске «по указанию сверху» был введён единый сельскохозяйственный налог (ЕСХН), который заменил многочисленные виды налогов – натуральный, трудгужналог, подворно-денежный, общегражданский, налог по восстановлению сельского хозяйства, различные местные налоги. 
▲ В 1923 г. пропускная способность Баталпашинской бойни (она располагалась в районе нынешней мебельной фабрики) составляла 20 голов в сутки.
▲ В июне 1923 г. в Баталпашинске были открыты первые кооперативные курсы на 40 человек, работающие под эгидой Карачаево-Черкесского кооперативного общества. 
▲ 13 сентября были национализированы домовладения аптекаря Потебни (ул. Покровская), бывшего атамана станицы Брянцева (Мостовая, 54), купца Рядченко (Соборная, 33), Галоева (Покровская, 153), а также вынесено постановление: «освободить помещение (угол Ильинской и Мостовой, 16) и оборудовать таковое под «Дом крестьянина».
▲ По состоянию на 1 октября 1923 г. в Карачаево-Черкесии насчитывалось 11 профсоюзных организаций, с числом членов 1114 человек, в том числе: Союз совработников – 473, Союз всеработземлес – 154, Союз всемедикосантруд – 125, Союз рабпрос – 146, Союз нарсвязь – 40, Союз горнорабочих – 55, Союз кожевников – 22, Союз металлистов – 16, Союз печатников – 7, Союз пищевиков – 50, Союз текстильщиков – 26. Все эти организации располагались в Баталпашинске. 
▲ В середине 1920-х гг. хорошо были известны имена активистов, вложивших заметный вклад в укрепление и развитие профсоюзов Карачаево-Черкесии. В их числе. Ефим Кияшко – председатель Союза совторгслужащих, Семён Сотниченко – председатель Союза работников просвещения, Николай Кондратенко – председатель Союза всерабземлес, Марк Маркушевич – председатель Союза медсантруд, Пато Махов – председатель Союза строителей, Николай Подгорный – председатель Союза металлистов, Александр Хруслов – председатель рабочкома механической мастерской и другие. 
▲ В 1923 г. на одного жителя Баталпашинска в среднем приходилось 3407 калорий питательных веществ, в том числе 314 – животных продуктов и 3093 – растительных веществ.
▲ В 1923 г. в Баталпашинске совершенно отсутствовал спрос на некоторые категории рабочих, например, на маляров и кровельщиков. Это объяснялось тем, что торговые предприятия не имели кровельного железа или оно было слишком дорого и недоступно для массового потребителя. 
▲ С 1 января 1924 г. удалось провести денежную реформу. «1 миллиард рублей 1923 г. равен 25 копейкам», – пишет в дневнике К. Чуковский. 
Первая стабилизация экономики благодаря НЭПу состоялась, и сразу после нее – смерть В. И. Ленина.
▲ В Баталпашинск всё чаще стали доходить слухи, что умирал Ленин. Ещё весной 1922 г. врачи объявили: болезнь прогрессирует, осталось не так мно-го времени, а потом паралич, немота, смерть. 
Осенью 1922 г. показалось, что врачам удалось перехитрить болезнь, и вождь набрасывается на работу. В декабре – новый удар. Находясь с 15 декабря 1922 г. в отпуске – из него он уже не возвратился. 
10 марта 1923 г. у Ленина произошёл новый, на этот раз тяжёлый инсульт, который положил конец его деятельности в области политики. Ленина перевозят в Горки. Неподвижность. Страшные головные боли. Бессонница. Изолированный оттого, что составляло смысл его жизни, окружённый ложью и оскорблениями, умирающий и беспомощный, Ленин фактически оказался под домашним арестом. Это провоцировало у него припадки озлобления по отношению в первую очередь к Сталину.
▲ В конце 1923 г. здоровье Ильича опять стало несколько улучшаться. Все надеялись, что он поправится и вернётся к работе. Но эти надежды не оправдались. 21 января 1924 г. в состоянии здоровья Ленина наступило резкое ухудшение. Вечером того же дня он умер на руках у «левого коммуниста» Николая Бухарина. 
▲ Все большевики признавали лидером только Ленина. На второе место, считается, претендовали руководитель военными силами России Троцкий, глава Петрограда и Коминтерна Зиновьев, глава Московского Совета и первый заместитель Ленина в Совнаркоме Каменев, редактор газеты «Правда» Бухарин и Сталин… И каждый из претендентов умел кроваво расправляться с политическими врагами, ибо каждого из них сформировала Гражданская война и Красный террор. Сегодня модно говорить о той борьбе за власть, которой на самом деле не было. 
▲ Рассекреченные спецсводки ОГПУ, которые после смерти Ленина составлялись ежедневно, свидетельствуют о том, что наследником народ считал Троцкого. Его имя чаще всего упоминалось после имени Ленина и в советской, и белогвардейской, и зарубежной печати. Как практический организатор октябрьского переворота в 1917-м, он лично сделал всё возможное и невозможное, чтобы в 1918-м однопартийное руководство в лице большевиков овладело Россией на 73 года. Убеждённый и вдохновенный фанатик, который, как и Ильич, не был в России без малого 15 лет, за исключением наезда в Петербург в 1905 году, он был создан не только для захвата валявшейся под ногами власти, но и для её удержания в гигантской стране. Он имел фантастическое влияние на Ленина. Вождь чувствовал это и благословляп Троцкого. 
Это Троцкий предложил Ленину название нового рабоче-крестьянского правительства Республики Советов – Совет Народных Комиссаров, создал позже РККА и лично написал текст военной присяги. Это он придумал символ державы: серп и молот. Это он учредил орден Красного Знамени, поправив его эскиз и образец. Блистая на митингах, «демон революции» хорошо владел не только ораторским, но и писательским искусством. Ленин явно уступал Троцкому как литератор и как оратор на больших и подчас враждебно настроенных собраниях в аудиториях. Троцкому в этом отношении вообще не было равных людей в революционной среде. Основным же делом из всего того, что совершил Троцкий для только что возникшего Советского государства, была его работа на посту наркома по военным и морским делам и председателя Реввоенсовета Республики. Это была его главная заслуга, несмотря на все допущенные здесь ошибки и даже преступления. Глубоко штатский человек, Троцкий не был и не пытался стать полководцем в прямом смысле слова. Он просто был одним из организаторов РККА и её главным комиссаром. Он же стал и главным организатором института политических комиссаров почти во всех частях и подразделениях РККА.
Проведя всю Гражданскую войну на фронтах, Троцкий вышел из неё в ореоле победителя. Его поезд перемещался по рельсам страны стремительно. Причём, по разным фронтам. Где было стране трудно – там был Троцкий. Никто не мог отказать ему в смелости и решительности. Он разгромил контрреволюцию и обеспечил безопасность страны.
Но, самое главное, Троцкому не хватало того, что в избытке было у Ленина, а потом и у Сталина – жажды власти. Он не был фанатиком власти. Он по-настоящему не боролся за власть ни в 1922-1923 годах, когда Ильич уже был серьёзно болен, ни после его смерти. Он наивно полагал, что ему достаточно и того, что у него уже есть. Он не понимал, что борьбу за власть необходимо вести до последнего смертного часа. 
Когда Ленин был уже при смерти, на Политбюро Троцкому предложили занять его пост (формально – зампред Совнаркома, фактически – глава правительства). Но Троцкий наотрез отказался от предложения и в итоге, после смерти Ленина, дал возможность Рыкову занять этот пост. Троцкий всегда сам уходил в сторону, не решаясь занять главный пост. 
Портреты Троцкого длительное время висели рядом с портретом Ленина. Но «вторым вождём» Троцкий никогда не был. 
▲ В 1920-е годы Троцкий не создавал в СССР никакого «троцкистского подполья», а в 1930-е годы он не возглавлял никакого международного заговора против СССР или против ВКП (б). В данном случае Сталину было необходимо до предела раздувать «образ врага», ибо это давало видимость какого-то оправдания жестоким репрессиям и террору 1936-1938 гг. Тогда самым страшным было обвинение именно в «троцкизме», которого не существовало ни как строгой системы взглядов, ни в смысле подпольной организации. И даже, наверное, сегодня никто не может хотя бы внятно изложить, пусть в небольшой брошюре, некие «основы троцкизма». Сталин называл сторонников Троцкого «левой оппозицией» или просто «оппозицией» с пояснением: «большевики-ленинцы». Но самое смешное состоит в том, что Троцкий никогда не был, ни большевиком, ни ленинцем.
▲ Ближайшему окружению Ильича давно было ясно, кто взойдёт на трибуну Мавзолея, кто возьмёт в свои руки власть в стране и кто станет действительным продолжателем дела Ленина. 
Этим человеком был Иосиф Джугашвили (Сталин), имевший и другой псевдоним – Коба. Его имя в сводках отсутствовало. В народе его просто не знали.Укрепляя свою власть, Сталин умело воспользовался ошибками своих противников, и их идеями: У Троцкого взял идею тоталитарного государства; у Каменева – исключение из партии как средство борьбы; у Бухарина – необходимость расстрелов в мирное время. 
В деле захвата власти Сталин был гением! Его утверждение о том, что по мере строительства социализма врагов у Советской власти будет всё больше, открыло путь широкомасштабному террору.
Весной 1922 г. Ленин ввёл новый пост – Генерального секретаря ЦК ВКП (б). По его предложению на этот пост был избран Сталин. Кстати, когда Сталин стал Генсеком, в стране было 300 городов Троцк, больше сотни – Зиновьевсков, 60 – Бухаринсков и ни одного Сталинска! Сталин и пальцем не шевельнул, чтобы был сталинский культ.
По силе характера, политической воле, беспощадности и многим другим качествам, которые необходимы в борьбе за власть, Сталин намного превосходил Троцкого. Оспорить лидерство Сталина, в руках которого была власть над партией, а в руках партии – власть в стране, не мог ни один из претендентов. Он был щедро наделён качествами, которыми природа обделила других советских руководителей,– решительностью и жестокостью. Он умел внушать любовь, благоговение и страх.
Кроме этого, Сталин многому учился, и многое в себе изменил. Он гораздо лучше, притом, быстрее, чем Троцкий, Бухарин, Каменев и Зиновьев, изучил все работы Ленина, и вполне успешно переработал теоретическое наследие вождя в довольно цельную концепцию «основ ленинизма», которая стала фундаментом как для ВКП (б), так и Коминтерна. 
Недавние соратники Троцкого, члены политбюро Зиновьев, Каменев, и другие сделали ставку на Сталина, ненавидевшего Троцкого. И тем самым подписали себе смертный приговор – со временем Сталин их всех уничтожил.
▲ Поздно вечером 21 января 1924 г. в здании облсовпрофа на траурное заседание, посвящённое жертвам «кровавого воскресенья» 9 января 1905 г., собрался весь партийно-хозяйственный актив города Баталпашинска. 
▲ Открытие заседания почему-то задерживалось, хотя горожан пришло много. Но вот на трибуну поднялся секретарь Карачаево-Черкесского оргбюро партии Даут Гутякулов. Было заметно, что он был взволнован, долго не мог начать речь. Потом, переборов себя, начал говорить прерывисто: «Товарищи!.. Всю нашу страну... Каждого советского человека постигло тяжёлое горе... Сегодня в 18 часов 50 минут в Горках скончался наш дорогой друг и учитель Владимир Ильич Ленин. Перестало биться сердце пламенного большевика...»
Зал ахнул и встал. Весть казалась невероятной. Люди не хотели смириться даже с мыслью об этом. Умер человек, с именем которого, многие сидящие в зале шли в бой и без которого не мыслили жизни. Для них Советская власть и Ленин были неразделимы. Все встали, чтобы почтить память великого вождя. Склонив головы в скорбном молчании, стояли несколько минут. Скупые мужские слёзы на лицах бывших красногвардейцев, всхлипывали женщины. Только теперь до них дошёл весь страшный смысл этой горестной вести. Заседание в тот вечер не проводилось, но многие остались в зале, чтобы сообща разделить неизбывное горе.
▲ Д. Гутякулов выразил общую мысль: построить памятник Ильичу. Присутствующие дружно поддержали секретаря обкома. Всё было организовано по-военному чётко. Место для памятника определили на центральной площади Баталпашинска. Лицевой стороной решили памятник ориентировать на центральную улицу – Покровскую. Работникам облсовпрофа, бывшим столярам, Науму Шейкину и Николаю Лапину (он был председателем Союза строителей) для выполнения задания было поручено собрать лучших столяров и плотников города.
▲ Изготовление деталей для памятника было начато в одной из столярных мастерских, где собралось сорок мастеров. В их числе были известные по всей округе умельцы Яков Рудаков, Николай Орлов, Алексей Потапович Подлобков, Иван Васильевич Черников, Антон Тимофеевич Татуев и его брат.
Общими работами руководил зав. мастерской Егор Иванович Ларионов. Вместе с другими, самыми опытными столярами и плотниками, он сделал чертёж памятника, который решили изготавливать из архызского дуба и пихты. Была проблема с гвоздями и скобами. Их поковку наладил из толстой проволоки-катанки машинист электростанции Дмитрий Долгачев. Другие электрики вместе с заведующим электростанцией Карлом Ивановичем Леппе установили столбы, сделали проводку и осветили площадь электрическими лампочками.
▲ Январь 1924 г. запомнился своими морозами. Такой суровой земли не помнили и старожилы Баталпашинской. Улицы завалило сугробами. Резкий, порывистый ветер, не стихая ни днём, ни ночью, насквозь продувал узкие, кривые улочки бывшей казачьей станицы. Земля была скована морозом. Город притих. Работы по сооружению памятника вели всю ночь. Друг друга сменяли через каждые два часа. Котлован для памятника готовили курсанты областной совпартшколы. Они были привлечены к работе вместе с рабочими небольшой местной электростанции.
▲ Комсомолец 1920-х гг. Ильяс Чатович Махов вспоминал: «В тот год я учился в областной совпартшколе. Когда наши комсомольцы узнали о решении коммунистов, все, как один, пришли помогать. Землю мы оттаивали кострами. Слой за слоем. Действовать приходилось ломами да кирками. Руки примерзали к железу, но работа не прекращалась ни на секунду».
▲ Те дни хорошо помнил и Константин Фёдорович Котов, с 1919 г. связавший свою судьбу с партией Ленина. Он участвовал в знаменитых рейдах конницы Будённого. Партийный билет под Ростовом н/Д ему вручил комиссар Д. А. Фурманов – писатель, автор будущей книги «Чапаев». 
С 1921 г. Котов работал в ЧК Баталпашинска. «Не будет преувеличением, если скажу, что памятник весь город строил. Начали 21 января, всю ночь глаз не сомкнули, а уже 22 января в центре Баталпашинска стоял памятник Ленину. Считай за одну ночь, в трескучий мороз и ледяной ветер, поставили памятник» – вспоминал чекист. 
▲ Бывший командир сабельного эскадрона у Балахонова, кавалер ордена Красного Знамени Николай Николаевич Лапин рассказывал: «Мы работали потоком. Сначала готовили детали, а потом одни шлифовали их, другие собирали на площади. Сильно мёрзли руки. Как сейчас помню ту январскую ночь, огни костров, своих товарищей...»
▲ «Хорошо помню то время, – рассказывал Пту Бекмурзович Хутов, персональный пенсионер республиканского значения, член партии с 1939 г., – я тогда воспитывался в детском доме в Баталпашинске. Он находился в том месте, где ныне стоит областная библиотека. Было мне тогда 12 лет. Нас, четырёх одногодков, вызвала к себе заведующая и сказала, что есть важное задание. Тепло одев, нас отвели к скульптору Серенко. Как могли, мы помогали Арефию Логвиновичу. Таскали доски, подносили раствор, а когда раствор замерзал, мчались к костру разогревать его, чистили котлован».
▲ К утру 22 января памятник В. И. Ленину был изготовлен. На окрашенный под цвет мрамора, высокий деревянный постамент, при виде сверху представлявший собой правильную пятиконечную звезду, был установлен 12-метровый ажурный многоступенчатый обелиск, увенчанный красной звездой. Ниже звезды размещалась эмблема первого в мире рабоче-крестьянского государства – серп и молот. 
▲К этому времени скульптор-самоучка Арефий Логвинович Серенко закончил выполненный из гипса скульптурный портрет В. И. Ленина, кото-рый был установлен в центре памятника. На памятнике было всего одно слово – душевное, ёмкое и безграничное для тех лет – «ИЛЬИЧУ». Когда наступал вечер, свет звезды с серпом и молотом был виден далеко окрест.
А. Л. Серенко проживал со своей женой Анастасией Ивановной в Черкесске в доме по ул. Советской, 68, до самой смерти, которая постигла его в феврале 1968 г. Он был способным скульптором и оставил о себе хорошую память. В 1950–1960-е гг. жители и гости Черкесска имели возможность любоваться его фонтаном, установленным в центре города, и скульптурами, украшающими центральный сквер и Зелёный остров. Особенно выделялся среди них «Каменный цветок», выполненный по мотивам сказки Бажова. 
▲ Утром стало известно, что в Москве гроб с телом Ленина для прощания будет установлен на 5 суток в Колонном зале Дома Союзов, где он много раз выступал.Коммунисты Баталпашинска решили к этому времени благоустроить площадь у построенного памятника. На бричках и арбах с берегов Кубани был завезён гравий и песок. Ими засыпали спланированную и обнесённую штакетником площадь. Трудился весь город: и дети и взрослые.
▲ 27 января в Баталпашинске состоялся торжественно-траурный митинг, посвящённый памяти вождя. Чуть ли все жители бывшей станицы стали свидетелями открытия памятника Ленину. В почётном карауле стоял председатель облисполкома Курджиев, партийные и хозяйственные руководители, коммунисты. В чётком строю замерли бойцы 55-го отдельного кавалерийского дивизиона, размещавшегося в Баталпашинске. Выступавшие «высказывали свою горечь, непоправимость утраты, беспредельную любовь к человеку, который был им роднее отца, выражали ненависть к врагам народа, преждевременно сведшим в могилу Ильича».
▲ По данному случаю газета «Горская жизнь» писала: «Баталпашинск – пожалуй, один из первых городов в нашем Союзе, воздвигнувший памятник Ильичу ко дню его похорон. Памятник, правда, не капитальный, но уста-новкой его трудящиеся нашей области выразили своё отношение к делу Ильича, принесли этим клятву в неотступном выполнении его заветов».
▲ 12 февраля 1924 г. в газете «Советский юг», издававшейся в Ростове-на-Дону, была опубликована заметка следующего содержания: «Открытие памятника. 27 января в 4 часа дня, в момент опускания тела Ильича в могилу, при громадном стечении народа, в гор. Баталпашинске состоялось открытие памятника Владимиру Ильичу. Памятник деревянный, вышиною в 20 аршин, под цвет мрамора, временный – до сооружения более монументального из мрамора или бронзы, подобие того, что воздвигнут перед Московским Советом борцам революции на Советской площади».
▲ Пять миллионов человек прошли в январе 1924 г. у гроба В. И. Ленина в Москве. В их числе были и представители Карачаево-Черкесии. 
24 января делегаты от народов ОКЧАО Даут Гутякулов, Хасан Корпиев, Пётр Петровского и Евгений Рябов возложили к гробу В. И. Ленина венок с надписью «Защитнику и освободителю угнетённых национальностей Влади-миру Ильичу Ленину» – и стали в траурный караул.
Траурную вахту у гроба Ильича нёс и Умар Алиев, работавший в это время в Москве на ответственной работе в Наркомнаце.
▲ Живого Ленина видели наши земляки: Григорий Архипович Чекризов – бывший командир кавалерийского полка; Александр Никанорович Мар-чихин; Евгений Масимович Рябов; Павел Васильевич Рослов; А. Ф. Ларин – ветеран трёх русских революций и гражданской войны; С. Сёмин – бывший курсант объединённой школы имени ВЦИК (он также стоял в почётном карауле у гроба вождя); Ф. Оробей – бывший красноармеец Петроградского революционного полка; А. Белов – бывший политрук 1-й роты учебной школы 15-й дивизии; Г. Журавлёв.
▲ Нарком внешней торговли Красин, в далёком прошлом классный инженер и изготовитель взрывных устройств, которые использовались для большевистских террористических актов, предложил «дать гробнице Ильича форму народной трибуны, с которой будут произноситься речи на Красной площади». Генсеком партии большевиков Сталиным это предложение было принято и опубликовано в «Правде», поэтому II Съезду Советов СССР, открывшемуся 26 января 1924 г., ничего не оставалось, как принять решение проголосовать за Мавзолей. 
▲ История ХХ века целиком связана с именем Ленина. Земной бог, гений, вождь мирового пролетариата – таким являлся для миллионов людей много десятилетий. Нет ни одного города, ни одного села в бывшем СССР, где бы ему не был поставлен памятник или бюст, где бы его именем не назвали улицу или площадь. И это не только в СССР.
Ныне В. И. Ульянов (Ленин) не в моде. И даже больше, чем не в моде, то и дело, подвергаясь критике и «слева» и «справа. Его имя даже стараются выкинуть из истории страны.
Вот уже почти 100 лет Ленина критикуют за то, что вместо «диктатуры пролетариата» он дал старт «диктатуре партии» и прямой диктатуре вождя. Ленин всё больше считается только разрушителем, а «исторические достижения социализма» записываются на счёт Сталина: мол, Ленин оставил страну с сохой, а Сталин – с атомной бомбой. Первый – только сносил «до основания», а второй был создателем сверхдержавы. 
В 2010 г. в проекте «Имя Россия» В. И. Ленин вошёл в число 12 самых чтимых людей отечественной истории и занял по итогам голосования 6 место.Чтобы ни говорили ныне о Ленине, надо не забывать, что в течение 6 сложных, долгих – для октябрьского переворота – лет Ильич был её безусловным лидером, руководителем нашего государства. Гении только такими и бывают!
И пока улицы и площади во многих городах мира до сих пор носят его имя и в его честь стоят памятники, он им остаётся.
Хотим мы того или не хотим, всё же примем это как должное и как справедливое или нет, но веление времени. 
▲ В государственном архиве КЧР сохранилась расписка следующего содержания: «1924 январь 25 дня. Я, нижеподписавшийся гражданин города Баталпашинска золотых и серебряных дел мастер Ервант Нахопетов дал настоящую расписку инспектору предприятия Управления местной промышленности Безродному в том, что предъявленная им шашка для оценки, кавказского образца: работа хорошая, ручная, глубокой резьбы, серебро стоит 180 руб.; кость, вставка из камня и работа стоит 60 руб.; клинок стоит 15 руб.; ножны 10 руб. А всего саблю оцениваю в 265 руб. золотом, в чём подписываюсь».
▲ 31 января Пленум ЦК РКП (б) объявил по стране ленинский набор в партию, приняв постановление «О приёме рабочих от станка в партию». 16 февраля секретарь Карачаево-Черкесского оргбюро партии Д. Гутякулов сообщил Юго-Восточному бюро ЦК РКП (б): «Поданы коллективные заявления о вступлении в партию рабочих механических мастерских, помещающихся в г. Баталпашинске, в количестве 10 человек. Кроме того, поданы коллективные заявления о приёме в партию: 1) красноармейцами дивизиона ГПУ, 2) милиционерами, 3) пожарной охраной.
Оргбюро просит дать указание в отношении последних, т. к. они по роду работы не могут быть приравнены к рабочим».
▲ В 1924 г. в Баталпашинске появились первые тракторы «Фордзон».
▲ Призывники 1902 г. р., призванные в мае 1924 г. на службу в ряды РККА, были отправлены из Баталпашинска на ст. Невинномысская на 50 подводах, за что было уплачено 400 руб.
▲ В феврале 1921 г. в ст. Баталпашинской при милиции был организован адресный стол, где регистрировались все прибывающие и выбывающие лица из станицы. Но потом он прекратил своё существование.
В связи с отсутствием в городе Баталпашинске адресного стола, приказом областного административного отдела с 22 мая 1924 г. районной комендатуре вменялось в обязанность регистрировать прибывших и убывших граждан. Все предъявленные документы этих лиц подлежали обязательной регистрации в адресном столе.
▲ В 1923-1924 гг. в ведении УМП находились 240 мелких предприятий, на которых работали 1220 человек и 15 промышленных предприятий (Баталпашинский сульфатный завод, будущий завод «Молот» и другие). Все эти предприятия, на которых было занято 98 рабочих, находились в Баталпашинске. Производственно-технический и коммерческо-финансовый отделы этого Управления ведали вопросами строительства новых предприятий и распределения финансовых ресурсов. 
▲ В 1923 г. в Баталпашинске было 5 детских домов, в которых обслуживались 67 детей дошкольного и 110 школьного возраста. В 1924 г. детских домов осталось всего три: 
детский дом № 1 (Соборая,19), где были дети погибших красноармейцев. Среди них – 33 мальчика и 27 девочек в возрасте от 9 до 15 лет. Все они были пионерами. Детей воспитывали 16 служащих, руководитель Л. Алфёрова и заведующая Лапина Акулина Абрамовна; детский дом № 2 (Соборная, 21), где были беспризорники, в том числе 24 мальчика и 30 девочек в возрасте от 5 до 10 лет. Заведовал детдомом Анников, руководителем была Никулина; детский дом № 3 им. Самойлова (Училищная, 34), в котором было 56 беспризорников: 41 мальчик и 15 девочек в возрасте от 5 до 14 лет. Руководителем был Джемалоджидзе.
▲ 1 июля 1924 г. был образован Баталпашинский городской Совет рабочих, крестьянских, красноармейских, горских и казачьих депутатов. Он существовал до осени 1939 г., когда были проведены первые выборы в местные Советы по новой Конституции, а после них стал называться Черкесским городским Советом депутатов трудящихся. Первым председателем Баталпашинского горсовета был избран Серков.
▲ Качественный состав образованного в 1924 г. Баталпашинского городского Совета (всего – 110 человек, в том числе мужчин – 95, женщин – 15): по возрасту: до 25 лет – 18, 25…40 лет – 61, более 40 лет – 31; по национальности: русских – 101, карачаевцев – 5, прочих – 4; по образованию: высшее образование – 3, среднее – 43, низшее – 52, были неграмотными – 21; по партийности: членов РКП (б) и кандидатов – 35, членов РКСМ – 5, беспартийных – 70; по социальному положению: рабочих – 16, служащих – 26, работников просвещения – 11, красноармейцев – 3, кустарей – 5, прочих – 49.
▲ В 1924 г. при облисполкоме в должности кузнеца состоял Алексей Корсунов, кучерами на пароконке были Козьма Снулин и Василий Яковлевич Куксенко.
▲ На основании постановления ВЦИК и СНК от 15 сентября 1924 г. «Общее Положение о городских и сельских поселениях и посёлках», Президиум ВЦИК утвердил следующий список городов Северного Кавказа: Ростов-на-Дону, Новочеркасск, Нахичевань, Азов, Ейск, Миллерово, Шахты, Красный Сулин, Таганрог, Армавир, Кропоткин, Краснодар, Темрюк, Тихорецк, Майкоп, Новороссийск, Анапа, Геленджик, Моздок, Сочи, Туапсе, Ставрополь, Георгиевск, Минеральные воды, Прикумск, Кисловодск (без станции Кисловодской), Пятигорск (без станции Ново-Пятигорской), Ессентуки (без станции Ессентуковской), Железноводск, Грозный, Владикавказ, Баталпашинск (выделено автором), Нальчик, Торговый (этим же постановлением он переименован в Сальск – С.Т.). 
▲ 6 января 1925 г. в театре им. Луначарского г. Баталпашинска состоялись «Октябрины», на которых «новорождённых Колбасникова и Котлярова назвали Владимирами в честь В. И. Ленина». 
▲ Некоторые участники революции и Гражданской войны в 1925 г. переквалифицировались в советских миллионеров. Например, отдельные бывшие красные партизаны на Юге России сделали сногсшибательную бизнес-карьеру в овцеводстве. Их дочери отдыхали в лучших крымских санаториях, а сыновья кутили в казино.
▲ В течение 24 февраля–3 марта 1925 г. инспектора областной Рабоче-Крестьянской инспекции (РКИ) Ремизов и Карпенко на основании предписания Уполномоченного Краевой РКИ по Карачаево-Черкесии за № 237 в при-сутствии председателя Баталпашинского городского совета Серкова провели ревизионное обследование Баталпашинского Совета по программе ЦИК СССР.
В ходе проверки они выявили, что «Промышленность в г. Баталпашинске развита слабо, если не сказать, что её нет. Имеется 6 мельниц, из коих 2 являются паровыми, а остальные 4 – водяными со средней годовой пропускной способностью в 150 000 пудов зерна и 2 маслозавода, один из которых является частным с 10 000 пудов пропускной способностью, и лишь два мелких предприятия, как-то механическая мастерская (будущий завод «Молот» – С.Т.) и шерсть-ткацкая фабрика, которые обслуживают всё население области. Оба этих предприятия с общим числом рабочих до 60 человек. Что касается коммунального хозяйства, то таковое состоит из 103 домовладений, из коих 46 конфискованных и 57 муниципализированные полугородского типа от 1 до 3 квартир и коммунальные предприятия: горэлектростанция, баня, бойня и базар.
Население города Баталпашинска по сведениям Статбюро на 01.01.1925 составляло 18500 человек. Избирательным же правом пользовались 10412. Всего отстранено от выборов по городу 224 человека (служители религиозного культа, жёны бывших помещиков, живущие на не трудовой доход, имеющие наёмную рабочую силу с целью привлечения прибыли – совершенно ни в какой степени до выборов не допускались).
Всего членов профсоюза было 1074 человека, со следующими подразделениями: 1. Союз строителей (рабочих – 50, служащих – 2); 2. Совработники (рабочих – 54, служащих – 486); 3. Союз медсантруд (рабочих – 31, служащих – 71);4. Союз пищевиков (рабочих – 36, служащих – 15); 5. Союз металлистов (рабочих – 45); 6. Союз текстильщиков (рабочих – 26, служащих – 1);7. Союз швейников (рабочих – 12); 8. Рабис (рабочих – 2, служащих – 32); 9. Рабпрос (рабочих – 30, служащих – 137); 10. Всерабземлес (рабочих – 14, служащих – 30).Всего, следовательно, членов Союзов по союзам: рабочих – 300, служащих – 774. Для проведения работы по перевыборам была избрана избирательная комиссия из 3 человек. Комиссия кооприровала на свои заседания от каждого квартала по 2 человека. За 4 дня до выборов составлен список лишённых избирательных прав. За 7 дней до выборов всё население города через печать (имеется в виду периодическая печать – С.Т.) и через особо заготовленные объявления было оповещено о перевыборах. Коммунистические ячейки проводили собрания в районах, где ставились агитационные доклады о перевыборах.
Выборы проводились прямым голосованием, и никаких списков не подавалось, а в порядке поступления кандидатур производилось голосование. Всего по районам и в Профсоюзе было проведено 5 собраний. Всего в выборах участвовало 1 350 человек, в т. ч. женщин 170 или 12,8%, членов Профсоюза 746 человек или 70%, из них женщин 146 или 20%. Всего, следовательно, участвовало 18 500, что составляет 11,3% , а к избирателям 17%.
Количество населения пользующегося избирательным правом по выборам в 1925 года по гор. Баталпашинску: рабочих – 300, прислуги – 40, служащих – 734, хозяев без наёмного труда, в т. ч. сельскохозяйственных хозяев, кустарей и домохозяек – 10 412, инвалидов войны и труда – 182, учащихся (взрослых) – 60, красноармейцев – 185, безработных – 245.
Город Баталпашинск является чисто крестьянской станицей, где около 90% населения занимается земледелием. Те маленькие предприятия, которые имеются в городе, имеющие чисто городское значение, как-то мельницы, электростанция находятся в ведении УМХ и, ввиду того, что бюджет на 50 % питается дотациями центра, говорить о значении города в бюджете, как по приходу, так и по расходу не приходится.
Бюджет города на 1924/25 гг. определяется по приходу 67 000 руб., а по расходу 35000 руб. Коммунальные дома, торговые помещения и часть коммунальных предприятий, как-то баня, бойня и базар находятся в ведении Горсовета. Материальная база Горсовета недостаточна и заключается в недвижимом имуществе жилых помещений и предприятий всего на сумму 487 000 руб.
Баталпашинская центральная электростанция непосредственно подчинена УМХ. Район обслуживания энергией по расстоянию равен лишь 4,5 км и охватывает площадь и близлежащие кварталы, при чём сеть развёрнута без всякой последовательности и плана.
За время последнего пуска станции с мая 1923 года имелось 3 проекта развёртывания наружной сети. Последний проект и смета предусматривала развёртывание сети на 65 км, на что запрашивалось 98 000 руб., но никаких практических результатов до сих пор нет.
Станция предоставлена сама себе и дефицит её в 1923/24 гг. выразился в сумме 2815 руб.
Штат электростанции состоял из 10 человек: заведующего (т. Крылов), счетовода (т. Школьников), электромонтёра и его помощника, машиниста и его помощника, 2 кочегаров и 2 учеников. Весь штат вполне соответствует своему назначению, особенно, заведующий, который окончил электромастерскую школу и имеет 17-летнюю практику в этом деле. Зарплата выдаётся из расчёта 14 рублей на человека. Кроме содержания, служащие пользуются бесплатным освещением, а заведующий и монтёр пользуются также бесплатной квартирой при электростанции.
Здание построено в 1910 г. Первоначально оценка его 12 700 руб. Изношенность кирпичного здания – 50 %, деревянных построек – 75%. Котельное и машинное отделения находятся в одном помещении. Станция имеет 2 машины-локомобиля – одну системы «Генрих» 10 атм., 37 л. с., вторую – «Генрих Ланц» 10 атм., 43 л .с. при средней изношенности 40%, две динамо-машины: одна системы «Сименс Шукерт» 220 в, 160 ампер и вторая – «ВКЭ» 220 в, 130 ампер при средней изношенности до 25%. В настоящее время работает одна машина в 43 л .с., а вторая, ввиду неисправности котла, к работе непригодна.
Нагрузка машин в среднем 80% , полной нагрузки нет по причине малого количества абонентов, увеличению которых мешает короткая линия воздушной сети.На 1 ноября 1924 г. свечей было отпущено 8890 (в месяц), а на 1 марта 1925 г. – 15000 свечей (в месяц). Стоимость за 1 свечу для абонента составляет 7,5 копеек в месяц...».
▲ При перелистывании старых комплектов газет, с их пожелтевших страниц (это вовсе не привычный и достаточно штампованный эпитет – газетная бумага была скверная и действительно пожелтела от времени) встает образ уже далекого времени. На исторической дистанции оно кажется особенным. Но, как и вся страна, жители Баталпашинска очень многое не знали.
С течением времени в стране утвердилась командно-административная, бюрократическая система, подвергавшая советских людей эксплуатации, жестоким испытаниям, многих из них – массовым репрессиям, а бывшее казачье сословие и целые народы – геноциду.
Интернационалисты видели, что практически всё население бывшей Российской империи настроено против них, кроме узкого слоя «передовых» рабочих, что составляло несколько десятых процента населения России. 
Впервые в мире большевики применили против собственного народа истреблением крепких русских люде. Зато достигли и предотвратили возможное сопротивление. В целом же был ослаблен народ, точнее население страны. А чем оно было слабее, тем легче было им управлять, вертеть во все стороны. Во имя всеобщего равенства осуществлялись также многочисленные экспроприации, конфискации, национализации.
▲ К моменту смерти Ленина всё было сделано, всё расставлено по местам. Три основных государственных рычага власти и подавления – ЦК партии, ВЧК (в дальнейшем ОГПУ, НКВД) и армию – возглавляли и контролировали на местах только интернационалисты. На уровне высшего руководства (в составах первых ВЦИК, Совнаркомов, даже ЦК РКСМ), средних руководителей, а равно и на местах, в губерниях, позднее в областях, равно и в военных округах, все руководящие нити находились, мягко сказать, не в русских руках. Один русский на десять нерусских.
▲ Различные учреждения, наркоматы, главки, канцелярии, редакции газет и журналов, издательства, музыкальные школы, училища, консерватории, театры, филармонии, разные ассоциации и медицинские учреждения, то есть все средства влияния на население страны – молниеносно были заполнены своими людьми. И передоверить «своё дело» другим они не могли и занимались им лично. Могли ли они допустить, чтобы рядом с ними зазвучала настоящая русская поэзия, писались настоящие картины, строились красивые настоящие здания, командовали настоящие офицеры? Куда же тогда деваться им? 
▲ В советской прессе широко был распространён метод псевдонимов. Старая конспиративная привычка дореволюционных большевиков иметь несколько фамилий или прозвищ объединилась с еврейским стремлением к анонимности. Свои «товарищи» (редакторы, журналисты, критики), заполнив редакции советских газет, журналов, отделы печати и издательства, крепко держали в своих цепких руках печать, подливающую керосин в огонь репрессий. Партийная пропаганда постоянно формировала «образ врага», против которого направлялся гнев народа. 
▲ История показала, «что товарищи пламенные революционеры» оказались практически неспособными к созданию и управлением первого в мире социалистического государства. Беда состояла ещё и в том, что наше социалистическое государство началось со лжи. С лживых лозунгов и декретов. Уместно будет напомнить, что ни один из лозунгов, принятых на II Всероссийском съезде Советов, не был претворён в жизнь.
Объявили диктатуру пролетариата, а установили диктатуру группировки. Объявили мир хижинам (не понятно: почему хижинам? В России – в основ-ном – избы, хаты и дома), а страну ввели в бойню Гражданской войны. Для всех стран война закончилась в 1918 г., а в России кровь лилась ещё 5–6 лет. Объявили: «Земля – крестьянам!», а землю у них вскоре отобрали вместе с лошадьми и хозяйственным инвентарём (землю до сих пор боятся отдать крестьянам, придумывают разные аренды). Объявили рабоче-крестьянскую власть – и тотчас против крестьян бросили регулярную армию, установили продовольственную диктатуру.
▲ С 1925 г. нерабочими днями для жителей Баталпашинска стали:1 января – Новый год, 21 января – День траура по случаю смерти В. И. Ленина, 22 января – День 9 Января 1905 года, 12 марта – День низвержения самодержавия, 18 марта – День Парижской коммуны, 1 мая – День Интернационала, 6 июля – День Конституции СССР, 12–13 июля – Курман-Байрам, 6 августа – Преображение, 1 октября – Покров, 7 ноября – День Пролетарской революции
▲ В 1925 г., когда в Карачаево-Черкесии шёл процесс становления автономии области, в мире бушевали страсти. Переворот в Персии. Восстание в Сирии. В Америке тянулся процесс невинных итальянских эмигрантов Сакко и Ванцетти, которых мстительные американские судьи посадят на электрический стул. Таинственная смерть председателя Реввоенсовета СССР Михаила Фрунзе. Предательское убийство дипкурьера Нетте, о котором вскоре поэт Владимир Маяковский напишет стихи. Столетие декабристского мятежа. Празднование 200-летия Академии наук. «Самоубийство» поэта Сергея Есенина. Амудсен летит на дирижабле на Северный полюс. В Москву прибыли шахматные чемпионы Ласкер и Капабланка для участия в международном турнире…
В Баталпашинске же всё было проще. Однако 100-летие со дня основания казаками-хопёрцами станицы Баталпашинской осталось незамеченным.
▲ С 1 марта 1925 г. в Баталпашинске было прекращено употребление русских мер (пуд, сажень, фут, аршин, и др.), а введено «употребление линейных, квадратных, весовых и объёмных мер при производстве, приёмке и отпуске товаров и изделий». 
▲ В апреле 1925 г. центральная часть Баталпашинска ограничивалась: с севера – ул. Почтовой, с востока – ул. Базарной, с юга – ул. Больничной, с запада – ул. Кубанской.
▲ В 1925 г., для детей в возрасте до четырёх лет, в городе был создан Дом матери и ребёнка на 20 койко-мест. В октябре действующие в Баталпашинске 3 детских дома были объединены в один и переведены в Зеленчукский район, где все 206 детей были размещены в бывшем мужском монастыре.
Летом были проведены месячные курсы избачей, на которых присутствовало 30 человек. В избе-читальне на Покровской площади было открыто почтовое агентство. В городе по-прежнему действовали три профессиональных учебных заведения: профшкола, школа рабочих подростков и педагогический техникум, при котором в 1925 г. было открыто горское отделение на 80 человек.
▲ Принимая во внимание «громадное значение Общества «Авиахим» в деле поднятия авиапромышленности и обороноспособности нашей страны», 12–14 июля 1925 г. были объявлены в Баталпашинске Днями «Авиахима». Во всех учреждениях были вывешены государственные флаги, в городе проведены торжественные собрания, митинг и шествие. 
В декабре областное «Общество Друзей Авиации, Химической Обороны и Промышленности», а чуть позже – Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству, приемником которого стало Всесоюзное ордена Красного Знамени добровольное общество содействия армии, авиации и флоту СССР, получило разрешение об открытии платной игры «Лото», с отчислением 5% дохода в пользу областной детской комиссии.
▲ «Несколько ленинских субботников проработали в 1925 г. с киркой, лопатой и ломом на строительстве железной дороги Невинномысск-Баталпашинская комсомольцы города. Героизм в труде показали учитель Иван Борисенко, шофёр Николай Бабичев, рабочий ремонтной мастерской Иван Колесников и десятки других комсомольцев».
▲ Сталин, придя к власти, опираясь на отдельные высказывания Ленина, постепенно начал подменять центральную идею большевизма – идею мировой революции – теорией, основывающейся на возможности строительства социализма в отдельно взятой стране. Впервые эта идея была озвучена на высоком уровне ещё в 1921 г. при живом Ленине.
В этих условиях Сталин поставил невероятную по масштабам стратегическую задачу – построить СССР – сверхдержаву, имеющую прочные позиции в мире, благоприятные условия для жизни народов. Он принял вызов истории и взял на себя ответственность за будущее страны. Вместе с тем он не скрыл от народа всех трудностей решения этой задачи: «Мы отстали на 50–100 лет. Нам нужно пробежать это расстояние за десять лет, иначе нас со-мнут».
▲ Переворот в экономике происходил на глазах нескольких поколений. Это был взрыв народного энтузиазма в условиях, когда страна напоминала осаждённую со всех сторон крепость. И нужно честно признать, что в то время без несгибаемой воли Сталина, его редкого организаторского таланта, способностей верно оценивать обстановку, прогнозировать, видеть последствия каждого предпринимаемого шага, было бы трудно. Только с таким подходом можно было в кратчайшие сроки вывести страну на передовые рубежи, превратить её в мощную державу с развитой индустрией, наукой, всеобщей грамотностью.
И всё это было достигнуто! Притом без больших внешних займов. 
▲ Главная экономическая идея руководства страны в 1925 г. – срочно поднять промышленность. Зампред ВСНХ Пятаков требовал: «Все средства, откуда бы они ни шли, гнать в основной капитал индустрии». 
По его мысли, эти средства легко было получить, если повысить оптовые цены на промышленную продукцию. Оптовые цены повысили. Соответственно тут же взлетели розничные цены. При этом закупочные цены на сельхозпродукцию резко снизили, да ещё ввели дополнительный налог. Крестьяне разом по всей стране хлеб по низкой цене продавать отказались. Своё хозяйство они вели без государственной дотации. Промышленные товары покупать стало некому. Они валялись на складах. Соответственно прибыль предприятий устремилась к нулю. Соответственно и зарплата рабочих. Безработица пошла неумолимо вверх. 
▲ В 1926 г. к существующим нерабочим дням добавились следующие: 25 марта – Благовещение, 14–15 апреля – Новруз-Байрам, 3 мая – Пасха, 25 декабря – Рождество.
▲ 20 февраля 1926 г. в Москве по радио впервые прозвучала мелодия государственного гимна СССР «Интернационал» (позднее он стал партийным гимном – С.Т.) «в исполнении курсантов Спасской башни Московского Кремля».
Но в жители Баталпашинска гимн не слышали. Ретрансляция в городе началась только в 1929 г.
▲ В феврале 1926 г. председателем Баталпашинского горсовета был 46-летний ремесленник, член партии Иван Исаевич Четвертнов. 
▲ 5 июня 1926 г. жители Баталпашинска Николай Кротов и Родион Ходжаев в закрытом помещении впервые открыли детский тир с правом выноса на базар. Кроме того, в этом помещении размещались два китайских бильярда «Бикс», на которых детям до 14 лет играть не разрешалось.
▲ В 1926 г. жители Баталпашинской приняли участие во II Государственном заёме на индустриализацию страны. 
▲ В июне 1926 г. сотрудников Баталпашинского исполнительного районного комитета обслуживали три легковых автомобиля фирмы «Уайт» и «Рено», один грузовой – фирмы «Форд», три легковых – фирм «Аверланд», «Берлес», «Лорен-Дитрих», два мотоцикла фирм «Индиан» и «Санбим», а также старые и изношенные три фаэтона «Трупп», три тачанки, одна бричка и трое саней. В должности кузнеца состоял по-прежнему А. Корсунов, кучерами были К. Снулин, В. Куксенко и другие.
▲ 10 июля 1926 г. в Баталпашинской возле своего дома (он располагался в том месте, где ныне проходит ул. Кооперативная за Домом правительства) в расцвете творческих сил выстрелом в затылок наёмным убийцей Калмыковым был застрелен Д. Н. Гутякулов, бывший секретарь Карачаево-Черкесского оргбюро РКП (б). Причины, якобы, на бытовой основе.
▲ После разделения автономий, Черкесия, как и Карачай, начала строить свой административный центр. В июле 1926 г. заседание окрисполкома утвердило название будущего центра – «Эркин-Шахар». Временно окружным центром оставался город Баталпашинск. 
На строительство города Эркин-Шахара Северо-Кавказский крайисполком выделил кратковременный кредит в сумме 100 тыс. рублей. Сюда приглашались со всех сторон инженеры, плотники, каменщики. Подвозились строительные материалы. «Черкесский промкомбинат заготовил строительный материал для построек окружного центра», – писала газета «Адыгэ ПсэукIэ» в августе 1927 г. 
▲ В 1926 г. в Баталашинске произошёл сильный пожар. Сзади здания почтового отделения (ныне ул. Горького) загорелись скирды сена, что создало угрозу горисполкому, который располагался неподалеку. Колокола Николаевского собор вовремя подняли людей на борьбу с огнём. Приехало несколько конок с водой. Жители боялись распространения огня, так как все хаты вокруг были покрыты камышом. За водой спускались, на Кубань, в районе «маслов» (где ныне стоит здание бывшего кинотеатра «Родина»).
▲ 23 ноября 1926 г. краевая газета «Молот» опубликовала следующую заметку: «Постройка новой столицы Черкесии. Баталпашинск. Усиленно ведутся подготовительные работы к постройке центра в Черкесии. Возведение города намечено на берегу реки Малый Зеленчук у бывшей экономии Мамонтова. К месту постройки свозятся лесные и строительные материалы. Кирпичные заводы округа при полной нагрузке вырабатывают кирпич и черепицу для будущих домов. Крайисполкомом отпущено на строительство 40000 рублей 2000 корней строевого леса. К постройке города будет приступлено весной 1927 года».
▲ 2 декабря 1926 года г. Баталпашинск был преобразован в ст. Баталпашинскую.
▲ По состоянию на 19 декабря 1926 г. в Баталпашинской были национализированы многие домовладения, принадлежащие «бывшим». 
В доме есаула Несмашного (Мостовая, 25) разместился Черкесский сельхозсоюз, Кузнецовой-Маевой (Мостовая, 23) – Карачаевский сельхозсоюз, Булавинова (Мостовая, 20) – красноармейская столовая, Тер-Саркисова (Мостовая, 19) – швейники, Ченчемирова (Мостовая, 21) – автопромторг, Вишневского (Мостовая, 29) – райФО и Черкесская страхкасса, Ильина (Мостовая, 14) – областная страхкасса, Безродного (Мостовая, 30/2) – Баталпашинский ЕПО, административный отдел КАО, Маковской (Коммерческая, 45 и 69) – нарсуд и почта, Калемина (Коммерческая, 12/16) – Черкесский облисполком, полковника Свидина (Коммерческая, 74) – Рабочий клуб, Косякина (Коммерческая, 43 и ул. Кубанская, 14) – Карачаевский облисполком и Управление ОГПУ, в помеще-нии бывшего коммерческого банка (Коммерческая, 10) – баня, в помещении казначейства (Коммерческая, 41) – КООПсоюз ЧАО, Безродного (Коммерческая, 6) – контора Госбанка, Морина (Кубанская, 36) – вендиспансер, Удовенко (Кубанская, 35) – Дом инвалидов, в помещении, принадлежащем церкви (Кубанская, 43) – 55-й дивизион ОГПУ, Чернова (Кубанская, 1) – ОГПУ, Радика (Кубанская, 6) – Отдел ОГПУ, затем Управление местами заключения под общие места заключения, Ильина (Свободы, 12 и пер. Союзный, 12) – Дом милиции КЧАО и Административный отдел КАО, Захарова (Покровская, 196) – райком ВКП (б), Юрченко (Покровская, 171) – 2-й эскадрон, в здании церковно-приходской школы (Покровская, 186) – школа, Галоева (Покровская, 153) – ТКМ Черкесии, есаула Калюжина (Покровская, 84) – Баталпашинский ЕПО, Тришкина (Покровская, 179) – Мелиозем КАО, Рядченко (Покровская, 189) – до 1924 г. – шерсто-ткацкая фабрика, затем Баталпашинский ЕПО и облФО, в здании гимназии (Покровская, 52) – районная милиция, потом профтехшкола, Рудченко (угол Покровской, 42 и Мостовой) – коммерческая столовая, Шевченко (Красная, 37) – районная амбулатория, Фетисова (Красная, 5 и 26) – председатель райисполкома, Хавшанова (угол Красной,43 и Мостовой) – Земельный отдел КАО, Писаренко (Красная, 15) – учебный комбинат, Лемешева (Почтовая, 35) – консультация, Валуйского (угол Училищной, 23 и Коммерческой) – контора Государственной шерсто-прядильно-ткацкой фабрики, здание (Училищная, 38) – Комитет помощи инвалидам войны, затем облвоенкомат (сборный пункт военкомата располагался на ул. Кубанской, 73), Шокина (Кавказская, 45) – комбинат, Байкина (Кавказская, 47) – комбинат, Чахмахова (пер. Союзный, 17) – Казачий союз потребительского общества, Подсвирова (Больничная, 3) – органы здравоохранения, Калаушина (Красная, 82) – агропункт КАО, Синькова (Красная, 24) – милиция, полковника Свидина (Набережная, одно – двухэтажное деревянное здание) – детский дом, Дьяченко (Набережная, 59) – комбинат, Потебня (Соборная, 49) – райисполком и аптека, Потапова (Соборная, 23) – Черкесский обком ВКП (б), Муратова (Соборная, 17) – Баталпашинская РКИ Армавирского округа, здание (Соборная, 26 – где раньше был кинотеатр «Летний») – радиоузел, Рябых (Базарная, 83) – Баталпашинский ЕПО, Костина (Базарная, 64) – инспекция Местного заключения, в общественном здании (угол Училищной и Атаманской) – мобилизационный отдел облвоенкомата, в здании частной школы (Пушкинская, 55) – школа, Шияна (Пушкинская, 15) – военкомат, затем Статбюро, Петра Никифоровича Середы (Мостовая, 13) – торгово-складское помещение, Кудерского (угол Базарной и Первомайской, 50) – общежитие для тракторных курсов.
▲ Под квартиры горожан были национализированы дома Ларионова (Свободы, 101), Церковного (Кубанская, 41), Радика (Кубанская, 6), Рябых (Международная, 85), Гущина (Международная, 72), Студенцова (Красная. 27, Базарная, 52 и Международная, 26), Громова (Коммерческая, 14), Жукова (Коммерческая 26 и 28), Чуйкина (Коммерческая, 20), Селиной (Мостовая, 18), И. И. Безродного (Мостовая, 49), Калаушина (Соборная, 59 и Мостовая, 44), Радика (Мостовая, 16), здание Армянской общины (Мостовая, 2), Щербакова (Пушкинская, 50), Синеокова (Пушкинская, 80), Булавинова (Пушкинская,10), Зеленского (Пушкинская, 48), Уклеина (Красная, 12 и Пушкинская, 35), Ткачёва (Пушкинская, 45), Палкина (Атаманская, 6), Свидина (Атаманская, 31), Рябых (Атаманская, 11), Фостикова (Атаманская, 10), Казщанова (Покровская, 29), Филимонова (Атаманская, 78), Якушова (Красная, 29 и Атаманская, 78), Моргунова (Атаманская, 4), Амеличева (Базарная, 29), Калмыкова (Базарная,80), Толмачёва (Соборная, 19 и 21), Кочко (Соборная, 25), монашеское подворье (Международная, 42 и пер. Фургонный, 3), Обухова (Красная, 7), Сорокина (Красная, 3 и 65), здания, принадлежащие церкви (Покровская, 200 и 202). 
▲ Также были национализированы домовладения полковника К. Я. Удовенко (Первомайская, 6), белого офицера Нечипаевского (Советская, 5), крупных торговцев Филиппа Павловича Бородкина (Базарная, 13), Кирея Ивановича Панаедова (Комсомольская,89), Натальи Ивановны Морозовой и её мужа владельца кожевенного завода Морозова (угол Советской и Комсомольской), Кияшко (Союзная, 18), Наума Бабич (Первомайская, 45), активного контрреволюционера Быстрова (угол Красной, 24 и Фургонной, 16), Притула (Базарная,19), Чумакова (Комсомольская, 29), Тер-Саркисова (Первомайская, 17), Ильина (Мостовая, 16 и Свободы, 8), владельца паромолотилки Котлярова (Первомайская, 46), владельца вальцовой мельницы Юрченко (Набережная, 76), атамана Ренскова (Красная, 19), жены есаула Несмашного (Советская, 24), священника Белоусова (Союзная, 34), крупной помещицы Валуйской (Коммерческая, 9), жены есаула Кузнецова-Маева (Первомайская, 23), расстрелянного контрреволюционера Бугаёва (Покровская, 158), крупного землевладельца Исаева (Международная, 83), матери белого офицера Земцовой (Комсомольская, 23), контр-революционеров Ивана Ивановича Безродного (Первомайская, 49), Лоова (Кубанская, 7), Кованова (Покровская, 29), Ченчемирова (Мостовая, 23), Толченко (Беспокойная, 51), Кравцова (Соборная, 17), Василия Васильевича Петрова (угол Богодельницкой и Лермонтовской, 42), Ольги Игнатьевны Середа (угол Базарной и Мостовой), Михаила Лавсентьевича Шерешкова (верхний базар), Николая Антоновича и Розалии Яковлевны Незлобинских (Дмитровская, 39), Анджелики Михайловны Гирей и Елизаветы Михайловны Лапубсиной (Лермонтовская), Николая Павловича Степанова (Церковная), Петра Николаевича Ёлкина (Гоголевская).
▲ На основании постановления Президиума Баталпашинского станичного Совета от 7 июля 1927 г. № 23 в Баталпашинской впервые стала проводиться нумерация домовладений.
▲ Летом 1927 г. в Баталпашинской появилась лётная саранча.
▲ 16 октября в Батапашинской впервые была проведена сельскохозяйственная выставка, которая стала затем традиционной.
▲ С 19 ноября станичный базар временно был переведён на Старокладбищенскую площадь Баталпашинской, да так и остался там навсегда.
▲ В 1927 г. Баталпашинской стало в моде самоубийство. С Гражданской войны у многих осталось оружие. Люди по привычке спали с револьверами под подушкой. Они стрелялись в знак неподчинения партийной дисциплине, как будто впервые её разглядели и попробовали на вкус. Юные барышни травились вероналом. Среди безработных мужчин самоубийц было больше, чем среди женщин. Много было проституток. Руководящих мужчин делили на три категории: воры, взяточники и партработники разного уровня.
▲ Поздней осенью 1927 г. Политбюро приняло секретное решение о том, чтобы забирать хлеб в обмен на дефицитную промышленную продукцию: сдал хлеб – получи талон на промтовары, то есть за сданное мясо и сено можно было получить итальянские женские сапоги и финские дутые пальто. Но уже в январе 1928 г. стало ясно, что подобный обмен долго не продлится. Промтоваров было ничтожно мало. 
▲ Советская власть стремилась к уничтожению любого многоголосия. Только восхваления, только единогласие. Страна погрузилась в молчание. Ляпнешь невзначай не то – ждут тебя Соловки с уголовниками и блатом. Выражение «блат» – родом из Соловецкого лагеря. Это взятка мелкому лагерному начальнику. Впоследствии оно стало модным при советской системе. Это слово знают все и ныне. 
▲ В 1928 г. баталпашинцы платили следующие налоги: подоходный, поземельный, сельскохозяйственный, промысловый, добавочный. В конце года в стране ввели налог самообложения. 
Потом последовала подписка на займы – необходимо было купить облигации (у многих людей на внутренней поверхности крышек сундуков до сих пор наклеены облигации разных годов; по ним страна до сих пор не вернула народу заем – С.Т.). 
Значительная масса баталпашинцев была против займа. Некоторым, чтобы купить облигации пришлось забивать даже скот. Сразу же резко увеличилось количество «лишенцев», то есть классово чуждых элементов. 107-я статья Уголовного кодекса РСФСР применялась вовсю. Это лишение свободы с конфискацией имущества. Фокус в том, что эта статья не была адресована именно «кулакам» и, поэтому, её действие распространялось на любого крестьянина, не отдающего хлеб по бросовой цене.
▲ В течение марта 1928 г. в Баталпашинской было организовано 8 коллективных хозяйств и одна коммуна, которой дали имя «Красный партизан». 6 из них – машинные товарищества по совместной обработке земли – ТОЗы. Всего было объединено коллективами «129 индивидуальных хозяйств с 520 едоками».
▲ Весной 1928 г. в Баталпашинской была организована сельскохозяйственная артель им. Сталина. Одним из первых её членов стал комсомолец 1920-х годов 28-летний Пётр Игнатович Шанявский (осенью 1941-го он пропал без вести на фронте).
▲ 25 апреля 1928 г., от имени и по поручению 49 бывших красных партизан и партизанок станицы Баталпашинской, Иван Иванович Кравцов послал «всесоюзному старосте» М. И. Калинину поздравление с 10-летием РККА, а также подарки – вышитую партизанкой Александрой Рядченко кисейную сорочку и кисет с трубкой.
▲ В 1928 г. в ст. Баталпашинской состоялся первый съезд колхозников Черкесии, на котором присутствовали представители всех 22 колхозов области.
▲ С 1 октября 1928 г. по декабрь 1932 г. трудящиеся ст. Баталпашинской принимали участие в выполнении I пятилетнего плана страны.
▲ В октябре 1928 г. председателем Баталпашинского станичного Совета Армавирского округа был Губин Яков Кузьмич. 
▲ 16 апреля 1929 г. Баталпашинский станичный исполком принял решение об открытии в станице школы кройки и шитья, грязелечебницы и отделения Госконюшни – случного пункта, переоборудовав для этой цели домовладение, принадлежавшее ранее владельцу Малюкову. 
▲ 6 августа, когда страна отмечала День индустриализации, был объявлен Всесоюзным субботником. Все средства, заработанные на предприятиях Ба-талпашинской, были отчислены в фонд развития индустриализации. 
▲ В 1929 г., в связи с постановлением III Северо-Кавказского краевого съезда Советов, в Баталпашинской начата реорганизация промышленности, проведены мероприятия по укрупнению ряда отраслей. Например, Черкесский машзавод вошёл в ведение «Севкавметалтреста», шерсткоткацкая фабрика – «Севкавтекстильтреста», сыромаслозавод – «Севкавмаслопрома». 
▲ В чём же была суть так называемой «коллективизации», проводимой под лозунгами «Все середняки и бедняки-голодранцы в колхоз!», что такое поголовное вступление сельских жителей в колхозы, вместе с добровольным отказом от своей собственности, от земли, скота, баталпашинцы не понимали. Люди часто спорили сами с собой, что крестьянину нужно: единоличное хозяйство, колхоз, коммуну? А ответ-то простой: пускай будет и то, и второе, и третье. Только по доброй воле и согласию.
Скоро выяснилось, что это был, прежде всего, отказ от свободы передвижения, от права смены работы, т. е. полный отказ от собственной воли. Таким образом, люди деревни были превращены фактически в рабов, в бесправные, тупые мускульные придатки производства. 
И этот «безвольный сброд», который под видимым кнутом «пастуха» – председателя колхоза и по как бы невидимой указке всевозможных партий-цев начал творить в хозяйстве на своей земле самые немыслимые вещи. 
Теперь из года в год зерно сеялось в снег, оставлялся неубранным урожай, засыпалось на хранение непросохшее зерно или овощи, семенной фонд сдавался на элеваторы для потребления (а могли и разбазарить его), беспардонно забивался скот, выращенный долгим трудом. 
▲ Суть сталинской «коллективизации» был не в том, чтобы развивать сельское хозяйство. Это был просто удобный, не хлопотный для государства, способ изъятия хлеба. Правда, хлеба в результате становилось меньше и меньше, поскольку взять даром можно вообще только один раз.
Ограбление крестьянства осуществлялось с целью добычи денег для ускоренной индустриализации.
▲ Была и вторая уловка «коллективизации»: угроза войны, о которой писали во всех газетах. Население воспринимало эту информацию в соответствии со своим жизненным опытом. Чем больше государство говорило о том, что надо поднимать тяжёлую промышленность в связи с угрозой войны, тем быстрее надо скупать продукты питания. Баталпашинские казаки эту истину знали хорошо. 
Магазины мгновенно опустели. Цены на рынке пошли вверх. Зерно, естественно, пошло на рынок, а не по низкой цене государству. Но именно в зерно упиралась вся затея индустриализации. Экспорт зерна – главный источник валюты для закупки промышленного оборудования за границей. Зерно нужно было отобрать. И «отец народов» уже решил, как именно, хотя население этого ещё не знало. Это переход от индивидуального крестьянского хозяйства к коллективному, общественному хозяйству.
▲ Казалось бы, власть, ухудшив положение бедняков, должна была испортить с ними свои отношения. Дальнейшие события, однако, показали, что в надежде на минимальную государственную поддержку, сельская беднота готова оказать содействие власти во многих её начинаниях. И особенно охотно – в атаке на крепкого и хозяйственного соседа. 
На это и надеялся Сталин, задумав проводить «раскулачивание» и «коллективизацию». 
▲ С лета была введена практика обязательных плановых заданий по сдаче зерна, а затем и других продуктов питания с развёртыванием этого плана между сёлами, колхозами и единоличными хозяйствами. Началось проведение обысков по крестьянским дворам, привлечение к суду владельцев не только хлебных спекулятивных запасов, но и весьма умеренных излишков в середняцких хозяйствах. Суды автоматически выносили решения о конфискации, как товарных излишков хлеба, так и запасов, необходимых для производства и потребления. Изымали часто и инвентарь. 
Для усиления хлебозаготовок были организованы «чрезвычайные тройки». Уже в который раз! Им было предоставлено и право ареста. Аресты в административном порядке и тюремные заключения по приговорам судов довершали картину произвола и насилия, чинимого в станице.
▲ В обиходе появились мало кому известные слова: «национализация», «денационализация» и «муниципализация». Многим они принесли не только огорчение, но и привели к обнищанию, лишив средства к существованию. Без всякой компенсации местные власти реквизировали все домовладения, принадлежащие частным лицам, которые имели жилую площадь более 25 кв. сажен. В пользование государством, а позднее в собственность города, перешли домовладения, практически все, находящиеся в центральной части станицы Баталпашинской.
Постановлением Президиума Северо-Кавказского крайисполкома от 24.09 1929 № 49 в Баталпашинской были муниципализированы и национализированы многие домовладения, принадлежащие жителям Рядченко (угол Ленинской и Комсомольской и Советская, 21), Захарова (Ленинская, 199), Косова (Комсомольская, 25), Толмачёва (Калинина, 19 и 21), Тер-Саркисова (Комсомольская, 51) – под клуб, Обухова (Красноармейская,7), Якушова (Красноармейская, 29), Косова (Комсомольская, 25) – под облсуд, Косякина (Комсомольская, 27) – под военкомат и Черкесский облсуд, Шевченко (Красноармейская, 37), Церковного (Ленинская 29 и 31), Селиной (Первомайская, 18), Потапова (Калинина, 23), Несмашного (Первомайская, 25), Тришкина (Свободы, 127) – под школу, Г. А. Морозова (Комсомольская, 75) – под типографию, а также здание Высшего Начального Училища (Комсомольская), гимназия (Ленинская), здание казначейства (Красноармейская, 41) и здание Управления Баталпашинским Отделом.
Постройки бывших владельцев Морозова и Башкатова переданы Баталпашинскому станичному Совету в пользование артели «Красный партизан», сад Галкина и амбар Чуйкина передан Баталпашискому Обществу Потреби-телей, дом Морозовых – жилищно-арендному товариществу «Типография», дом А. И. Подсвирова (ул. Калинина) передан ДТК и госстраху. 
▲ В конце 1929 г. сталинское руководство решило окончательно загнать крестьянские массы в коллективные хозяйства (колхозы). Следуя этому курсу, Северо-Кавказский крайком ВКП (б) принял постановление о массовой коллективизации, которая должна завершиться к лету 1931 года. Однако добровольно в колхозы вступали в основном бедняки. Крестьянское население стало сплачиваться против действий властей. Применение властями нажима дало обратный эффект: угрожающие размеры принял забой скота, начались антиколхозные волнения, которые были быстро подавлены регулярными частями РККА.
▲ В конце 1929 г. в Баталпашинской было 78 «кулацких» дворов и 83 – «зажиточных», то есть раскулачиванию подлежал 161 двор.
Таблица 1. Результаты коллективизации в станице Баталпашинской (1929-1930 гг.)
Дата образования Вид коллективизации Название хозяйства Количество дворов Количество едоков, чел. Площадь земли, гектар
12.12.1929 
25.12.1929
15.01.1930
27.01.1930
02.02.1930
27.02.1930
28.02.1930
02.03.1930
04.03.1930
05.03.1930
06.03.1930
07.03.1930
10.03.1930
22.04.1930
05.06.1930
05.06.1930
06.06.1930
25.06.1930
28.06.1930
02.08.1930
02.08.1930
05.08.1930
22.09.1930
04.10.1930 23.10.1930
коммуна
артель
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ЗХ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
ТСОЗ
МТТ
МТТ
МТТ
«Путь Ильича»
«Путь Ленина»
«Геройский путь»
«Новый путь»
«Новая жизнь»
«Советская культура»
«Красноармеец»
«Сибиряк»
«К новой жизни»
«Пятиполье»
«Красный казак»
«Красный партизан»
«Путь вперёд»
«Красный партизан»
«Хлебороб»
«Путь Ленина»
«Трудовой путь»
«Казак»
«1 августа»
«Реализация»
«Согласие»
«Кубань»
«Дружба»
«Труд»
«Женурка»
91
15
71
15
17
 8
19
11
12
24
57
19
14
34
21
18
45
26
48
31
10
20
37
11
21
407
47
228
66
88
32
88
55
45
106
311
59
51
183
92
101
215
123
186
147
49
86
150
51
91
910
150
710
150
190
80
190
110
120
240
570
98
140
340
204
180
450
260
480
310
116
200
310
77
164
Примечание: ТСОЗ – товарищество по совместной обработке земли; ЗХ – зерновое хозяйство, МТТ – машинно-тракторное товарищество. 
▲ Гарантией существования Страны Советов могло бы лишь создание современных вооружённых сил. Без соответствующего технического уровня экономики, способной обеспечить армию самым современным оружием, это было немыслимо.
Природные и людские ресурсы позволяли приступить к процессу индустриализации, а вот источников её финансирования попросту не было. Западный опыт для СССР не подходил. Поэтому сталинским правительством были выбраны следующие источники доходов: расширенная продажа водки; принудительные внутренние займы; вывоз за границу ценностей, нефти, леса, хлеба; установление заниженных закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию и изъятие её через ТОЗ и колхозы.
Когда Сталин и его сторонники выдвинули лозунг «ликвидация кулачества как класса», началось «раскулачивание», «раскрестьянивание» и как следствие – падение валовых сборов зерна. 
▲ На основании постановления ВЦИК и Совнаркома РСФСР местные Советы имели право налагать на крестьян, которым уже нечего было отдавать государству, штраф в пятикратном размере стоимости подлежащего сдаче хлеба. Имущество должников продавалось с торгов. Без суда. Четвертая часть выручки от продажи шла местным властям. 
▲ Существовало народное толкование понятия «кулака». «Кулак», потому что спал на кулаке. Потому что пальцы, сжатые в кулак, ночью служили вместо подушки, а днём не разжимались во время работы. В народе понятие «кулак» – это трудоголик.
В короткий период НЭПа в условиях рынка жители станицы Баталпашинской естественным образом быстро разделились на трезвых, работящих, предприимчивых людей и полупьяную голытьбу, которая не умела и не желала работать, а потому была склонна к зависти. Именно она и составила в ближайшие годы опору Советской власти. Всем сельсоветам было рекомендовано опираться именно на голытьбу. 
Не путать с бедняками! Бедные в станице – это категория лиц, чей доход в силу субъективных обстоятельств был ниже, чем у середняков и «кулаков». В рамках проведённой кампании по обмену хлеба на дефицитную промышлен-ную продукцию, промтовары получили середняки и «кулаки», которые согласились сдать зерно. Бедняки, которые давно отдали своё зерно по дешёвке, не получили ничего. Обстоятельства эти в станице всегда начинались с количества сыновей в семье и состояния здоровья. Дочери в семье – всегда убыток. В НЭПовской станице с 1922 г. было разрешено использование наёмного труда. На «кулацкие» хозяйства приходилось 15% всех батраков, на бедняцкие хозяйства – 9% наёмных рабочих. Основная же масса наёмного труда была в середняцких хозяйствах.В аренде у некоторых было до 100 десятин. Как помните, десятина – это гектар с хвостиком. А некоторые семьи обрабатывали более 100 гектаров.
▲ «Кулаком», «мироедом», «эксплуататором» или «врагом народа» считался крестьянин, который содержал от 30 и выше голов крупного рогатого скота, середняком – от 10 до 30 голов, бедняком – от 5 до 10 голов, батраком – менее 5 голов. 
Комиссия, возглавляемая В. М. Молотовым, разделила «кулаков» на три категории. К первой относился «контрреволюционный актив» – участники антисоветских и антиколхозных выступлений (они сами подлежали аресту, а их семьи – выселению в отдалённые районы страны). Ко второй – «крупные «кулаки» и бывшие полупомещики, активно выступавшие против коллективизации» (их выселяли вместе с семьями в отдалённые районы, где добровольные рабочие руки вообще найти было невозможно).
И, наконец, к третьей – «остальная часть «кулаков» (она подлежала расселению специальными посёлками на необработанные земли в пределах районов прежнего своего проживания). К этой категории относились «кулаки», лояльные к Советской власти. Именно в их отношении было больше всего несправедливости и произвола со стороны «сельской бедноты», которая просто грабила своих бывших работящих соседей, выселяя многодетные семьи из обжитых мест «к чёрту на кулички».
▲ Декабрьским 1929 г. постановлением ЦК ВКП (б) предписывалось провести конфискацию у «кулаков» средств производства, скота, хозяйственных и жилых построек, предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции и семенных запасов. Естественно после всего этого следовала ссылка «куда Макар телят не гонял». 
Только за 4 дня в 1929 г. из Баталпашинской выслали 119 человек, без права возвращения, муниципализировали 85 домов, расстреляли 35 человек.Зимой 1930 г. в Баталпашинской стал широко применяться перевод «раскулачиваемых» граждан из третьей категории во вторую. С 1 февраля 1930 г. «кулаки» были лишены возможности арендовать землю и эксплуатировать чужой труд.
▲ При аресте, в рубахах и штанах арестованных искали драгоценности и деньги. Детей и женщин при обыске раздевали донага. Чтобы спасти жён и детей, некоторые «кулаки» шли в загсы разводиться. Жёны разводиться отказывались, говорили: «Хоть в могилу, но вместе». Большинство семей сохранилось. По колхозным дворам оставались только коровы выселенных «кулаков». Их никто не брал к себе, и они ревели с голоду.
▲ Особым образом в Баталпашинской прятались семена. Их берегли так, как в войну берегли детей. Запасы семян закапывали на окраинах, в степи и лесополосах, прятали в колодцах. Подворные обыски начались с 1929 г. В руках у представителей власти были вилы и металлические щупы. Прощупывали и осматривали всё. Заодно переписывали всё, что могло сгодиться при возможной конфискации. Уполномоченные не в состоянии были уследить за каждым казаком и мужиком. Тогда пришла мысль завести информаторов из членов семьи. Началась активная кампания по разложению крестьянской семьи.
В кампании по изъятию хлеба стали незаменимы и члены комсомола. Они жили в сельской местности, не работали, хлеб не производили. Они его отбирали.Народная молва быстро дала им кличку «свистуны». Они «гуляли» по баталпашинским дворам, как у себя дома. Потом в этих дворах появлялись инспектора с комиссарами. Вещи тех людей, которых они «заложили», «свистуны» получали «за усердие». А когда пришла пора раскулачивания, комиссары принялись и за «свистунов».
▲ В моде была система бойкота против «кулака». Всем жителям Баталпашинской, под страхом уголовного наказания, запрещалось разговаривать с бойкотируемым «кулаком» и членами его семьи. Члены комсомола забивали в доме у него окна и ворота, затыкали дымоходы, портили колодцы. Детей «кулака» исключали из школы или заставляли публично отказаться от родителей. «Кулаку» было запрещено появляться в общественных местах, выезжать за пределы населённого пункта, встречаться с родственниками. Ему было отказано в медицинской помощи.
▲ 21 декабря 1929 г. в ст. Баталпашинской праздновалось 50-летие со дня рождения Сталина. Торжества шли по всей стране. Старожилы говорили, что 300-летие дома Романовых с подобным размахом не праздновали.
▲ В Баталпашинской действовала подпольная антисоветская группа, которой руководил бывший учащийся Баталпашинского техникума В. М. Рудченко. В течение нескольких месяцев 1929-1930 гг. в почтовых ящиках, на порожках хат, а порой даже в собственных карманах станичники находили размером чуть больше ладони бумажки с убористой вязью печатных букв в заголовке: «Эхо Кубани». Еженедельный орган организации «Молодые волчата». За свободную и вольную Кубань!» Выписки призывали баталпашинцев – «братьев по крови» – взяться за оружие, сообщая, что час решительного восстания против Советской власти близок, и долг «каждого честного казака» – поддержать его не только идейно, но и силой своего оружия.
Цели «молодых волчат», 19-20-летних Ивана Згонникова, Анны Рудченко, Галины Кравцовой, Ивана Юрченко, Николая Китанина, Алексея Голубинского, Алексея Литвинова, Петра Заикина, Николая Агерова и других сынков местных «кулаков», были самыми «скромными»: в результате вооружённого восстания отделить Кубань от Советской России, истребить большевиков и особенно комиссаров, возвратить на берега Кубани прежний уклад казачьей политической и хозяйственной жизни, создать свои органы самоуправления.
«Мы должны вырезать всех большевиков от мала до велика, и вернуть себе принадлежащие нам богатства раз и навсегда» – заявляли они в своей газете. Органами ОГПУ Армавирского округа «молодые волчата» были разоблачены и арестованы.

▲ В самом конце декабря 1929 г. до баталпашинцев дошли две новости. Первая новость – Генеральный секретарь ЦК РКП (б) Сталин призвал «объявить войну не на жизнь, а на смерть кулаку и, в конце концов, смести его с лица земли».

Ещё одна новость – была запрещена встреча Нового года с ёлкой. Нарушителей ожидал штраф и ...тюрьма.