Ассистент

Гостомысл Черкесский

Управление

Ближайшие дни рождения друзей
Информация доступна только на странице текущего пользователя.

Описание

Гостомысл Черкесский

Дата последнего входа: 2 месяца назад
Дата регистрации: 4 Января 2016 21:39

Контактная информация

Контактная информация недоступна.

Личная информация

Персональная информация недоступна.
Живая лента
Гостомысл Черкесский -> Всем, Блоггеры
13 февраля 2017 12:50
Гвозди бы делать из этих людей..
Его стихов не найдёшь в школьных учебниках. Кто он? Человек, творивший историю.

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.

Эти стихи написал 19-летний лейтенант-танкист Иона Деген в декабре 1944 года. Их никогда не включат в школьные хрестоматии произведений о той великой войне. По очень простой причине – они правдивы, но это правда — другая, страшная и невероятно неудобная для тех, кто пишет на своих машинах: «1941-1945. Если надо – повторим».

Иона после 9 класса поехал вожатым в пионерлагерь на Украине в последние мирные июньские дни 41 года. Там его и застала война. В военкомате отказались призвать из-за малолетства. Тогда ему казалось, что через несколько недель война окончится в Берлине, а он так и не успеет на фронт. Вместе с группой таких же юношей (некоторые из них были его одноклассниками), сбежав из эвакуационного эшелона, они смогли добраться до фронта и оказались в расположении 130 стрелковой дивизии. Ребята добились, чтобы их зачислили в один взвод.

Так в июле 41 года Иона оказался на войне.


Девятый класс окончен лишь вчера.
Окончу ли когда-нибудь десятый?
Каникулы — счастливая пора.
И вдруг — траншея, карабин, гранаты,
И над рекой дотла сгоревший дом,
Сосед по парте навсегда потерян.
Я путаюсь беспомощно во всем,
Что невозможно школьной меркой мерить.

Через месяц от их взвода (31 человек) останется всего двое. А дальше – окружение, скитание по лесам, ранение, госпиталь. Вышел из госпиталя лишь в январе 42 года. И снова требует отправить его на фронт, но ему еще полтора года до 18 – призывного возраста.

Иону отправили в тыл на юг, на Кавказ, где он выучился работать на тракторе в совхозе. Но война сама пришла туда летом 42 года, и Дегена взяли добровольцем в 17 лет, он снова на фронте, на этот раз в разведвзводе. В октябре – ранение и опять тяжелое. Пуля вошла в плечо, прошла через грудь, живот и вышла через бедро. Разведчики вытаскивали его в бессознательном состоянии из-за линии фронта.

31 декабря 1942 года его выписали из госпиталя и как бывшего тракториста отправили на учебу в танковое училище. В начале 44 года он с отличием заканчивает училище и весной младший лейтенант Иона Деген на новеньком Т-34 снова оказался на фронте.

Так начались его 8 месяцев танковой эпопеи. И это не просто слова. Восемь месяцев на фронте, десятки боев, танковые дуэли — все это во много раз превышает то, что отмерила судьба многим тысячам других танкистов, погибшим на той войне. Для лейтенанта Дегена, командира танковой роты все закончится в январе 1945 года в восточной Пруссии.

Как он воевал? На совесть. Хотя Т-34 был одним из лучших танков второй мировой войны, но к 44 году все же устарел. И горели эти танки часто, но Ионе до поры до времени везло, его даже прозвали счастливчиком.

На фронте не сойдешь с ума едва ли,
Не научившись сразу забывать.
Мы из подбитых танков выгребали
Всё, что в могилу можно закопать.
Комбриг уперся подбородком в китель.
Я прятал слезы. Хватит. Перестань.
А вечером учил меня водитель
Как правильно танцуют падэспань.
Лето 1944

Случайный рейд по вражеским тылам.
Всего лишь взвод решил судьбу сраженья.
Но ордена достанутся не нам.
Спасибо, хоть не меньше, чем забвенье.
За наш случайный сумасшедший бой
Признают гениальным полководца.
Но главное — мы выжили с тобой.
А правда — что? Ведь так оно ведется.
Сентябрь 1944

Когда гибнут один за другим твои товарищи, появляется другое отношение к жизни и к смерти. И в декабре 1944 года он напишет то самое знаменитое стихотворение в своей жизни, которое назовут одним из лучших стихотворений о войне:

..ты не плачь, не стони, ты не маленький,
ты не ранен, ты просто убит.
дай на память сниму с тебя валенки.
нам еще наступать предстоит.

Он не знал, что судьба отмерила совсем немного. Всего лишь месяц. А через много лет на гранитном памятнике на братской могиле высекут его имя. В списке лучших советских танкистов-асов под номером пятьдесят вы прочтете – Иона Лазаревич Деген. гвардии лейтенант, 16 побед (в том числе 1 «Тигр», 8 «Пантер»), дважды представлен к званию Героя Советского Союза, награжден орденом Красного Знамени.

21 января 1945 года его Т-34 был подбит, а экипаж, успевший выскочить из горящего танка, немцы расстреляли и закидали гранатами.
Он был еще жив, когда его доставили в госпиталь. Семь пулевых, четыре осколочных ранения, перебитые ноги, открытый перелом челюсти. Начался сепсис и в то время это был смертный приговор. Спас его главврач, потребовавший поставить ему страшно дефицитный пенициллин внутривенно. Казалось, это была бесполезная трата драгоценного лекарства, но у Бога были на него другие планы — Иона выжил!

Потом была реабилитация, пожизненная инвалидность – и это все в 19 то лет…

А затем долгая и очень непростая жизнь в которой наш герой-танкист смог достичь новых невероятных высот. Еще в госпитале он решил стать врачом. В 1951 году закончил с отличием мединститут. Стал оперирующим врачом-ортопедом. В 1959 первым в мире он проведет реплантацию верхней конечности (пришил оторванную руку трактористу).

Будет у него и кандидатская, и докторская, длинный путь к признанию. Уж очень неудобным был этот маленький бесстрашный хромой еврей, никогда не стесняющийся говорить правду, всегда готовый дать в морду зарвавшемуся хаму, невзирая на чины и должности.

В 1977 Иона Лазаревич уедет в Израиль. И там он будет востребован как врач, получит почет и уважение, но никогда не отречется от своей Родины.
Жив он и по сей день. В 2015 году ему исполнилось 90 лет, но характер его ничуть не изменился.

В 2012 году в ему как и остальным ветераном в российском посольстве военный атташе под звуки торжественной музыки вручил очередные юбилейные награды. После окончания церемонии наш ершистый герой прочитал вот эти свои стихи.

Привычно патокой пролиты речи.
Во рту оскомина от слов елейных.
По-царски нам на сгорбленные плечи
Добавлен груз медалей юбилейных.
Торжественно, так приторно-слащаво,
Аж по щекам из глаз струится влага.
И думаешь, зачем им наша слава?
На кой… им наша бывшая отвага?
Безмолвно время мудро и устало
С трудом рубцует раны, но не беды.
На пиджаке в коллекции металла
Ещё одна медаль ко Дню Победы.
А было время, радовался грузу
И боль потерь превозмогая горько,
Кричал «Служу Советскому Союзу!»,
Когда винтили орден к гимнастёрке.
Сейчас всё гладко, как поверхность хляби.
Равны в пределах нынешней морали
И те, кто блядовали в дальнем штабе,
И те, кто в танках заживо сгорали.
Время героев или время подлецов – мы сами всегда выбираем как жить.

Есть люди, которые творят историю. И это вовсе не политики, а вот такие вот люди как Иона Лазаревич Деген.
А много ли мы знаем о них?
Гостомысл Черкесский -> Всем, Музыканты
13 февраля 2017 12:32
Песни у людей разные... "Звёздочка моя ясная" - история создания
Наверное, все помнят песню «Звездочка моя ясная»,  но мало кто знает, что эта популярная песня посвящена юной 19-тилетней девушке, убитой террористами всего за 3 месяца до ее свадьбы...

b90c167fd5472ba434c24d4836d0a999.jpg

15 октября 1970 года, взлетев из батумского аэропорта, самолет АН-24 (рейс 244) с 46 пассажирами на борту должен был приземлиться в Краснодаре. Через несколько минут после взлета на высоте 800 метров двое пассажиров — отец и сын Бразинскасы вызвали бортпроводницу Надежду Курченко и передали записку для пилотов с требованием изменить маршрут и лететь в Турцию. Она бросилась в кабину и закричала: 'Нападение!' Преступники кинулись за ней и, в попытке прорваться в кабину пилотов, начали стрелять. Позже в обшивке насчитают 18 пробоин. Несколько пуль были выпущены в сторону салона; никто из пассажиров не пострадал. Первому пилоту Георгию Чахракия пуля попала в позвоночник, и у него отнялись ноги. Превозмогая боль, он обернулся и увидел страшную картину: Надя без движения лежала в дверях пилотской кабины и истекала кровью. Штурману Валерию Фадееву прострелили легкое, а бортмеханик Оганес Бабаян был ранен в грудь. Больше всех повезло второму пилоту Сулико Шавидзе — пуля застряла в стальной трубе в спинке его сиденья. Старший Бразинскас достал гранату и угрожая взорвать ее, потребовал от пилотов подчиниться и лететь в сторону Турции...

В октябре 1970-го, СССР потребовал от Турции незамедлительно выдать преступников, но данное требование выполнено не было. Турки решили сами судить угонщиков и приговорили 45-летнего Пранаса Бразинскаса к восьми годам тюрьмы, а его 13-летнего сына Альгирдаса — к двум. В 1974 году в этой стране случилась всеобщая амнистия и тюремное заключение Бразинскасу-старшему заменили на... домашний арест на роскошной вилле в Стамбуле, а оттуда американские спецслужбы их вывезли в США. Это был первый случай в общемировой практике воздушного терроризма с убийством члена экипажа, угоном самолета в соседнюю страну и невозвращением преступников, чему способствовала явная двойная мораль.

В 1980 году Пранас заявил в интервью The Los Angeles Times, что был активистом движения за освобождение Литвы и бежал за границу, поскольку на родине ему грозила смертная казнь. Однако он почему-то забыл рассказать, что сидел на родине не за патриотизм, а получил два срока за воровство и злоупотребление служебным положением.

В Америке Альгирдас официально стал Альбертом-Виктором Уайтом, а Пранас — Фрэнком Уайтом. Они поселились в городке Санта-Моника в Калифорнии, где работали малярами. Казалось бы сбылась американская мечта двух ублюдков, однако Фемида их не оставила безнаказанными. Под старость характер Альгирдаса стал невыносимым и они с сыном часто ссорились. Во время одного из таких конфликтов 45-летний сынок насмерть забил своего 77-летнего папашу бейсбольной битой. В ноябре 2002 года жюри присяжных в суде Санта-Моники признало Альберта виновным за преднамеренное убийство второй степени и он был приговорён к 16 годам тюрьмы.

P.S. В память о смелой девушке поэтесса Ольга Фокина, написала стихотворение под названием «Песни у людей разные» о погибшей бортпроводнице от имени её молодого человека. Стихотворение Ольги Фокиной попалось на глаза начинающему тогда композитору Владимиру Семенову. Он и написал в 1971 году песню «Звездочка моя ясная», ставшую хитом на века.
Гостомысл Черкесский Всем
19 ноября 2016 20:16
Добавлены 1 фото в альбом: Цитаты
Гостомысл Черкесский -> Всем
5 ноября 2016 23:41
Интересные люди - Лапко Евграф
Первая из серии открыток, альбома цитат, интересных людей города, с их историей из энциклопедии исторического Черкесска.



Гостомысл Черкесский Всем
5 ноября 2016 23:38
Добавлены 1 фото в альбом: Цитаты
Гостомысл Черкесский Исторический Черкесск
8 октября 2016 13:05
Сообщение Wiki
«Не оставляйте надежду…»

Что поделаешь – глуп человек.
Но в России ещё потому непорядок,
Что везде дураки выпадают в осадок,
А у нас же они – поднимаются вверх.

Павел Коденцев,
журналист, г. Черкесск


Годы минувшие, лучшие годы,
Чуждые смут и тревог!
Ясные дни тишины и свободы!
Мирный родной уголок!
Ныне ж одно только на сердце
Бремя незаменимых потерь...
Где это доброе старое время?
Где это счастье теперь?»

Константин Романов,
Великий князь, Президент
Императорской Академии Наук


И ничего, что всегда, как известно,
Наша судьба то – гульба, то – пальба,
Не оставляйте надежду, маэстро,
Не убирайте ладони со лба.

Булат Окуджава, поэт

Любовь… Она бывает разная. К человеку, животным, профессии, увлечению, работе… Любовь всегда должна быть взаимной. На то она и любовь.
Если с человеком всё ясно, то насчёт любви к кошкам и собакам, тем, кто человека не предаёт, не совсем. Их любви к человеку можно поучиться! Показухи у них нет. Но любовь человека к ним, однако же, не мешает ему выбрасывать их на улицу, или, что ещё хуже, отстреливать из разного вида оружия.

Любовь к берёзкам и липам, тоже остаётся без взаимности. С чего бы это они любили нас, если мы готовы в любой момент их выкорчевать под чистую, чтоб установить, ну, например, какой-нибудь ларёк.

Есть ещё любовь к Родине. Если она была у наших предков к партии, правительству и лично товарищу Сталину – то про взаимность, наверное, тоже не следовало думать. И не надо было тешить себя иллюзиями, как бы государство не лезло к ним в душу со своей любовью.

Великий учёный академик Дмитрий Сергеевич Лихачёв говорил: «Многие убеждены, что любить Россию – это гордиться ею. Нет! Я воспитывался на любви-жалости». С этим чувством он стал заниматься историей России. Он хотел удержать в памяти уходящую Россию, как хотят удержать в памяти образ умирающего любимого человека, собрать его изображения, показать другим людям.

Есть такой анекдот. «Вылезают из почвы два червяка – отец и сын. Малыш спрашивает, указывая на небо:

«Что это такое голубое, папа?» – «Небо, сынок».
– «А что это зелёное?» – «Трава».
– «А вот то, блестящее?» – «Речка, сынок».
– «А почему же мы тогда в земле живём, папа?» – «Потому что это наша родина, сынок, и её надо любить».

В 1980-1990-е годы прошлого века, слушая Горбачёва и Ельцина, многим из нас становилось стыдно за себя, за страну и за них, президентов, как первых лиц государства.

Рассуждая обо всём этом, вдруг уловил себя на мысли, что вторгся в высокие общественно-политические сферы. Специалист я здесь никудышный, и надо бы помалкивать со своими оценками. Но как ни странно, многие мои знакомые при встрече хотят знать именно моё мнение по поводу случившегося и происходящего. Отмахиваться? Вряд ли это выход. Говорил, что предан. Военную и государственную тайну хранить умею, поскольку ни той, ни другой не знаю и знать не хочу.
Ну что мы за люди?! Заметьте: каждый «начальник» начинает с того, что херит всё сделанное его предшественником. Мы, по большему счёту, и по жизни так поступаем: стремимся зачеркнуть всё, что было до нас… Тешимся всегда быть началом, а не продолжением. Между тем главная наша задача – продолжение. И главная сложность в жизни как раз и связана с продолжением: дела, отношений, рода человеческого. Самой жизни.

Размышляя о нынешних бедах, можно прийти к выводу, что многие из них вызваны тем, что в 1917 году была прервана связь между поколениями, и жизненный опыт старших перестал представлять ценность для младших. Пройдёт время, мы гораздо спокойнее и трезвее будем говорить о событиях 1917-го. Придут новые поколения, свободные от былых стереотипов. Поле битвы станет полем памяти, на котором надо прикасаться умом и сердцем к Истории и делать выводы из неё.
Если тогда в России не было бы колоссального внутреннего перенапряжения – не смогли бы вызвать революцию ни доллары американских банкиров-масонов, ни марки немецкого Генштаба. Ни пломбированный вагон с Лениным из Второго рейха, ни пароход с Троцким из США. Российская империя, свалившись в кровавый хаос Гражданской войны всех против всех, должна была повторить судьбу Австро-Венгрии и Османской империи – развалиться на массу мелких «суверенных государств».
Русская элита – генералы, промышленники и политики, сбросив царя в феврале 1917-го (без всякого участия большевиков-коммунистов), породили хаос и распад. Вспомним, как в реальной истории все эти генералы врангели, деникины, юденичи, колчаки, атаманы семёновы, шкуро и батьки махно, даже воюя с одним врагом – красными, при этом ожесточённо грызлись между собой. Без советского проекта старая капиталистическая Россия просто разлетелась бы на куски во главе с всякими военными «патриотическими» диктатурами, «национальными суверенитетами», «независимыми государствами».
Распалась и исчезла бы.

Красные, победив, снова объединили страну. Они – как бы ни вопили антисоветчики о миллионах жертвах коммунистического террора – спасли Россию. Потому что распад страны в начале ХХ века унёс бы жертв в два раза больше. Основным населением – крестьянами – правили бы генералы на белых конях, попы с церквами (муллы с минаретами), дородные купцы и еврейские банкиры.

Была бы малоразвитая промышл